1W

Свет Бетельгейзе

в выпуске 2014/02/20
29 декабря 2013 - Виктор Лугинин
article1266.jpg

Это было как во сне…

Именно сейчас, превозмогая все свои чувства, в которых сквозили отчаяние, страх и неотвратимость смерти, Андрей вспомнил.

Вспомнил, как ещё в школе, пытаясь сладить с компьютером, сдавал экзамен по высшей математике. Было прекрасное весеннее утро, наполненное родными и тёплыми солнечными лучами. Зелёный покров полностью покрыл землю вокруг школы, а на многочисленных деревьях в окружающем парке шумела листва. Это настолько непривычно, учитывая тот факт, что он большую часть жизни прожил в мегаполисе, где нет места зелени. Лишь машины и высокие железобетонные небоскрёбы. Солнечный свет там тоже есть, но не такой яркий и не такой тёплый. Там он преломлялся густым смогом, державшимся на крышах зданий.

Переселиться в пригород было отличной идеей. Так считала мать Андрея, которая больше не могла переносить шум и атмосферу мегаполиса. Город слишком большой, он давил на неё, лишая воздуха и, конечно же, света… И с этим Андрей был абсолютно согласен, любовь к свободе и природе унаследовал от неё. А после внезапной смерти отца, который по чистой случайности влетел в стену небоскрёба на аэромобиле, желание покинуть город возросло вдвойне.

Впрочем, не совсем случайность.

Аэромобиль просто попал в тучу смога и не рассчитавший расстояния в тумане, отец Андрея вписался в здание суда, где и работал адвокатом. Мегаполис просто забрал своё, так говорила потрясённая мать сыну, когда они после похорон летели в пригород. Город был жаден, и тьма внутри казалась ненасытной чёрной дырой, забиравшей в себя людей.

Андрей остановился возле крупного овального валуна. В скафандре стало удивительно уютно и комфортно, наверное, сказывалась привычка. Хотелось снять солнцезащитное стекло на шлеме, чтобы разглядеть окружающий пейзаж всем своим зрением. Но, к сожалению, света здесь слишком много, гораздо больше, чем в тот весенний день. Когда он сдавал высшую математику.

У него никогда не было проблем с точными науками. Что тут говорить – да он считал себя скрытым гением, новым Эйнштейном или Хокингом. Конечно, толика тщеславия здесь есть. Но, во всяком случае, Андрей осознавал, что шансов поступить в университет у него намного больше, чем у одноклассников.

Как бы то ни было, Андрей уже завершил половину заданий в тестах, поражаясь тому факту, что компьютер не хочет поспевать за ним. На экране то и дело появлялась угрожающая надпись: «Запрос обрабатывается». Кто бы мог подумать, что в двадцать втором веке, в эпоху межзвёздных полётов и роботов-андроидов, компьютеры всё равно будут тормозить и зависать…

Наверное, всё дело в самом природном законе. Ничто во Вселенной не идеально. Тем более то, что создано человеком. В этом Андрей лично убедился, когда его корабль потерпел аварию на этой богом забытой планете… Вращавшейся вокруг звезды, совсем не походившей на родное Солнце.

Андрей прислонился спиной к валуну и выдохнул воздух их лёгких. Стекло шлема запотело, делая расплывчатым изображение. Андрей уже давно отключил компьютерную систему выведения голографического изображения на стекле. Навидался там достаточно. И сообщений о составе атмосферы и о том, что «скафандры кампании удовлетворяют всем требованиям международных перевозок». От этого хотелось уже на стенку лезть.

Планета абсолютно безжизненна. Кислорода здесь не больше, чем в спасательном модуле Андрея. Причём на всю планету… Зато хватало азота и углекислого газа. И было холодно. Очень холодно. В тёмное время суток, в которое Андрею приходилось отсиживаться в модуле, температура опускалась до минус двухсот по Цельсию. Зато утром жара достигала своего апогея в сто двадцать градусов. Можно изжариться, как яичница на сковородке.

Слава богу, скафандр не пострадал при входе в атмосферу. Как и сам модуль. Несмотря на то, что посадка была жёсткой – Андрею с трудом удалось выровнять модуль и не врезаться в скалу при подлёте к земле. Корпус обгорел очень сильно, а двигатели вышли из строя. О том, чтобы снова взлететь не могло быть и речи. Впрочем, всё равно это не имело смысла – спасательный модуль не был предназначен для долговременных полётов в космосе. А о гипердвигателе речь здесь вообще не шла, так, что…

-Блин,- прошептала девушка и обречённо поджала губы. — Ничего не понимаю…

Андрей, который добивал очередной тест на компьютере, с интересом повернул голову налево. Его соседкой была Нина, та самая Нина, в которую по дурости влюбился чуть ли не с первого класса. Прекрасное голубоглазое создание с золотистыми волосами, с доброй притягательной улыбкой. К сожалению, напрочь лишённое мозгов.

 Она терпеть не могла учиться, богатый папочка, заседавший в правительстве, разбаловал с детства обещаниями о поступлении в Оксфорд или Гарвард с любыми оценками. Что придавало Нине уверенности в полной безнаказанности, до того момента, как она с дружками не устроила пьяную вечеринку в родном особняке. Из-за чего пострадал любимый папин автомобиль «форд-мустанг» из конца двадцатого столетия. Успешно утонувшем в бассейне, провожаемым криками взбесившейся молодёжи, а также хохотом пьяной дочурки.

Разгневанный отец поставил перед Ниной условие – либо сдаёт выпускные экзамены, либо никакого Оксфорда. Что было равносильно самоубийству для бедной девушки.

И теперь, сдавая высшую математику, в полном отчаянии, Нина умоляюще смотрела на Андрея. А губы шептали лишь одно – «помоги, пожалуйста».

И, что он мог сделать? Бросить её на произвол судьбы? Андрей ведь до сих пор был к ней неравнодушен, да и не такой он человек, чтобы бросить другого в беде.

Как-то сразу забылось всё то, что происходило раз за разом, когда он пробовал ухаживать за ней. Все смешки над ним, горькие обиды и разочарования, когда она обзывала его «ботаником, с которым она пойдёт на танцы только, если солнце погаснет».

-Что ж, — горько усмехнулся Андрей в скафандре. — Теперь ты можешь со мной пойти куда угодно, детка. Солнце скоро погаснет, уж поверь мне, как пить дать!

Андрей вновь попытался выгнать воспоминания из головы. И огляделся.

Ландшафт всё тот же. Миражи бы появились что ли…Покажут зелёную равнину с пасущимися животными, какими-нибудь шестилапыми носорогами. Или девятиглазыми богомолами на худой конец… Почему он не отправился изучать нормальные планеты, кишащими жизнью?

Нет, надо было согласиться на задание. И полететь одному на консервной банке, разведывательному звездолёту «Восторг», изучать умирающую звезду, готовую взорваться и стать Сверхновой в любой момент.

Корабли класса «Восторг» были устаревшими, уже списанными со счётов Земного флота. Когда-то, ценились на вес золота, хорошо справлялись со своими задачами, прыгали к ближайшим звёздам, таким как Проксима Центавра. Но, с течением времени, расстояния увеличились, гипердвигатели улучшались… И «Восторги» стали использовать лишь для одиночных полётов. Для таких вот самоубийц, как Андрей.

Поэтому не было ничего удивительного, что бортовый компьютер неожиданно начал выходить из строя. При этом, не забывая первым делом, наметить курс прямиком к звезде, чтобы уйти красиво, наверное…

И Андрею не оставалось ничего другого, как спасаться бегством.  Даже не успел передать сигнал SOS. А уже летел в модуле к единственной уцелевшей планете в звёздной системе.

Голому безжизненному куску камня.

Но всё же такому родному куску камня, который должен стать его могилой.

Планету вокруг модуля покрывала сухая каменистая почва, где с валунами размером с аэромобиль соседствовали странные, похожие на отмершие стволы деревьев, ветвистые столбики. Это привлекло внимание Андрея сразу же, как только он вышел из модуля. Провёл перед ними датчиком, чтобы узнать, что же это такое. Оказалось –всего лишь минеральные соли. Бог знает, каким образом, принявшие такие странные очертания.

Но первым здесь привлекло внимание не это.

А звезда, настолько огромная, что занимала почти половину небосклона. Яркая, огненно-красная, заполнявшая алым светом всё вокруг. Это было действительно похоже на сон. На кошмарный сон, где кровь заливала землю, небо и даже сам воздух…

Впрочем, долго смотреть на это, Андрей всё равно не мог. Даже, если бы хотел – и тёмное солнцезащитное забрало шлема не могло уберечь глаза от слепоты. Зато алый свет почти неразличим…

-Здравствуй, Бетельгейзе,- пробормотал Андрей, ощущая, как горячие лучи звезды обжигают скафандр. Конечно же, этого быть не могло, но он всё равно чувствовал. Сквозь защиту. Сквозь одежду. На своей коже. И это было даже приятно. Как прикосновения любимой женщины. Которую он так и не успел обрести в этом сумасшедшем мире, откуда прилетел сюда, чтобы умереть. Раствориться в свете, вместе со звездой. И навечно обрести покой, когда спустя многие месяцы свет погаснет и настанет тьма. Вечная ночь на том месте, где была одна из самых больших и прекрасных звёзд в галактике.

Но то был худший вариант. Чёрная дыра на том месте, где он сейчас стоял, прислонившись к камню. Такая же, что унесла когда-то жизнь отца. Такая же как тьма, установившаяся в душе, после того, как он разочаровался в Нине. И вообще в людях, в их любви, добре и в том великом и прекрасном, что привело человечество к звёздам.

Этого больше не было.

Была только вечная ночь и глубокая тьма в душе. Горечь от утраты на сердце и глубокая вера в то, что наука приведёт Андрея в лучшее будущее. Там, где миллиарды звёзд мигают тебе, а ты смотришь на них, улыбаешься и мигаешь в ответ.

В тот весенний денёк, он услышал обещание от Нины, что она пойдёт с ним на выпускной. Если только поможет.

И Андрей помог. Она сдала экзамен на отлично.

Зато его самого вышибли с кабинета, за то, что давал списать. Новые законы образования исключали такое – провинности в этом были причислены к провалу на экзаменах. Никакой пересдачи.

Он завалил математику, поставил крест на университете, разочаровал мать, но помог девушке, которая обещала то, что никогда бы не смогла дать.

Андрей пришёл к ней домой, весь разодетый, с громадным букетом цветов, на которые потратил последние отложенные деньги. Он готовился к лучшему. Это было мечтой с детства. Это было началом будущего, на которое он и не рассчитывал.

Но она уже уехала. С другим. Тоже богатеньким сынком. Улыбавшийся во весь рот отец Нины, одетый в шёлковый халат посмотрел на него как на идиота. Но всё же смилостивился и сказал, что дочь никогда бы не загуляла с таким как Андрей. И захлопнул дверь прямо перед носом.

Букет цветов Андрей не выбросил. Занёс домой и отдал матери, а затем молча уехал в мегаполис. Откуда больше не вернулся в царство зелени, чистого воздуха и солнечного света.

А впереди были долгие два года учёбы на пилота звездолёта. Ещё год обучения в школе разведчиков, там не нужна высшая математика. И не было места глупым мечтам. Только полёты к далёким звёздам… И новые источники энергии, полезные ископаемые на планетах и астероидах. Это нужно людям. Нужно Андрею. А главное, нужно Вселенной. Которая не могла оставаться одинокой.

Такой, какой был сейчас Андрей.

-Интересно,- протянул он, пытаясь разобрать цвет неба над головой. — Бетельгейзе, а ты видела людей когда-нибудь? Нет? Тогда тебе несказанно повезло. Они мелочны, жадны, греховны. Такой ли я? А я хуже всех, дорогая. Я никчёмен. Никто на Земле не любил меня, кроме разве что моей матери. Я идиот, покончивший со своим будущим ради детской мечты и продажной женщины. И, который умрёт здесь, вместе с тобой в полном одиночестве.

Андрей замолчал. И проверил уровень кислорода в скафандре. Оставалось ещё больше половины… Господи, почему время здесь так долго тянется?

Это шестая прогулка Андрея по поверхности планеты. Не сиделось ему в модуле… Где можно снять тесный скафандр и лечь.

Нет смысла тупо валяться и ждать смерти. Сон на этой планете не являлся спасением – он наполнялся кошмарами. А главный кошмар ждал Андрея наяву, когда он просыпался.

Он застрял здесь. Средства связи в модуле работали, но были бесполезны. Ближайший корабль, который должен ждать «Восторг», в десятках световых лет отсюда. Это условно безопасное расстояние в случае взрыва звезды.

Что хуже всего – никто за ним не вернётся и не придёт на помощь.

Потому что это было слишком рискованно, Бетельгейзе могла стать Сверхновой в любой момент. Поэтому он и отправился сюда один, на старом ржавом корыте. Никто больше не вызвался на это.

Но это было шансом, который Андрей не мог упустить. Он всё ещё изучал науку, копя знания в астрофизике. В свободное время, которого у пилотов предостаточно из-за долгих перелётов. И изучить данные умирающей звезды, особенно, такой как Бетельгейзе – было впечатляющим. И, если бы вернулся домой, то точно бы стал знаменитостью.

-Ну,- буркнул Андрей. — Ты уже знаменитость, друг. Ты станешь первым человеком, увидевшим взрыв Сверхновой и погибшем в нём.

Алый свет как будто усилился и стал ярче. Андрей поднял голову к небу, чтобы понять, что происходит.

Звезда была на месте. До того, как она наполовину скроется за горизонтом и настанет ночь, ещё далеко… Хотя, ночью это всё равно не назовёшь, скорее света станет на порядок меньше. Но светло будет как днём.

Прошло уже пятьдесят два часа. Земных часа, если быть точным. Время здесь летело странно, то замедлялось, то ускорялось. Наверное, всё дело в том, что планета двигалась быстро вокруг своей оси. Или же в том, что звезда так близко от неё…

Да не всё ли равно.

Андрею надоело думать и строить догадки.

Самое забавное в его ситуации было то, что энергии в модуле хватило бы ещё на неделю. Так же как кислорода и запасов. Но звезда готова взорваться в любой момент. Так что смысла думать о смерти действительно не было.

Но, Андрей всё равно боялся. Он одинок здесь, единственное живое существо на световые годы вокруг. Наверное, так чувствовал бы себя Робинзон Крузо, попав на необитаемый остров. Но в его случае, всё было намного проще – солнце над головой у него не готовилось взорваться в любую секунду.

-Вот и всё,- пробормотал он. — Мы остались одни с тобой, детка.

Андрей обречённо уставился в землю. Только голый песок и камни… Даже ни одной букашки. Он был бы рад даже ей сейчас.

Тяжесть одиночества налегла на него. Куда тяжелей того давления, которое обрушалось на скафандр каждую секунду. Андрей чувствовал, что в груди как будто стало тесно. Он хотел улететь отсюда.

И в этом момент он услышал голос. Вначале подумал, что это он сам говорит, не понимая этого. Но, голос был другим, ласковым, приятным и без сомнения женским.

-Всё хорошо, Андрей,- услышал он. — Я с тобой, я рядом. Посмотри на меня.

Андрей вздрогнул и поднял глаза.

К нему кто-то шёл, он это явно различал, несмотря на то, что лучи звезды ослепляли его. Фигура была человеческой, но понять, кто это шёл, Андрей не мог.

-Что за чепуха,- сказал парень. — Кто там? Здесь никого не может быть!

-Я здесь,- отвечал голос. — Я была здесь всегда.

Фигура приблизилась, и Андрей смог разобрать, что это человек. И не просто человек.

Это женщина, но настолько прекрасная, что у него отпала челюсть.

И, что самое поразительное – без скафандра.

-Нет,- произнёс Андрей. — Тебя здесь нет! Это мираж!

-Если бы,- томным голосом отвечала незнакомка и остановилась в двух шагах от парня.

Он расширил глаза от удивления. И попытался бы ущипнуть себя, если бы мог.

Перед ним стояла высокая длинноволосая женщина. Настолько красивая, что Андрей не мог подобрать слов, чтобы описать то, что видел. Голубые глаза, в которых читалось доброта и любовь, напомнили Андрею о родной планете. Маленький ротик с тонко очерченными губами приоткрылся в улыбке. Но, что самое поразительное, она дышала здесь. Ноздри еле двигались, но ощущения от этого не уходили…

Андрей перевёл взгляд с прекрасного лица, обрамлённого огненно-красными волосами на тело. И не удивился тому, что она обнажена. Это могло бы придать картине мерзкий оттенок, и возбудить в Андрее ненужные сейчас желания… Но она не выглядела от этого хуже. Абсолютная невинность на фоне такой же голой пустыни.

-Кто ты? — спросил Андрей. — Вернее, что ты за дивное создание?

-Я не плод твоего воображения, не бойся,- заботливо отвечала девушка. — Я пришла помочь тебе.  Сказать, что ты не одинок здесь.

Тепло разнеслось по телу Андрея. Непонятно почему, но слова девушки освобождали его… от давления одиночества. Он захотел подойти к ней и обнять.

-Ты не умрёшь здесь один,- сказала она. — Сними свой шлем, не бойся. Ты сможешь дышать здесь. Доверься мне.

На миг Андрея посетили нехорошие мысли. Что всё это галлюцинации, вызванные долгим пребыванием на планете. Если сейчас он подастся ей, снимет шлем, то задохнётся…

Но он знал – это не так.

Она настоящая. И она говорила правду.

Шлем поддавался с трудом, явно не собираясь жертвовать своим хозяином. Андрей справился и снял его.

И глубоко вздохнул. Чистый воздух заполнил грудь. И он закашлялся. Но не от того, что задыхался. Андрей слишком долго не дышал настолько свободно.

-Ты, что ангел? — высказал предположение Андрей, выскальзывая из скафандра.

-Я всего лишь звезда,- отвечала девушка, и впервые её взгляд оторвался от парня. Она посмотрела на гигантский шар в небе и даже не зажмурилась. — Ты знаешь, кто я.

-Бетельгейзе? — брови Андрея подскочили вверх. — Ты ведь всего лишь…

-Всего лишь звезда ты хотел сказать? — спросила девушка и рассмеялась. — Вы все так считаете. И не только люди, все разумные существа во Вселенной. Но мы такие же живые как вы. Мы рождаемся, живём и умираем. Наша жизни бесконечна долга, но мы не бессмертны. И я уже в агонии, Андрей. Мне осталось недолго. И я тоже не хочу умирать одна.

Андрей не знал, можно ли верить словам девушки. Но он поверил, потому что знал, что это не сон.

-Бетельгейзе,- прошептал он и шагнул к ней. — Я так рад, что ты здесь со мной. Я был так одинок здесь, на этом куске камня…

-Ты был одинок и до нашей встречи, Андрей,- бросила в ответ девушка. — Всю жизнь после смерти отца, одиночество и бесконечная ночь заполняли твою душу, не давая пройти туда отблескам света. Ты не должен быть таким. Ты ведь хороший человек. И ты бы мог достичь большего.

-Я знаю,- кивнул Андрей, понимающий, что она права. — Я был неправ. Я чувствую тебя… Ты разгоняешь холод и тьму во мне.

-Тогда иди ко мне. — Бетельгейзе поманила Андрея к себе. — Я уже чувствую… Сейчас оно наступит. Но я не хочу уходить одна, не познав ничего кроме холодного космоса.

Андрей прижал девушку к себе. Она казалась необычно горячей, словно в лихорадке. Только Андрей знал, что это не так. Всё было намного хуже… Она умирала.

-Поцелуй меня,- произнесла Бетельгейзе. — Прошу тебя, мне страшно.

Андрей ухватил девушку за талию и едва слышно поблагодарил. А затем их губы соприкоснулись. А поцелуй казалось, длился целую вечность… В которую парень погрузился с головой, чувствуя, что больше не злится на мир и на людей. Теперь всё изменилось.

Он бесконечно счастлив.

И она счастлива, потому что не одна.

Взрыв был неслышным, а свет от него не ослепил Андрея. Он давно умер, но даже не чувствовал своей смерти. Несмотря на тонну вырвавшейся смертоносной энергии, его сознание всё ещё плыло по космосу. Он купался в любви и в свете звезды, потому что поцелуй был вечен. Настолько же бесконечен, как и та Вселенная, осветившаяся от взрыва…

А где-то далеко-далеко, спустя много лет, на маленькой и вечно голубой планете, двое людей завороженно смотрели в небо, где появилась новая звезда.

-Как красиво! — с восторгом произнесла маленькая девочка. — Папа! Что это?

-Это всего лишь взрыв Сверхновой звезды, лапочка,- отвечал мужчина, прижимая дочку к себе. — Ты ещё будешь проходить это в школе.

-Какой яркий свет! — Девочка вовсю улыбалась. — Пап, а что это за звезда?

-Бетельгейзе,- отвечал отец. — И да, лапочка. Это прекрасно! Вот бы и мама это видела…

Девочка не заметила слезы, скатившейся по щеке от этих слов.

Но она была счастлива.

Потому что вместе со светом Бетельгейзе, вырвалось нечто большее. Любовь, разгонявшая тьму не только из космоса, но и из сердец всех людей.

16.09.2012.

Похожие статьи:

РассказыПо ту сторону двери

РассказыДоктор Пауз

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыПограничник

Рейтинг: +1 Голосов: 1 889 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий