fantascop

Самый большой поклонник

в выпуске 2016/11/25
28 сентября 2016 - Григорий Неделько
article9394.jpg

из цикла «Страшные рассказы» (III)

 

Ощущение, будто что-то идёт не так, настигло его на концерте.

В это время барабаны выбивали длинную уверенную дробь. Полуимпровизационную и наполовину заготовленную. В порыве творческой ярости, заведённый концертом и публикой, неустанно аплодирующей, барабанщик выкинул палочки, которыми до того неустанно оперировал. Затем стал отбивать по томтомам и другим ударным замысловатый звуковой рисунок. Вскоре, весь вспотевший, мужчина с короткой стрижкой и огромными мускулами перебрался на установленную по центру сцены установку. Стоя ногами на малых барабанах, он, сначала нагнувшись, а после присев, лупил, ритмично, умело, по тарелкам.

Гитарист заходился в скоростном соло. Вскоре оно стало перемежаться с воющими и рыдающими звуками, замедлилось, притихло. Но вдруг снова взбрыкнуло, точно норовистая лошадь, и принялось разгоняться. Вначале две вольные вариации просто сочетались, однако следом переплелись, и отделить одну от другой оказалось невозможно. Необычайную «какофонию» сменил шред, и соло-гитарист уже плохо понимал происходящее, он всё больше и больше удалялся в страну катарсиса, не переставая почти механически, так, что мелькание руки переходило в мельтешение, перебирать пальцами по ладам музыкального инструмента. Пентатоника громко называла себя и выжимала из собственного потенциала 100, а то и с гаком процентов.

Басист с клавишником тоже не остались в стороне, сплетая и расплетая музрисунки сиюминутного сочинения. Минуту спустя пианист (хотя сейчас он играл на синтезаторе, настроенном на звук органа, как у «Хаммонда») решил вспомнить классику и вплести в концертное буйство и сумасшествие нотки из Баха, потом – из Моцарта. А потом перешёл на вольную интерпретацию легендарных мелодий.

Басист держал ритм, то и дело вставляя в куски заготовленного музыкального отрезка сочинённые на ходу ноты. По прошествии минут двух-трёх он настолько углубился в суть процесса, имя которому безумство рок-концерта, что перестал разделять своё вИдение и вИдение всемирно известных классических композиторов.

Всё вместе производило эффект – ну, как принято говорить – разорвавшейся бомбы.

Или, вернее, произвело бы, если б не вокалист.

Аккуратно, однако мощно вступив в общий концертный джем, подпрыгнув до высочашей ля – в тональности коей всё и развивалось, ускорялось, било, рвало и метало, - певец вдруг смолк. Никто не заметил, что непреднамеренно, можно сказать, случайно: настолько велики были опыт и талант фронтмена. Высокий человек с ниспадающей кучерявой волной чёрных волос, между тем, прекрасно сознавал происходящее. Покров тайны лежал лишь на причине – не на следствии. Ощущение неправильности, неуместности чего-то в окружающем мире, причём рядом, совсем близко, не покидало ни на секунду.

Вокалист чувствовал присутствие нечто чужеродного, словно бы пришедшего извне. Ему чудилось – или нет? – разобрать не получалось. Как бы то ни было, его одурманенное наркотиками, алкоголем и дофамином зрение улавливало взгляд. Глаза, эти глаза взирали изнутри него... на него самого! Глаза без радужек и век, без ресниц, и не кроваво-красные, словно на типичном рисунке демона, а по-ледяному синие. Даже с фиолетовыми вкраплениями, по бокам же переходящие в густой, ночной лиловый.

Раскрывшись, пара очей взирала на него с непонятным чувством. Вокалист не понимал, отчего именно он стал объектом их внимания или, скажем, где располагаются глаза. Висят в воздухе? Но как?! Принадлежат некому человеку... а может, существу? Хм-м-м, тогда где оно само!?.. У музыканта за микрофонной стойкой, конечно, раньше имелись проблемы с наркотическими веществами и вызываемыми ими побочными эффектами вроде слуховых и зрительных галлюцинаций, истощение, рвота... но глаза пугали по-настоящему. Реально; в этом нисколь не ощущалось неприродное – или натуральное, но переделанное, изменённое людьми начало. То глядели сквозь потный, чуть пыльный мрак зрачки – не-зрачки, пречёрно-чёрные, внимательные, хищные, ужасающие рентгены инфернального создания.

Вокалист невольно перекрестился, рука двигалась словно сама по себе. Кто-то в толпе перед сценой заметил это, однако не придал происходящему значения. Все прочие продолжали прыгать, кричать, хлопать. На сцену, будто бы в подтверждение всамделишности рок-пиршества, полетел белый бюстгальтер внушительного размера и упал на синтезатор. Просто-таки картинка из фильма – в противоположность предельно скучной и до банального бытовой обыденности. Клавишник плотоядно улыбнулся и продолжил погружение.

Скорость росла незаметно – и реактивно. Играющие уже не отделяли себя от слушателей, аудитория, говоря метафорически, находилась сейчас на сцене, и концертную площадку тресло в агонии наслаждения действом.

Вокалист почувствовал внезапное удушье. Чьи-то не видимые ни в темноте помещения, ни на свете солнца пальцы сжали шею. Фронтмен округлил глаза, закашлялся, начал оседать на пол.

Но и тут никто не осознал творившегося с ним: люди посчитали, что долговолосый певец падает на колени просто так, для эффектности. Фанаты и поклонники завелись ещё больше. Энергия нарастала.

Напряжённость нарастала. Никто и не думал её умалять.

Мысль, крохотное сомнение, что с вокалистом неладно, пришла многим, но растворилась, не сохранив малейшего следа. Гипноз музыкой и зрелищем длился, длился, длился.

Единственным, у кого зародились подозрения, стал басист. Он, для удобства чуть убавив стремительность ритма и перестав импровизировать, подошёл к распростёртому на деревянных досках телу. Друг в законцертной жизни и соратник по музыке не двигался и, казалось, не дышал. Басист хотел обратиться к прочим ребятам из банда, столь увлечённым работой и весельем и потому не замечающим очевидного.

Чья-то рука или лапа стиснула шею второй жертвы. Басист выпучил глаза, выронил гитару. Дребезжащий громоподобный бас прокатился по сцене и, скрикошетив от неё и стен с потолком, вырвался-ворвался в зал. Пришедшие на концерт, те, кто стоял ближе, жутко перепугались; керосина в разрастающееся пламя паники подлило дребезжание басовой колонки.

Внезапно она взорвалась, разлетелась на кусочки. Люди на сцене и рядом с оной оказались оглушены и ошарашены.

- Это и в самом деле музыка дьявола! – прокричал какой-то безумец.

Из разбитой – изнутри?! – колонки вырывались снопы искр... пламя!

Первыми занялись кулисы. Пожрав их, огонь перекинулся дальше; пол под ногами музыкантов горел, ползя, скользя, подбираясь дальше. Вот огонь перешёл на бег и охватил впавшую ступор толпу на танцполе.

С криками ужаса покидали места в зрительном зале более богатые и спокойные зрители-слушатели.

Журналист, пришедший, чтобы после концерта взять интервью у участников, хард-рок-группы, наверное, обезумев от неожиданности и страха, метался перед сценой с персональной ручной кинокамерой. Сегодня он работал без оператора. Огонь, применив особенно хитрый приём, подобрался к нему сзади и накинулся голодным разъярённым псом. Жёлто-оранжевое страшилище раздалось вширь, упало на худое тело и заключило в себя. Пламенеющие зубы вонзились в кожу и плоть. Волосы на голове журналиста заполыхали; очки лопнули, вонзив острые стекляшки в глаза. Над залом разлетелся кошмарный вопль, приводя бегущую, орущую, испуганную толпу в состояние неизбывной, неописуемой паники.

И мало кто понимал, что действительно делается на концерте группы “Devil Inside”. Мало ценящие жизнь в обычных обстоятельствах, неожиданно все переполошились, затрепетали, сошли с ума и побежали прочь, спасаясь, будто насекомые от дихлофоса. Огонь за их спинами набирал в массе и величии.

Лежащие на сцене, неподвижно музыканты очутились отданными в руки своего самого страстного поклонника. Того, кто любил их всегда, какими угодно, и кто только и не пропускал ни единого концерта.

Входные двери захлопнулись. Окна закрылись. Лампы взорвались, и окружающее погрузилось в ночь. Во мрак, тьму, откуда не выбраться, и никакому огню не поменять подобного расклада.

Истерика, приступ нежданного страха, безумие и бегство достигли апогея. Теперь уж кричал каждый присутствующий.

- Нет... – выдавил не имеющий сил подняться вокалист. Он догадался раньше других, но это ему не помогло.

И всё-таки огонь – или тот, кто был им, кого, возможно, сконструировали из огненной геенны, - всё же огонь пожалел певца. За находчивость, ум и смелость человеку полагалась награда, награда от величайшего поклонника. Дар. Наверное.

Однако, может быть, и нет.

Пока люди, исходя на слюну и вопли, пальцами, ногтями, зубами, тайно и явно пронесёнными на концерт предметами разрывая друг друга в кромешнейшей, полнейшей темноте рассудка, он рос и рос. Переплетающиеся плети, змеи, лианы любых оттенков жёлтого, красного, оранжевого, синего достраивали фигуру. Вот она возвысилась над местом массовой гибели, едва не упираясь в высокий потолок головой – громадным шаром с толстенными и протяжёнными пиками. Раскинулись руки, раздалось пузо, что-то зазмеилось сзади.

Тогда-то глаза и раскрылись.

«Те самые глаза...»

Да, те самые глаза.

Поклонник из знатных, древнего рода посетил концерт самолично, правда, в том не было ни на искру его вины. Музыканты долго звали, поместив призывы в названия песен, в их тексты, в музыку и спецэффекты... да что там, в имя группы! И они дозвались.

- Я люблю рок-н-ролл, - прогремело над обезумевшим столпотворением.

Сотни людей во мраке и огне потеряли всякие человеческие качества; кровь, плоть, оторванные конечности, истерзанные умирающие кругом. Ну да к чему горевать? Они ведь сами вызвали его, а незнание от ответственности не освобождает.

Хотя речи о незнании не шло – просто Он пришёл на концерт...

 

 

...Явившиеся на пепелище пожарные, спасатели, «скорая» и полиция не могли поверить очевидному, поверить глазам. Долго и безысходно рыдали родственники погибших.

Поисковая собака нашла под грудами обломков и кучей тел материю. Полицейский, работавший с псом, аккуратно извлёк её из-под завала, расправил и прочитал надпись:

“Devil Inside”.

Полицейский пожал плечами: ему вспомнилась лишь стародавняя компьютерная игра.

Игра? Снова пожатие плечами. Полицейский выбросил материю, отряхнул руки и двинулся дальше. У него не родилось ассоциаций, не возникло видЕний, и шестое чувство либо разум ничего ему не подсказали. Он только лишь знал, что в дальнейшем хорошенько подумает, прежде чем отпускать шестнадцатилетнюю дочку на концерт. И да, дело тут было вовсе не в хард-роке и хэви-металле.

Тем временем, Гость вернулся домой. Ему понравилось в новом, открытом им храме, но он не собирался довольствоваться полученным. О, сколько ещё храмов, жутких и жутко притягательных, ждало его, его появления, вероятно, вовсе о том не подозревая!

Где-то там полный острых зубов титанический рот растянулся в довольной улыбке; оскал пламени. Ну что ж, он сыт и доволен, и, что самое потрясающее, после случившегося почитателей у Него прибавится.

На время глаза цвета ледяного пламени прикрылись сомкнувшимися веками.

Желания и люди... видимость и реальность... на Его благо, они часто не совпадают.

 

(Сентябрь 2016 года)

Похожие статьи:

РассказыМеханизм Смерти

РассказыЧупа

РассказыКонтрольная

РассказыКанал "Гость из ночи"

РассказыДушесос

Рейтинг: +6 Голосов: 8 715 просмотров
Нравится
Комментарии (19)
Казиник Сергей # 28 сентября 2016 в 12:50 +4
Гриш, прочитай раздел "авторам".
Григорий Неделько # 28 сентября 2016 в 13:44 +2
Да я читал, Серёж. :)
Что-то не так? Скажи, подделаю-переделаю. :)
Анна Гале # 28 сентября 2016 в 13:43 +2
Жутики не люблю, но этот понравился )) +
Григорий Неделько # 28 сентября 2016 в 13:44 +2
Спасибо, Анна! smile За коммент, плюс, внимание и т. д. :)
Жан Кристобаль Рене # 28 сентября 2016 в 20:17 +4
Хех)) Сразу чувствуется, что писал музыкант)) Неплохой жутик. Плюс тебе, Гриш))) v
Григорий Неделько # 28 сентября 2016 в 22:16 +2
Да какой из меня музыкант... Примерно как автор, наверное.
Но спасибо, Крист. :))
Григорий Родственников # 28 сентября 2016 в 20:22 +3
Хороший рассказ. Яркий и эмоциональный. И да, согласен - слова материальны. Как назовешь яхту - так она и поплывет. Большой плюс.
Григорий Родственников # 28 сентября 2016 в 20:25 +3
Кристо, мы с тобой одновременно рассказ читали )
Жан Кристобаль Рене # 28 сентября 2016 в 20:29 +3
Ага)) laugh
Григорий Неделько # 28 сентября 2016 в 22:16 +3
У нас вообще народ дружный. :)))
Григорий Неделько # 28 сентября 2016 в 22:16 +3
Спасибо, тёзка! smile Рад, что тебе понравился. :)
Руслан (Кончар) Исмаилов # 28 сентября 2016 в 21:13 +3
Плюс. Дьявол внутри это страшно. Жестко описано.
Григорий Неделько # 28 сентября 2016 в 22:15 +3
Спасибо, Руслан! Писал, как писалось, чего уж там. :)
Чертова Елена # 29 сентября 2016 в 13:16 +2
Здорово! crazy
Григорий Неделько # 29 сентября 2016 в 13:48 +3
Спасибо, Елен. :)
Константин Чихунов # 3 октября 2016 в 23:26 +4
Мне понравился рассказ, за что и плюс ему заслуженный. В детстве я просто обожал страшилки, в молодости любил этот жанр уже меньше, а сейчас видимо перерос. Наверное потому что сам ужастики писать не умею. Но качественный хоррор даже сейчас читаю с интересом.
Григорий Неделько # 4 октября 2016 в 09:05 +2
Спасибо, Кость! smile Рад, что тебе понравилось!
Ворона # 4 октября 2016 в 12:03 +5
Григорий, мне рассказ показался сильным, впечатляюще описаны всё жутиковые нюансы.
Красиво, от меня плюсик.
Григорий Неделько # 4 октября 2016 в 17:22 +1
Увидел сообщение в личке с правками, прочёл, ответил. Править не буду, однако я понял вас. :))
Спасибо. :)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев