fantascop

Рита (1 часть)

в выпуске 2017/11/02
3 сентября 2017 - Игорь Колесников
article11674.jpg

— Привет!

Я оторвался от созерцания полки с фантастикой в магазине «Дом книги» и обернулся на голос. Да так и застыл...

— Ого! Как ты вырос-то! Возмужал! — продолжал голос. — Ну чего молчишь? Не узнал, что ли?

Конечно, я сразу узнал эти огромные голубые глаза. Но сама их обладательница очень сильно изменилась. Вместо густой копны совсем тёмных, почти чёрных волос на голове теперь торчал ярко-рыжий, до красноты, нелепый и асимметричный ёжик, похожий на подъеденный молью клоунский парик. В носу и губе появились серёжки-гвоздики, само лицо стало скуластее и бледнее того, сохранившегося в памяти образа, разве что веснушки, играющие в пятнашки на носу и щеках, остались прежними, да глаза всё так же брызгали озорными искорками. Или не так же?.. Что-то неуловимо изменилось во взгляде, исчезло нечто нежное и ранимое, уступив место обычному и усталому.

— Привет... — выдавил я наконец после нескольких бесконечно долгих ударов сердца. — Рита! Вот так сюрприз! Ты вернулась?

— Нет... — она пожала плечами и отвела взгляд, словно мой невинный вопрос её смутил.

— А, на каникулы приехала? — ступор убежал с первыми моими словами, и я спешно начал превращаться в того бесшабашного балагура, к которому привыкли все мои друзья.

— Да... на каникулы, — девушка энергично кивнула, — а ты как? Учишься?

— Да грызу помаленьку гранит инженерной науки. Догрызаю, можно сказать.

— Ага. На каком курсе?

— В смысле, на каком? На пятый перешёл...

— А... ну да! — она смущённо, как-то по-детски улыбнулась и на секунду стала прежней Риткой, той, с которой я учился в одном классе целых шесть лет.

Четыре года прошло с того памятного выпускного вечера, когда мы всю ночь до самой зари гуляли, взявшись за руки и забыв про всё на свете, даже про зяблую утреннюю прохладу, поднимающуюся туманом от реки. Тогда я так и не решился сказать главное. Надо же! Болтал обо всём на свете без умолку, но слова, которые хотели сорваться с губ, словно застряли в горле. А через день она уехала в Питер поступать в театральную академию, и мы больше не встречались.

Неудивительно, что в тот момент, когда я вновь увидел перед собой эти бесконечно синие глаза, в моей душе мгновенно всколыхнулось полузабытое чувство, заставившее сердце учащённо биться, а язык ненадолго онеметь.

— Ты почему пропала-то? — я решил скрыть свою неловкость с помощью шутливого нападения. — Ни в одноклассниках тебя нет, ни подруги ничего не знают, только и слышал, что ты поступила, и всё!

— Да... знаешь... сначала некогда как-то было... Сам понимаешь, ритм жизни там совсем другой.

— А потом?

— А потом тоже. Да и просто решила не вспоминать больше прошлое. Стать другой, что ли...

— Да, ты сильно изменилась! Если бы не глаза, ни в жизнь не узнал бы! — мои слова были совершенно искренни, и Рита улыбнулась в ответ.

Как-то само собой за разговором мы оказались на улице и неторопливо пошли вдоль ряда увешанных бородами пуха тополей. Я почувствовал на локте руку девушки и мгновенно забыл о новом томике Клиффорда Саймака, который только что присмотрел в магазине.

Рита была в коротеньких белых шортиках, и её стройные ноги вызывали долгие взгляды идущих навстречу представителей сильной половины человечества. Хорошо в такую жару ходить в шортах! И ей, и другим, и мне, потому что прогуливаясь под ручку с такой красивой девушкой, я испытывал чувство понятной гордости. Странно было, что, несмотря на жару, моя спутница носила блузку с длинным рукавом.

Мы беззаботно болтали, словно расстались только вчера, и не было этих четырёх лет разлуки. Точнее, говорил, в основном я, а моя собеседница лишь заливисто смеялась над моими примитивными шутками и односложно отвечала на вопросы. Зато я успел рассказать всё! И про учёбу в «Политехе», и про работу курьером, и про соревнования по лёгкой атлетике, даже на свою неудачную личную жизнь умудрился посетовать.

Но вдруг, когда мы уже сидели в кафе «Мороженое» и лакомились спасительным пломбиром, поведение Риты странным образом изменилось. Она стала рассеянной, слушала меня вполуха, помрачнела и словно думала о чём-то своём. Глаза её из голубых стали тёмно-синими.

— Андрей! — прервала она меня вдруг на полуслове. — А забери меня отсюда... Увези куда-нибудь подальше, где нет людей и можно забыть на время о человечестве.

Я молчал, не спеша высказывать своё предложение. Предложение родилось сразу, но я не был уверен ещё, говорит ли девушка серьёзно. В глубине этих удивительных васильковых глаз я уловил какую-то скрытую боль. Через томительные четырнадцать ударов сердца мои губы открылись:

— Хорошо... У тебя есть спортивная одежда и крепкая обувь?

 

Рано утром я был у Риты дома. Пришёл, как и договорились, но совсем не был уверен в твёрдости Ритиного слова. И был приятно удивлён царящей в доме предпоездочной суетой.

На диване кучами были навалены вещи, от каких-то девчачьих платьев, до вязаных «бабушкиных» свитеров. С моей помощью мы выбрали несколько подходящих вариантов и уложили их в рюкзак, который я принёс с собой.

Мама Риты была дома. Она ужасно располнела за эти четыре года и стала похожей на борца сумо. Особенно меня поразили ноги с такими объёмистыми икрами, что совершенно не представляю, как на них можно натянуть зимние сапоги. Я предполагал, что её придётся уговаривать или, по крайней мере, объяснять цель нашей поездки, но она странным образом оказалась равнодушной к сборам своей дочери и даже не спросила куда и надолго ли мы собираемся.

Через час мы были готовы. Мой рюкзак — верный «станок» уже лежал в багажнике старенькой тойоты. В девять он обрёл попутчика, и машина довольно-таки резво для своего возраста побежала по хорошо знакомой мне дороге.

Почему-то разговор не клеился. Рита мрачно смотрела в окно, и её не радовали даже живописные виды. Я гнетился грядущей неизвестностью: куда мы едем, я представлял вполне ясно, но как будут развиваться наши отношения, было совершенно туманно.

Мы проехали через три города, и дорога углубилась в настоящую глухую тайгу, серпантинной лентой петляя на подъёмах мимо кряжистых разлапистых кедров и высоченных тёмнохвойных елей. В открытые окна проник пьянящий запах рододендрона, в изобилии заполонившего таёжный подлесок. Я жадно втягивал ноздрями воздух — для меня этот запах ассоциировался со свободой и приключениями.

Через час деревья вдруг расступились и перед нашими глазами открылся во всём своём великолепии старик-Байкал. Тут уж просто нельзя было не остановиться на смотровой площадке, чтобы насладиться великолепным видом. Мы вышли из машины и, взявшись за руки, встали над крутым обрывом, не замечая прохладного ветра, пахнувшего рыбой и водорослями. Я чувствовал своей рукой, своим плечом рядом такой же точно благоговейный восторг, как и в себе, и был уверен, даже не заглядывая Рите в глаза, что сейчас они стали цвета Байкала и в них снова замелькали искорки неподдельного интереса.

Но дорога наша лежала в другую строну. На развилке я решительно свернул направо и погнал свою тойоту прочь от жемчужины Восточной Сибири. Очень скоро невысокие лесистые сопки расступились в стороны и перед нами раскрылась широкая сказочная долина, обрамлённая с правой стороны зубчатой линией скалистых гор. Солнце сияло во всю свою ослепительную мощь, на широких лугах паслись громадные тучные стада коров и овец, блестела среди изумрудных трав извилистая лента уже вполне полноводного в этих местах Иркута.

Эта пасторальная картина волшебным образом изменила наше настроение. Завязался разговор. Я рассказал бурятскую легенду о несчастном Иркуте, который стремился к Байкалу, чтобы жениться на его дочери красавице-Ангаре, но когда та сбежала к своему суженному Енисею, в отчаянии бросился прямо через горы вдогонку.

Незаметно прошёл час, и дорога повернула в сторону гор. Скоро мы уже въезжали в курортный посёлок Аршан, что вольготно раскинулся у самого подножия хребта Восточный Саян, островерхие неприступные пики которого покрыты почти никогда не тающими снежными шапками. Летом здесь огромное количество туристов и отдыхающих. Как в любом курортном местечке, чуть ли не каждый дом был готов принять на постой гостей. Но нам нужно было только оставить машину, и практически сразу мы нашли свободное место в одном из просторных огороженных дворов.

Оказывается, Рита ещё ни разу здесь не бывала. Мы немного погуляли по аллеям, обрамлённым великолепными елями, посидели в прохладе на берегу стремительной горной речки, попили кислой минеральной водички из скважины и отведали сочных бурятских поз в одном из многочисленных кафе-юрт.

 

А теперь в путь! Рюкзак привычно оттягивает плечи, ноги бодро шагают по широкой утоптанной тропинке, а глаза успевают не только высматривать лучшую дорогу, но и обозревать живописные окрестности. А вокруг было на что посмотреть!

Почти сразу тропа нырнула в узкое извилистое ущелье, где было сыро и шумно от непоседливой речки Кынгырги, упрямо пробивающей себе дорогу сквозь гранитные скалы. Часто встречались небольшие, но живописные водопады, издалека оповещающие о своём существовании радугой в облаке мелких брызг. Тропа скакала по камням, иногда вплотную прижимаясь к воде, а иногда обходя прижимы далеко поверху или перепрыгивая на другую сторону по шаткому мостику из поваленного дерева. Навстречу нередко попадались праздношатающиеся отдыхающие, которые отличались от подобных нам туристов городской одеждой, отсутствием поклажи и внятной мысли в глазах. Их редко хватает более чем на два километра прогулки, а жизнь подчинена примитивному ритму — успеть вернуться в пансионат до ужина.

Не скажу, что идти с тяжеленным рюкзаком за спиной было легко, особенно с непривычки. Уже через полчаса ноги ныли, спина просила пощады, а пот щипал глаза. Всего чуть более пяти километров протяжённость этого каньона, но редко когда успеешь пройти его быстрее трёх часов. Мы останавливались на каждой переправе, я переносил оба рюкзака, а потом медленно переводил за руку Риту. Она сначала не жаловалась, только всё больше мрачнела и начинала злиться. И лишь через час впервые спросила:

— Долго ещё?

— Нет, не долго. Минут двадцать. — я и сам порядком запыхался, и великолепие окружающего ландшафта уже не вызывало особого энтузиазма.

— А сейчас сколько? — спросила Рита на очередном привале спустя полчаса.

— Немного... Минут десять... — я всматривался вдаль, пытаясь угадать, сколько ещё извилистых поворотов каньона окажется за ближайшей скалой.

Дорога была мне знакома. Я ходил здесь несколько лет назад в составе туристической группы и помнил основные точки пути, как будто это было только лишь вчера. Поэтому я лукавил, надеясь смягчить гнев моей спутницы.

— Ну? — на следующей остановке Рита грозно глянула на меня из-под насупленных бровей.

— Уже скоро... — я беспомощно оглядывал высокие отвесные стены, тисками охватывающие русло реки. Где-то там, наверху, росли кедры, голубело над ними небо, а здесь не было даже площадки, чтобы поставить палатку, одни скользкие валуны да каменистые осыпи.

Прошло ещё полчаса.

— Да ты что, гадёныш, издеваешься?! — Марго с остервенением швырнула рюкзак оземь. — Смерти моей желаешь?

— Успокойся, Рита! — я ещё ни разу не видел её в таком состоянии — глаза сверкают, лицо покрылось какими-то пятнами. — Ещё немного...

— Немного?! Опять врёшь?! Нет уж, с меня хватит! Я иду обратно!

— Ну подожди... — залепетал я, — куда ты пойдёшь? Ну немного осталось, правда... Смотри, уже скоро стемнеет, мы не успеем до темноты вернуться. Сейчас ещё немного пройдём, и будет полянка. Переночуем и утром обратно...

— Ну смотри! — она с сомнением покачала головой, но, похоже, доводы мои показались ей убедительными. Напоследок одарив меня зловещим взглядом, Рита кивнула на свой рюкзак, и я с готовностью накинул лямки ей на плечи.

К счастью, идти на самом деле оставалось недалеко. Скоро неприступные стены расступились и мы с облегчением скинули проклятую поклажу на мягкую траву небольшой ровной площадки в нескольких метрах от тропы.

Я немедля занялся костром и палаткой, а Рита куда-то отлучилась и появилась только, когда над огнём уже вовсю булькало содержимое котелка. Ужинали мы в сумерках, а потом попивали ароматный чай с веточкой чёрной смородины, которую я сорвал по дороге, и наблюдали, как на темнеющем небе зажигаются одна за другой неимоверно яркие звёзды.

Настроение Марго явно улучшилось.

— Андрюша, прости, что накричала на тебя... — сказала она, прижимаясь ко мне покрепче.

— Ладно, ничего... — я готов был что угодно простить ей за это «Андрюша». До этого меня так называла только мама...

Дневная жара махом улетучивалась в космос. Уже почти в темноте мы пошли ополоснуться на речку. Рита сняла рубашку с длинным рукавом, которую носила расстёгнутой, завязав узлом на поясе, и осталась в черном купальнике. Когда фонарик блеснул в её сторону, она стыдливо прикрылась руками. Я заметил, что запястья её были обвязаны множеством разноцветных фенечек из бисера и ниток, а на локтевых сгибах надето что-то вроде обрезков колготок или эластичного бинта. «Наверное, что-то с суставами», — подумал я.

Вдоволь повизжав от захватывающих дыхание ледяных струй, мы бегом поднялись в лагерь и, не сговариваясь, дружно нырнули в палатку. Вот представьте: нам по двадцать с небольшим, мы лежим, тесно прижавшись друг к другу, чтобы согреться, в тесной палатке, а вокруг великолепная звёздная ночь и ни одной живой души в радиусе нескольких километров. Представили? Теперь понимаете, что дальнейшее было неизбежно, как Первая Мировая Война. И всё произошло совершенно естественно, словно и не в первый раз между нами. Наверное, каждый из нас был к этому готов, хотя... не знаю. Я не был готов. Надеялся, мечтал, но до последнего момента не верил. А потом узнал, что мечты сбываются.

 

Похожие статьи:

РассказыПриключения на турбазе "Олений рог" - 2

РассказыЮжный полюс (Амунсену)

РассказыЭксперимент

РассказыКому путеводитель? (Продолжение)

РассказыЛюди корабля. Часть 1

Рейтинг: +6 Голосов: 6 573 просмотра
Нравится
Комментарии (14)
Martian # 4 сентября 2017 в 15:36 +2
Прекрасное описание природы. +. А насчет Риты я догадался кто она. Была у самого похожая девушка. Думала, что сбежав от цивилизации, избавиться от зависимости.
Игорь Колесников # 4 сентября 2017 в 15:41 +1
Спасибо!
Но не совсем угадал. Там не очень-то их желания учитывались впоследствии.
Сегодня продолжение.
Martian # 4 сентября 2017 в 15:46 +1
О о. Почитаем )))
Анна Гале # 5 сентября 2017 в 07:03 +1
+
Жан Кристобаль Рене # 6 сентября 2017 в 11:05 +2
Друже, чтойт с утреца попробовал почитать первую главу. Не обещаю, что дальше пойду читать, но здеся отпишусь) smile

*Я оторвался от созерцания полки с фантастикой в магазине «Дом книги» и обернулся на голос. Да так и застыл...

— Ого! Как ты вырос-то! Возмужал! — продолжал голос.*
Друже, тут даже дело не в повторе, а в том, что современные "умники" называют "сбивом фокала". Читатель поневоле себя ассоциирует с героем. После того как он НА голос обернулся, человек перестал быть для него голосом. Лично я споткнулся) joke

*Что-то неуловимо изменилось во взгляде, исчезло нечто нежное и ранимое, уступив место обычному и усталому.*

Тут тоже притормозил... Вроде серьги в носу огненный цвет волос обычному и усталому, пусть даже во взгляде, не соответствует... scratch Так и представил усталую домохозяйку с огромными продуктовыми сумками (обычное), да ещё с серьгами во всех мыслимых и немыслимых местах и с огненным ирокезом. Жуткое зрелище! shock И, кстати, как усталый и обычный взгляд может "да глаза всё так же брызгали озорными искорками.". Нисаатветствие) laugh

*Ни в одноклассниках тебя нет, ни подруги ничего не знают, только и слышал, что ты поступила, и всё!*

Не уверен. но может одноклассники в кавычках должны быть и с большой буквы, не?... smile

*о новом томике Клиффорда Саймака, который только что присмотрел в магазине.*
Главный герой дедуля нашего возраста? *ставит галочку в блокноте* laugh И вот в свете этого вот это немного выбило из колеи:

*Рита была в коротеньких белых шортиках, и её стройные ноги вызывали долгие взгляды идущих навстречу представителей сильной половины человечества. Хорошо в такую жару ходить в шортах!*
Бабка под пятьдесят (а более ранний возраст наверняка Саймака не читает, а она заявлена его одноклассницей) в сексуальных шортах конечно вызовет удивлённые взгляды.Но несколько другого плана - с пальцем у виска))) Единственное - может речь не о нынешнем времени)) laugh

*моя спутница носила блузку с длинным рукавом.* Она к тому же однорукая?? shock (извини, просто прикололся zst Но вообще принято писать рукаваМИ)

*В глубине этих удивительных васильковых глаз* синие, голубые, васильковые... Это близко, но далеко не одно и то же) smile

*В девять он обрёл попутчика, * имхо-имхо - тут бы пояснение в виде "розового с финтифлюшками рюкзака Риты", а то я, невоспитанный такой, грешным делом подумал, что барышня в багажнике поехала)) zst

*направо и погнал свою тойоту прочь от * Мож в кавычки тойоту? scratch

*Но нам нужно было только оставить машину, и практически сразу мы нашли свободное место в одном из просторных огороженных дворов.*

Я бы написал: Но стоило нам оставить машину... и т.д. (Имхо!)

*Не скажу, что идти с тяжеленным рюкзаком за спиной было легко, особенно с непривычки. Уже через полчаса ноги ныли, спина просила пощады, а пот щипал глаза.*

Ха! Класс)) Знакомо)) Пять дней в горах провёл. Ноги до сих пор болят)) Вообще описания классные, молодчага!

*нам по двадцать с небольшим, мы лежим, тесно прижавшись друг к другу, чтобы согреться, в тесной палатке, а вокруг великолепная звёздная ночь и ни одной живой души в радиусе нескольких километров. *

Хаа!! Горбачёвское время значить)) Вопросы по возрасту сняты)) laugh

Плюс, канеш) v
Игорь Колесников # 6 сентября 2017 в 18:16 +2
О! Класс!
Спасибо, Кристо!
Время не обязательно Горбачёвское. Тогдаже "Одноклассников" не было. Собственно, нет в тексте явной привязки ко времени. Скорее, начало двухтысячных, когда некоторые современные штуки уже появились. Та же тойота. Кстати, как-то мне попалась статья о правильном написании названий, в том числе и марок автомобилей. Так вот, почему-то отложилось в памяти, что тойота пишется вот так. Может, ошибаюсь. Но про "Одноклассники" ты прав!
Не думал, что Саймак для старичков. Мои дети взахлёб сейчас читают. Тем не менее, ты снова прав! Я неосознанно перенёс в рассказ свои пристрастия.
Блузка с длинным рукавом - её официальное название. Если напишешь "с рукавами" - сделаешь ошибку.
Вот про голос мне уже делали точно такое же замечание. Когда герой повернулся, то говоривший перестал быть для него голосом. Но я тупой. Не пойму, хоть тресни. Почему перестал? Да, теперь он увидел человека, но голос-то остался, никуда не делся. То есть, я смутно чувствую, что как-то не так, но не понимаю, почему так нельзя.
Про взгляд тоже не понял. Серьги и причёска - это одно, но гораздо больше говорят глаза. Да, они всё ещё брызгают, но при внимательном рассмотрении оказывается, что уже не так. Короче, не путай, я сам запутался! Потом ещё подумаю.
Спасибо, что показал, как бы написал рассказ ты! Но я не совсем ты, да?
Спасиб за плюс!
Рад видеть!
Жан Кристобаль Рене # 6 сентября 2017 в 18:28 +2
На здоровье, дружище) smile
Да канешн имхошки половина, а тож)) Я сейчас реально, чтоб по буквам, вычитываю тексты только двух моих соавтресс. И они из моих советов берут процентов тридцать на вооружение)) Так что всё верно. v
Насчёт голоса тут ведь смотри какая петрушка. Голос раздался, обернулся (предусматривает, что посмотрел), а голос продолжил. Спотык, словно он собеседника не увидел. Если в первом моменте он его с голосом ассоциировал, то во втором уже с какой-то визуализацией) Ну, это реально имхо.

Насчёт отображения во взгляде, чисто личное мнение что можно противопоставить несколько экстремальную внешность и искры с тем что он заметил некую усталость в глазах. Типа несмотря на... Но это твой рассказ, так чта хозяин-барин, ага))
Саймак слишком добрый и длиннописный для наших современников. Я в основном с молодыми писателями общаюсь, так что заверяю, что мало кто его читает из поколения, которое в начале девяностых родилось. Но если события в двухтысячных происходили, тогда ещё норм, ага))

Рад, ежели чем помог)
Лавр Тревита # 6 сентября 2017 в 23:10 +2
Плюс
Тау # 16 сентября 2017 в 11:00 +3
Мне все нравится, единственное - не пойму, зачем делить историю на такие маленькие кусочки. + поставила. Надеюсь, дальше случится что-то интересное.
Анна Гале # 16 сентября 2017 в 11:10 +3
Тау, здесь принято делить истории на кусочки - для удобства читателей. По себе сужу - когда на сайт среди дня забегаю, вижу интересную новинку - смотрю на количество знаков: успею ли спокойно прочесть или лучше отложить на неопределенное "потом". Подозреваю, что я такая не одна.
А уж придерживаться негласного правила дробления большого текста на кусочки или нет - каждый автор решает сам smile
Игорь Колесников # 16 сентября 2017 в 11:52 +2
Спасибо!
Я бы сам никогда не взялся читать подобную повесть целиком. А по кусочкам - с удовольствием. Если нравится - можно продолжить.
Надеюсь, остальные части не разочаруют.
Тау # 16 сентября 2017 в 12:12 +3
но я-то целиком уже прочитала, раздражаясь, что надо искать следующий кусок laugh
Ворона # 16 сентября 2017 в 14:09 +2
так это когда авторской странички нет, умучишься шарить в Пробе пера, чтобы сыскать что-нить у конкретного автора, а здесь-то с этим красотишша и сплошное удобствие, всё по порядку в ровный столбик налицо love
Тау # 16 сентября 2017 в 15:05 +1
Согласна, Ворона, здесь намного удобнее познакомиться с творчеством авторов. Но вот как будут проводить конкурс, я пока плохо представляю. Думаю, на ПКЧ это по-любому удобнее с технической ТЗ.
Ну да. автора заманиваю, грешна laugh Ну... понравился. zst
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев