1W

Синдром феникса [16+]

article14151.jpg

1

Которо-Три-Пять опаздывал на лекцию. Проклятые ступени – та ещё пытка! И без них же не соскучишься! С приходом холодов активность, как и всегда, упала. Кажется, ещё чуть-чуть и сам тихонечко ляжешь под ближайшим деревцом да пустишь корни. Бр-р-р! Стать одним из «этих»? Да ни за что!

Мысль о ничтожности «пассивов» придала сил. Самочувствие улучшилось. Связь между системой секреции и мысленным потоком работала безотказно.

Три-Пять часто практиковался в «накачке» разума чем-нибудь мотивирующим, но в межсезонье это помогало всё же не очень.

Он преодолел последний пролёт лестницы, и, наконец, оказался у входа.

Как же всё это... устарело что ли? Он и сам не знал, с чем конкретно связано его негодование. Три-Пять лишь ясно сознавал, – предмет его не важен, а деятельность эта – трата времени.

Три-Пять поправил наросты, что прикрывали гениталии, и вошёл в аудиторию.

Студенты приветствовали преподавателя ленивым взглядом.

Лекцию Три-Пять начал без единой надежды, что кому-либо интересно.

Он монотонно начитывал текст и делал скудные записи на доске. А ещё украдкой проверял, не слишком ли заметны восстановленные сегменты. Унизительно-то как...

Пока Которо кое-как тужился, пытаясь лаконично изложить материал, слушатели занимались своими делами.

Один из молодых хищно улыбался. Споры с головы тонкими нитями потоков соединяли его сразу с тремя разными девушками.

Вот же наглецы! Бесстыдники! Никто, конечно, обмен спорами не запрещает, но всё же... Ведь это немаловажный элемент таинства! Часть священного процесса формирования потомства. Дело это точно не для публики!

Не смотря на всеобщее уныние, некоторые студенты действительно работали.

Группа из семи особей объединилась в сеть. Их ментор, парень с плохо ухоженным покровом коричневого цвета, внимал каждому слову. Он сильно замедлился, почти застыл. Менторство требует огромной концентрации. Остальные участники мирно спали... По крайней мере, это не обмен спорами. Да и материал они кое-как всё же усвоят. Нехорошо эксплуатировать «ботана», это да, но чем не способ удовлетворительно пройти курс? Значит, хоть что-то им всё же нужно?

Которо-Три-Пять занимался древней историей. Было в ней что-то не просто притягательное – ему казалось, что в те полузабытые времена и жилось-то всем лучше. Полнее, что ли... Жаль, что люди загубили себя. Хотя... именно поэтому и возник другой вид. Гриболюд. Новая разновидность человека, что не смущается при виде гор ядерного пепла.

Лекция подошла к концу, и студенты начали покидать свои места.

Три-Пять подождал, пока все выйдут, и только потом двинулся к выходу. Может, и стоило попытаться проскочить вместе с ними, но за молодыми угнаться непросто. Фаза спячки ведь не за горами.

Он тихонько высунулся в коридор и осмотрелся. Вроде спокойно. Три-Пять успел сделать всего шаг. В следующее мгновение ногу его будто что-то схватило и потянуло назад. Он рухнул на пол.

Восстановленные вчера сегменты вновь отломались. В придачу повредилась ещё и грудная пластина.

Сегодняшнюю ночь вновь придётся провести в Центре питания. Там ничего не спрашивают, всем безразлично, как именно ты потерял часть себя. Их задача проста – помочь члену общества достичь прежнего уровня функционирования. Соблюдение баланса. Ничего больше.

Пока Три-Пять кое-как пробовал подняться, кто-то с тихими скрипучими смешками собирал части его покрова.

Это же снова он! Проклятый Нодо-Два-Ноль! Как же достал-то. При каждом удобном случае посягает на самое важное в современном мире – равновесие! Как же так?

– Три-Пять, ты снова упал, – сказал Нодо, а затем принялся бесцеремонно жевать отпавшие кусочки грибных колоний. И куда... куда подевались элементарные приличия? Три-Пять едва оступился, а его уже растаскивают на «запчасти». Обидно.

– Я… пожалуюсь… на тебя, – сбивчиво отвечал Три-Пять. – Так и знай!

– Валяй! Пожалуйста! – он широко улыбался, мелкие пластины на лице сильно раскрылись, показывая белизну зубов. – Что, снова думаешь, будто я тебя донимаю?

– Разве нет? – Три-Пять встал и принялся осматривать повреждения. Внутри закипала злость. Хотелось броситься с кулаками на обидчика, размозжить тому голову. Совсем, как какой-нибудь древний человек. Те не особо вдавались в раздумья, наделяя свободой свою ярость.

– Наверное, морду мне размазать хочешь? – громко, с вызовом сказал Нодо. – Давай! – он прекратил скалиться, и будто правда приготовился к схватке.

– Этому не бывать, – мирно прошептал Которо-Три-Пять, и с опущенной головой направился к лестнице. Ему стало гораздо тяжелее передвигаться, но не потеря части своих колоний была тому причиной. Он не знал, что же делать. Современный гриболюд в нём твердил о балансе и неприкосновенности отдельной личности, а древний человек горел злостью от желания проучить негодяя.

– Конечно. Иного и я не ожидал, – подытожил Нодо.

Три-Пять решил больше ничего не говорить. Хватит. Он пойдёт домой вычистит покров и восстановит, что может, сам. А потом отправится в Центр питания. И завтра, обязательно завтра, оставит это прогнившее место. Пора уже остановиться. Сколько ещё можно притворяться, будто работой его кто-то интересуется? Можно ведь вообще ничего не делать! Перемены от этого – нулевые! Чем он вообще думал, когда вдруг решил заняться всем этим?

– А, знаешь, Три-Пять, ведь ты можешь получить желаемое, – вдруг прозвучал голос Нодо.

Провокация? Что же это?

– Меня осудят за нападение, а действовать исподтишка, как ты, я не умею, – сказал Которо и остановился. Что будет дальше, всё же казалось интересным.

– И не надо, – Два-Ноль снова улыбался. – Слышал, что такое «Фантазм»?

– Новое игровое заведение. Да.

Откуда узнал о новинке, Три-Пять совсем не помнил, но отчего-то не сомневался, что никто из знакомых там точно не бывал. Или не рассказывал…

– Пусть так. Учитывая потери, – продолжал Нодо, подбрасывая в воздух и ловко хватая отломившиеся кусочки покрова Три-Пять, – в Центе тебе снова назначат восстановительный выходной.

– Что с того? – говорил Которо, не отрывая взгляд от пляшущих в руках врага частиц потерянных колоний.

– Потрать его с пользой. Сходи в «Фантазм». Там тебе помогут выпустить пар.

– Я подумаю, – ответил Три-Пять и продолжил свой спуск, думая о том, что может значить фраза: «Выпустить пар». Неужто Нодо занялся языком Древних. Подобные словечки в их духе.

 

2

– Впервые у нас? – спросил агент, жестом приглашая занять кресло. На вид оно казалось кожаным. Это обманка, конечно. Животные давным-давно живут в своё удовольствие.

– Да. Впервые, – отвечал Которо, рассматривая всё вокруг. Он, как историк, прекрасно понимал, что видит перед собой множество реконструкций предметов быта древних людей. Он даже поймал себя на мысли, что многие вещицы ему вовсе не знакомы.

– Впечатляет, правда? – сказал агент. – Наш босс любит старину.

– Да. Превосходно, – задумчиво произнёс Которо, с трудом сдерживая желание взять что-нибудь в руки и хорошенько изучить.

– Приступим? – спросил агент, едва заметно ухмыляясь и не спуская глаз с клиента.

– Да. Пожалуй.

Три-Пять ещё немного сомневался. Может, стоит уйти? Как и многие другие гриболюды, он с подозрением воспринимал всякие новшества. Он прочитал описание, пока ждал агента. Здесь тестируется какая-то новая технология. Это слово очень давно укоренилось в их обществе, как аналог опасности. Ведь история уже показала, куда может завести техногенность. Не это ли главный урок ушедшей эпохи?

– Вы зря тревожитесь, – успокаивал агент. – Всё абсолютно безвредно.

– Надеюсь...

Ошибки прошлого до сих пор вселяли ужас. Неужели только так и можно учиться? Доводить всё до полной разрухи и лишь потом начинать думать о завтрашнем дне? Прикончить себя, а затем рвать жили в попытках воскреснуть?

– Что ж, я расскажу вам главные особенности, – сказал агент, решив больше не тратить время впустую.

– Хорошо. Я готов.

– Вы же знаете, что такое виртуальность?

Агент, видимо, невнимательно анкету читал. Три-Пять – историк, конечно, он в курсе технологии Древних.

– Это старая технология.

– Верно. И нам удалось её улучшить! – восхищённо огласил агент.

– Но... как же наш цифровой ресурс? Не слишком ли он мал?

Три-Пять становилось всё интересней. Полузабытое древнее знание... коснуться такого – настоящее чудо.

– Всё почти верно! Но это лишь официальная версия, – ухмылка не сходила с лица агента, вот он и «зацепил» клиента. – Не вдаваясь в подробности, скажу одно – «пассивы» помогли нам.

– Но как?!

Вот так новость! Они же будто растения! Ведь это всем известно. Это же – деграданты!

Многие гриболюды, уйдя в спячку, так и не возвращаются в общество, они становятся частью природы. Растительной. Так он считал прежде...

– Они объединены единой сетью, – пояснял агент. – Получился некий аналог менторского соединения. Только без ментора и с довольно широким спектром возможностей! И нам удалось в эту сеть войти!

– Это, что, шутка? – Три-Пять почти принял решение встать и уйти. Видимо, Два-Ноль снова его надул. Иначе и быть не может. – Одурачить меня хотите? Вы в сговоре с Нодо-Два-Ноль!

– Не знаю я, кто такой этот Нодо! – возмутился агент. – И, вообще, вас никто ни к чему не принуждает. Мы чтим Свободы! Дверь нашего заведения открыта в обе стороны.

Три-Пять на мгновение ощутил стыд. Глубочайший. Обидел честного гриболюда. Вот же докатился. Ничем он не лучше проклятого смутьяна Нодо.

– Простите, – только это и оставалось сказать. Три-Пять вдруг понял, что теперь обязан попробовать предлагаемое новшество.

– Ничего, вы не первый, кто сомневается, – отвечал агент. – Вот, ознакомьтесь. Основные правила. – сказал он, и положил на стол лист старой пожелтевшей бумаги. 

Правил имелось всего три: «Вошёл – живи. Живёшь – не сомневайся. Ты творишь вселенную, а не она тебя».

– Необычно, правда? – в голосе агента появились нотки деловитости.

– Странно всё как-то...

Три-Пять растерялся. Всего три строчки пояснений вдруг растормошили его, стёрли в порох скорлупу, внутри которой приходилось жить. Обиды и недовольство... мелочно всё как.

– Вы ожидали чего-то иного?

– Я... простите. Да. Не думал, что всё так просто, – ответил Которо.

– Просто? – удивлялся агент, будто клиент не смог уловить чего-то элементарного. – Разве жизнь проста?

– О чём Вы?

– О реальной жизни! Ведь это она именно такова! Правила... они же совсем, как в настоящей жизни!

Слова о «настоящей жизни» больно укололи давним вопросом, что терзал Три-Пять годами: «Его собственная жизнь – настоящая или нет?»

Но всё же услышанное попросту шокировало. И теперь только это и заполняло разум. Он уже позабыл о Нодо и его примитивном поведении. Жизнь подбросила шанс прикоснуться к частичке исчезнувшей цивилизации. Что может быть важнее?

– Неужели Вы говорите...

– О полном погружении. Да, – перебил агент. – Предки наши наверняка бы обзавидовались. И вообще, кто знает, как бы всё работало, не будь у нас таймера посещений? Может даже число «пассивов» из-за нас слегка бы подросло. Так-то!

– Я готов. Что нужно делать?

Три-Пять, впервые за многие годы, ощутил в себе невероятный прилив сил. Хотелось сорваться с места и взлететь. Казалось, будто он вовсе и не гриболюд, а толстые пластины покрова органики и грибов исчезли. Теперь он свободен и, подобно Древним, способен стать кем угодно. Даже стихией.

– Есть пару особенностей.

– И каких же?

Формальности и говорливость агента начинали утомлять.

– Мы не в состоянии нормально контролировать тип аватара. При входе в мир, ваш облик изменится. Это может оказаться какое-нибудь животное или вообще невиданное ранее существо...

– Дело случая?

– Бывает... Но психологический настрой «туриста» может подправить этот результат.

– То есть, механизм выбора всё же есть, – уже скорей самому себе сказал Три-Пять, думая лишь о том, как вскоре почувствует себя человеком. Почему именно человеком? А кем, собственно, ещё? Три-Пять уже очень давно считал себя элементом сгинувшей человеческой культуры. По крайней мере, на уровне разума. – Меня всё устраивает! – выпалил он, с нетерпением ожидая продолжения.

Агент решил, что пора заканчивать разговор и переходить к делу. Он привёл Которо в огромный зал.

– Это наша святыня, – говорил он, – своего рода портал.

Агент, будто впервые находился в этом месте, он почти благоговейно рассматривал всё вокруг. Очевидно, что всё это для него – не просто работа.

Три-Пять молчал. Он с интересом изучал прозрачные баки с другими клиентами.

– Давно они здесь? – спросил Которо. Один из «туристов», будто услышав слова сквозь толстый слой прозрачной оболочки, задёргался. Он несколько раз громко стукнулся о барьер, испугав агента, что на миг вдруг погряз в своих думах.

– По большей части, двое-трое суток, – отвечал тот. – Потом закон обязывает делать недельный перерыв.

– Перерыв?

– Именно! Желающих у нас хоть отбавляй! – гордо заявил агент. – Повезло Вам. Кто-то сегодня отменил сеанс.

– Неужели?

Так вот почему он так мало слышал о «Фантазме»!

– Очередь у нас на месяц вперёд. Это, – агент постучал по барьеру с мутной жидкостью, – настоящее путешествие в другую Вселенную! Милости прошу! – пропел он, жестом приглашая подняться по ступеням, что вели к верхней части контейнера.

– Вот так сразу?

Которо до сих пор с трудом верилось, что всё так элементарно активируется.

– Мы же гриболюды!

Три-Пять сразу понял, в чём дело. Спектр воздействия посредством спор чрезвычайно широк. Так почему бы не вывести те, которые смогут погрузить тебя в транс или управляемый сон?

– Хорошо. Давайте дальше.

– Просто забирайтесь в бак, – говорил агент. – Какую длительность желаете?

– Полчаса можно?

Три-Пять решил, что не стоит рисковать. Вдруг это всё же какое-то шарлатанство?

– Отличный выбор! Почти сутки в том мире! – прозвучало в ответ. – Более чем, чтобы распробовать.

Три-Пять забрался в контейнер. Сразу включилась подача питающей жидкости. Когда уровень достиг груди, Которо принялся перестраиваться под новую среду. Он перекрыл гортанный клапан, консервируя лёгкие. Ещё немного, и тело начнёт поглощать кислород посредством органического покрова. Хорошая возможность промыть капилляры и устранить мелкие повреждения.

Уровень жидкости достиг края бака. Три-Пять услышал приглушённый щелчок, а затем почувствовал, как привычная реальность начала изменяться, разбавляясь чем-то ещё. Видимо, «шарманка» запущена. Приключение начинается.

 

3

– Странный он какой-то... да? – пискляво спросил свинорылый.

– Да. Странный, – ответил ему не менее диковатого вида чудак с рыбьей головой и плавниками вместо рук. – Великоват немного.

– Что делать будем? Может, того... запрём куда-то? – предложил свин. – А, как очнётся, тогда и решим, что делать?

– Ты его боишься, что ли? – рыбьи губёшки растянулись в улыбке. – Ты ж свинья! Гроза гриболюдов!

И, правда, свиньи стали главной опасностью для современных гриболюдов, таких медленных и... сытных. Но всё же... свин не чувствовал в себе ни сил, ни способностей пугать кого-то.

– Да... ты посмотри на него, – с опаской продолжал свин. – Этот кролик не такой, каким должен быть. – Оба принялись рассматривать недавно прибывшего гостя.

– Подумаешь, шерсть слегка подпорчена, – промямлил рыбоголовый. – Пусть спит себе. Кролики – народ мирный.

Мирный… это всё должно быть так. Но просто жуть накатывала, стоило лишь посмотреть в сторону «ушастого».

Свинорылый трясся в ознобе, а густая поросль из грубых волосков на спине то и дело вставала торчком, делая его похожим на ежа. И это от одной мысли, что «пришельца» сейчас придётся трогать руками.

Кролик был гигантским, ничуть не меньше самого свина. Шерсть его местами явно прогнила, открывая влажную поверхность серо-красной плоти.

Разве это «подпорчена»? Он же разлагается!

Картина странностей подкреплялась выступающими из-под верхней губы двумя желтоватыми лезвиями-клыками да длиннющими когтями на лапах.

Рыбоголовый уже мирно сидел у стойки и потягивал своё любимое пойло.

Бармен в аватаре человека (везёт же кому-то!) с улыбкой на лице протирал бокал, будто и не замечая ничего.

– Поможет мне кто или нет? – надрывающимся голосом взвыл свин.

Рыбоголовый и не шелохнулся, он внимательно изучал янтарные блики на дне стакана. Бармен на мгновение оторвался от своего занятия, взглянул на кролика и сказал:

– Он же грязный! Нет, спасибо.

Свин понял, что придётся делать всё самому. Союзников ему не найти.

Он взял верёвку и начал связывать кролику задние лапы. Но было страшно, и никак не удавалось справиться с выбранной задачей. Верёвка всё время выскальзывала и падала на пол. Приходилось снова и снова начинать сначала.

Вдруг входная створчатая дверь таверны с грохотом распахнулась. Внутрь повалила толпа посетителей. Подобное сочетание их цветов и форм без сомнений являлось порождением исключительно больного воображения. Свин, рыбина и человек сильно контрастировали на фоне такой аморфной толпы.

Кролик резко дёрнулся. Веки его медленно раскрылись. Показались налитые кровью глаза. Они горели ненавистью ко всему сущему, и в данный момент определённо уцепились за свина. Бедолага отступил на шаг. Так и не удалось совладать с верёвкой. Рядом уже расползалась смердящая лужа. Он обмочился.

Кролик неспешно перевалился с боку и встал на лапы. Морда его раз в пару секунд искажалась приступами острейшего тика. Каждый раз взору открывались аномально длинные зубы.

Три-Пять недоумевал. Куда он попал вообще и что происходит? Ощущения были препаршивыми. Он пытался говорить, но выходило лишь как-то странно пищать.

Писк кролика превзошёл гомон посетителей, вынудил всех заткнуться. Даже бармен, выкатив испуганные глаза и открыв рот, решил всё же поинтересоваться обстановкой в заведении.

Три-Пять снова попробовал что-то сказать. Второй писк пробрал каждого до костей. Свин поскользнулся и плюхнулся на пол. Бармен выронил бокал. Явно нездоровая тишина таверны разорвалась звуком разлетающегося на мелкие осколки стекла.

Кролик-Три-Пять неуверенной шаркающей походкой двинулся в сторону свина.

Свинорылый оглушительно завизжал, совсем, как тысячи лет тому назад его реальные прототипы, осознавшие вдруг, что идут на убой.

Многие из тех, кто недавно ворвался сюда с желанием поразвлечься, интенсивно двигались в сторону выхода.

От былого спокойствия бармена, почти равнодушия, не осталось и следа.

Кролик подошёл к свину, он честно хотел тому помочь. Но вышло неважно.

Острые когти распороли плоть. Кровь брызнула щедрыми фонтанами, а визг свинорылого подпрыгнул на пару тональностей.

Вдруг Три-Пять почувствовал, как тело его качнулось. Лишь мгновение спустя он увидел, что в паре метров стоит бармен и держит в руках механизм, с дымящейся тонкой трубкой из металла. Дробовик! Память подсказала, что это оружие Древних. Что же Три-Пять сделал такого? За что они с ним так?

Свин прекратил глушить всех своей поросячьей песней, и теперь лишь надрывно стонал.

Три-Пять понял, что абсолютно ничего не контролирует. Он явственно почувствовал в себе желание зарыться во внутренности раненого. Голод ослепил, затуманил разум.

Кролик взобрался на свина и стал отрывать от того куски плоти. Глотать их, оказывается, – высшее наслаждение.

Бармен снова выстрелил. Заряд дроби угодил в низ живота. Посыпались ошмётки внутренностей, но это не особо смутило «ушастого».

Которо-Три-Пять был искренне шокирован. Но... осознание фантомности действа в корне меняло всё. Ведь вот она! Свобода!

Сосредоточившись на мысли о новых возможностях, он проглотил часть окорока уже почившего свина. Окровавленный кусок мякоти влажно шлёпнулся на пол.

Кролик-Три-Пять так и не ощутил вожделенного утоления своей природной потребности. Он пришёл в ярость. А осознание, что поведение окружающих его персонажей продиктовано страхом, определило дальнейшую цепь событий.

Бармен выстрелил ещё раз. Но рука дрогнула, и стена позади кролика-нежити взорвалась облаком пыли. Три-Пять ощутил, что его звериная морда искажена в улыбке. Очень недружелюбной. Сейчас будет весело!

Всего в один прыжок кролик оказался возле бармена. Вцепившись передними лапами в голову человека, задними он «выстрелил» в грудь. Тело отлетело и врезалось в толпу зевак. Оторванная голова с глухим звуком упала на пол.

Народ, что до сих пор был заведении, наконец-то уверовал в нетрадиционность разыгравшихся сцен, и окончательно решил «сменить локацию». Конечно, кто ж захочет до конца сеанса пролежать в виде трупа? Да и терпеть мучения тоже не «сахар».

Слишком долго они думали…

Пока кролик методично крошил всех на своём пути, изуродованный труп свина интенсивно задёргался.

Свинорылый освоился всего секунд за тридцать, и сразу довольно проворненько двинулся в сторону живых. Зверски хотелось жрать.

 

4

Сеанс окончился.

Разочарование и дезориентация смешались воедино, вытеснили всё прочее.

Питающая жидкость была быстро откачана и больше не помогала игнорировать силу тяготения. Три-Пять беспомощно лежал на дне контейнера. Тело утратило «вложенное» знание о способах функционирования. Моторика и базовые рефлексы оказались подавлены. Но скоро всё восстановится. Беспокоиться не о чём.

Данное состояние дарило возможность осознать пережитое. Которо ясно понял – ничто в жизни так не увлекало его прежде. Он обязательно вернётся сюда. И как можно скорей!

– Как впечатления? – откуда-то сверху послышался голос агента. Он терпеливо ждал, когда же клиент соизволит прийти в себя и ответить.

Но Которо молчал. Его разум продолжал интенсивно анализировать полученный опыт. Что за чудо эта виртуальность? Он старался, но никак не мог припомнить хоть одну ошибку. Что-нибудь такое, что стало бы нитью связи с реальным миром. «Фантазм» подарил чистые эмоции и правдивые воспоминания. «Дичь» и неправдоподобие всего увиденного там нисколько не диссонировали с полученным ранее реальным опытом. Погружение действительно оказалось полным.

Кое-как Три-Пять всё же смог выбраться из бака. Агент помог ему спуститься и усадил в кресло-каталку. Закрывая глаза, Которо каждый раз снова возвращался в мир крови и насилия, что поглотил его и не желал отпускать до сих пор. Жуткое, страшное ощущение – чувствовать влечение к тому, что считаешь отвратительным, даже страшным и губительным.

– Так что скажешь? – прервал терзания знакомый голос. – Понравилось?

Три-Пять открыл глаза. Всего в двух шагах напротив него стоял Нодо. Он довольно улыбался, будто зная, как же Которо сейчас тяжело вернуться в привычный мир.

Три-Пять почувствовал, как оба его сердца резко вошли в ритм ярости. Всплеск адреналина нельзя игнорировать. Отныне!

Мгновение спустя Три-Пять позабыл о тревогах и терзаниях. Он – хозяин своей жизни!

В сознание ворвался брутальный монстр. Которо сорвался с места и быстрым отработанным движением вложил всю массу в один удар.

Нодо отлетел на добрых пару метров. Он оставался в сознании. На половине лица исчез защитный органический покров, оголив нежную серо-розовую кожу.

Два-Ноль истерически смеялся. Белизна его зубов смешалась с густым кармином крови. Жутко и отвратительно.

– Вот это я понимаю! – воскликнул Нодо. – Теперь ты мне нравишься ещё больше! Вот оно – перерождение!

Которо хотел заткнуть врага следующим ударом, но... всего на миг в его растревоженном мозгу возник вопрос: «Какого ещё врага?»

Он вдруг понял, что натворил, и злость развеялась.

– Не бойся, – вдруг подал голос Два-Ноль. – Никто не узнает.

Три-Пять не нашёлся, что сказать. Его разум рвался на части, пытаясь совладать с ненормальностью всего, что творится.

– Как тебе мощь? – спрашивал Нодо, медленно поднимаясь с пола.

– О чём ты?

Три-Пять никак не мог перестроиться, признать, что здесь и сейчас его жизнь угодила в совсем иную реальность. И она даже близко не походит на прежнюю.

– Власть. Ты же наверняка ощутил её? – говорил Нодо и улыбался. Чего он хочет вообще? – Можешь не отвечать, – он ощупал повреждения на лице, – и так же ясно.

Три-Пять чувствовал себя уничтоженным. Раздавленным и размазанным.

– Я не ошибся в тебе, – продолжал Нодо. – Ты пробудился. И нас ждут великие дела.

– Какая власть? – взмолился Три-Пять. – Зачем?

– И это говорит тот, кто обвалил целый сегмент сети! – гневно ответил Нодо. – На восстановление теперь уйдёт уйма времени. Пассивы, наверное, в глубочайшей панике...

– Но...

– Нет уж! Лучше молчи пока! – прервал его Два-Ноль. – Твой вирус прямо сейчас расходится со скоростью урагана! Ты спровоцировал настоящую катастрофу!

– Можно же хоть что-то сделать? – Три-Пять не совсем понимал, о чём идёт речь, но чувствовал, что виноват. Но ведь ничего плохого он точно не хотел.

– Можно, конечно, – ехидничал Нодо. – Будем наблюдать, как всё рушится и извлекать из этого пользу. Изучим, скорость распространения, например. – Два-Ноль убрал «режим» насмешки и добавил. – В реальном мире ведь такого не сделаешь?

– Нодо, ты говоришь странные вещи.

Три-Пять всё же начал приходить в себя. Теперь Два-Ноль не казался таким уж негодяем, как прежде. Неужели, он всё это время пытался донести что-то? Показать нечто, чего самому так просто не постичь?

– Да, друг мой, – отвечал Нодо, – странности, это то, с чем тебе придётся иметь дело каждый день. Прошу лишь об одном – не отвлекайся на сомнения. Ты же уловил главное? Правда?

– Там всё... такое настоящее, – задумчиво ответил Три-Пять.

– Именно! Настоящее! – радостно воскликнул Нодо. – Ладно! Пора тебя знакомить с остальными, – сказал Два-Ноль и резко двинулся в сторону выхода, не давая возможности ответить. Сделав пару шагов, он добавил:

– Не каждому дано генерировать реальность. Тебе повезло.

Которо покорно следовал за своим недавним обидчиком, прокручивая его последние слова.

Сегодня всё изменилось. В полной мере этого пока не ощущается, но ясно одно – новая жизнь обещает быть гораздо насыщенней.

А ещё Три-Пять поймал себя на мысли, что и не помнит, когда в действительности понимал смысл слова «жить». Но сейчас он плёлся за Нодо и ни на миг не сомневался – жить хорошо.

Генерировать реальность. Вот ключ! Настоящий способ заглянуть в будущее. Предсказать его! Удалось запустить катастрофу – значит, получится сделать и что-то хорошее!

Это – настоящий шанс заняться по-настоящему чем-то важным. Так и будет! Если Три-Пять верно всё понял, то прямо здесь и сейчас ему дали доступ к инструменту, что позволяет творить историю! Историю... человечества. Нужно лишь научиться.

Ещё вчера он думал об упадке и бесполезности всего, что его окружает. Но возрождение… оно началось. Никаких сомнений! А общество гриболюдов – лишь пепел кровавого, глупого прошлого. Но судьба подбросила шанс стать реальной основой для настоящего неподдельного будущего. И это уже гораздо лучше участи жалких останков, что скатились до уровня растительности.

Так или иначе – время покажет, что и как. Оно – единственно верный своей природе элемент Вселенной – не ведает оговорок и условностей, ему знакомо лишь движение вперёд.

Похожие статьи:

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыПо ту сторону двери

РассказыПограничник

РассказыДоктор Пауз

РассказыВластитель Ночи [18+]

Рейтинг: 0 Голосов: 0 183 просмотра
Нравится
Комментарии (4)
Дарья Ладыгина # 18 мая 2019 в 16:21 0
Ух, сложный текст! Но сложный в хорошем смысле этого слова — да, рассказ воспринимается очень тяжело, но это идет ему на пользу, потому что подчеркивает чуждость нового мира для читателя из мира старого.

Мне понравилась идея людей-грибов, понравилось, что несмотря на то, что это уже иной вид, герой испытывает тоску по прошлому, по другому миру, частью которого никогда не был. Отдельный респект за имена :3

Что не понравилось: персонаж Два-Ноль — его поведение и мотивация кажутся очень странными. Зачем он постоянно толкает героя? Чтобы пробудить, заставить шевелиться, привлечь внимание? Лично мне это не очень понятно.

И да, это, наверное, очень личная придирка, но мне показалось очень странным, что герой, который находится на пороге фазы спячки и в принципе пребывает в не очень активном состоянии, как мне показалось, думает с большим количеством восклицательных знаков. Ну не вяжется как-то одно с другим.

Удачи в конкурсе!

Оценка: 3/5
Лизавета Русакович # 18 мая 2019 в 21:01 0
Пока я читала, в моей голове крутилась одна мысль: "Что здесь вообще происходит?"
Но нельзя было бы нам называться писателями, не ищи мы смысл во всем. Я остановилась и немного подумала. Вот что я увидела.
Два-Ноль — этакий подстрекатель, полагаю его целью было "разбудить" что-то внутри Три-Пять. Что-то, что так или иначе присутствует в каждом: жестокость. Ему это вроде как удалось, он подарил Три-Пять желание жить. Это довольно интересно, но мне не хватило законченности. Очнулся гриболюд, и что дальше?
В итоге мне не совсем понятен смысл, и общая картина довольно размытая. Момент с пробуждением кролика тоже странный, оставил двоякое впечатление: вроде и как надо, а с другой стороны не понятно, почему покорный гриболюд принял такую форму, ведь сдерживаемая злость есть в каждом.
Оценка: 4/5
Александр Ярлов # 3 июня 2019 в 14:53 0
Начали за здравие, закончили за упокой… Отличная идея, неплохое исполнение в первой половине, однако дальше начинаются «скачки по кочкам». Не буду касаться чрезмерной на мой вкус «кровавости» - это кому как нравится. Куда больше беспокоит нелогичность действий главного персонажа, точнее его эмоциональной составляющей. То он что-то вроде маньяка, превратившегося из обывателя-гриболюда, то он снова берет себя в руки от одних слов своего обидчика (что странно несколько). Внезапно выпрыгнувшая в сюжете великая идея тоже толком никак не объяснена. В результате – стиль рваный, герои не проработаны, мир «в тумане». Тема не раскрыта. Но должен признать, автор молодец! Это действительно фантастический рассказ и если над ним хорошо поработать – будет очень достойное произведение.
Моя оценка 3/5. Автору успехов!
golobokoff # 11 июня 2019 в 13:52 0
Это фантастика! Мне понравилось (на уровне «послевкусия»). Просто пока читаешь – то текст идёт достаточно тяжеловато. Сбивают с толку имена и какая-то непоследовательность в описании персонажей. Там, где было необходимо, не очень получилось страшно. Неприятно – да, страшно – нет. Наверное, автор хотел создать мир наподобие мира зомби, но не дотянул (это я про кролика, свинорыла и т.д.). Вообще чувствуется нехватка времени. Хотя, надо отметить, это свойственно практически всем участникам конкурса. Не хватает ни времени, ни желания доводить произведение «до идеала».
Однако сюжет достаточно интересный. Если его хорошенько отполировать, то получится классное произведение. И, что приятно, идея как раз на рассказ, что и требовалось.
Моя оценка – 4. Удачи.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев