fantascop

Рубеж Вереи. Глава 13

на личной

21 января 2015 - Вячеслав Lexx Тимонин

Глава 13.

(Система МА-1022. Тяжёлый крейсер ФРА «Фарго». Прыжок к Вереи)

— Прошли гипер-границу. Приближаемся к точке разрыва. – Штурман постарался скрыть, что нервничает, но капельки пота предательски блестели на высоком бледном лбу. Край серого берета стал темным от влаги.

— Изменяйте конфигурацию парусов. Уходим в гипер. – Капитан же наоборот, был спокоен, как переборка его корабля.

— Есть, сэр! Начинаю отсчет. Десять секунд… девять…

— Связь, передайте курьеру: — «До встречи через пять недель». – Капитан секунду помолчал: – «Пускай милашка не расстраивается… это не я…».

— Есть, сэр!

— Три… два… один… Внимание! Разрыв!

Рихтер закрыл глаза.

На долю секунды в шумной ярко освещенной рубке замер и звук… и свет… и время…

Капитан Энтони Рихтер, старый космический волк, — так называла его дочь за колючую черную с проседью бороду, всегда закрывал глаза в момент прыжка. Вот и сейчас, он стоял, закрыв глаза, безмятежно улыбаясь…

Когда-то давно, за кружечкой пива, его старый друг Бейнц, капитан «Линчи» второго крейсера их маленькой флотилии, спросил:

— Рихтер, черт возьми, как тебе не страшно прыгать в гипер с закрытыми глазами? Эта бесконечная темнота… Б-р-р!

— Мне страшно прыгать с открытыми! Я не хочу видеть одну и туже картинку бесконечно долго. И не хочу чувствовать себя беспомощным. И вообще, мне нравится вот такая идея: я моргнул и раз… открываю глаза уже в другом мире.

— Да ладно? — Бейнц скривился. – Ну ты придумал! Куда ж этот от нас денется…

— Да, ты прав… Но в момент прыжка мне кажется, что старый мир изменится и новый будет другим — лучшим.

Рихтер отпил глоток из кружки и закурил. А Бейнц не унимался.

— Хрень! Детские сказки. Тебе сколько лет? А всё как маленький ребёнок.

— Возможно… Короче, чего пристал? Хочешь лучше расскажу, как я выхожу из гипера?

— Фу-у! Нет!

— А как обычно вся рубка блюёт рассказать?

— Да перестань!..

Бейнц притворялся, что ему не хорошо от таких разговоров. А Рихтер подливал масла в огонь, изображал как вся его команда извергает ужин. Они шутили, смеялись до упада, а потом шли не твердым шагом по домам…

Частицы света снова заструились, пытаясь проникнуть сквозь зажмуренные веки. Звук, застывший у самого уха, ринулся к барабанной перепонке. Защелкал клавишами. Стал пищать. Разговаривать разными голосами. В левом виске заныл сосуд — не мигрень, не боль от перегрузок, просто специфика организма — так сказали доктора, когда Рихтер решился им показаться. Врачи Флота ничего не нашли, за бесплатно. А частники — содрали кучу денег, и тоже ничего не нашли.

— Первый слой гиперпространства. Все системы корабля в норме. Импеллеры переведены в обычный режим. Реперные точки — захвачены. Можем начинать разгон. – Штурман сидел с довольной рожей, в ближайшие полчаса он мог ничего не бояться.

Трус жуткий! Рихтера бесил этот Дэйрек! Ну как не закрывать глаза, когда этот тип сидит скрюченный, сморщенный, прямо перед тобой, и ноет каждый раз перед прыжком? Рихтер никак не мог придумать способ избавится от штурмана. К сожалению, кроме трусости в Дэйреке не было никаких недостатков. А с таким рапортом начальство Рихтера пошлёт куда подальше.

— Подтверждаю четыре реперные точки. Разгон разрешаю…

Обычно черный, резкий и прозрачный космос после перехода в гипер стал… пыльным. Серым, тусклым… Тоскливым. С каждым новым слоем гипер будет становиться противнее. Пока не превратится в сплошную муть.

Нырнув на слой ниже становится сложнее ориентироваться. Компьютер ищет навигационные маяки – яркие звезды, характерно расположенные в этой части космоса. Используя их как ориентир штурман корректирует курс. Корабль разгоняется и ныряет ещё ниже. Обычно, корабли спускаются до пятого слоя. Иногда, в зависимости от района или если аппаратура и сенсоры позволяют – до шестого. Ниже нырять – себе дороже. Ошибка может стоит лишних недель путешествия.

— Штурман, Вы старший. Я подойду попозже.

— Да, сэр!

Рихтер выполз из кресла и направился к выходу.

— Пойдем, Бун?

Старпом кивнул капитану и пошел за ним.

Проходя мимо полковника Заслава, бледного как смерть, сидящего в обнимку с гигиеническим пакетом, Рихтер поморщился. Часть содержимого желудка Заслава в пакет не попала… Отвратительные брызги были на полу, кителе и впалых щеках. Кислый запах повис в воздухе. Стеклянным взглядом полковник смотрел на капитана.

— Полковник, как Вы себя чувствуете?

— Ужасно… Я рекомендовал бы Вам… капитан, сменить водителя!

Полковник икнул и вымученно закрыл глаза. Рихтер проигнорировал его слова. Он с удовольствием бы вообще проигнорировал существование Заслава, но не мог. В этой миссии он главный. Да и без этого, тощий глист нашёл бы десяток статей политического характера, что бы глазом не моргнув отправить Рихтера в колонию. Добывать палладий или что-нибудь ужасно радиоактивное.

— Полковник, Вы хотели обсудить план дальнейших действий? У меня есть минут сорок до следующего прыжка.

Полковника замутило от слова «прыжок» – он начал корчиться, но сдержался. Похоже Заслав один из тех немногих несчастных, кому плохо не только на выходе из гипера, но и на входе. Правда, Рихтер не знал ни одного.

— Да… я подойду… минут через… десять.

— Хорошо, полковник, мы со старпомом подождем в зале. – Капитан козырнул и вышел из рубки.

Старпом постарался вообще не смотреть на полковника — поспешил за капитаном. Они направились по узкому коридору в сторону зала совещаний.

— Что думаешь, Бун?

— Что я думаю? Ничего не хочу думать! Это не нормально! Ко мне во сне приходят призраки этих невинных людей… Понимаешь, Рихтер? Мы, черт возьми, подписались на военную операцию, а не палачами...

— Спокойно, спокойно. Не вздумай вспылить при Заславе!

— Он ублюдок!..

— Да! Но если ты не сдержишься, он тебя арестует и засадит в такую задницу, что век искать! И я не смогу ему помешать…

Боевая группа Рихтера – два крейсера класса «Боец», уже несколько месяцев изображая пиратов, охотилась на грузовики и всякую мелочь, вроде прогулочных яхт. Разлетевшись в разные концы сектора «охотники» терпеливо ждали добычу.

Как только находился зазевавший пройдоха — его брали в оборот. Издалека, благодаря мощным военным сенсорам, пират вёл жертву до гипер-границы. Что бы никто не помешал смыться. А потом – нападал, молниеносно, лишив движения мощными лазерами. К беспомощной жертве подходил жуткий корабль, абсолютно черный, с потушенными ходовыми огнями. Он открывал шлюзы и высаживал десант…

Выпотрошив беднягу, черный корабль скрывался в неизвестном направлении. Поврежденный корпус, полный изуродованных трупов, продолжал лететь в пустоте, рассылая во все стороны сигнал бедствия.

На самом деле, пиратский корабль, пробыв в гиперпространстве несколько часов, возвращался на базу — куску скалы во внешнем астероидном поясе. К точке, которую Рихтер так и назвал «База». Неделю он отсиживался не высовывая носа, а потом возвращался на охоту.

Периодически «Фарго», корабль Рихтера, летал в пограничную систему МА-1022, чуть западнее Вереи. Для отчета о проделанной работе и новыми инструкциями. Вот как сейчас — передали курьеру информацию, загрузили данные и обратно.

За время пребывания в системе Верея группа захватила шесть кораблей: четыре грузовика и две яхты. Было бы семь, но один — небольшой чартер, «Линчи» Бейнца случайно уничтожил. Испугавшись, капитан чартера неожиданно и молча отключил паруса, в знак того, что сдаётся. Но очередной лазерный залп крейсера вспорол беззащитный корпус грузовика как картонку, задев реактор. Повреждённый реактор взорвался. Защитные системы не успели отстрелить секцию, и плазма с температурой звезды сначала выжгла всё внутри корпуса, а затем разметала то, что осталось на сотни километров вокруг.

Приказ Командования Флота ФРА, относительно экспедиции, звучал несколько расплывчато: обеспечить политическую дестабилизацию сектора. Зато приказ Контрразведывательного Управления — предельно ясно: выполнять все инструкции главного консультанта, полковника Заслава.

Полковник Заслав, болезненного вида, худющий индивид с жирными волосами и водянистыми глазами, в понимании Рихтера был больным на всю голову. Дикое количество фобий и безграничная власть на корабле, делали полковника невыносимым. Треть корабля уже посетила карцер по его прихоти, а ещё треть ждала, когда освободится место. Иногда Заслав выходил на охоту на ведьм – искал политически не благонадежные элементы. Рихтеру чудом удалось не допустить расстрела нескольких «не благонадежных» членов экипажа.

В том, что Заслав садист, Рихтер был уверен на все сто. Он понял это после первого абордажа.

Вполне достаточно напугать команду и пассажиров корабля-жертвы, забрать всё ценное и уйти. Когда корабль найдут спасатели, экипаж раструбит на весь мир о нападении пиратов. СМИ будут мусолить каждое слово, каждый кадр видео, лишь бы поднять рейтинги. Со временем история обрастет байками и историями этого сектора. То, что нужно для дестабилизации!

Но Заслав решил иначе! Он разрешил абордажным командам делать всё, что угодно. И приказал снимать захват на видео. Рихтер слышал, как полковник проводил инструктаж командиров групп захвата.

Когда группа захвата вернулась после самого первого абордажа, Рихтер увидел заляпанную кровью броню. Обладатели скафандров были невредимы. Кровь была чужая. Возможно, случайная перестрелка, — подумал он тогда. Наверное, защитники корабля ополоумели от страха и бросились в отчаянную атаку. Сумасшедшие — сверхзвуковые дротики из пульсеров очень опасны, они рвут незащищенное человеческое тело в клочья.

Но после первых кадров, которые демонстрировал командир группы захвата на отчетном совещании, Рихтера едва не вывернуло…

На картинке, записанной камерой боевого скафандра, с грохотом, вся в ядовито-жёлтом дыму, упала массивная дверь входного шлюза. В образовавшийся проход устремились серые фигуры. Оператор камеры тоже пригнулся и нырнул в проход, в дым.

Кто-то по дурацки загоготал. Другой голос, хриплый, спросил: «Ну что, повеселимся чуток?».

Впереди, метрах в семи по коридору, стояли люди — кто-то из экипажа грузовика. Из-за ещё не рассеявшегося дыма было плохо видно сколько. Но не меньше трёх. Они что-то кричали.

Бронированная фигура десантника, справа от оператора подняла пульсер. Стоящие были безоружны. Более того, они подняли руки вверх и продолжали кричать. Но пульсер противно завизжал, выпустив тучу дротиков. У ближайшего пленного грудь буквально взорвалась красным туманом. Неведомая сила оторвала его от земли, и бросила на стоящих рядом. Как кегли, сбитые чудовищным шаром, люди разлетелись в стороны.

Пульсер продолжал визжать, извергая смерть. Тела дергались, пронзаемые насквозь маленькими сверхзвуковыми снарядами. Злые металлические осы вырывали куски мяса и летели дальше творя кровавый пир…

То, что происходило, не укладывалось в голове Рихтера. Эти люди не угрожали! Как такое могло произойти? Почему десантники начали стрелять? Почему группа захвата похожа на имперских десантников?

Оператор ловко перескочил через месиво, оставшееся от людей и побежал дальше, внутрь корабля…

Где-то спереди снова завизжал пульсер, чей-то низкий гортанный крик оборвался, словно его выключили…

Оглушительно залаяла плазменная винтовка, прожигая насквозь дверь и кричащих за ней людей…

Аварийная сигнализация сверкала как стробоскоп, давя вспышками на мозг… Обожжённая рука, торчащая из груды мусора… Окровавленный берет, на полу… Оператор профессионально выхватывал интимные моменты чужой смерти!

Это была бойня! Рихтер похолодел от ужаса. Он не хотел верить тому, что происходило на экране. Но смотрел с широко открытыми глазами не в силах оторваться.

Полковник Заслав смотрел на экран, сложив руки на груди. Что это — жест не доверия? Он тоже шокирован?

Рихтер не выдержал, крикнул.

— Полковник! Это ужасно!

Заслав пожевал нижнюю губу, недовольно поморщился.

— Да, капитан, Вы правы… — повернулся к командиру группы. – Майор, это никуда не годится!

Рихтер хотел было заорать, броситься на командира группы, схватить его, дать кулаком в лицо за то, что допустил такое…

Но следующие слова полковника окатили Рихтера, как ведро холодной воды.

— Майор. Я не понимаю, где настоящая жестокость? Ваши бойцы боятся замарать перчатки скафандра?

— Господин полковник, это ещё не вся запись. Материала достаточно. Вы скоро в этом убедитесь, сэр!

— Ну – ну.

Рихтер застыл на месте. Он всё понял… Потом промямлив что-то о срочном вызове, выскочил из зала…

Закрывшись в туалете, долго плескал холодную воду на лицо.

Понимание происходящего не приходило.

Рихтер посмотрел в зеркало: Заслав маньяк и садист… а ты… его помощник!

Похожие статьи:

РассказыРубеж Вереи. Глава 4

РассказыРубеж Вереи. Глава 2

РассказыПоследняя мелодия ветра

РассказыРубеж Вереи. Глава 1.

РассказыРубеж Вереи. Глава 3

Рейтинг: 0 Голосов: 0 467 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий