1W

Свободная каста

на личной

29 июня 2016 - Василий Володич

Пролог 

Давным-давно... Хотя нет, по сути, не так уж давно это было, но, к сожалению, мы умудрились забыть точную дату происходящих действий, что, впрочем, не имеет большого значения. Так вот, однажды люди на планете Земля обрели разум! Конечно, верится в это с трудом, но все это - чистая правда, произошедшая на самом деле. Вместе с обретенным разумом, человечество оценило свои шансы на существование и решило их сильно улучшить. Прежняя политическая система мира никуда не годилась - требовалось создать такой мир, в котором всё будет для людей. Наш дорогой читатель уже должен был почувствовать ароматы социализма, сжимающего воздух вокруг него, но мы проветрим комнату, сообщив, что никаких ранее использовавшихся политических строев не было задействовано в новом мире.

Идея устройства пришла с востока. Выходом стали, как это ни странно, касты.

Многие страны слились воедино, образовав огромные союзы, главным правилом в которых было одно: самое важное человеческий ресурс. И если читателю данная формулировка покажется жестокой, грубой и негуманной, то... То ему придется с этим жить. Каждая каста, после создания начинала мыслить, как цельный организм, блага которого полностью зависели от благ единиц. Но лучше будет рассказать все по порядку.

Система разделения нового мира была такова: образуется некоторое количество союзов, впоследствии называемых кастами. Весь оборот ресурсов начинал опираться не на валюту в любом ее проявлении, а на самих людей. Как именно? Все просто - чем больше людей, с показателем нормы сознательности, тем больше ресурсов выделяется касте.

Перед наступлением "Эры каст", разумеется, произошло множество конфликтов, мелких войн и преступлений, но, не смотря на подобные трагичные обстоятельства, данная система все же начала действовать. Преступность с подобным устройством начинала сводиться к минимуму, так как любой конфликт фиксировался, после чего вся каста получала меньше ресурсов. Людям, даже если они не хотели того, приходилось жить с другими в мире, а, как известно, плохой мир лучше хорошей войны. Так же свою роль сыграло человеческое желание соревноваться. Многие считали, что чем больше ресурсов получает каста, тем выше она в их иерархии. И они были правы - должно же было остаться что-то от старого мира.

 

Свободная каста

Солнце показало край своей огромной морды за горизонтом и степенно полезло наверх. Стоял утренний предрассветный туман, сковывающий воздух своей ватой. Изредка, с разных сторон доносились звуки просыпающихся птиц и животных. Улицы пробуждались от сна возгласами людей на балконах и в окнах. Редкие облака, проплывая по морю небес, стремились спрятаться за горизонт, подгоняемые летним ветерком.

Майкл бежал со всех ног, изредка меняя направление. Дыхание было тяжелым от длительной беготни, а в глазах плыли красные пятна. В правом боку растекалась колющая боль, острыми спицами проникавшая то ли в печень, то ли в почку.

По лицу скатывался пот, водопадом обрушиваясь в глаза, заставляя жмуриться и прикладываться к ним испачканным рукавом.

Очередной поворот вытащил Майкла к окраине города, за которой начинался красивейший пейзаж из полей, наполненных цветами и травой. Километрах в двух от Майкла поля перерастали в темную стену леса, плотно заполнявшей собой все зримое пространство.

На секунду Майкл замер, любуясь данным произведением природного искусства, но тут же, выдохнув, припустил в сторону спасительных деревьев. Ему бы любоваться дивным пейзажем, да только боты и дроны, преследующие его, имели место быть, что сводило на нет любое желание насладиться чем-либо вообще. Деревья обещали спасти Майкла от этой напасти, если бы не пара километров открытого поля, по которому и петлять смысла не было. Закрытое  пространство не давало ботам преимущество - неповоротливые, они  имели слабые шарниры в суставных частях, а посему очень плохо совершали маневры на поворотах. Зато по прямой они развивали огромную скорость в короткие сроки, потому лес мог стать спасительным пристанищем для улепетывающего представителя касты Садху. Высокие деревья так же препятствовали роботам выслеживать свои жертвы, что, впрочем, не мешало машинам без устали бросаться в лесную гущу, где их находили развалившимися на части. Многие так и остались лежать в сырой земле, обрастая растениями и травой.

Тут должна была следовать минута молчания по павшим машинам во время исполнения их трудовых обязанностей, но мы уверены, что читатель не проникся ни симпатией, ни даже каплей жалости к бездушным агрегатам. Однако никто не станет винить читателя в отсутствии гуманизма. Вместо этого стоит раскрыть подробности, кои и могут перевернуть сложившуюся картину с ног на голову.

Забегая вперед, откроем страшную тайну: Майкл так и не добежал пары метров до спасительного леса - ему не хватило именно той секунды, потраченной на созерцание красоты поля, чуть позже истоптанного его же ногами. А вернувшись назад, добавим, что все кибермашины были оснащены искусственным интеллектом, по мощности походящим на разум ребенка-подростка, коего заботливые родители растили хорошим, культурным и воспитанным, что, как ни странно, никак не помешало стать ему излишне навязчивым.

Зацепившись носком ботинка за выступающую часть корня, представитель Садху растянулся на земле, подняв своим телом облако пыли. Отплевываясь и тряся головой, Майкл услышал сбоку от себя звук, от которого мурашки побежали по его телу:

- Добрый день, Садху! Не хотели бы вы присоединиться к республике Сорок?

Мысли начали паническое бегство в сторону спинного мозга, напрочь перестав искать выход. Майкл дернулся в сторону и, не разбирая дороги, на карачках засеменил вдоль деревьев. Прямо перед ним выросла железная морда с подвижными светодиодами вместо глаз, и Садху, не в силах остановиться, ткнулся со всей скоростью, на которую был способен, в корпус бота. Машина тяжестью в пару центнеров не шелохнулась, зато Майкл сполз по ней, не находя в себе сил подняться. Голова бота приблизилась на минимальное расстояние, и из динамиков, утопленных в пластик на уровне рта, стали вылетать звуки, которых боялись даже самые смелые из борцов за независимость.

- Добрый день, Уважаемый, не хотели бы вы поговорить о присоединении к касте Панд?

- Приветствую, странник! Отправимся со мной в касту Кошек! Честный и свободный мир ждет тебя! - слева от Майкла материализовался очередной бот.

- Сорок! Вступайте в касту Сорок! - голосил подоспевший первый агрегат.

Майкл попытался уползти в сторону, но боты загородили ему проход. Перепуганный Садху, отпрянув, попятился назад, лежа на спине, что не принесло ему спасения - через мгновение он уперся в дерево, а с трех сторон его окружали машины.

Майкл затравленно озирался на каждое из металлических лиц, потоки информации из которых давно слились в единый сумбур, невозможный для восприятия. А тут еще прямо над головой беглеца выросла очередная фигура, резким басом перекрывшая все звуки вокруг.

- Гражданин - прогромыхала она - не желаете ли стать одним из касты собак?

От такой напасти Майкл, приподнимавшийся на лопатках по стволу дерева, с выдохом скатился обратно в пыль. Ему ничего не оставалось, как сойти с ума или умереть прямо там, у корней могучего дерева, провалившись под землю. Но будучи жизнелюбом, Майкл зажмурился и сдался, закричав:

- Стойте! Замолчите! Я выберу! Выберу!

Четыре машины тут же перестали издавать шум, словно их одновременно выключили. Лишь объективы миниатюрных камер продолжали жадно смотреть на Садху в ожидании его решения.

На третью секунду после наступления тишины, Майкл вновь научился мыслить. К подходу девятой его мозг работал, как раскаленный двигатель самолета. На двадцатый счет секундной стрелки часов, присутствуй они в тот момент у кого-либо из пяти личностей, Майкл окончательно принял свой выбор и смирился с ним.

- Сороки. Я выбираю касту сорок.

Три из четырех машин моментально растворились в воздухе - время было слишком ценным ресурсом, чтобы тратить его на уговоры. Гораздо полезнее было заняться поиском других беглецов.

Оставшийся бот попытался изобразить улыбку подвижными частями своего лица, что, впрочем, больше походило на оскал монстра, которым он и был, по мнению всех Садху.

- Поздравляю вас! На какой территории вы хотели бы располагаться?

Ответ не заставил себя ждать.

- На территории восточной Европы. Город Калининград, если возможно.

Бот на пару секунд завис, уйдя в поиски требуемой точки и расчета оптимального маршрута, после чего отчеканил:

- Кенигсбергское поселение. Общий номер триста пятьдесят два ноль сорок три. Выгрузка возможна в пункте выдачи номер два. Территориально в центре поселения. Подтвердите точку выгрузки.

- Подтверждаю. - выдохнул Майкл, ставя мысленно  крест на своей свободе.

 

***

 

Перелет в Калининград, как его привык называть Майкл, был столь стремителен, что несчастному Садху показалось, будто его перевозят с территории бывшей Польши, хотя и пойман он был в Швейцарских землях

Наш уважаемый читатель наверняка уже задался вопросом: кто же такой Майкл, и почему именно о нем идет повествование? Дабы не мучить любопытство самых любопытных  и утолить интерес самых интересующихся, мы не смеем более скрывать от вас эту информацию.

Ровно двадцать три года, несколько месяцев и один день назад - если считать с момента начала событий нашей истории, разумеется, - на свет появился ребенок мужского пола, нареченный своими родителями не иначе, как Михаил. Сей милый мальчик рос вполне обычным ребенком, но в возрасте двадцати лет, при неизвестных автору обстоятельствах, он попал в не самую лучшую компанию. Если быть более точными, Миша познакомился с Грегом, который являлся одним из ведущих представителей касты Садху.

Данная группа людей разбрасывала искры идей свободы и неподчинения политической системе, действующей на планете. И, разумеется, после правильно подобранных речей, а Грег умел достаточно хорошо преподносить даже неприятные вести, Михаил воспылал желанием стать одним из борцов за независимость. Попрощавшись с родителями, людьми скромными и считавшими, что путь каждого усеян его личным граблями, обходить которые можно научиться исключительно самому, Михаил тут же нарек себя Майклом и отправился в путь.

Поскитавшись пару месяцев с Грегом по Европейским землям, новоиспеченный Садху повстречал Митти. В тот момент, Майкл и Грег почти добрались до Австрийской границы, с целью пересечения в Швейцарию, откуда после они собирались пройтись через страну Пиццы, взойти на корабль и уплыть в Испанию. Уже оттуда ходили морские отправления на славный остров Гренландия, который и являлся их главной целью. Любой, знающий географию, спросит зачем нужно совершать такой огромный крюк, когда проще отправиться из Норвегии? С легкостью открывая завесу данной тайны, скажем, что в задачу Грега входило собрать наибольшее количество людей, желающих к нему присоединиться, а южные крови гораздо лучше подходили для бунтарства и революционных мыслей, нежели холодный разум северян.

Так вот, на чем мы остановились? Майкл повстречал Митти, достаточно милого австрийца, который вполне неплохо тараторил на английском языке, причем делал это так часто, что иногда хотелось его насильно заткнуть первым попавшимся под руку предметом. Митти был достаточно крупным мальчиком, но, к сожалению, крупность проявилась не в плечах и росте, а была создана искусственно. Питаясь по большей части в популярных забегаловках, сей мальчик прилично набрал вес, увеличиваясь только в ширину. Но зато этот милый толстячок был до того дружелюбен и добродушен, что Грегу удалось завербовать его в ряды Садху почти играючи. Впрочем, через некоторое время рекрут пожалел, что осуществил данное - Митти прекращал разговаривать только в двух случаях, когда он ел, одно за другим поглощая еду в любом месте, или в моменты сна.

У Митти были ещё две отличительные особенности: он был астматиком, а потому таскал с собой кучу лекарственных ингаляторов, и каждое любое, даже малозначительное событие, толстяк воспринимал крайне эмоционально. Являясь полной противоположностью Грегу, он умудрился настолько сильно достать рекрута, что тот принял решение вернуть новобранца обратно в ряды домашних питомцев властвующих пастухов.

К тому же за столь респектабельным Садху водился маленький, можно сказать крохотный, грешочек : периодически Грег сдавал своих начинающих коллег в руки Каст, сообщая их дронам, где следует искать зеленых юнцов. Так этот Садху зарабатывал свою неприкосновенность, так сказать, отводя глаза от своей драгоценной персоны.

Всего одно маленькое сообщение, и вот уже трое бунтарей и любителей свободы улепетывают от машин так быстро, что пятки смешиваются в единое пятно. В один из моментов Грег картинно оступается и ему ничего не остается, как свернуть в другую сторону, дабы геройски отвлечь машины от своих сотоварищей. Разумеется, человек, наделенный холодным разумом, сразу предположит, что дронов-то на всех хватит, но Михаил... ох, простите, конечно же Майкл, будучи в состоянии, близкому к желанию заорать во всю глотку "Мамуля", не сильно задумывался о тонкостях поведения окружающих.

Более того, он бесхитростно оставил Митти, когда тот рухнул, задыхаясь, без сил совершить какое-либо еще движение. В защиту бедняги, мы доводим до читателя тот факт, что из-за крупных объемов Митти, дронам пришлось сильно повозиться, отправляя его в ближайший госпиталь.

В это время достопочтенный Грег, нырнув в одну из заготовленных нор, уводящих человека сложнейшими лабиринтами в сторону свободы, скрылся от назойливых дронов и отправился восвояси. А Майкл... Впрочем, тем, кто читал с самого начала, уже прекрасно известно, что случилось с нашим героем.

Выйдя из территории распределительного терминала, Майкл отправился искать свои родные места. Являться на глаза родителям, которые, не смотря ни на что любили его, пойманному Садху совсем никак не хотелось. В нём пробудилось пару месяцев назад забытое чувство под названием совесть, присосалось, словно паразит, к внутренним органам в районе живота и никак не хотело отпускать. Решив, что он уже самостоятельный, Майкл отправился к ближайшему информационному автомату - благо, что такие стояли на каждом свободном углу - и отправил запрос о предоставлении жилищного пространства. К тому моменту, как он получил нужный ему адрес и добрел до него, начало понемногу темнеть. Обратившись к своему внутреннему я, пленник, решил, что самое разумное - это поступить согласно каноническому выражению "утро вечера мудренее" и дождаться рассвета, посапывая в постели. По запросу, Майклу был выделен контейнер стандартных размеров два на два метра, в котором можно было разве что спать. Погрузив свое тело в место для ночлега, Садху отправился блуждать по землям Морфея.

После пробуждения, Майкл всё же нашел в себе гордость и силу, чтобы пойти к родителям. Сказывалась затекшая спина и, конечно, его совесть, которая, судя по всему, спала именно тогда, когда спал и сам Майкл.

Его дом, а точнее дом его родителей, располагался на пересечении улицы Энгельса и проспекта Мира. Заняв место в западной части города, где еще оставалось какое-то подобие экологически чистых мест для отдыха, дом являл собой идеальное убежище для интроверта. Западные окна его смотрели на верхушки ещё не исчезнувших деревьев, которые являли собой границу старого города, а восточные - на небольшой, но столь уютный сердцам живущих там людей, пруд. Исторически пруд забавно обзывали Поплавком, впрочем, из молодых никто уже не знал почему, а старшие только улыбались, когда произносили это вычурное название. Просто так повелось и всё, говорили они. В этом городе очень многое продолжало быть так, потому что так повелось.

Множество людей, которые приезжали сюда, называли его Кёнигсбергом, так, как его окрестили везде, но спустя некоторое время, уже уезжая, туристы сами не могли произнести никакое имя города, кроме Калининграда.

Мы не будем уточнять подробности, но Майкл, оказавшись дома, узнал, что его родители благополучно отправились отдыхать в тёплые края, а ему оставили ключи. Вера в то, что блудный, но все еще хороший сын, вернется, не оставила их. Погуляв по квартире и перекусив (Мама Майкла наготовила различные соления), Майкл пришёл к выводу, что независимость хорошо, а вот домашний уют всё же лучше.

После отдыха блудный сын решил отправиться в сторону легких развлечений (В то время, как мама готовила соления, папа аккуратно убрал совсем немного денег для сына под подушку в его комнате).

В Калининграде было немало мест отдыха, ведь город даже по оценкам старой территории был достаточно больших размеров, а после расширения раздвинулся, словно птенец кукушки в чужом гнезде. Но самым главным местом являлся парк Победы, построенный еще в незапамятные времена и хранимый горожанами, аки зеница ока. Именно туда и направился Майкл.

Даже не смотря на то, что он почти всю жизнь прожил в этом городе, Майкл не ожидал того количества народа, которое пребывало в парке. Множество влюбленных пар, гуляющих под ручку, семей с вечно непоседливыми детьми, которые, словно пули, взвизгивали то тут, то там, а так же массы пожилых людей, законно пребывающие на пенсии, заполняли пространство. Продавцы различных вкусностей явно пребывали в достатке клиентов, радостно составляя конкуренцию друг другу в жажде продать больше. Тиры, игры, зеркальные комнаты и многие другие будки для быстрого, но весёлого времяпрепровождения, встречались на каждом шагу. В правой части парка возвышалось колесо обозрения. Построенное еще в детские годы Майкла, оно являлось опасным, но, из-за любви горожан, всё ещё действующим. Соответственно, недалеко от колеса располагалось целое здание медицинского персонала, чтобы мгновенно оказать помощь - растрачиваться человеческим ресурсом ни одна каста не могла себе позволить.

Постепенно, пробираясь, через людей, огибая прилавки с различными яствами, Майкл дошёл  до небольшого кафе, обособившегося в северо-восточной окраине парка. Сей интровертный рай давным-давно стал пристанищем молодежи, не желающей трясти головами под самую популярную музыку, напоминающую один звук "тыц". Впрочем, делать что-либо сами они не желали так же, оттого название кафе "Ленивец" было практически идеальным, как для клиентуры, так и для атмосферной составляющей.

Дойдя до беседок, в которые перебиралась молодежь сразу после прихода теплых дней, Майкл был немного удивлен тем, что большая часть людей обосновалась одной кучкой, эпицентром которой был представитель людей пенсионного возраста. Приблизившись, бывший Садху узнал старичка, восседавшего на удобном диванчике, вокруг которого собралась молодежь, жадно впитывая каждое слово. Это был дедушка одного из друзей Майкла, Коли Перечного, в простонародий звавшегося "Перец". Имя самого дедушки было утеряно глубоко в сознании Майкла, но на поверхность всплывали "Петр", "Сергей" и, почему-то, Иоган.

Вот один из крайних заметил Майкла, и по воздуху начал бегать шепот "Садху". Некоторые тыкая друг друга, кивали на Майкла и произносили фразу "это же этот самый, который сбежал" и подобные этой. Дело в том, что в определенных кругах вести о людях, часто в этих кругах бывающих, распространяются с молниеносной скоростью, при этом они успевают обрасти множеством интересных фактов, которых может и не случалось в действительности. И пока Майкл отсутствовал, многие уже точно знали, что он всегда был с детства завербованным агентом Садху, обладающим познаниями практически во всем, начиная от посадки овощей, заканчивая составлением бомб из пары салфеток и скрепки. Меньшая часть была уверена в том, что Майкла жестоко пытали, всеми правдами и неправдами добиваясь его перехода в Садху, а так же промывали ему мозги различными психотропными препаратами. Но лишь единицы знали, что Майкла на самом деле уже давно не существовало, а вместо него всему миру на обозрение был выставлен мастерски сделанный клон-дроид, выполняющий команды тех, кто управлял кастой Садху.

Разумеется, убедить всех этих людей в обратном Майкл бы не смог, но на его счастье никто не стал задавать вопросы о том, где и как отсутствовал их знакомый.

Не желая привлекать внимание - еще большее, чем уже было, - бывший пленник выбрал свободный стол, за которым решил спокойно заказать себе кофе. К несчастью для Майкла, внимание главного из присутствовавших монстров было приковано к нему, как только он появился. Старик, прекративший рассказывать одну из тысяч или миллионов историй, накопленных за долгую жизнь и бурную молодость, прищурив один глаз, смотрел в сторону бывшего Садху и молчал. Стоило бы поподробнее описать данного представителя докастовой эры, как называли её современники. Костюм тройка серого цвета, надетый поверх голубой рубашки в синюю перекрестную полоску, образующую квадраты, лицо испещренное морщинами, черные туфли с округлым носом и панама болотного цвета, неизвестно как затесавшаяся в данный гардероб. Дедушка был гладко выбрит, но явно не меньше, чем день назад, и легкая серебряная щетина уже начинала покрывать его лицо. Несмотря на возраст, брови старика были светло-русого цвета, с парой-тройкой седых волосков, спрятанных от внешнего мира.

- Что, неужели, один из Садху вернулся? - Тишина была прервана тем, от кого и ожидали главный удар.

Старик помолчал и продолжил.

- Тяжко жить независимым? Нужно бороться. Пробиваться. А вам лень. - В словах пенсионера явно проскальзывали укоры, но Майклу не была понятна причина. Между тем, дед продолжал наступать.

- Что вообще за мысли о независимости? Независимости от чего?! Кто-нибудь вообще знает, что значит "Садху"? - Он оглядел людей, приподняв одну бровь, а несколько человек еле слышно сказали "отшельник". - И чего вам не живется просто на свете? Раньше вон были войны, нападения, конфликты, но при этом все хотели того, чтобы жить мирно, чтобы не было кризисов! Так вам дали решение - касты! И что? Нихрена! Весь мир поделился на зоны, конфликты в которых влияли на все существование. Разделили получение благ от ископаемых Земли на всю планету. Уравняли шансы, чтобы доставалось всё не по месту нахождения общества, а по его благосостоянию. И ведь правила сделали простые - чем больше людей, довольных жизнью будет в касте, тем больше и ресурсов. Что сложного то? Что здесь отвратительного?! Я помню время, когда страны боролись за ресурсы, поставив под угрозу существование чуть ли не половины планеты! А что увидели вы? Хорошую медицину, дома для каждого, отсутствие бедности, минимальное количество болезней, технологический прогресс, целью которого является благо всех сразу! Мы такого не видели. Самое смешное, что такие, как этот, - Старик ткнул крючковатым пальцем в сторону Майкла. - появляются всегда и везде. Вот будет какой-нибудь мировой строй, где всем будет хорошо, если они будут соблюдать принцип "Живи и не мешай другому", так всяким "Садху" и такое не понравится. Будут ведь орать о свободе действий. О том, что их контролируют и подчиняют, хотя, если просто задуматься, ты поймешь, что все действия, являющиеся запрещенными - это причинение вреда другим людям. Да наплевать!  "Меня ж притесняют в действиях. Я ж свободный человек, а не цирковая лошадь!"  Тьфу!  - седой повествователь плюнул под ноги, после чего продолжил - И ведь мало того, что найдется один придурок, который и других за собой поведет и убедит в правдивости слов, так еще и систему разрушит. Нет, он не будет задумываться о том, что большая часть людей выбрала эту "Систему", - ему на них будет насрать - им будет двигать желание просто нагадить. И не важно кому - системе, людям, организаторам, даже Богу - для таких важен сам процесс, а не результат.

Старик на две секунды замолчал, но было видно, что он готов продолжать свои нравоучения еще тысячу лет, хотя, конечно же, до этой глупой молодежи никогда ничего не дойдет. Где-то в глубинах его сознания проскользнуло сравнение с тем, как его в свое время так же отчитывал и учил отец, но эта мысль благополучно покинула сознание дедушки, желающего продолжать.

- И вообще...

- И вообще, пошли домой, деда. - Все обернулись на голос подошедшего внука, державшего в руках стаканчик мороженного. - Тебя уже бабушка обыскалась! Вставай и пошли. Кинцо посмотрим и ужинать будем.

Кряхтя и не говоря ни слова, старик поднялся, после чего довольно быстро засеменил прочь от "Ленивца" в то время, как его внук, Коля, махнул рукой Майклу, еще паре тройке людей, после чего сам направился на выход.

Майкл был потерян после обвинительной речи. В его сознании проносилось более тысячи картин, заставляя морщиться от предстоящего выбора. Впрочем, не будем обманывать нашего уважаемого читателя, как и Майкл не стал обманывать себя, он уже знал, как нужно поступить. Наш главный герой поднял голову, гордо выпрямил спину, после чего поставленным и твёрдым голосом произнес:

- Официант, американо c молоком, пожалуйста.

 

Похожие статьи:

РассказыЛизетта

РассказыО любопытстве, кофе и других незыблемых вещах

РассказыКультурный обмен (из серии "Маэстро Кровинеев")

РассказыНезначительные детали

РассказыКак открыть звезду?

Рейтинг: +1 Голосов: 1 362 просмотра
Нравится
Комментарии (6)
DaraFromChaos # 29 июня 2016 в 23:05 +1
Василий, почитайте раздел Авторам, особенно то, что касается оформления рассказов v

в целом, порадовалась ::))))

роскошные канцеляризмы вперемешку с пропущенными знаками препинания, регулярно вылетающие из-под мостов шляпы, оповещающие о датах происходящих действий, ароматы, сжимающие воздух, солнце, что немаловажно, показывающее край своей, а не чьей-либо еще морды, засаленные рукава, вместо рюмок прикладывающиеся к глазам (каннибалы какие-то!), данные группы, швыряющие куда не попадя искры свободы, потерянный где-то после речи (видать, спьяну) ГГ и прочие радости жизни и стиля...
не позволили в полной мере насладиться, несомненно, богатой и оригинальной идеей произведения
laugh
Василий Володич # 29 июня 2016 в 23:14 +2
Спасибо!
Буду работать!)
DaraFromChaos # 29 июня 2016 в 23:17 +1
*шепотом*
язык... язык просто ужасен (уж простите редактора - сил нет молчать)
я понимаю, что вы пытались написать сатиру, но даже шутки должны быть грамотны :)
Василий Володич # 29 июня 2016 в 23:35 +2
Не боги горшки обжигают. Спасибо за критику
Макми # 4 августа 2016 в 15:22 0
Рассказ понравился. И вообще повествование можно было бы развить, создав несколько частей.
Василий Володич # 10 августа 2016 в 13:16 0
Есть мысли о продолжении
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев