fantascop

Серый ботинок

в выпуске 2019/07/29
article14244.jpg

Лаборатория была в одноэтажной пристройке, расположенной с тыльной стороны здания политехнического института.  Вадим открыл скрипучую дверь и прошел внутрь. Там уже был Сергей — подметал пол, плеская на него жидкий азот из сосуда Дьюара. Азот разбегался клубами, увлекая с собой соринки.

Вадим повесил куртку на вешалку. Сказал:

— Ну и что нам сегодня предстоит?

Сергей прибрал сосуд Дьюара на место:

— Наверное, как вчера. И как всю прошлую неделю. Нам предстоит любопытнейший эксперимент.

— Ты полагаешь? — Вадим присел в кресло за письменным столом. — Впрочем, я тому не удивлюсь. С тех пор, как мы обосновались здесь, у нас каждый день невероятные эксперименты.

Сергей взял с книжной полки потрепанную тетрадь. Раскрыл ее на чистой странице:

— Что записывать?

Вадим задумчиво посмотрел на потолок. Затем перевел взгляд на стол:

— Естественно, номер грядущего эксперимента.

Сергей кивнул:

— Тогда пишу «Эксперимент № 8».

— Что? Уже восемь? — вскинулся Вадим.

— Да, — еще раз кивнул Сергей. — Восемь. Предыдущий, седьмой эксперимент, был вчера, и посвящен был левитации заварочного чайника.

— Как же, помню, помню... — расплылся в улыбке Вадим. Но тотчас же посерьезнел: — Как помню и то, что Мурзик чуть было нам не помешал.

Кот Мурзик валялся на диване. Вадим пристально поглядел на него. Почесал свой нос. Сказал:

— И вот что меня сейчас волнует больше всего. Не решит ли он и сегодня повтыкать нам палки в колеса?

— Я размышлял об этом, — доложил Сергей. — Можно даже сказать, медитировал...

— И... что? — спросил Вадим.

— Надо чем-то занять его.

— Но чем его займешь?

Сергей победно показал пакет молока в руке.

Вадим одобрительно хмыкнул:

— Что ж. Идея хорошая. Будем надеяться, что пока Мурзик кушает, мы удачно осуществим эксперимент.

На том и остановились.

Сергей налил в миску Мурзику молока. Позвал:

— Кис-кис-кис!..

Мурзик, ясное дело, уже покинул диван, уже тут как тут, уже лакает смачно молоко из миски.

Вадим тем временем вовсю использовал момент, пока Мурзик был занят. Выдвинул ящик у стола. Уставился туда.

— Что там? — заинтригованный, произнес Сергей.

Вадим сунул руку в ящик. И достал оттуда... ботинок. Серый такой ботинок. Потрепанный такой. Сказал:

— Гм.

Сергей подлил молока Мурзику. Констатировал:

— Башмак какой-то задрипанный

— Вроде бы. Но что это на самом деле? — деловито повертел ботинок Вадим. — Вот это и предстоит нам выяснить.

Сергей приблизился к столу:

— Есть какие-нибудь соображения?

Вадим покосился на Мурзика:

— Как полагаешь, он вовсю кушает?

Сергей кивнул:

— Ну это же очевидно! Он ест вовсю.

— Что ж, — Вадим тоже кивнул. — Будем надеяться, что сегодняшний эксперимент пройдет без какого-либо участия в нем Мурзика.

Подвергнутый воспоминаниям, Сергей боязливо поежился:

— Да. Не хотелось бы Мурзикового участия... Так какие соображения насчет этого предмета?

Вадим положил ботинок на стол:

— А соображения будут такие. Начнем с того, чем мы тут занимаемся?

— Ну, это проще простого, — ответил Сергей. — Мы здесь осваиваем творческое наследие нашего земляка великого ученого-физика Николая Николаевича Бакенова.

— Правильно. А это как?

— Ну-у-у... Берем различные предметы, оставшиеся от него. И проводим их экспертизу. Узнаем, для чего они предназначены и какие порывы в науке в них задействованы.

— Значит, экспертизу сейчас и проведем... Эх, найти бы какие-нибудь записи Николая Николаевича. Но, к сожалению, они до сих пор пребывают в отсутствии.

— Да. Найти бы их. Тогда проще было бы осваивать его научное наследие.

— Но ничего. Мы и без его дневников справимся. Лишь бы нам Мурзик не помешал.

— Будем надеяться, что не помешает. Хотя...

— Что?

— Меня тут посетила одна догадка. А если Мурзиковы действия неспроста? Что если в происках Мурзика — глобальный замысел Николая Николаевича?

— Гм. Не удивлюсь, если это так.

— Но тогда надо перестать побаиваться действий Мурзика. И надо тщательно присмотреться к ним. А что для этого необходимо? Для этого необходимо притвориться, что мы начинаем новый эксперимент. И будем надеяться, что Мурзик тотчас же проявит себя.

Вадим вновь взял ботинок. Принялся внимательно его разглядывать. Через некоторое время сказал:

— А ты чего же не подключаешься?

Сергей постарался изо всех сил изобразить свое внимание к ботинку. Потянулись длительные секунды. Наконец Вадим бросил взгляд в сторону Мурзика.

— Ура! — воскликнул он. — Получилось!

Действительно. Возле миски Мурзика не было.

Вадим и Сергей растеклись вниманием по лаборатории. Напряженно ожидая чего-то необычного. И необычное не заставило себя долго ждать.

Возле входной двери раздался какой-то шум. Друзья обернулись туда и успели заметить, как пустое ведро катится по полу вдоль стены.

А где же Мурзик? А вот и он. Потерянно отступает, жалобно взирая на мир.

Странно, но это было так. Мурзик побаивался сильнее Вадима с Сергеем.

 — Не дрейфь, Мурзик! — воскликнул Сергей. — Мы с тобой!

В этот момент и нахлынуло.

Вдребезги брызнул осколками стенд с блок-схемой. Затем из стены выскочил кирпич. После чего из стены же выпрыгнул другой кирпич и принялся носиться по лаборатории наперегонки с кирпичом первым.

Сергей бросился к Мурзику. Схватил его на руки. Принялся успокаивающе поглаживать.

Наверное, Мурзик успокоился. Потому что кирпичи вдруг перестали метаться по лаборатории. И ничего нового экстремального не возникало.

Наступила напряженная тишина.

— Ну, вот, — сказал Вадим. — Кажись, буйство сошло на нет.

Прислушались. Вроде бы, все было спокойно.

Сергей почесал Мурзика за ухом:

— Больше не переживай так.

Мурзик замурлыкал. В этот момент со шкафа вдруг рухнула картонная коробка.

Вадим и Сергей вновь напряглись. Но никакого экстремального продолжения не последовало.

— Подозреваю, что это был завершающий штрих, — сказал Вадим.

Сергей кивнул и они подошли к коробке.

— Что там? — спросил Сергей.

— Естественно, какие-то вещи, принадлежащие Николаю Николаевичу, — ответил Вадим.

— Так, может быть, посмотрим, что за вещи? — предложил Сергей.

— Давай, поглядим, — согласился Вадим.

В коробке были видеокассеты.

— О! — воскликнул Сергей. — Антиквариат!

— Да. Но как бы их просмотреть?

Хорошо, что в лаборатории, помимо всего прочего, нашлась подходящая старинная видеокамера. Подсоединив ее проводами к телевизору, вставили кассету и включили воспроизведение.

На экране возник сам Николай Николаевич Бакенов, который принялся говорить:

— Вот и добрались до сути. Поздравляю. До поры до времени эта кассета была вне всякой досягаемости, потому что лежала в коробке, которая находилась в Зоне Невидимости. Я навел на мои изобретения Бурю Предметов. Причем все выглядит так, будто это Мурзик ее вызывает, когда кто-то ими интересуется. Но это не так. Поскольку вы в этом разобрались и пожалели Мурзика, вот вам бонус. Буря Предметов отключена и Зона Невидимости тоже. И получайте данную кассету с полным описанием моих изобретений...

— А что на других кассетах? — спросил Вадим.

На других кассетах была кинотека 80-х.

Тогда вернулись к первой кассете.

— Что касается моего ботинка, — сказал Николай Николаевич, — то это образец, иллюстрирующий даббл-фикшн, то есть, он удваивает вещи. Основа его действия в том, что...

И все. На этом кассета завершилась.

— На самом интересном месте, — возмущенно произнес Сергей.

Больше кассет с записями Бакенова не было. Были кассеты с записями синема-хитов прошлого века.

— Это не страшно, — отозвался Вадим. — Физики мы или кто? Неужели ж не разберемся с изобретениями нашего современника, пусть и основанными на непознанных еще принципах мироздания.

— Что, правда разберемся? — спросил Сергей.

— А то!.. Смотри сюда. На меня снизошло вдохновение! — Вадим положил на стол золотую монету и стукнул по ней серым ботинком...

Ничего не произошло.

— Гм, — сказал Вадим. — Этого следовало ожидать.

— Почему? — не понял Сергей.

— Да потому, глупый я, что если бы все было так просто, то удваивались бы все соприкоснувшиеся с ботинком объекты. В том числе и я сам. Но этого ведь не наблюдается?

Сергей внимательно посмотрел на Вадима. Затем поглазел по сторонам. Наконец произнес:

—Ты пока что в единственном экземпляре.

— То-то и оно! — усмехнулся Вадим. — Давай в эдаком разе думать дальше.

Подумали.

Сергея внезапно озарило:

— Может быть, не спроста ботинок лежал в столе?

— Верно мыслишь, — согласился Вадим. Открыл ящик стола. Положил туда ботинок. Закрыл ящик. — Итак, мы пробуем осуществить даббл-фикшн.

И дернул ящик на себя.

Удивительно, но на столе уже было две золотые монеты.

— Все понятно, — сказал Вадим. — Даббл-фикшн возникает, когда ящик распахивается. Тогда удвоение и происходит.

—А мне вот не ясно, — произнес Сергей. — Почему у нас теперь два Мурзика?

Вадим недоуменно вытаращился. Действительно. Один Мурзик был все еще на руках у Сергея. А второй, ничем не отличимый от первого, деловито лакал молоко из миски.

— Гм, — наконец вымолвил Вадим. — Значит, удваивается не тот предмет, который лежит на столе, а... а... Гм.

— Может быть, тот, о котором подумалось вдруг? — предположил Сергей.

— А что? — ухватился за идею Вадим. — Похоже на то.

В этот момент двое рабочих, выкладывающих плиткой лабораторию, отложили свои мастерки. Приблизились.

— Мы что подошли? — поведал один из них. — Я Осликов. Организацию «Группа», которую мы сейчас представляем, интересует эта ваша даббл-фикция. Весьма и весьма интересует. Да. Столь интересует, что нам уже на месте не сидится. Все хочется побыстрее присвоить эту вашу даббл-фикцию.

—  «Группа», — задумчиво произнес Сергей, поглаживая Мурзика. — Уж не та ли это «Группа», которая охотится за различными феноменами?

— Наверное, та самая, — не менее задумчиво пробормотал Вадим. — Эх невезуха! Только-только жизнь стала налаживаться, преподнеся способ приумножения золотых монет, как вдруг тут как тут эти рвачи.

— Если вы это о нас, то вот они мы! — радостно выразился Осликов. — Будет большая просьба подвинуться вам подальше от нашей даббл-фикции.

— От вашей?

— Ну, да. Как это ни звучит прискорбно для вас, но эта даббл-фикция уже практически наша!

Вадим сердито рыскнул глазами по лаборатории. Встретился взглядом с Сергеем:

— Мы сдаемся?

Сергей ответил:

— Нет!

— Ах, так? — махнул подбородком Вадим. — Ну, что ж!

И резко выдвинул ящик стола...

Конечно же, удвоение произошло. На сей раз это были... Осликов со товарищем. Сыплют недовольным настроением по окрестностям.

— Зачем? — не понял Сергей. — Зачем нам еще копии агентов «Группы»?

Вадим внимательно посмотрел на Осликова. Кивнул:

— Но они же не смогут не вступить в конфликт друг с другом. Оригиналы «Группы» со своими двойниками. Вот и поглядим на то, что сейчас здесь произойдет.

Тем временем Осликов, мутузя второго Осликова, сетовал:

— Ну что за коварство? Откуда этим ученым известно, что мы не можем не стремиться завладеть преимуществом в схватке с самими собой?

И пока агенты «Группы» выкатывались из лаборатории, Сергей задумчиво произнес:

— Это ты верно примыслил столкнуть «Группу» с «Группой» же. Будут знать, как пробовать наехать на современных физиков!

Похожие статьи:

РассказыИндикатор Тайн

РассказыАреал

РассказыУспехохват

РассказыКогда приходят идеи

Рейтинг: +1 Голосов: 1 48 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий