fantascop

Серый рассвет 4 глава Птицы, крысы…

в выпуске 2016/08/19
2 декабря 2015 - Eva1205(Татьяна Осипова)
article6892.jpg

Птицы,  крысы…

 

Нас никто не преследовал, что  поначалу радовало, но потом,  мне стало не по себе.  Пустота внутри разрасталась, грозя превратиться в черную дыру. Не так я представлял наше путешествие. Мутанты, куда ни шло, но чтобы свои решили нашпиговать нас свинцом, точно курицу гречкой, было отвратительным.

Татарин живой, но бледный как смерть, Фил и Жека тащат его, обливаясь потом, тяжелый, под метр девяносто ростом, однако оставалось немного.

Мы надеялись, что скоро многое разъяснится, главное – чтобы тот человек снова никуда не исчез, оставляя шарады из записок, где искать его.

Добравшись до точки, мы поняли, что так и вышло и снова придется искать ночлег.

–       Это плохо, что того парня нет, - Фил вытер мокрое лицо,- мне это напоминает погоню за собственным хвостом.

–       У меня предложение,- вставил Репа,- немного не в тему, но,- он кинул взгляд в сторону Татарина,- ему нужна кровь и медикаменты,  думаю, стоит попытать счастья в ближайшей больнице.

–       Я тоже видел  в навигаторе больницу,-  Фил нащупал пульс Татарина,- плохо дело. Если там ждут нас, он точно не выживет. Предлагаю отправиться на разведку, по рации сообщите, что там, думаю, мы с Жекой сможем дотащить  его.

–       Понял,- Репа посмотрел на часы,- идем, значит до связи.

–       Давайте, ребята, Мелкая, тебе не обязательно…

–       Это не обсуждается,- бросила  она,- я иду с ребятами, моя помощь вам точно здесь не потребуется.

–       Хорошо,- Фил смотрел на нас такими глазами, точно прощался, и мне это не нравилось.

–       Мы вернемся,- отрезал я,- и не вздумай надеяться, что мы не вернемся.

–       Я понял, - уронил Фил и посмотрел на бесчувственного Татарина,- мы столько лет дружим.

–       Надеюсь, все будет хорошо.

Я успокаивал себя, что так и будет, понимая, что стали заложниками этого мертвого города и скоро, очень скоро, когда сумерки нахлынут сюда, здесь появятся другие. Город наблюдал. Тишину нарушали лишь шаги и прерывистое дыхание. Больница была рядом, добрались без помех, пробираясь сквозь развалины, прижимаясь к стенам точно тени. Старались двигаться, как можно тише, боялись спугнуть спящую нечисть.

Лезвие ножа Мелкой плавно выглянуло из ножен, точно жало змеи, приготовившееся к броску,   АК74 точно прирос к пальцам Репы, несмотря на холодную погоду, на лицах выступил пот и это был пот страха.  Страх пахнет неприятно, острый запах, который чувствуют звери, так же ощущают мутанты, но к сожалению, антиперспирантами пользоваться не было возможности.

 С оружием, казалось, мы более защищены, что было, не всегда верно.  Оно придавало уверенности, смелости, мы верили, что так, хотя бы, остается шанс на выживание.

Поднимаясь по ступеням, мы услышали движение в холле больницы, приготовились, понимая, там что-то есть. Через стеклянные двери покрытые слоем пыли и грязи видны полчища крыс, которые снуют туда-сюда по залу. Они не были похожи на мутантов, обыкновенные серые крысы, только в огромном количестве.

–       Такое впечатление, что их заперли здесь, и они не могут выбраться,- предположила Мелкая.

–       Это верно, но как нам пробраться внутрь? – Репа видел, что двери забаррикадированы изнутри, точно кто-то не хотел, чтобы они открылись.

–       Наверное, люди пытались спрятаться там и должно быть есть запасной выход.

–       Конечно, Репа, есть,- я махнул рукой, и мы двинулись по периметру, в поисках еще одного входа в больницу.

Запах смерти щекотал ноздри, я замедлил шаг и прислушался.

–       Ребята,- прошептал я как можно тише,- стойте, здесь  тварь, я чувствую ее.

Мелкая знала о моей новоприобретенной способности чувствовать мутантов и замерла, осматриваясь по сторонам.

–       Ты шутишь? - Спросил Репа, хорошо еще тихо спросил.

–       Он чует мутантов,- шикнула на него Мелкая,- готовьтесь, не поднимая шума, убрать  тварь, если она набросится на нас.

Я достал длинный нож, мне больше нравится название мачете( для резки тростника), Репа оценивающе причмокнул губами, глядя на него, и я увидел, как в его руке появился армейский нож.

–       Главное не размер,- он подмигнул мне.

–       Это ясно,- согласился я, мы направились к лестнице, ведущей на второй этаж, приготовившись к схватке

Я заметил, что дверь распахнута, прислушался к своим чувствам. Пока ничего. Осторожно поднимаясь по лестнице, держа наготове мачете, я вошел в открытую дверь, Мелкая  и Репа следовали за мной. Затхлый воздух пахнул в лицо, смешался с вонью разложения и лекарств, запашок, скажу, мерзкий.

Мы услышали шорох, потом топот ног, прижавшись к стене, я медленно двинулся по коридору, выглянул из-за угла, видя промелькнувшую тень. Мы  старались двигаться быстро, тихо выстроившись в цепочку, сжимая ножи.

Дверь в конце коридора со скрипом закрылась, там кто-то был, и, прибавив шаг, мы оказались на месте. Я слышал стук своего сердца, Мелкая, высунув вперед руку с ножом, попыталась заглянуть внутрь, потом вернувшись, растеряно пробормотала.

–       Странно. Там какой-то мальчик.

–       Мутант? – спросил я

–       Не знаю. Обычный мальчик в больничной пижаме.

Репа, удивленно скривив лицо, предложил войти внутрь, мы приготовились к худшему и, когда дверь скрипнула, ждали, как мальчик откроет испуганные глаза.

Он сидел на деревянном стуле посередине комнаты, маленький, ему было не  больше десяти, худой и изможденный, с грязными волосами, которые торчали в стороны, бледное лицо с закрытыми глазами. Это напрягало, особенно глаза, точно мальчик ждал чего-то. Или кого?

–       Малыш, ты как здесь оказался? – как можно дружелюбнее спросила Мелкая.

Мальчик, не говоря ни слова, поднял лицо и, открыв глаза, посмотрел на Оксанку. Во его взгляде было что-то неестественное, хотя он не был похож на мутанта, обычный, запуганный ребенок.

–       Ты здесь один? – спросил Репа.

Я ожидал, что так будет.

Мальчик, заговорчески улыбаясь, покачал головой. Забрался с ногами на стул, мы отступили, не до конца понимая, что он задумал. Он окинул нас молчаливым взглядом и  вдруг его очертания вздрогнули, теперь перед нами стоял не малыш, а мужчина, около сорока лет.  В той же серой пижаме, которая была старой, с дырами на коленях, он медленно покачивался стоя на стуле, похожий на психопата. В прорехах пижамы я увидел его голое тело, кожа в непонятном движении, словно мужик состоял из маленьких самостоятельных частей. На абсолютно лысой голове пульсировала вена, а беспокойные неприятные глаза, излучали сумасшествие. Темные круги залегли под ними, бледная кожа, делала похожим на тварь, что летает в ночи, превращаясь в летучую мышь. Незнакомец сложил руки, перебирая пальцами, и беззвучно захихикал.

Я тронул за плечо Мелкую, давая понять, надо уходить. Медленно отступая к выходу, мы наблюдали за трансформацией странного человека, он снова поменял обличие,  став стариком, сгорбленным и тощим. Его руки тряслись, а маленькие красные глазки, как у свиньи, горели огнем. Он открывал и закрывал рот, похожий на рыбу, выброшенную на песок, но, ни один звук, кроме странного писка, не вылетел из него.

Я потянул Мелкую за воротник куртки, вытаскивая в коридор, следом осторожно выбрался Репа.

В какое-то мгновение старик перестал смеяться, нахмурился, сведя кустистые брови, погрозил пальцем, а потом, если это можно описать словами, из него начали сыпаться крысы, точно он создан из их тел, способных менять внешность, точно каждая крыса была пазлом на общей картине.

Мы захлопнули дверь, раздавив нескольких тварей, в застекленном окне я видел, как старик распадается, превращаясь в армию серых грызунов. Такого  я ни в одной  игре не видел даже. Все выглядело ужасным кошмарным сном на яву.

Мелкая с Репой начали двигать шкаф, чтобы забаррикадировать дверь,  я наблюдал за происходящим, цепенея от ужаса. Крысы вели себя хаотично, точно намагниченные частички в жидкокристаллическом экране, перемещаясь туда-сюда, обретая разные формы.

–       Ну, что там у вас? – я повернулся к ребятам, увидев, что у Мелкой не хватает силенок.- Давай, следи за ними, Оксан, иди, говорю. Репа, стой, помогу!

Я сменил ее, и мы быстро передвинули тяжелый шкаф.

–       Что там за булыжники хранят! – Репа выругался.

Мы отступили назад, не сводя глаз с двери,  крысы стали бросаться на стекло, пытаясь вырваться из плена. Завороженные больше, чем напуганные, мы медленно отступали назад, видя, как на нас из-за стекла смотрит женщина с серым лицом,  лицо ее, слепленное из крысиных тел, в миг обрело иллюзорную плоть, они вдохнули на короткое время жизнь в некогда живую женщину. Из  ее головы вылезла крыса, начала медленно сползать по бесстрастной физиономии, как стекает густое повидло по краю банки. Потом тварь раззявила рот, заглатывая крысу. Я отступил, поморщился, видя, как розовый голый хвост медленно втягивается в рот мерзкого существа.

–       Уходим,- скомандовал быстро, понимая, что нужно действовать быстрее,- это что-то новенькое, сюда надо будет вернуться с напалмом, чтобы сжечь все дотла,- я сплюнул на пол, чертыхнулся, в горле стояла тошнота. Ненависть и отвращение заставили сердце биться точно часовой механизм.

–       А как же лекарства? – Оксана остановилась, как вкопанная.

–       Думаешь, я забыл? – хлопанье крыльев больно ударило по ушам. Я ощутил металлический привкус во рту и пульс, что бил в голове, точно играя на барабанной установке.

Посмотрев вверх я увидел несколько голубей внимательно наблюдавшими за нами.

–       Конечно, - голос Мелкой вызвал новый приступ тошноты, девушка язвительно усмехнулась,- посмотри на себя!

–       Тебе не идет злиться, ты сразу такая мелкая, мерзкая тварь! -  Я не узнавал ее, лицо, оно стало размазанным, точно стало податливым маслом на бутерброде, у меня было одно желание размазать Оксанку по стенке, мы сцепились, и лезвие из ее руки метнулось, чуть не вспоров мне живот. Я отскочил в сторону. Вскипел от злости, теряя ощущение реальности. Потом словно отключили свет.

         Я открыл глаз, понимая, что лежу на холодном полу, оружия нет, руки связаны, повернув голову, в поисках ребят, подмигнул Мелкой. Она посмотрела на меня и непонимающе подняла замотанные скотчем руки.

–       Я думала ты один с головой не дружишь?

–       Репа, ты чего, спятил? – выкрикнул я, пытаясь освободится.

–       Я-то нет, а вот вы, точно друг друга чуть не прирезали! – он сидел напротив нас, на деревянном столе, играя ножом, перекидывал из руки в руку свой армейский тесак.

–       О чем ты, чувак? – я ничего не помнил с того момента, как голый крысиный хвост исчез во рту мерзкой тётки.

–       Вы начали ругаться, обзывать друг друга, а потом завязалась драка. Чёрт, не хочу говорить об этом, вы, что с цепи сорвались?

–       Дело в том, что мы ничего не помним,- Мелкая, попыталась подняться,- развяжи, ну, что такое? Ты пугаешь меня!

–       Я пугаю?! – он ткнул себя в грудь большими пальцами рук,- значит я?! Отлично.

Он слез со стола и начал расхаживать по комнате:

–       А  то, что я всякое  передумал не в счет? Что Татарин почти, что труп тоже не в счет?!

–       Короче, я чувствую, это все воздействие этих крыс,- начал было я, но Репа вне себе от злост, ударил ладонью по стене, совсем рядом у моего лица.

–       Крыс там не было! Были только вы, точно мерзкие крысы!

–       Погоди не кипишуй, Реп, что-то воздействовало на нас и это что-то здесь. Крыс, говоришь не было, а что это тогда?

–       Откуда я знаю, я смотрел, только на вас.

–       Развяжи нас, надо закончить дело или будет слишком поздно.

–       Сколько мы здесь провалялись? – неожиданно спросила Мелкая.

–       Ну, - он взглянул на часы,- около сорока минут, а что?

–       Надо торопиться. У меня пришла мысль.

Мы все с интересом взглянули на Мелкую.

–       Ну и? – выдавил Репа.

–       В подвале часто есть генераторы и возможно что-то еще работает, когда отрубился свет, должны включиться генераторы.

–       Ну да, они два года работают на вечном двигателе,- усмехнулся Репа.

–       Я понимаю, что два года они не будут работать, но если здесь кто-то прятался, возможно, что-то осталось в рабочем состоянии и есть нормальная кровь и лекарства. Идем в подвал, на месте и увидим.

–       Главное, чтобы там не было  крыс,- выдохнул я, - а то, если что, сразу меня по башке лупите.

–       Нет, твоя головушка еще пригодится, - Репа  по-матерински обнял меня, вытащил нож и быстро снял «оковы».

–       А я? –  жалобно проскулила Мелкая.

–       А ты, женщина, в назидании будешь сожжена  на костре! – Репа рассмеялся, подошел к ней, разрезая скотч,- я освобождаю тебя, но помни мою доброту.

–       Что это за спектакль одного актера? – она притянула его к себе.

–       Она меня хочет убить! - Взмолился Репа, еле сдерживая смех. Я подошел, потирая затекшие руки, мы обнялись и попытались собраться с духом.

Что-то здесь было странное и это что-то следило за нами. Мы еще не знали, но чувствовали эти глаза повсюду. Времени до сумерек оставалось немного, нужно торопиться.

До подвала добрались без приключений, странно, что кроме крыс в больнице летали птицы, они свистели и кричали на своем птичьем языке. Голова словно набитая ватой,  отяжелела, я покрутил ей, и наваждение спало.

Медленно спускаясь в подвал, я принюхался, запах бензина и дизельного топлива. Мы осветили лестницу фонарями, там, внизу чернела металлическая дверь. Шаги казалась слишком громкими, разбитое стекло, мусор создавали много шума. Я услышал хлопанье крыльев, голуби подлетели к выходу, но не последовали за нами.

–       Чувствую, что с этими птицами что-то не так,-  заметил я.

–       Возможно,- Репа тронул дверь, выругался, понимая, что она заперта.

–       Значит там кто-то жил,- предположила Мелкая.

–       Тише,- я приложил ухо к двери, прислушался, надеясь, что-нибудь услышать. Мои ожидания не оправдались, только мрак и безмолвие. –Надо открыть эту чертову дверь,-  настойчиво повторил я.

–       Понимаю, только чем и сколько это займет времени?

–       Может, стоит вернуться? – голос Мелкой дрогнул.

–       Думаю, стоит разделиться,- Репа покрутил дверную ручку.- Идите, ищите лекарства:  антибиотики, бинты, капельницы, все,  что нужно…

–       Я поняла,- кивнула Мелкая.

–       А я попробую открыть дверь. Рация включена, если что я сообщу…надеюсь, ничего не случится. Да, закройте дверь, чтобы мне никто не мешал.

–       А если там твари? - Мелкая метнула настороженный взгляд на замкнутую дверь.

–       Нет там никого. Уверяю тебя, Оксаночка,- ее имя он произнес по слогам, - Можешь верить. Точно.

–       Ладно,- я потянул ее за собой,- идем, времени мало.

Мы выбрались из подвала и, захлопнув дверь, задвинули поперек входа  стол, навалили на него стулья и всякий хлам.

На стене висел план эвакуации при пожаре, замечательно, отлично видно, где расположены палаты больных, операционные. Решено двигаться к ближайшей, мы осмотрелись, коридор чист. Я понял, что птицы и крысы становятся опасными, когда концентрируешь на них свое внимание.

–       Не смотри на них, Оксан, эти твари мелкие организуются, как пчелы с коллективным сознанием,- я осторожно приоткрыл дверь операционной. Никого. – И воздействуют на нас, как настоящая психическая бомба!

Скинув рюкзак, Мелкая начала складывать лекарства и все необходимое.

–       Во всяком случае мне кажутся они менее опасными, чем псевдопсы и мутанты-люди.

–       Хорошо, лекарства с не истекшим сроком годности,- я собрал несколько хирургических наборов и засунул в свой рюкзак. – мне пришла в голову идея. Будем называть людей-мутантов морки. Вот пришла в голову такая идея. Что думаешь, тупо?

–       Нет, норм,- пожала плечами Мелкая,- а я придумаю название псевдопсам,- пусть они будут…

Затрещала рация, чувство страха вернулось, всколыхнув сознание.

–       Прием, Леха на связи.

–       Прием… на связи… Ник.

Я чуть не подпрыгнул от радости.

–       Ник! Ты как?

–       Где вы, ребята? – голос у него был изможденный.

–       Что случилось? Ты далеко от точки?

–       Я на ней. Никого нет.

–       Должны быть Фил, Жека и Татарин…Его ранили. Прием. Ник Прием…

Потрескивание и шум заполнили эфир, я не мог больше ничего расслышать.

–       Черт, это Ник,- Мелкая, нахмурившись, покачала головой:

–       Ты уверен?

–       Да вроде… голос его. Прием. Ник…прием… - я снова попытался с ним связаться.

–       Они найдут нас…- услышал последнее, что, видимо, хотел сообщить Ник, слова «конец связи» потерялись в помехах. Как я не любил этой недосказанности. – Уходим. Надо вернуться на точку, черт, а вдруг Ника схватили  «призраки», тогда ребятам угрожает опасность.

–       Думаешь, Ник мог все рассказать им?

–       Сам, нет, конечно, но ты знаешь, способы развязать языки.

Двигались быстро, тени удлинились, я понимал, что близятся сумерки и необходимо торопиться.

–       Прием, Фил, прием… Леха на связи,- я хотел предупредить  их об угрожающей опасности. – Ну, ответь же…

–       Прием, Леха, на связи Фил, что там у вас?

–       Нашли лекарства, сейчас заберем Репу и возвращаемся, вы не успеете до заката. Но дело не в этом, со мной связался Ник.

–       Ник? – рация снова затрещала, точно счетчик Гейгера.

–       Прием, Фил…прием…- тишина сменила треск, связь разорвалась, я чувствовал, как капли холодного  пота выступили на лбу.

–       Что там случилось? – встревожилась Мелкая.

–       Не знаю… Хорошо, если что-то со связью.

Растаскивать мебель от двери, ведущей в подвал, было быстрым делом, я рванулся вперед, включив фонарь, позвал Репу, но к нашему ужасу, в ответ рассмеялась пустота, распахнутая дверь была ее соучастницей, а мы, как два идиота звали темноту по имени.

–       Не понял… - я  остановился перед входом и услышал звук лезвия ножа Мелкой, которая поняла, что здесь что-то не так.

–       Значит, там точно кто-то был, - она дотронулась до моего плеча,- давай посмотрим что  там, без Репы уходить нельзя.

Я согласился, и мы осветили просторную комнату.

Тут совсем недавно кто-то жил. Посуда, коробки с консервами громоздились на металлической тумбе, двух ярусные кровати с кучами тряпья. Я осветил пол, ни крови, ни следов борьбы.

–       Может Репка нашел что-то там,- предположил я, посветив фонарем вглубь комнаты, там зияла, точно пасть, распахнутая дверь, громадная, даже не дверь, а что-то наподобие ворот, отъезжающих в сторону. Внутри следующего помещения генератор, холодный, но запах бензина свежий, столы, стулья, ящики с медицинскими препаратами и колбами для химических опытов, покрытые толстым слоем пыли. В середине зала стол с реагентами и приборами химической лаборатории, однако Репы нигде не нет, как и дверей ведущих хоть куда-то, где  можно найти нашего друга.

–       Что это за место? – Мелкая взяла в руки одну из колб с красной жидкостью похожей на кровь,- чем тут занимались…

–       Ничего не трогай,- бросил я,- это может быть опасно.

–       Тут бывают, но редко, видимо только из-за горючего.

–       Я вижу, пыли столько, хоть картошку сажай на этих пробирках,-  усмехнулся, поставив фонарь на стол.

Мы обследовали комнату, но  не нашли следов ни Репы, ни кого-либо еще, что казалось очень странным, точно он испарился.

Наверху раздался вой, я побежал к выходу, вспомнив, что мы оставили открытыми двери. Поздно, слишком поздно. Мы оказались в западне и бежать некуда, по лестнице спускались твари и крысы, которые издавали свистящие звуки, мерзкие создания. Всегда ненавидел их.

Тварей было с десяток, и они не были похожи на мутантов, то есть морков( теперь именно так я и буду их называть)это были те самые крысо-люди, способные менять свой облик. Тогда, видимо, они изучали нас, просчитывали, как быстро мы сможем подчиниться их психической атаке.

Я ощущал, как что-то сдавливает голову. Выхватив мачете, разрубил первого монстра пополам. Крысы разлетелись в стороны, потом снова начали смыкать свои ряды, превращаясь из двух половин окровавленного человека в четырех.  Их глаза горели огнем безумия, отражали свет от наших фонарей, сложно отбиваться в темноте в отблесках голубого света. Крысы падали на пол и просто кишели под ногами.

Крысо-люди напоминали Лирнейскую гидру, которую невозможно уничтожить. Отрубив одну голову, вырастало сразу две, так и с крысо-людьми,  их становилось все больше, а образы ужасней. Лица с гримасами боли, неестественно выгнутые конечности и хруст костей, точно эти механизмы были слеплены из человеческих останков, слышно, как кости трутся друг об друга. Мы отступали назад, Мелкая сделала выпад вперед, нашампурив на свой нож  пятерых грызунов, отбросила в сторону. Получив удар в лицо, она отпрянула назад, я продолжал орудовать мачете, понимая, недостатки замкнутого помещения, стрелять – это опасность рикошета, оглушить себя и точно получить контузию… Не знаю, может надо было открыть стрельбу, но тут я с ужасом обнаружил, что Мелкой нет рядом.

Возможно, ее схватили или она куда-то провалилась.   Непонимающе отбиваясь от чудовищ, я отступал, соображая, что делать дальше, не хотелось верить, скоро все будет кончено.

Крысы в образе людей, тянули ко мне свои изуродованные руки, из ртов несло зловонием и разложением. Голову сдавило еще сильнее, я услышал хлопанье крыльев и увидел в просвете, где была распахнута дверь, птиц. Какое-то чувство мне подсказывало, что они воздействуют на мозг людей, точно психическое оружие, заставив  терять волю, и ненавидеть себе подобных, уничтожая друг друга. Я покачнулся, больно ударившись спиной о стену…

Тут произошло нечто странное, что спасло мне жизнь. В ту минуту я не совсем понял происходящее, в голове все кружилось, я упал на холодный бетон и ощутил, как меня поднимают и тащат куда-то, в голове шумело, из ушей текло что-то теплое, как и из носа. Кровь. Это кровь. Подумал я перед тем, как отключится.

         Запах формалина, аромат морга, холод и слабое свечение ламп под потолком. Ровное жужжание генератора. Я попытался встать.

–       Погодите, голубчик,- услышал я незнакомый голос мужчины, снова головокружение и боль в висках. Он сделал мне укол, полегчало, сон снова закрутил в своем танце, точно затягивая в черную дыру.

Я открыл глаза.

–       Ну, наконец-то,- услышал голос Репы.

–       Репка, чувак,- я попытался улыбнуться,- Мелкая, она…

–       Я здесь, Леша,- Оксана схватила меня за руку, я поморщился от боли.

–       Потише, ты что сдурела?! - шикнул на нее Репа,- видишь, он только пришел в себя…

Их голоса, точно эхо, отдавались в голове. Потом появилось лицо доктора невысокого седого старичка с бородкой, точно, как у доктора Айболита.

–       Добрый доктор Айболит, он под деревом сидит…- я тупо рассмеялся.

–       Это последствие лекарств и травмы, не волнуйтесь,- его «не волнуйтесь» было точно не для моего измученного мозга,- скоро все будет хорошо,- сообщил Айболит моим друзьям.

Не знаю, сколько времени я был в отключке, как и не знаю, что с Филом и Жекой, надеюсь, Татарин не обратился, и не случилось  самого страшного.

         Ребята рассказали, что в лаборатории есть потайная дверь и если прислониться к ней, она поворачивается.

–       Я так попал внутрь и не могу найти выход обратно,- улыбнулся Репа,- представь мою панику, брат, я чуть в штаны не наделал, а тут еще Айболит появляется в белом халате. Ну, думаю, все – это психушка. Ничего не было и вся Зона отчуждения плод моей больной фантазии.

–       Потом я так же туда попала, когда одна из тварей ударила меня, и я отлетела к стене, замок сработал, и тоже оказалась в темном коридоре одна наедине с собственным страхом. Блин, я думала, что больше никогда не увижу вас, ребята,- Мелкая обняла сначала Репу, потом меня и впервые за столько дней, я понял, что мы здесь не одни, но кто этот добрый доктор Айболит.

–       Он назвался дядей Колей,- ухмыльнулся Репа, но прозвище Айболит мне нравится больше, короче тут много народа и еще Айболит рассказал, что недавно сюда тоже попал один человек, говорит, что ждал кого-то. Блин, тут не берет рация, что с ребятами там наверху, мы не можем их бросить.

–       Согласен, но что разве отсюда выхода нет? – спросил я.

Репа, закусил нижнюю губу, посмотрел на Мелкую, точно они что-то знали, и не хотели говорить. Я подозрительно окинул их взглядом и потребовал все выкладывать, как есть.

–       Короче, тут такое дело,- начал Репа,- даже не знаю с чего начать.

–       Давай с самого начала, - я посмотрел в упор на него, и Репа начал рассказывать. То, что в подвале была лаборатория, это ежу понятно, а позже выжившие решили сделать запасной выход на случай, если придется бежать, такой потайной вход, что не то, что морки, обычные люди не смогут заметить.

От тайного хода внутрь коллектора вел узкий коридор, где все время дежурил человек на случай, если кто-нибудь проникнет через секретный вход.

–       Но все это не так важно,- добавил он,- важно то, что  теперь мы сможем помочь Татарину, даже если он начал обращаться.

–       То есть?

–       То есть они придумали вакцину против этой заразы…

–       Но как?

–       Как-как,- Репа махнул рукой,- посмотри на себя, ни царапины. Это настоящее чудо!

–       А что произошло? – не нравилось мне все это.

–       Тебя укусили, несколько укусов, когда отбивался от крыс,- добавила Мелкая,- когда тебя притащили к Айболиту, ты потерял много крови, но, как видишь, лекарство помогло, как многим.

–       Мы еще тестируем его,- я услышал тот голос и увидел входящего в комнату Айболита,- возможно мутации начнутся снова и хочу сообщить, что ты необычный пациент. У тебя уже началась мутация задолго до того, как ты попал  к нам.

Я медленно сел, опираясь на руку Репы.

–       И что это значит, доктор?

Это значит то, что я еще не сталкивался с подобной мутацией, и вам повезло, молодой человек, что инфекция не распространилась дальше, мобилизовав свои силы в другом месте. Ваш мозг – странная штука,- он покачал головой,- чтобы не вдаваться в научные термины скажу просто, благодаря вирусу вы смогли развить свое, так называемое, шестое чувство. Вы можете чувствовать, что должно что-то произойти…

–       Это верно, но никто не кусал меня,- начал я.

–       Достаточно контакта с заражённым, - я вспомнил отца и то, что мы шли несколько дней. Всего каких-нибудь два или три дня. – Поэтому в той или  иной степени заражены все, однако я остановил трансформацию вируса и вам не грозит потерять свой облик, обратившись в кровожадного монстра. Мы не держим вас, но я хотел бы наблюдать за ходом выздоровления.

–       У нас там остались друзья,- выпалила Мелкая, - и мы должны предупредить их, за нами идут военные, и мы должны найти кое-кого.

–       Мы запутались и не знаем, что делать дальше.

–       Я понимаю, но если вы не знаете куда идти, как вы спасете своих друзей?

–       Мы можем рассчитывать на вашу поддержку?

–       Я не могу отвечать за всех, думаю, стоит поговорить с Якорем.

–       С кем? – я непонимающе посмотрел на Айболита.

–       Хорошо. Я поговорю с главным, и мы решим, как вытащить ваших друзей.

Как все это напомнило наше появление с Жекой в бункере базы «Вулкан». Теперь я не доверял, как раньше, но что-то надо было делать. Возвращаться наверх. Искать связного. Вопросы, вопросы. В голове была полная каша. Еще угнетало то, что сказал добрый доктор, это что ж получается – я мутирую, как те уроды, как твари, которых мы убиваем? Шестое чувство, тоже мне, придумали, надеюсь, не стать подопытной крысой.

От воспоминании о крысах и птицах, по коже пробежал холодок. Времени оставалось мало, мы должны были вернуться, но Репа настаивал, на разговоре с этим Якорем.

В этом  мире,  когда все перевернулось с ног на голову, где люди живут в подвалах и прячутся от тварей, надо держаться за любую возможность, чтобы поскорее выбраться из ада.  Выбраться из ада, который пожирал нас не только снаружи, но поселился в душах, в мозгах. Мы должны думать о будущем и хорошо, если этот доктор создал вакцину, но не верится мне, хоть и очень хочется, что мы так быстро сможем вернуть утраченную жизнь.

         Мы вошли в маленькую комнату загроможденную шкафами с различными бумагами, книгами и увидели немолодого мужчину интересной наружности. Он ждал нас, и прозвище Якорь подходило, как некстати,  его внешности. Невысокий бородатый мужик в тельняшке, с трубкой в зубах, точно сошел с картинки  приключенческой книжки про пиратов.

Когда он заговорил, мысли о морских разбойниках сразу вылетели из головы, уступая место надежде, или что бывает, когда находишь того, кого так долго искал.

Похожие статьи:

РассказыТрамвай

РассказыРуководство по рыбалке

РассказыСерый кровосос

РассказыСломанная кукла у врат Рая

РассказыСерый рассвет 2 глава

Рейтинг: 0 Голосов: 0 299 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий