fantascop

Серый рассвет 5 глава

в выпуске 2016/08/25
22 декабря 2015 - Eva1205(Татьяна Осипова)
article7080.jpg

 

Глава 5

Когда мертвые молчат

Северцев отдал приказ устроить привал. До заката оставалось пара часов, чтобы подыскать ночлег. Он посмотрел в навигатор, не понимая, куда могли деться ребята. Сигнал пропал, экран девственно чистый, слепо выжидал. Северцев посмотрел в сторону связанного Ника и устало закрыл глаза.
Как противно быть сволочью в глазах тех, кто раньше уважал и, наверное, любил. Но только не сейчас, не так, он не мог раскрыться Нику. Парень молчал, обученный правилам поведения в плену, но его буравящий взгляд выдержать трудно.
До точки, где связной, оставалось пара часов пути, и Северцев специально тянул время, надеясь, что его человек успеет уйти. Он не хотел подвергать и его опасности. 
Что стало известно ребятам? Живы ли они, где Оксана? 
Эти вопросы врезались мучительными морщинами в сердце, и Северцев ощущал беспомощность.
–       Товарищ капитан, группа готова занять позицию,- доложил лейтенант Горлов,- до центра около часа, мы успеем.
–       Я знаю, что успеете,- Северцев посмотрел на него, понимая, что все они в списках смерти первые, но не хотел им участи быть сожранными или подвергнуться заражению,- выдвигаемся на рассвете. В этом месте много мутантов и скоро придет их время, ты же         знаешь,    Горлов.
–       Так точно, капитан,- Горлов посмотрел по сторонам,- в подвале этого дома ребята обнаружили с десяток мутантов, в соседних тоже много, наверху располагаться на ночлег опасно.
– Еще есть время, говоришь?
– Если направимся сейчас, успеем.
–       Не думаю, что это хороший вариант. Зачистить подвал и расположиться на ночлег,- приказал капитан. 
Горлов почувствовал, Северцев что-то не договаривает, но не стал спорить, не подчиниться приказу для него было равносильно самоубийству.
–       Ты   понял,      Горлов?
–       Так   точно,      товарищ  капитан.
–       Отправь группу для зачистки, потом отчитаешься, как прошло!
–       Есть.
Впервые за столько времени, Северцеву захотелось курить, он бросил давно, но сейчас наполнить легкие горьким ядом, казалось, облегчило бы воздух ненависти и скорби скопившийся внутри.
         Он видел, как Горлов отдает приказ взводу из 9 человек спуститься в подвал.

Баллоны с напалмом, их достаточно, несколько ребят, нацепив защитное снаряжение, идут первыми, остальные следом, не торопясь, ожидая приказа взводного. 
Игорь уже не слышит криков, которые слились в один протяжный вой, люди, мутанты… запах жженой плоти и горящего бензина, короткие очереди АК 12. Быстрое и внезапное проникновение сделали    свое дело. 
Избавившись от трупов, бойцы вошли внутрь, вентиляция, к удивлению, функционировала исправно. Помещение подвала быстро очистилось от дыма. Распахнутая дверь, покрытая копотью, еще хранила на себя следы гвоздей и сломанных досок. Зараза проникла внутрь и люди, заколотив двери изнутри, не смогли спастись, сбежать от тех, кто недавно были как они, людьми. Северцев подошел к выходу, бегло пересчитал бойцов, никто не пострадал. 
Знали бы «призраки» на чьей стороне воюют за так называемую правду. Как странно, усмехнулся про себя капитан, у правды, как и у лжи столько лиц. Случается, что и правда может быть разной                   и      для  каждого она         своя. 
Он ощущал себя предателем, чужим среди своих, какими глазами на него посмотрит Оксана, как сможет верить ему.
–       Товарищ капитан, все чисто,- отрапортовал Горлов, - помещение очищено от дыма, запах есть, но до темноты выветрится.
–       Вас понял, Горлов,- Северцев взглянул на часы, потом на Ника, сколько он хотел ему рассказать. Хорошо, он успел связаться с ребятами, но  смог ли предупредить об опасности.

 Северцев вспомнил, как Бердников выбил рацию из рук парня и, схватив за шиворот, опрокинул на острые камни, ударил лицом, разбив    губы и      нос.
Капитан приказал связать Ника и оставить в покое, до возвращения на базу. Ник по-волчьи ощерился и, сплюнув кровавой слюной, процедил   сквозь      зубы:
–       Ну, ты и сука, Север,- новый удар, на этот раз ногой в армейском      ботинке.
–       Прекратить! – Игорь приказал не трогать пленного и, сверкнув глазами, добавил, что Бердникова ждет серьезный разговор,- сейчас не время и не место выяснять отношения, сержант. Ты    понял        меня?
–       Так точно,- глухо выдавил из себя Бердников, посмотрев на Горлова, который, покачав головой, согласился с капитаном Северцевым.
– Все разборки потом, сержант,- добавил Горлов, лично связав, Ника, кивнув капитану, который остался доволен выполнением приказа.
Ночь прошла, как обычно – скрежет зубов и когтей, дыхание голодных тварей, которым сложно пробраться в укрытие. Северцев почти не спал, просыпаясь, каждый раз, когда ухо улавливало малейшее движение снаружи или внутри подвала. Все спали, дожидаясь рассвета, который не хотел наступать, а потом внезапно просочился серыми щупальцами в трещины и щели. Наполняя убежище мутным светом сумеречной зоны.
         Завтрак скудный, но сытный, сборы и подготовка к новому броску через городские развалины. На машинах передвигаться невозможно, вздыбленное дорожное полотно и завалы из рухнувших зданий, Ник со связанными руками, угрюмый, но не сломленный молчал. Северцев так и хотел подать ему знак, если не поговорить, что все по-прежнему, и он может ему верить, но не сейчас, момент не подходящий для сантиментов. 
Чем ближе они подходили к точке, тем больше стали появляться крысы. Обычные крысы, думал Северцев, но до сегодняшнего дня не видел их в таком количестве.

Нервы напрягались, ноктюрном играя, покалывая мышцы. Группа не знала точку входа, и Северцев, сверившись с картой, посмотрел в сторону Ника, который не отводил от него взгляда, все были заняты осмотром местности, Горлов рассредоточил бойцов, несколько человек поднялись на верхний этаж полуразрушенной «трехэтажки». Северцев улыбнулся и подмигнул Нику, тот удивленно вскинул брови и сплюнул под ноги. Капитан покачал головой, глазами показал на группу, приложив палец к губам. Никто не увидел этого молчаливого диалога, однако Ник теперь был полностью обескуражен. Он, непонимающе, смотрел на своего бывшего командира, потом отвел взгляд, скупо улыбнувшись, сдержался, закусив губы.

Дверь не была закрыта, Северцев, сжимая карабин, осторожно открыл её. Сердце билось ровно, точно подсказывая, на точке никого нет. Вошел внутрь, на полу окровавленные тряпки, диван пропитанный кровью, он свел брови, что-то случилось здесь. Неизвестность напрягала, бойцы вошли следом, обыскивая комнату за комнатой. Никаких следов, ни документов, ни рации. Теперь Северцев почувствовал, что это тупик. Если они раньше двигались по координатам «крота», сейчас стало непонятно что делать. Возвращаться на базу – плохая идея, Северцев, не раздумывая, сообщил, что они двигаются к следующему назначенному пункту, соврал, конечно. Однако, треск рации, заставило его поменять планы.
–       Прием. Север, на связи Кристи,- он узнал голос генерала Романовой.
–       Прием,      Кристи,     Север       слушает…
–       Доложите обстановку, капитан,- Северцев с удовольствием придушил бы эту стерву, в голосе которой звучали нотки торжества.
–       «Крот» исчез с радаров, пришли на последнюю точку, здесь никого.
–       Последняя точка городская больница, капитан, направляйтесь туда, на месте свяжетесь со мной, доложите обстановку.
–       Вас  понял,      генерал.
–       Конец связи,- Северцев взглянул в экран навигатора, как же он не заметил, что ребята двигались к больнице и вошли внутрь, находились там несколько часов, однако дальше их след обрывался.
– Новый пункт назначения – городская больница номер один,- Северцев  вышел         наружу.
Хлопанье крыльев. Он посмотрел на серое, покрытое свинцовыми тучами небо. Над ними кружила стая, огромная стая птиц, черным облаком клубясь в зените. Холодный ветер крепчал, капитан, застегнул до подбородка куртку. Странно все это, крысы, теперь птицы, подумал он, и чем ближе они подходили, их становилось      больше. Здание         больницы серое с облупившейся краской, с выбитыми окнами на первом этаже.
Группа была готова к встрече с мутантами, но крысо-люди их сначала          обескуражили.
–       Что за черт, Игорь Сергеич,- Горлов отмахнулся от птицы, спикировавшей на него, точно боевая ракета.
–       Что-то новое,- усмехнулся Северцев,- рассредоточиться, без паники. Взвод с напалмом вперед, выжигаем тварей, взвод Рябого добивает крыс, Новиков твоя группа наблюдает за птицами, не давайте им опускаться. Остальным следовать за группой Рябого.
Ряды немного сомкнулись, эти ребята привыкли четко выполнять приказы. 
Крысо-люди, создавая новые, все более уродливые образы, отступали, теряли части огромной мозаики, от птиц отбиться было сложнее. Они точно истребители появлялись неоткуда, срываясь с неба, врезаясь острыми клювами в головы, руки, однако, закончив с крысами, взвод Горлова переключился на птиц.

 Северцев в сложившейся ситуации, быстрым движением, разрезал веревки, стягивающие руки Ника.
–       Беги, Ник,- бросил он ему, отстреливаясь от пернатых тварей.
–       Как  же    вы,    капитан?»
–       Убирайся, - процедил сквозь зубы Северцев,- пока есть время.
Ник остановился в замешательстве. Неловкое движение и, поднимающийся из окровавленных тел мутант, протянул свою мерзкую лапу, чтобы схватить парня. Северцев вышиб мозги твари, и они расплескались точно большой гнилой помидор, который как будто кто-то запустил с балкона, в нос ударило трупное зловоние. Кровавая бойня подходила к кульминации, мерзкие твари, казалось, объединили свои ресурсы, чтобы не пропустить отряд Северцева внутрь здания.

Ник, поднял арматурину из-под ног и ловко орудовал ей, протыкая глотки, разнося на части крысо-людей, отбиваясь от птиц, норовивших выклевать глаза. Птицам досталось меньше, крылья спасали их, если бы у нас были крылья, подумал Северцев, перезаряжая карабин. Бойцы сплотили ряды, продолжая двигаться к лестнице, Ник не отступал, хотя сейчас было самое время бежать, стоял плечом к плечу со своим командиром, улыбался, зная, что капитан не предатель и все по-прежнему. Хотя уже не по-прежнему, раз в рядах бойцов назревал раскол.
         Ветер становился сильнее, раскидывая птиц, что было на руку солдатам, пробиваясь к выходу, они разнесли заколоченные двери, откуда на них точно лавина хлынули крысиные войска. Лай псевдособак заставил обернуться, Северцев пристрелил нескольких, не понимая, что их привело сюда.

Улыбка слетела с губ Ника, он понимал, что новый бой может закончиться не так предсказуемо. Однако отступать нельзя, пока группа Северцева добивала мутантов и псевдособак, парни Горлова открыли огонь напалмом, здание тут же начало наполняться едким дымом.

Трансформация крыс стала еще более омерзительным зрелищем, люди не понимали, как природа может создать подобное уродство. Хотя это не вина природы, это заслуга человека и теперь расплата      близко.
         Северцев видел, что в холле больницы, сквозь выжженные стены выползали, корчась, издавая мерзкие чавкающие звуки, твари разных мастей. Горлова схватили за ноги, опрокинув, протащили по осколкам стекла, несколько монстров вырвали Новикова от своего взвода, никто не успел пальцем пошевелить, никто не смог вырваться и крики за углом не предвещали ничего хорошего. 
Ник вырвал из рук умирающего бойца автомат и прошил короткой очередью приблизившуюся к капитану псевдособаку. Казалось, весь мутировавший мир стал похож на один гигантский организм, сопротивляющийся человеческим единицам, возомнившим себя армией воюющей с силами тьмы.

Кровавое месиво из трупов мутантов и солдат обретало очертания, тела сращивались, цепляясь одно за другое, Ник, Северцев, Рябой и еще четыре бойца отступали к лестнице, ведущей в кардиологию. По стенам, точно кровеносные сосуды, двигались щупальца похожие на корни растений, они опутывали стены         багровыми       стеблями. 
Ник выхватил с пояса перепуганного солдата гранату, выдернул чеку и бросил маленькую смерть в гущу из тел, что когда-то были людьми.

Лестница совсем близко, громкий хлопок эхом прокатился по коридору, разрывая тела тварей, ослепляя и оглушая. Бойцы, залетев за угол, прижались спинами к стене, пот струился по лицам, дыхание сбилось, и ужас сжимал за горло. 
–       Давай наверх,- хрипло скомандовал Северцев, после секундной передышки, - вперед!
Ступени, казалось их тысяча, ребята неслись вверх, оставляя за собой пылающий ад, что-то грохнуло, и новый взрыв сотряс здание. Подгоняемые страхом, адреналином, который мчался по венам, став  допингом,  бойцы неслись наверх. В голове шумело, и пульс отбивал хардкор. Четвертый, пятый этаж, пожарная лестница. Короткая передышка. Сердца бьются в такт.

Теперь они не смотрели на Ника, как на врага, общая цель объединила     их         снова.
–       Поднимаемся быстро! – Северцев толкнул вперед одного из парней, тот быстро вцепившись в поручни, начал карабкаться по металлической лестнице, - следующий, живее!!!
– Игорь Сергеевич, а вы? – начал было Рябой.
– Уводи ребят на крышу соседнего здания, осмотритесь, возвращайтесь на квартиру, где мы искали связного, там есть подвал, а мы постараемся добраться до заката.
–       Товарищ капитан,    но…- Рябой посмотрел на бывшего пленного.
–       Не время заниматься «охотой на ведьм»,- он кивнул в сторону Ника,- я этого парня отлично знаю и могу доверять. Вы должны вернуться на точку и ждать нас, когда все уляжется, постараемся найти      остальных        беглецов.
–       Вас понял, товарищ капитан,- ответил Рябой,- удачи вам и…,- посмотрел на бывшего пленника,-, и тебе брат,- хлопнул ладонью по плечу Ника, перед тем, как подняться по лестнице.

После того, как солдаты скрылись на крыше, Северцев улыбнулся, так, как мог бы это сделать его отец, они горячо обнялись, ведь еще пару дней назад были уверены один в предательстве, другой в гибели боевого товарища и друга.
–       Игорь Сергеевич, ну вы даете, - улыбнулся Ник,- что же случилось на    базе?
–       Потом расскажу, - он опустил глаза,- среди ребят кто-то работает на Романову, нового генерала. Я не знаю, кто это может быть, так как доверяю вам, как себе.
– Черт… Вы уверены, что это правда?
– Более чем, у «крота» маячок, который передает данные о перемещении.
–       А вы не думали, что все это подстроено специально?
–       Сейчас не будем об этом, надо подумать, где могут быть ребята…
–       Я вышел с ними на связь, но потом все пропало, точно они где-то                                                   под   землей.                                 – Да, тут должно быть подвальное помещение, но это значит действовать наугад. В тоже время мы не можем сидеть и ждать. Времени мало осталось. Черт, мы должны обследовать больницу, но если твари вернутся, нам не справится вдвоем.
–       Мы справимся, Игорь Сергеевич,- Ник серьезно посмотрел в глаза Северцева,- справимся и будем проходить этаж за этажом, кабинет за кабинетом. Ребята пришли сюда неспроста. В квартире той, я слышал, много крови?
–       Да, кого-то из наших подстрелили, пятна свежие, даже не знаю, что произошло… Наверное, после штурма. Не думал, что вы вырветесь на свободу. Убивать никого все равно не стали, просто вернули на базу.
–       А     мы   знали?
– Нет, конечно, Ник,- Северцев шумно выдохнул,- идем. Вы действовали правильно, я не хотел вести группу, сам понимаешь, как это бывает.

–       Сейчас это лучше, что «призраков» повели вы, капитан, потому, что иначе погибли все.!
Они спустились на пятый этаж и, осторожно приоткрыв двери отделения неврологии, двинулись вперед. Тишина, казалось, заманивает, ждет, чтобы нанести сокрушительный удар прямо в сердце. Тем не менее – никого.

Палаты покидали в спешке: мебель перевернута, постельные принадлежности, штативы с капельницами, медицинские инструменты валялись в беспорядке повсюду.
–       Включите историю в навигаторе, Игорь Сергеевич,- предложил Ник,- так можно будет детально посмотреть, где в последний раз были ребята.
Северцев, включив навигатор, вернулся на несколько дней назад и сделал все, как посоветовал Ник. Теперь стало ясно.
–       Видите,- улыбнулся Ник, - они в подвале. Тем более попав туда, вышли на следующий день и снова зашли, посмотрите. 
– Не факт, что все они вышли, маячок на одном человеке.
–       Все равно, надо как-то пробраться туда, сейчас все уляжется, и надо         подумать  как.
– Главное, чтобы все были живы, ох уж эта генеральша. Что же происходит? Я знаю, что никакого апокалипсиса не было и что все это эксперимент, мы его участники, и Романова обещала, что нам не       выбраться         живыми…
–       Понимаю, мир не должен узнать правду, Игорь Сергеевич, а лишь мертвые всегда молчат.
–       Ладно, будем действовать по обстоятельствам. Спускаемся вниз, если тварей не будет, в чем я очень сомневаюсь, подбираем все оружие, оно нам, ох как, пригодится.
         Северцев с Ником осторожно пробирались по пустынным коридорам, повсюду следы запустения, кровавые росчерки на стенах: отпечатки пальцев, пятна, на полу следы волочения. Жуткая картина, по которой можно рисовать произошедший сценарий событий. Запах лекарств, разбитые флаконы в операционной. Останки людей, мусор, порванные на бинты простыни. Шорохи. Казалось, кто-то следит за ними. В стенах происходило движение и это казалось невозможным. Северцев прислушался, открыв дверь на лестницу, быстрыми шагами они спустились на четвертый этаж, стараясь двигаться как можно тише. 
Никого. Точно все монстры исчезли, когда пропел первый петух, только никаких петухов, и больше они не будят своим криком, а лучи солнца раскрашивают облака мрачными красками.
–       Игорь Сергеевич,- шепнул Ник, кивнув в сторону окна. Северцев с удивлением увидел, как миллионы снежинок плавно покачиваясь, кружась в молчаливом танце, медленно падают вниз.
Снег ложился так быстро, что вскоре укрыл телами миллиона белых пчел все, что было видно.

Странная аномалия, ребята никогда не видели столько снега, который казался бесконечным. Проходя этаж за этажом, они ощущали ледяное безмолвие, окутывающее все, что было видно глазу. Ощущали все. Точно мир, наконец, умер, перестав бороться, глотать жадным ртом воздух, сбрасывая с себя оковы новой эры.
– Столько снега,- протянул Ник,- что происходит? 
–       Мир сходит с ума,- уронил Северцев, - идем, у нас много работы впереди и не стоит расслабляться.
Нику казалось странным, что снег идет бесконечно, сугробы стали почти по пояс, если судить по окнам первого этажа больницы. Мутанты затаились, выжидали. Ни следа, ни намека…
Первый этаж со следами взрыва, разбросанные повсюду останки, жаренная плоть погибших бойцов смешалась с плотью монстров. Когда   мертвецам        уже все         равно.
         Движение впереди, Северцев машинально взглянул на экран навигатора, чуть не вскрикнув, я вижу его. Показал Нику, как зеленая точка движется по направлению к ним. Сжав оружие, они прижались к стене, медленно двигаясь к источнику сигнала. Потом тихий звук шагов, голоса. Голоса живых. Северцев прислушался и понял, что это ребята его команды. Смело выйдя из коридора, свернув направо, он столкнулся с Мелкой, Лехой и Жекой.
Минутная пауза казалась бесконечной, радость Северцева смешалась с горечью, теперь он понимал, что среди его ребят находится тот, кто работает на Романову и ее людей.
– Папа? – не выдержала Оксанка, бросившись в его объятия.
– Ник, дружище,- Леха и Жека кинулись обниматься, Жека, обхватил потерянного товарища, приподнял, тряхнув. Смех, слишком громкий, способный пробудить монстров. Следы кровавых корневищ все еще оставались неизменными на стенах, словно нечто внедрялось в структуру здания, чтобы иметь полный доступ к любому уголку больницы.
– Тихо, ребят,- Северцев покачал головой,- предстоит серьезный разговор…
– Так идем,- улыбнулась Мелкая, - идем, тут находится еще одно убежище, и они,- он посмотрела на ребят, - они создали вакцину!
Капитан недоверчиво приподнял брови.
–       Шутишь, наверное?
–       Нет, Татарин начал обращаться и то, им удалось вернуть его.
– Да, его ж ранили,- добавил Леха.
–       Я знал, что кого-то из наших подстрелили, много крови в той квартире…         -       голос        Ника         дрогнул.
–       Идем, здесь не безопасно,- Мелкая потянула за руку отца. Они шли к подвалу, Северцев мельком взглянул на экран навигатора, слишком близко, если бы они растянулись в линию. Открыв дверь, Леха начал спускаться в темноту подвала первым. Видимо, ходил по этой лестнице не раз, решил Северцев, следуя за ним. Леха вернулся и закрыл выход на замок, пояснив, что твари так и мечтают снова пробраться сюда. 
Он коротко рассказал, как ребята угодили в капкан, о том как крысо-люди, морки и птицы чуть было не оставили их умирать в богом забытом месте, подвале городской больницы.
–       Возможно, наши тела найдут через сотню лет и долго будут гадать, что мы за существа, кем  мы были,- улыбнулась Мелкая, открывая потайной ход в стене, -  давайте, проходим по одному.
Северцеву на руку было, что ребята, наконец, выстраивались в шеренгу, последней из ребят зашла Мелкая, Северцев, пристально смотрел      в      навигатор.
– Игорь… Сергеевич,- она коснулась его руки,- идем, там безопасно.
–       Да, Оксан,- выдохнул он, не веря своим глазам. Рядом с ним не двигалась зеленая точка, он посмотрел в непонимающие глаза дочери и тихо спросил,- ты ничего не хочешь мне рассказать?

–       Конечно, пап, у меня столько всего накопилось…

–       Там снег пошел.

–       Мы видели, странно все это,- она пошла вперед, Северцев посмотрел на экран, его опасения подтвердились, зеленая точка сдвинулась с прежних координат, он понял, кто был «кротом».            Северцев не верил, что его дочь могла предать, голова шла кругом, мысли вгрызались точно кровожадные жуки. Для чего все это, зачем сталкивать их лбами, его шантажировать дочерью, а  что они обещали ей.  Его девочка не могла добровольно согласиться работать на тех, кто против отца, против ее друзей, Северцев был уверен в этом. Ему не нравилось это место. Тайные двери, темный коридор с запахом плесени, что-то здесь было не так, они точно вернулись в убежище базы «Вулкан».

Никаких вопросов.  Приятные лица людей, которые  проявляли заботу. Правда, прежде, чем налить чай, попросили сдать оружие, а потом принесли не хитрую еду(сухой паёк) и грушевый напиток.

–       У нас непринято в убежище находиться с оружием,- объяснила милая девушка, положив карабин Северцева, пистолеты и ножи в большую сумку.

Северцев проводил ее взглядом, ощущая в груди дискомфорт.

–       Здорово, Север, - Фил подошел первым, протягивая руку,- как здорово, что все мы живы.

Репа и Татарин улыбались, встав в круг, разглядывали капитана и Ника, точно они вернулись с того света, Леха, Жека и Мелкая наливали чай, горячий, вкусный.

–       Мне с сахаром можно?- попросил, растянувшись в улыбке Ник.

–       Я, пожалуй, воздержусь,- отказался Игорь Сергеевич, ощущая, что эта пилюля из сладкого чая не поможет ощутить безопасность этого места,- кто тут главный, ребята?

–       Якорь,- бросила Мелкая,- он тут все решает, мы уже общались, и  он спас Татарина.

–       Да, товарищ капитан, я уже не стану морком или уродом крысом, я  уже попрощался с жизнью, не помню даже, как сюда попал.

–       Мне необходимо поговорить с вами на чистоту,- Северцев провел руками по коротко-подстриженным волосам, чувствовалось, что он нервничает.

–       Есть что-то, о чем мы не знаем? – спросил Фил.

–       Есть и то о чем  не знаю  и я,- Северцев не смог скрыть чувств, взглянув на Оксанку,- разговор неотлагательный, и мы должны во всем разобраться.

–       Говорите, Игорь Сергеевич,- язвительно кинула Мелкая, чувствуя, что отец чем-то озабочен и в этом есть ее вина. – Я может, преступление какое-то совершила, или ты разлюбил меня папа?

–       Не паясничай, Оксанка,- он хотел взять ее за руку, она дернулась, отступив назад, схватив Леху за пальцы,-  давай все успокоимся и поговорим о том,  кто  есть кто.

–       Товарищ капитан, давайте без кипиша,- вступился Жека,- я расскажу, как было. Ребята ушли в больницу за лекарствами для Татарина, он почти не дышал, кровь все  текла и текла. Я смотрю на него и думаю, вот хрень, сколько же в нем крови, ведь по идее она уже должна вся вылиться. Фил, помню, стукнул больно по затылку, шикнул, что-то типа « не накаркай, ребята придут, и спасем его». В итоге, все, как в паршивом фильмеце.  Фил вышел на связь с Мелкой, а она куда-то «уходит». Чую, какая-то непонятка происходит, понимаю, что не нравится мне все это, но ничего не могу сделать.

–       Брось, лечить меня,- огрызнулся Фил,- не видишь, Татарину совсем хреново, черт,- он сплюнул на пол,- не хочется мне делать этого.

–       Ты слышал? – неожиданно подорвался я, вытаскивая рацию из кармана куртки,- Ёперный балет, у меня батарейка садится…Прием…прием Жека на связи…Ник…прием…

–       Что он говорит? – спросил Фил, я махнул рукой, приложив палец к губам.

–       Плохо слышно.

–       Плохо слышно,- прошипел Фил, точно змей, - посмотри на него, кивает, как будто Ник видит это.

–       Ага, Ник, - я пытаюсь сквозь треск и шум разобрать обрывки голоса,- я тебя понял, это очень и очень не хорошо…да…что говоришь? Прием? Черт,- снова потряс рацию,- отключился, короче Фил, слушай сюда, тут такие пирожки, что мама не горюй.

–       Как он там, не ранен? – спросил он, я видел, как смуглое лицо нашего друга Татарина стало белым, точно вампиры  высосали всю кровь из него,- Ну что  молчишь, что сказал Ник?

–       Я не понял, что там Северцев делает,- уронил я.

–       Северцев?- у Фила было такое выражение  на лице, точно он оглох, причем сразу на оба уха.

–       Ну да, Ник говорит, сейчас он ведет «призраков»,  ищут нас, Ника чуть не подстрелили…короче, не смог уйти, устроили ему коробочку, что он ручки поднял, браслетики надели, гады… Только Ник говорит, что капитан какой-то странный. Точно что-то задумал. Потом говорит, слышал, что они отправляются на точку, где был связной. Тот самый, который нас не дождался. Вот так вот,  надо уносить ноги, причем надо это делать быстро.

–       Ты пошутил так? – Фил сделал глаза колючими, и так они у него пронзительные, а как что  не так, становятся злыми угольками. Пришлось объяснить, что я решил предпринять.

–       Но куда идти? – он пытался  что-то выудить из головы, которая уже отказывалась соображать, не спали вторые сутки толком и, казалось, мы сами уже, как зомби. – Что мы имеем, Жека, наши не вернулись с больницы, там что-то происходит. Это точно. Получается такая петрушка,  уйдем вдвоем, Татарин не дай Бог ноги двинет, и обратится точно, как пить дать. Что будет дальше, сюжет не  особо замысловатый и конец этого фильма мне известен. Если в одиночку двинуться в разведку,   к больнице, не факт, что вернешься обратно. Я лучше сам пойду, если  надо. Не хочется, чтобы  еще кто-то пострадал.

–       Я могу пойти один, я справлюсь, Фил…

–       О чем ты говоришь, Жека?!

–       Не кипятись, Фил,- он посмотрел на меня, выдохнул и стал внезапно спокойным. Я всегда завидовал его выдержке. Да мог психануть, но башка всегда точно из холодильника, свежая, блин, как у Суворова – горячее сердце, холодая голова, если  ничего не перепутал.

Так вот решили, что все-таки кому-то из нас придется идти  за ребятами, найти их, понять, что происходит. «Призраки» явятся на рассвете, это к бабке не ходи, мы знаем, как работает группа «альфа».  Надо зарядить рацию, поэтому, кто пойдет, должен найти  магазин радиотехники, который в этом же районе. Можно сказать по пути к больнице. Неизвестно осталось ли там хоть что-то, но попробовать стоило.

Фил, гордившийся, видимо, своим опытом, сообщил, что отправится сам и чтоб я сидел, как мышь. Нашел дурака или он за сосунка меня держит.

–       Ты меня кем считаешь? – выпалил я.

–       Отличным бойцом и товарищем,- отрезал Фил.

–       Брось, чувак, так не правильно, я уже не заяц, петляющий по полям, мы до «Вулкана» с Лехой и  не такое отмачивали. Короче,- добавил я, после  не долгой паузы,- кидаем жребий и точка. Ты понял Фил?

–       Я не думаю, что ты не справишься,- Фил выдохнул, точно у него в груди был установлен часовой механизм,  подсоединенный к бомбе и точно эта бомба должны скоро взорваться, если Фил вдруг посмеет говорить громче,- навыки есть навыки. Дело  не в этом. Я не говорил, но мы с Ником служили в «альфе», поэтому и ушли оттуда, поэтому и встали плечом к плечу, прикрывая спину Игорю Сергеевичу… Поэтому я знаю на что способны «призраки».

–       Отличная новость, Фил,- присвистнул я,- это же все в корне меняет.

Фил не понимал, что я задумал, прищурился, прислонившись к стене.

–       Фил, ты вообще жребий тянуть не будешь, с твоими навыками ты должен остаться здесь и если что, вывести нас отсюда, а я найду тебя по сигналу…

–       Это все хорошо, только одна загвоздка,- Фил бросил навигатор на стол, загаженный мухами и крысиным дерьмом,- батарейки и здесь сдохли, все это очень странно, и мы остаемся, практически, без глаз и ушей…

–       Ничего – в сорок первом без  GPSа немцев гасили, главное в нашей стратегии сейчас – затаиться и действовать по обстоятельствам, а неожиданность так же нам  на руку, помнишь, как кто-то заорал «Ура»!

–       Давай без фанатизма, - Фил опустился рядом с Татарином, приложил палец к его шее, прислушиваясь, нащупывая пульс,- ты прав, здесь я смогу помочь нам и давай договоримся, что если придется уходить, действовать надо быстро, подвалы кишат морками, псевдособаки могут  и в городе появиться. Им нужна пища, ясное дело, лес родной уже не так дорог, поэтому они ищут пищу здесь.

–       Понимаю, не маленький.   Давай, дуй в здание школы, хоть до нее прилично, но  ты сможешь, Фил, поздоровее меня будешь,- начал я, понимая, что  теперь мы обойдемся точно без жребия.- «Призраки» станут искать нас, навигаторы сдохли, если они думают их запеленговать, этого не удастся. Кровищи, после Татарина достаточно, чтобы  возникли сомнения, что, возможно, он уже не человек, а позавтракал рано утром своими  добрыми друзьями.

–       Веселуха, короче,- Фил покачал головой,- Татарина спасет только чудо, ребята напрасно не вернулись раньше, хотя думаю, это не по их вине. Ну, Жека, если ты такой умный, тебе и колокольчик, обезьяну водить.

–       Понял, Фил, не будем терять время, если не вернусь через два часа, уходи к школе, надеюсь, там не будет тварей, постараюсь найти  батарейки… - я сомневался, что найду, но рация была необходима, но и ребятам  я был нужен тоже. Недолго собираясь, прихватив  фляжку с водой, осторожно выбрался из нашего убежища. «Явка «провалена», осталось только на подоконник горшок с цветами выставить. Вспомнил старый фильм про разведчиков,  сплюнул  под ноги,  черт,  мне казалось, что человек Игоря Сергеевича вообще не тот за кого себя выдает. Какого хрена он бегает от нас, и вообще казалось, что в его квартирке есть некая фигня, способная разряжать аккумуляторы. Сколько времени пользуюсь рациями, не видел, чтобы так быстро садились все устройства.

Магазин с проломленной стеной, точно в него врезался товарный состав. Интересно, что это могло быть. Я быстро пролез в дыру, точно в пасть чудовища и направился к складскому помещению, в зале полки почти пустые. Все перевернуто вверх дном… вот она человеческая природа, даже умирая, люди убивают друг друга, отнимают последний кусок, не понимая, что именно такое поведение привело человечество к подобному  финалу.

Толкнул дверь, склад наполовину пуст, однако мне повезло найти упаковку батареек, лучше, конечно, набрать аккумуляторов, но с электричеством  туго, тем более в городах его  не было с тех пор, как началось все это.

Быстро закинув «покупки» в рюкзак, взял еще некоторые вещи, которые пригодятся, и направился к больнице. Честно скажу, страшно одному  идти.

Вспоминал, как остался один, как солдаты  «альфы» зачистили наш район, как погибла сестра, а мне удалось сбежать. Прятался на пятом этаже «пятиэтажки», морки приходили по ночам, пожирали трупы, но в той квартире  было тихо, хозяева отсутствовали, и я был так рад, когда услышал, как кто-то бежит наверх, закрывает люк, ходит по крыше. Я был уверен, что это нормальный человек, и вместе нам будет легче справиться с происходящим. Я вспомнил то, как увидел Лёху, как он вытащил  меня, ругаясь, из люка, и как мы прыгнули на крышу соседнего здания, как было страшно, как хотелось жить! Мурашки пробежали по спине, лишь звук шагов и стук собственного сердца.

Тишина. Пугающая, злобная, ждущая из-за угла чтобы вцепиться в глотку.

Я смотрел по сторонам, а высоко в небе кружили птицы, их немного парочка орлов или коршуны, высоко,  сразу и не поймешь. Холодно. Я сжал автомат, руки замерзли, подумалось о теплых перчатках, которые сейчас были бы кстати.

Чем ближе я подходил к больнице, тем больше становилось крыс. Эти маленькие мохнатые твари не боялись, а выбегали под ноги, мерзко пищали, если наступал им на хвост. Видел, что  главный вход заколочен и немного обдумав, двинулся в обход, в поисках второго. Это же больница, думаю, тут должно быть несколько выходов. Так и оказалось, поднявшись на второй этаж, я заметил, что крыс стало еще больше, не нравилось мне это. Не то, что бы я боялся их, но когда под ногами начинает вырастать серый мохнатый ковер, это становится малоприятным.

 Так я познакомился с тварями, которых порождают крысиные орды, сливаясь в одно целое, обретая человеческую плоть. У меня на глазах копошащаяся масса из крысиных тел превратилась в человека, только оно отличалось от нормального. Существо с безумными глазами, седыми волосами, торчащими в разные стороны, напоминающую грязную пену, рассматривало, изучало меня.

–       Ну что, тварь, поиграть хочешь? – спросил я, вытаскивая нож. У Лехи нож, конечно, был круче –  не нож, а мачете, но и у меня приличного размера, стрелять не безопасно, поэтому я приготовился к нападению. Потом оценил силы, понимая, что один могу не справится, если вдруг эти крысы наклепают еще таких дедушек  штук десять.

Решив поэкспериментировать, чувствуя себя настоящим кретином от безысходности, я опустил руку с ножом, приложив другую к груди, поклонился, вещая загробным голосом:

–       Я пришел с миром, господин Крыс,- развел руки в стороны, точно принц датский и поклонился. Что случилось потом, было похоже на полный идиотизм. Крыс повторил мои поклоны, склонившись в реверансе. Его армия прекратила хаотичное движение, отчего судорожная масса походила на шерстяной студень. Что-то я не понял, пошутил типа, но пока это могло спасать мою жизнь, решил рискнуть и, поклонившись, продолжил:

–       Разрешите пройти, господин Крыс, я пришел с миром…

Не поверите, что с тварями  реально можно договориться, во всяком случае, с крысами получилось, может я каким-то образом воздействовал на них или они считали, что я приведу их  к более крупной добыче. Однако, крысиный ковер поредел и вскоре исчез, разбежавшись по кабинетам и длинным коридорам первого этажа. Старик-Крыс подозрительно смотрел на меня, я убрал нож и решительно, но с почтением двинулся в его сторону, прошел рядом, видя, как он принюхивается. Старался сдерживаться, чтобы не обернуться,  и не показать страх, который начал вылезать из глубин.

 Поворачивая за угол, я все-таки повернул голову. Никого. Выдохнул, наверное, слишком шумно и принялся искать следы ребят. Кровавые отпечатки, клочья шерсти, перья, все это около двери, ведущей в подвал. Да, тут была настоящая бойня. Я спускался по ступеням, наступая на скользкие тела,  они были странной формы то ли люди, толи морки, возможно крысо-люди. Что же произошло здесь? В просторном зале царил разгром,  лаборатория, наполненная битым стеклом и запахом, который бывает на уроках химии, особенно когда опыт неудачный. Осмотрев помещение, не найдя ничего важного, я вернулся наверх. Обшарил все, этаж за этажом, ребят не было. Закинул батарейки в рацию, попытавшись связать с Филом. Ответом была гробовая тишина, его рация окончательно перестала работать. Черт, так, где же ребята? Я не мог просто вернуться назад и ломал голову,  что могло случиться, и кто забрал их, живы они или все кончено. Снова спустился в подвал, осматривая содержимое ящиков, книги, журналы, никаких подсказок, точно я  попал в квест.

Когда  вышел из больницы, понял, солнце заканчивает цацкаться  со мной, и теперь приходит время тварей, с которыми нельзя так просто договориться. Они сначала нападают, потом думают или не думаю вообще.

Знакомый звук, я обернулся, увидев, как двое бородатых мужиков, сняв с предохранителя, нацелили на меня свои пушки.

–       Рад познакомиться. Евгений,- улыбнулся я, поднимая вверх руки,- для друзей просто Жека.

Потом видимо, меня крепко приложили, так как я еще долго с синяком ходил. Эти моджахеды  оказались людьми Якоря, как оказалось позже.

 

–       Нас они вытащили в тот момент, когда я собирался уходить к школе,- добавил Фил,- появились неоткуда, точно тени, сначала забрали Татарина, молча, не проронив не звука. Обезоружили меня точно котенка,- он шумно выдохнул,- ну, а потом мешок на голову и вперед под дулом автомата. Так мы и оказались здесь.

–       А то, что в вашей группе человек Романовой никто не знает? – спросил в упор Северцев.

–       Романовой? -  Леха приподнял брови,- что за птица?

–       Не та, что до середины Днепра не долетит – море Черное перескачет и не вспотеет.- Северцев вспомнил школьную программу, когда еще учили Гоголя.- Генерал Романова, девушка не военной внешности, приехала к майору Иванову, допрашивала меня,- он усмехнулся,- в карцере ночевал, полиграф прошел, а  вот перед тобой, дочка спасовал.

Все непонимающе уставились на Мелкую.

–       Что ты хочешь сказать, товарищ капитан,- ее голос дрогнул, а Северцев внимательно смотрел в ее удивленные глаза, точно девочка не догадывалась ни  о чем.

–       Есть что-то такое, о чем ты не сказала мне, кто еще знает, что ты моя дочь?

Она задумчиво отвела глаза в сторону, точно собираясь с мыслями, взглянула на свою руку, в которой выкидной нож, и все увидели, что она еле сдерживается, чтоб не заплакать.

–       Я не знала, что они что-то сделают со мной, прости папа, я не предатель, я не думала, что эта микросхема маячок.- Оксана оглядела  друзей, которые по-разному смотрели на нее: кто с удивлением, кто с непониманием,- у меня редкая группа крови и… доктор Велкин спросил, какая группа, резус, все-такое.  Потом говорит, что первый раз встречает еще одного человека с такими данными. Мне в тот момент было все равно, а он возьми  и спроси:

–       Интересно, может тебе кровь Северцева подойдет?

–       Может и подойдет,- ответила я, не думая, что Велкин что-то готовит.

Он взял у меня кровь, посмотрел анализы Игоря Сергеевича, забрал еще несколько образцов…я не думаю, что он знал, что я твоя дочь. Потом, когда все стало известно, он обещал никому не говорить об этом,  но взамен его молчания,  я должна была помочь ему – отнести  одну штуку человеку, который будет ждать нас на заданных координатах. Я спросила что это, а он отмахнулся, говоря:

–       Долго объяснять, разве вы, девчонки, смыслите что-то в электронике. Я изготовил особый протез для твоей руки с выкидным лезвием из углеродистой стали. Микросхема будет находиться внутри, где отделения для аккумулятора.

–       А это зачем? Я что с батарейками теперь ходить буду?

–       Да нет, Мелкая,- он еще так ласково потрепал меня по волосам,- это для фонаря, но сейчас  я немного изменил конструкцию. Как встретите человека, назови ему кодовое слово

 «Немо нем», и он извлечет этот чип из твоей второй руки…

–       Глупышка,- Северцев обнял Мелкую,- почему ты мне ничего не сказала?

–       Велкин просил не выдавать его, говорил какой-то бред о сопротивлении, и что я должна передать этот чип…

–       Ты сама понимаешь, что тебя просто использовали?

Мелкая молчала, ребята опустили глаза, Северцев задумчиво копался в памяти. Ребята должны были прийти к Маэстро, он и только он был способен вывести их из Зоны, но зачем Велкин хотел отдать чип слежения  ему в руки. Маэстро понял бы, что к чему, зачем столько кипиша вокруг их ухода и маяка. Неужели из Зоны выйти невозможно. Почему это равносильно смерти. Возможно Романова считала, что ребята приведут «альфу» к Маэстро и все будет кончено?

–       Ладно, - он посмотрел на ребят,- Оксанка не виновата, так получилось…Хорошо, все живы, он посмотрел на Татарина,- ты не чувствуешь никаких изменений?

–       Не знаю, вроде все хорошо,- Татарин улыбнулся, его раскосые глаза смотрели с озорством, доброе лицо растянулось в улыбке.

–       Теперь, вы, понимаете, что будет с нами, если не уберемся отсюда? – тихо спросил капитан,- ведь мертвые ничего  не смогут рассказать, поэтому вас держали здесь, проверяя действие вакцины, и  не никуда не отпустят, пока не убедятся, что смогут контролировать штамм вируса.

–       Вы так думаете? – голос Айболита заставил Мелкую вздрогнуть, она сжала руку отца и повернулась к доктору.

–       А подслушивать не хорошо.

–       Ну, вы, так сказать, гости в нашем отеле,- оскалился Айболит, - мы вам чай, а вы «на чай», Оксана, помаши ручкой папе, у нас есть разговор,- он вырвал девочку из круга ребят и потащил за собой. Выхватил, весьма ловко, для образа доброго доктора, «винторез» и, покачав дулом пистолета, предупредил,- не делайте глупостей, капитан Северцев.

–       Папа,- Оксана хотела закричать, но Айболит наклонился и сказал,- если ты закричишь, сучка, я вышибу кому-то из твоих дружков мозги, а потом скормлю тебя псевдособакам.

Похожие статьи:

РассказыЧерный свет софитов-7

РассказыЭксперимент не состоится?

РассказыВердикт

РассказыБелочка в моей голове

РассказыИдеальное оружие

Рейтинг: 0 Голосов: 0 278 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий