fantascop

Рубеж Вереи. Глава 14

на личной

26 февраля 2015 - Вячеслав Lexx Тимонин

(Гипер-тоннель. Имперский крейсер «Скоморох». Система Белая. День 207)

— Ровно через минуту, госпожа капитан. – Воронцов мельком глянул на дисплей. – Да, пятьдесят пять секунд.

— Внимание экипаж! Всем доброго дня! Приготовится к выходу в нормальное пространство! – Ким потянулась к заветному пакету. – Формируйте парус в клин.

— Есть капитан. – Сарматов занялся приборами.

Меньше чем через минуту «Скоморох» выйдет из гипер-туннеля в системе Белая. Сегодня это обычная, рутинная процедура. Но пятьсот лет назад малейшая ошибка была чревата гибелью корабля.

Что бы перейти в гипер, корабль разгоняется до 0,5сс, скрещивает перед собой паруса и прорвав пространство, буквально проваливается на его изнанку, нижний слой. Энергии, возникающей в точке пересечения парусов, достаточно, чтобы создать на доли секунды небольшую чёрную дыру — щель, в которую проскакивает корабль. Скорректировав курс, корабль снова разгоняется, скрещивает поля и снова ныряет. И так далее, пока не опустится на подходящий слой, где движется уже до конечной точки путешествия.

Довольно-таки муторная процедура. Требующая больших затрат энергии и точных приборов. Не то что гипер-тоннель.

Что бы попасть в гипер-тоннель разгонятся нет необходимости, как и включать импеллеры на полную мощность. Глубинный слой гиперпространства буквально выходит на поверхность образуя гипер-врата. Достаточно иметь не нулевую скорость и совсем слабые импеллеры чтобы провалиться. Нырнув, корабль, не ищет маяки – их не видно на такой глубине. Но это и не нужно. Корабль может двигаться в единственно правильном направлении, ориентируясь по напряжённости импеллеров. Летит на ощупь. Примерно, как человек, который держится рукой за стену в темном переулке. Кто-то из первых исследователей назвал гипер-туннели канализацией вселенной. Что-ж, возможно, это верное сравнение.

Диаметр гипер-тоннеля везде одинаков. Ну, плюс – минус. А по сути это труба. На входе, выходе и посередине он равен видимой части. То есть порядка тысячи километров. Казалось бы, что мешает входить в гипер-тоннель нескольким кораблям одновременно? Природа гиперпространственной аномалии, которая может сыграть злую шутку. Корабли элементарно рискуют столкнуться. Пройдя мембрану, условно отделяющую нормальное и сжатое пространства корабли материализуются в произвольных точках и могут даже совместиться. При этом, выход из гипер-туннеля не обременён такими сложностями и опасностями. Корабль визуально выходит там же где был в тоннеле.

Что бы избежать столкновения входящие и выходящие корабли придерживаются расписания. Служба контроля полётов его составляет на основании имеющихся запросов и переправляет другой стороне с очередным попутным кораблём.

Собственно, точно так же передается любая другая информация. Например, новости, сводки, почта. Информация шифруются и передаётся лазерным лучом на ближайший корабль. Получение и отправка происходит прозрачно. Без участия команды корабля.

Секретную или очень срочную информацию перевозят корабли-курьеры. Размером не больше прогулочной яхты они могут взять минимум груза на борт, но оборудованы самыми быстрыми двигателями и самой совершенной навигационной аппаратурой. Они дороги в использовании, поскольку буквально выжигают импеллеры, но в чрезвычайной ситуации – не заменимы...

— Даю отсчет! Десять, девять, восемь… – Сарматов вслух начал считать секунды до прыжка.

Таманских вцепился в гигиенический пакет как в спасательный круг. Ким заметила краем глаза — вся рубка смотрит на связиста с тихим ужасом.

— …один! Ноль!

Гравитационные поля, которые создают импеллеры, невидимы. Как не видима сила, притягивающая тела к планетам, а планеты к звездам. Поля создают паруса, в которых она мечется, как зверь в клетке, не в силах покинуть границы.

«Скоморох» свел паруса в одну точку перед собой…

Разъярённая гравитация вырвалась на волю! Если бы в вакууме можно было слышать, то и миллион гроз не смогли бы заглушить крик боли рвущегося бытия.

Будничный шум рубки, тихие разговоры офицеров, писк аппаратуры, шуршание кожи капитанского кресла — остались звучать в памяти. Но самого звука — не было.

Рубка, люди, огоньки на приборных панелях — остались на сетчатке глаз. Но света — не было.

Секунда стала вечностью. Времени — не было…

А в обычном космосе, среди лениво колышущихся на черной глади аномалии звезд, появилась новая – яркая, жгучая. Стремительно, словно забирая энергию подруг, она начала расти. Вспыхнула, затмевая их. Превратилась в сияющий шар. Вздулась и… безмолвно лопнула, разметав непокорно белые лохмотья, оставив маленькую чёрточку, бегущую прочь.

Застывшая рубка поехала в сторону, размазалась. Закружилась вокруг Ким цветной каруселью. Звук ворвался в голову ураганом шума.

Ким показалось, что она упала и лежит на животе. Её замутило. Она захотела подняться, оттолкнуться от… чего-нибудь. Но не найдя опоры — лишь вскинула руками. Забарахталась, стараясь всплыть...

Зрение вернулось — картинка стала чёткой. Шум в голове стал отдельными звуками.

— У нас получилось! — радостный голос Сарматова был первым звуком. — Произвожу поиск и захват маяков. На лидаре чисто.

Вторым звуком – был утробный рёв, который издавал Таманских. Его безудержно рвало.

Ким мысленно поздравила себя — всё обошлось как нельзя лучше, без эксцессов. Возможно, она даже заработала пару лишних очков в глазах команды.

— Маяки чёткие. Навигационный компьютер подтверждает — это Белая. – Воронцов тоже был бодрячком. – Пять световых минут за орбитой Айяка. Госпожа капитан, мы прибыли!

— Спасибо, старший лейтенант. – Ким включила громкую связь. – Внимание экипажу! Поздравляю с прибытием. Система Белая. Двигательному, разрешаю приступить к проверке импеллеров.

 «Скоморох» вышел из гипер-тоннеля на востоке, в пяти световых минутах за орбитой Айяка – девятой планеты системы Белая. Не планета – холодный кусок камня, всего 2 тыс. км. в диаметре. Покрытый аммиачным льдом как панцирем, Айяк неторопливо плыл в 5 млрд. километров от звезды. Свет Белой добирался до него 16,5 часов и обессиленный, долгим путешествием, он не мог ни согреть, ни даже толком осветить ледяные пустоши маленькой планеты.

Все космические тела, даже такие маленькие как Айяк, астероиды и кометы, влияют на гиперпространство. По действием гравитации массивных тел оно искажается на всех свои слоях. Сейчас Айяк далеко – строго на западе. Но лет через пятьдесят, когда он сделает оборот и приблизится к гипер-вратам, гравитационные возмущения затруднят судоходство в этом районе. А может быть и остановят на небольшое время.

Если малые небесные тела искривляют гиперпространство, то звезда буквально сплющивает все слои в один тонкий блин. Как мебельный гвоздик притягивает обивку дивана к раме, так звезда прибивает их к основе. Уйти в гиперпространство в пределах действия центрального светила нельзя. Слои настолько искажают реальность, что ни одно физическое тело не может там существовать. Постепенно удаляясь от центра слои разбухают, пока не становятся «нормальными». Это место называют гипер-границей.

Природа создав гиперпространственные тоннели позаботилась о безопасности и гармонии. Все известные гипер-врата находятся минимум в трёх световых минутах от внешних орбит. И чем больше система, тем дальше от центра расположены аномалии.

Каждый из гипер-врат – стратегически важный объект. Будучи самыми западными в Империи, врата в системе Белая были основным контрольно-пропускным пунктом торговых кораблей Республики Андер и Торговой федерации. Иногда даже приходили корабли с Иссака и Драхну.

Проход через гипер-врата стоит денег. Зачастую не малых. И жадным торгашам дешевле пробыть месяц или два в гипере, чем заплатить пошлину и прилететь в десять раз быстрее. Кроме того, контрабанду никто не отменял. Чем меньше гипер-врат пройдет корабль, тем меньше вероятность попасться на таможенном контроле.

Мерянская станция Службы контроля полетов Б-15-11 замерла в световой минуте от гипер-врат. Пограничная зона, которую она обслуживала, предполагала солидное количество автоматических регистраторов. Разбросанные вокруг, они мгновенно фиксировали любой корабль появившийся из гипер-врат. Зафиксировали и появление «Скомороха».  Уже через пару минут персонал станции знал, что это за корабль.

Каждый корабль, оснащенный импеллерными двигателями, имеет уникальную форму парусов. По форме, мощности и еще десятку параметров паруса можно точно определить, что это за корабль. Даже если его нет в базе данных, то хотя бы узнать тип: военный, транспорт или курьер, например. А если повезет, верфь где он построен.

— Это станция Службы контроля полетов Б-15-11, лейтенант Беляева. Неизвестный корабль, идентифицируйте себя! – молодой женский голос, в динамике внешней связи, словно не договаривал – «…и не вздумайте врать, я всё про вас знаю…».

— Малый крейсер ЕИВ «Скоморох», бортовой номер КМ-426. Говорит капитан каптеранг Александра Ким. Следуем курсом Владимир – Белая – Верея. Мы у вас долго не задержимся.

— Принято «Скоморох». Объясните причину задержки включения импеллеров.

— Неисправность. Не критическая. Главный техник проводит тестирование.

— Помощь нужна?

— Нет спасибо, справимся сами.

— Хорошо… Удачи «Скоморох»! До связи.

— До связи.

Ким потянулась в кресле. Встала.

— Господин старший помощник, я хочу проверить десант. Вы не составите мне компанию?

— Конечно госпожа капитан. – Лицо старпома отдавало синевой. Неудачно всплыл, как говорили звездолётчики.

— Воронцов! – Ким повернулась к навигатору.

— Я!

— Вы старший в рубке. Примите доклад техников, когда они закончат с импеллерами. Сообщите мне о результатах. Рассчитайте оптимальный курс до Вереи с лейтенантом Сарматовым. Вахта ваша.

— Есть, капитан! Вахту принял!

Сарматов услышав фамилию повернулся в кресле.

— Есть!

 — Пойдемте Николай Михайлович.

Старший помощник галантно, чуть ли не с поклоном пропустил Ким вперед, и они направились к выходу. Ким успела заметить прищур – старпом был чем-то не доволен.

Выйдя из рубки, когда люк с шипением закрылся, Ким не оборачиваясь спросила.

— Что-то не так, старпом!?

Возможно вопрос прозвучал немного резко. Старпом хотел было вытянуться по стойке смирно, но Ким продолжала идти к лифту и ему пришлось догонять.

— С чего Вы взяли госпожа капитан?

— Вы постоянно молчите. У Вас недовольный вид. Вы хорошо себя чувствуете?

— Со мной все в порядке, госпожа капитан. Спасибо за Ваше беспокойство! – Ответ получился тоже резким, старпом взял себя в руки. – Возможно, у меня такой темперамент. Я постараюсь вести себя так, чтобы угодить Вам! Дайте мне время!

Ким поднесла руку к сенсору, чтобы вызвать лифт, но от резко повернулась, как ужаленная.

— Времени как раз и нет! Николай Михайлович, у меня складывается такое ощущение, словно я Вам дорогу перебежала! Если Вы чем-то не довольны, пожалуйста, у Вас есть законное право подать рапорт по команде! А ещё…

— Я всем доволен! И Вами – тоже! Вы отличный капитан…

Старпом стоял, как железный истукан, и сверлил взглядом Ким. Будучи немногим выше Ким, он казался огромным.

— А, ещё, Николай Михайлович… — Ким не обратила внимание на то, что старпом грубо перебил её, — …ещё Вы можете просто со мной поговорить.

— Вы…

Тяжёлый взгляд старпома, привыкший подчинять, давил. Ким с трудом, но всё же выдержала его. Темные, почти чёрные глаза были похожи на два дула, готовые выстрелить. В них горела ненависть…

— Просто по-человечески, поговорить… — сказала Ким спокойно. Она чувствовала, ещё секунда и она не выдержит, отведет взгляд.

Неожиданно старпом обмяк. Он увидел в глазах капитана не злость, не ненависть… – понимание.

Ким выиграла дуэль.

— Простите капитан… — старший помощник прикрыл глаза.

— Никогда, запомните, никогда не забывайте о своем долге!

— Что?..

— Нравлюсь я Вам или нет – меня не волнует! – Ким перешла в наступление и жгла взглядом старпома. – Не волнует, пока это не влияет на Вашу способность выполнять долг! Долг имперского офицера, давшего клятву Императору. Долг старшего офицера, которому команда доверила свои жизни. Я для них деспот! Вы – как отец. Я отправляю их на смерть! Вы – благословляете. Без Вас команда – сироты… без семьи и крова. Неужели Вы не видите? Вы нужны им. И мне. Хватит жалеть себя!

Старпом задохнулся пытаясь что-то сказать, и не находил слов.

Ким повернулась к лифту и тронула сенсор. Мгновение спустя полукруглые створки дверей разошлись, приглашая войти в кабинку.

— Пойдемте, старпом! Если слухи про пиратов оправдаются, то мне нужна полноценная команда, а не эти ясли.

— Да госпожа капитан! – Старший помощник снова собрался и как ни в чем не бывало тенью следовал за Ким.

Заходя в кабинку лифта Ким торжествовала. Она хорошенько встряхнула старпома, его панцирь дал трещину.

И теперь, кажется, кое что прояснилось. 

Похожие статьи:

РассказыРубеж Вереи. Глава 2

РассказыРубеж Вереи. Глава 4

РассказыРубеж Вереи. Глава 1.

РассказыПоследняя мелодия ветра

РассказыРубеж Вереи. Глава 3

Рейтинг: 0 Голосов: 0 419 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий