fantascop

Рубеж Вереи. Глава 17

на личной

26 февраля 2015 - Вячеслав Lexx Тимонин

(Система Верея. Тяжёлый крейсер «Фарго». Битва с «Лирой»)

— Да, капитан, Вы именно так и поступите! Это замечательный шанс узнать на что способны имперские военные корабли. – Заслав закатил глаза и сверкая белками завис над Рихтером, бледный как приведение.

— Господин полковник, это замечательный шанс, что никто не узнает на что они способны! Потому что эти корабли могут попросту уничтожить нас. А мертвецы, как известно разговаривать не могут!

— Вы ошибаетесь!

— Могут?

— Да… Нет… Вы ошибаетесь, капитан, в оценке ситуации. Вам же чётко сказал Ваш пилот… э-э-э штурман… или кто он там? Неважно! Это эсминцы и легкий крейсер! А у Вас тяжёлый крейсер! Я не заканчивал специальных училищ… но даже я могу понять, что тяжёлый крейсер много больше этих кораблей вместе взятых!

— Академию… Я закончил Академию Флота. На отлично. – буркнул Рихтер.

— Да к чёрту! Какая разница? Атакуйте или я Вас отстраню от командования кораблем!

— Ладно, ладно, полковник. Давайте все успокоимся и подумаем.

— Хорошо. Я то спокоен. А Вы думайте!

— Итак, цель «альфа» – судя по всему, малый крейсер. Его мы атакуем первым. Исход боя зависит от многих факторов, но есть уверенность в нашей победе.  Цели «бета» и «гамма» — большие катера, или эсминцы. Один из них с большой вероятностью смоется и расскажет о том, что здесь произошло. Возможно оба катера улизнут, если «альфа» их предупредит заранее. Мы не сможем перехватить их обоих.

— Замечательно!

— Замечательно? Наша тайная миссия будет раскрыта, Вы этого хотите?

— Скажем так, рановато, но… это приемлемо.

— Приемлемо, простите?

— Да. Приемлемо. Главное, капитан, захватите побольше пленных! – Заслав нагнулся к самому лицу Рихтера. – Побольше!

Рихтера обдало волной неприятного запаха изо рта полковника. Как и предполагалось, Заслав обладал не только противными жирными волосами, но и зловонным дыханием. Надо было поспорить с Буном в своё время!

— В космическом бою обычно не бывает пленных, господин полковник. – Голос Буна звучал глухо. Он всё же не выдержал — пришёл на помощь капитану. Вызвал огонь полковника на себя.

— А Вы, старший помощник… – Заслав резко обернулся. – …постарайтесь стрелять аккуратно! Вас же учили?

— Да, сэр, учили! Но вероятность выжить всё равно невероятно мала…

— Выполняйте приказ. Иначе, старпом, я Вас упеку за подстрекательство к саботажу! Я давно за Вами наблюдаю… Вам постоянно что-то мешает исполнять свой долг перед Республикой!

— Сэр, мы постараемся сделать всё возможное. – Рихтер бросился спасать Буна. – Имперский корабль достаточно велик и требует многочисленный экипаж. Наверняка кто-то выживет.

— Капитан, похвально, что Вы так печётесь о своих подчиненных. Но не забывайте, даже лучшие могут оказаться предателями. Я видел! И не раз! – Заслав для пущего эффекта поднял палец вверх.

— Да, сэр!

— Командуйте, капитан.

— Есть, сэр! – Рихтер ткнул пальцем в коммуникатор. — Внимание всему экипажу! Боевая готовность! Двигательному — максимальное ускорение по курсу. Штурман – корректировки по Вашему усмотрению. Оружейные посты – цель «альфа», курсовая продольная.

Противный вой сирены разнесся по кораблю.

Заставляя ныть зубы, от носа до хвоста — все 620 метров корабля, наполнила мелкая дрожь. Идущая волнами от раскалённых до бела импеллеров она заставила вибрировать каждую клетку, каждый атом. Инерционные компенсаторы нежно укутали дрожащий корабль мягкой шалью из чистой энергии.

Пульсирующие невидимой гравитацией, паруса взметнулись на километры вокруг.

Мягкий толчок… Огромный. Чёрный. Смертоносный. «Фарго» бросился в погоню за своей жертвой.

— Ускорение 200g… 250… Компенсаторы в норме. – Старпом шептал показания приборов. – 300.. 350… Выходим на расчётную траекторию.

— Расчетное время точки «омега»? – спросил Рихтер.

— Двадцать девять минут. Цель «альфа» меняет курс! – Дэйрек хмыкнул. – Они тормозят!

— Что с «бетой» и «гаммой»?

— Никаких изменений. Провожу корректировку нашего курса. Расчетное время до точки «омега» — 25 минут.

— Вышли на максимум. О… – Бун хохотнул. – Похоже нам повезло, капитан!

— Что там у тебя?

— Анализ гравитационного следа. «Альфа» — имперский класс «Бегун». Старое корыто!

— Да ладно! Я думал их все списали давно! Я ещё в Академии учился — «Бегуны» уже тогда считались устаревшими.

— Возможно этот модернизированный. Напихали в старый корпус всего нового.

— Не думаю. Оружейная, цель «альфа» идентифицирована как устаревший имперский класс «Бегун». Готовьте птичек к пуску. Адаптируйте программу противоракет под возможный боекомплект цели «альфа».

— Есть, сэр! – Голос в динамике был полон азарта.

Через 10 минут «Фарго» достигнет скорости 0,7сс. Ещё через 12 минут полёта крейсер выйдет в точку в 2х миллионах километрах от цели. Станет возможен прицельный запуск ракет. Ещё через две минуты он подойдет к противнику на расстояние в 500 тысяч километров и откроет огонь из носовых лазерных установок.

Противник ответит. Обязательно ответит! Двадцать пять минут и азарт артиллериста смениться страхом, болью, ненавистью, радостью, горечью. Исход схватки предсказать сложно. Даже старый корабль может причинить множество разрушений. Всего одной пропущенной ракеты достаточно, чтобы унести сотни жизней.

— Сэр! Входящее сообщение. – Связист повернулся к Рихтеру. – Это с крейсера.

— Выведите на экран.

— Да, сэр.

На центральном экране появилось серое окно. Секунду спустя муть сменилась изображением офицера в черной форме и белом берете. За 30, курносый нос, живые светлые глаза, темные короткие волосы. Офицер застыл, как фотография, на несколько секунд. Задвигался — изображение синхронизировалось. Появился звук.

— Неизвестный корабль. К вам обращается капитан третьего ранга ВКС Мерянской Империи Денис Катков, малый крейсер КМ-101 «Лира». Назовите себя. Изложите свои намерения. Немедленно опустите паруса. Если вы не выполните требование в течении пятнадцати стандартных минут я посчитаю ваш корабль враждебным и буду вынужден применить оружие.

— Это всё. Запись повторяется циклически, капитан. – связист смотрел на Рихтера ожидая ответа.

Судя по временным меткам сообщение было отправлено 9 минут назад. Свет лазерного луча только сейчас добрался до «Фарго». Офицер был в форме, без скафандра. Глупец! Он до сих пор он не понимает опасности?

Если Рихтер ответит сейчас же, то «Лира» получит запись сразу перед атакой… Несколько минут могут спасти чью-то жизнь.

— Записывайте ответ, лейтенант. Картинку настройте так, чтобы было видно только моё лицо.

— Готово, сэр! Можете говорить.

— Капитан Катков! Буду краток. Я вас уничтожу. Немедленно отдайте приказ покинуть корабль. Спасайте экипаж. Конец сообщения. – Рихтер кивнул связисту. –Отправляйте на «Лиру».

За спиной раздались аплодисменты. Рихтер обернулся.

— Браво! Браво, капитан! – Заслав хлопал в ладоши и улыбался. – Вы замечательно сыграли. Столько сострадания… Бра-а-во! Как я не додумался таким способом решить задачку. Старпом, готовьтесь принимать пленных на борт.

Рихтер почувствовал себя облитым помоями.

— Я не думаю, что они выполнят мои требования.

— Посмотрим. Все хотят жить.

— Что будет с пленными?

— Мы их допросим.

— А потом?

— Может быть мы их отпустим. Капитан, право, беспокойтесь о своём корабле! О наших жизнях, а не противника!

Заслав улыбался скривив губы. Подошёл к креслу. Серый скафандр плотно облегал худое тело, делая его похожим на червя. Пристегнул шлем за спинкой. Уселся и защелкнул ремни.

— Конечно… сэр… — Рихтер отвернулся.

«Фарго» стремительно приближался к имперскому кораблю. Он был похож на тень, скользящую по звездам. Черный корпус сливался с тьмой, только два ярких обруча импеллеров выдавали присутствие грозного корабля.

— Капитан, через 2 минуты мы выйдем на дистанцию стрельбы. От «альфы» сообщений нет.

— Понятно, штурман. Что со вторичными целями?

— Никаких изменений!

— Оружейная. Пусковые с пятой по десятую по правому борту – готовность номер один.

«Лира» должна была уже получить ультиматум Рихтера, но паруса оставались подняты. Похоже капитан Катков не собирался сдаваться — сигналов от спасательных шлюпов не было, никто не покидал обречённый корабль.

— Связь, записывайте новое сообщение для «Лиры». «Капитан Катков, будьте благоразумны! У меня тяжёлый крейсер. Вам не выстоять против меня. Я даю Вам последний шанс спасти своих людей».

— Сэр, 30 секунд…

Через 30 секунд «Фарго» выйдет на дистанцию прицеливания. 2 миллиона километров — предельная дальность управляемого полета ракеты с импеллерным двигателем. После этого он сгорит, а ракета продолжит двигаться по инерции не в силах изменить траекторию.

— Сэр! Можем стрелять.

— Хорошо. Демонстрация силы. Оружейная, одной ракетой, цель «альфа». Огонь!

— Есть, сэр!.. Запуск!

На тактическом экране появился новый огонек. Отделившись от «Фарго» он стремительно набрал скорость и устремился к вражескому кораблю. Через 10 секунд ракета преодолеет 2 миллиона километров и на скорости 0,75сс влетит в зону поражения. Компьютер определит нужный момент, и тогда ядерная бомба на борту взорвется. Лазерный кластер соберет излучение в яростные пучки радиации и направит в цель.

Если в течении нескольких секунд от «Лиры» не будет сообщения, Рихтеру придется отдать приказ уничтожить крейсер противника вместе с экипажем.

Огонёк обозначавший ракету погас.

— Что-то не так…– Бун выглядел растерянным.

— Ракета достигла зоны поражения? – поинтересовался Рихтер.

— Нет, сэр. Она исчезла в 2-х секундах от зоны. Уничтожена противоракетной защитой крейсера!

— Вот как? Ладно! Оружейная. Бортовой залп – цель «альфа».

— Есть, сэр!.. Шесть «Молотов» ушли!

С обоих бортов «Фарго» по 10 ракетных портов. Конструкция позволяет запустить одновременно 20 ракет класса «Молот». И столько же — каждую минуту пятнадцать секунд. После «модернизации» корабля, часть погребов вместо ракет стала хранить баллоны с водой и воздухом. Мощность залпа снизилась больше чем на треть. Вместо десяти ракет бортовой залп стал содержать только шесть.

Шесть огоньков устремились в сторону имперского крейсера.

— Сэр! Множественные цели! Ракеты прямо по курсу! Восемь!

— Бун, займитесь ими. Малыш решил ответить?

— Похоже да…

Ракета, чтобы выполнить свою ужасную миссию, должна приблизится к цели на расстояние 300 км или ближе. Лучше ближе конечно, но защитные системы изо всех сил будут стараться не допустить этого.

Военному кораблю есть чем защищаться. Первая линия обороны — это паруса, гравитационные поля, генерируемые импеллерами для движения. Абсолютная защита. На текущий момент оружие способное пробить гравитационный парус существует только в теории. К сожалению, нельзя укрыть за парусами корабль целиком. Между соседними лепестками всегда есть щель в несколько сотен метров, куда может попасть луч бортового лазера или рентгеновский пучок от боеголовки с накачкой от ядерного взрыва. Спереди и сзади корабля вообще остаются дырки диаметром в несколько километров.

Передняя гравистена, несмотря на родственную с парусами физику, откровенно слаба. Она подходит для защиты от мелкого мусора, но против современного оружия — бессильна.

Вторая линия обороны – активная защита. Противоракеты и зенитные лазерные кластера контролируемые компьютерами поражают ракеты на максимально возможном расстоянии от корабля. Обычно тысяча и более километров.

Лазерный луч зенитного кластера может уничтожить ракету только если попадет в её корпус. Поскольку ракета с импеллерным двигателем – маленький аналог корабля, то и защищена она импеллерным парусом, как корабль. Попасть в маневрирующую цель двухметрового диаметра на расстоянии сотен километров сложно, поэтому зенитные лазеры собирают в кластера с десятками излучателей. Множество лучей бьёт с небольшим разбросом, многократно увеличивая площадь поражения. Зенитки эффективны, но не могут стрелять непрерывно, им нужно время на охлаждение.

Самая эффективная защита от ракеты — противоракета. Её задача доставить и вовремя взорвать ядерный заряд на траектории движения атакующей ракеты. Влетев в раскалённое облако ракета будет уничтожена. Большой минус противоракет в том, что они почти такие же большие, как и наступательные и много их с собой не увезешь.

Условия проведения космического боя: скорости, расстояния, вакуум и импеллерный щит позволили давно выработать стратегию. Кто дальше и гуще выстрелит — тот имеет шанс стать победителем. Современный бой похож на скучный балет вертящихся волчком кораблей, пытающихся подставить парус под удар врага. Иногда они поворачиваются носами, чтобы дать залп из лазерных установок и вновь скрываются за непробиваемыми щитами. Древняя пословица «Хочешь жить – умей вертеться» обретает самый что ни наесть чёткий смысл.

На дальнем расстоянии воюющие стороны забрасывают друг друга ракетами в надежде, что бортовым компьютерам повезет, и они успеют выстрелить в щель между парусами.

Когда противники сближаются до 500 тысяч километров в ход идет энергетическое оружие. Считай в упор, корабли стегают друг друга гигаваттами энергии из погонных лазерных установок.

Бледный, почти не видимый луч огромной разрушительной силы способен мгновенно прожечь дыру в корабле. Всё что встретится ему на пути: агрегаты, механизмы, человеческие тела будут сожжены. Усугубляет разрушение и жертвы то, что корабли во время боя движутся. За долю секунды действия лазерного луча корабль успевает сместится в пространстве на значительное расстояние. Из точки, луч лазера превращается в огненный меч, режущий сталь как бумагу.

— Капитан мы можем стрелять из носовых лазерных установок. – сказал Бун.

— Внимание! Носовые канониры — огонь по готовности. Цель «альфа».

— Выполняю манёвр уклонения…

— Наводим на цель…

Время, бывшее всего лишь секундами, стало вечностью.

Восемь ракет, запущенных с «Лиры» приближались к «Фарго». За каждую секунду убийцы пожирали 225 тысяч километров пространства. Компьютеры видели цель и пытались найти малейший изъян в её защите.

Защитный комплекс крейсера увидел ракеты и принял все возможные меры.

В первую секунду компьютер «Фарго» рассчитал траектории всех ракет. Одну выделил как приоритетную. Четыре, как опасные. Трем — присвоил второстепенный признак. Дал команду на запуск противоракеты по приоритетной цели. Передал курсовые данные четырем зенитным лазерным кластерам и приказал уничтожить цели. Подумал, и пятому дал дублирующую роль на приоритетную цель.

Во вторую секунду стартовала противоракета. Зенитные лазеры зарядились. Локальные компьютеры зениток просчитали траектории 4-х ракет и дали залп. Расчету упреждающего выстрела по пятой ракете мешал гравитационный парус. Компьютер кластера перебирал варианты и пока не стрелял. Наконец, снизив приоритет он переключился на другую цель.

В третью секунду противоракета, стартовав с ускорением 25000g, преодолела расстояние в 200 тысяч километров и взорвалась на пути приоритетной цели. Кипящее облако ядерного взрыва поглотило опасную гостью — испарило корпус и заряд, не дав выполнить предназначение. В ту же точку ударили лучи двух зенитных кластеров. Три другие зенитки удачно рассчитали время и место и поразили три вражеские ракеты за долю секунды до того, как они детонировали.

Четыре оставшиеся ракеты с «Лиры» вошли в зону поражения и взорвались. Огненные шары ядерных взрывов создали колоссальную энергию необходимую для формирования рентгеновских пучков. За тысячные доли секунды, перед тем как испариться, линзы собрали и сфокусировали её на корпусе «Фарго».

Трем ракетам помешал гравитационный парус. Вся энергия, столкнувшись с непреодолимой преградой, рассеялась.

Четвертая ракета, та самая — которой компьютер снизил приоритет, оказалась удачливей своих подруг. В тот момент, когда она детонировала, «Фарго» повернулся, готовясь выстрелить из носовых лазерных установок. Защитное поле, созданное импеллерами сместилось. Между ракетой и корпусом «Фарго» оказалась только пустота.

Луч жесткого излучения проткнул корпус из крепчайших сплавов как бумагу. Ударив сверху-вниз он огненным ножом вспорол несколько палуб за передним реактором и вышел со стороны левого нижнего податчика ракет. Продырявив носовые ракетные погреба, заполненные баллонами с воздухом и водой он причинил минимум разрушений. Но тем не менее, обожжённые его радиацией, мгновенно погибли сорок человек. А из-за разгерметизации нескольких отсеков десятки людей оказались заблокированы.

Если бы в погребах были ракеты — итог был бы страшнее, может быть даже роковым. Даже если бы не детонировали боеголовки ракет, радиоактивные элементы распылились по отсеку, поражая всё живое.

«Фарго» был похож на раненое чудовище. Воздух и вода испаряясь выходили из пробоин большими пузырями как капли голубой крови.

— Попадание в носовые ракетные погреба! Есть жертвы! Разрушения не критические. Уничтожен лазерный кластер номер три. Высылаю ремонтную бригаду. – Бун активно жестикулировал, перечисляя повреждения.

— Всем одеть шлемы! – заорал Рихтер и потянулся за спинку кресла, чтобы достать свой.

— Попадание!.. – завизжал Заслав. — Как это может быть! Капитан?!

Рихтер проигнорировал полковника. Натянул шлем. Защелкнул. Убедился – огонек зеленый.

— Носовые орудия, огонь, черт побери! – не удержался Рихтер.

— Есть сэр!

«Фарго» оставляя за собой хвост из кислорода шёл параллельно «Лире». Развернувшись к цели он стрелял носовыми орудиями без передышки, что бы раз и навсегда покончить с маленьким, но нахальным имперским крейсером. Но тот спрятался за парусом и не получал никакого урона.

Залп из шести тяжёлых ракет не причинил вреда «Лире». Корабль остался целёхоньким, как-то очень быстро перехватив все «Молоты» далеко за пределами опасной зоны.

— Оружейная, залп обоими бортами. – рычал Рихтер. Он совершенно не ожидал от старого корабля такого позора.

— Двенадцать птичек ушли!

— Отлично! Через секунду узнаем результат!

Секунда – вечность. Две секунды — бесконечность.

— Фиксирую попадание! Мы попали! Сэр, противник теряет кислород.

— Да!

Залп дюжиной ракет со столь короткого расстояния не мог не увенчаться успехом. Однако Рихтер думал, что уже полностью покончил с крейсером, а тот всё ещё боролся за свою жизнь!

— Странно. Бун, почему он больше не стреляет?

— Не знаю, сэр. У него должны быть ещё ракеты. Много ракет!

— Сэр! Цели «бета» и «гамма» меняют курс. Они расходятся в разные стороны. – Дэйрек держался молодцом весь бой. Почему же он так боится гипер-прыжков?

— Как я и думал. Кишка у них тонка…

— Капитан, «альфа» отстреливает спасательные шлюпки.

— Ну наконец-то! Огонь носовыми по кораблю не прекращать.

«Лира» получила множество повреждений и теперь умирала, истекая кислородом.

Рихтер повернул «Фарго» носом к имперскому кораблю и стрелял из лазерных установок выискивая лазейку.

Кораблю нечем было ответить. Ракетные погреба были абсолютно пусты. Крейсер нёс всего восемь ракет, которые выпустил первым и последним отчаянным залпом. Адмиралтейство не посчитало нужным укомплектовать полностью корабль, выполняющий таможенные функции, оставив горсть ракет для устрашения контрабандистов.

Слишком маленькое расстояние и высокая плотность ракетного залпа «Фарго» не позволили «Лире» отразить все ракеты. Четыре «Молота» прорвались за периметр и взорвались, поражая пучками радиации беззащитный корпус. Ни реакторы, ни импеллеры не были задеты, дав последний шанс спастись выжившим. Их осталось совсем не много — пробив корпус, смертоносные лучи уничтожили рубку и центральные палубы корабля.

Единственный оставшийся в живых офицер на борту «Лиры», лейтенант технической службы, принял командование умирающим кораблем на себя. Он приказал покинуть корабль тем, кто мог и попросил прощения у тех — кто уже не сможет. А затем развернул крейсер навстречу смерти в безумной попытке уничтожить врага уцелевшими лазерами.

Последний выстрел «Лиры» достиг цели — лейтенант попал во вражеский корабль. Лазерный луч снес антенну носового гравитационного сенсора, выжег десять метров обшивки, но больше никакого вреда не причинил.

«Фарго» проткнул «Лиру» сразу несколькими лучами. От носовых сенсоров, через лазерную батарею, реактор, пустые ракетные погреба лучи прошли половину корабля.

Разрушенная магнитная защита носового реактора не могла больше удержать плазму, и отпустила её на волю. Сверкнув молнией огненная плеть разрубила крейсер напополам. На месте носовой части зажглось маленькое солнце. Зло вспыхнув оно стало раздуваться пожирая остатки крейсера.

Через секунду над кораблём сверкнула ещё одна вспышка. Ещё одно рукотворное солнце осветило место гибели корабля — автоматика отстрелила второй аварийный реактор. Задуманная для спасения людей процедура стала для них смертью. Взорвавшись реактор сжег большую часть спасательных шлюпок. Остальные повредил и разметал вокруг. Оставшись без энергии выжившие будут обречены вечно скитаться среди холода и мрака. Если их кто ни будь не спасет.

Мертвенную тишину, царившую в рубке «Фарго» прервал вопль Заслава.

— Старший помощник, мне нужны пленные!

Похожие статьи:

РассказыРубеж Вереи. Глава 3

РассказыРубеж Вереи. Глава 2

РассказыРубеж Вереи. Глава 1.

РассказыРубеж Вереи. Глава 4

РассказыПоследняя мелодия ветра

Рейтинг: 0 Голосов: 0 413 просмотров
Нравится
Комментарии (2)
Павел Пименов # 27 февраля 2015 в 15:26 +2

— А мертвецы, как известно разговаривать не могут!
— Вы ошибаетесь!
— Могут?
— Да… Нет…
rofl
Роман закончен уже?
Вячеслав Lexx Тимонин # 27 февраля 2015 в 15:35 +2
Нет конечно, иначе бы я бегал по улице голожопым, пьяный в дупель, с книжкой на перевес rofl
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев