fantascop

Скользящие в Огне. 2-ая глава.

в выпуске 2015/03/02
15 октября 2014 - Редькин Александр
article2605.jpg

Месяц, незаметно пройденный в снах и контактах с Полем, завершался. Гелиосферус почувствовал, как вдруг лопнула защитная оболочка — вступила в контакт с горячей поверхностью Океана. Он уже собирался окончательно просыпаться, но тут через Поле на него неожиданно вышел один из странников, спящих неподалёку.Плазмоид находился от странника в одних сутках левитации и сообщал ему о поиске напарника для пролёта через нижнюю предэкваториальную зону. Такие зоны охватывали экватор Сол-Нца по всей длине и сжимали его сверху и снизу широкими, около ста тридцати сот, поясами. Течение в этих двух зонах обычно менялось на противоположное — кипящая плазма там медленно разворачивалась. Маршрут для левитации проходил по узким траекториям между гребней волн кипящего Океана, царапающих горячий Сол-Эос своими пиками. Разницы высот между гребнями волн Океана были столь велики, что между ними могла бы поместиться целая колония плазмоидов; именно поэтому странники не летали через зону поодиночке. Для полёта над этим сложнейшим участком требовалась хорошая организация и связь между плазмоидами. Вот и сейчас, находящиеся на границе предэкваториальной и сейсмичной зон, странники искали себе спутников для полёта.

Молодой гелиосферус принял предложение о совместном полёте и проснулся. Дальняя коммуникация через Поле осуществилась, и плазмоиды уже летели по границе зоны друг навстречу другу. Лопнувшая во время сна защитная оболочка действительно обожглась на столбе водорода из ближайшей соты, что означало как высокую активность Океана, так и необходимость концентрации внимания. Целью странника являлась левитация через экватор, и он нуждался в напарнике, настолько же насколько спутник нуждался в нём. Сутки полёта и вот, озарённая Эосом, граница Океана стала свидетелем встречи двух странников.

Они были идентичны: бесцветные плотные плазменные тела, кольцевые нервные системы и динамические, смещающиеся по всей поверхности тел, развитые термоглаза. Соприкоснувшись и обменявшись, таким образом, взаимной комбинацией сигналов, странники приветствовали друг друга. Напарник молодого плазмоида находился в середине своего жизненного пути, отмерянного ему всепроникающим Сол-Нцем.  Он прилетел из единственного гелиополиса области Живого Огня. Долго левитируя вдоль предэкваториальной зоны, он ожидал возможности перелететь через неё и также находился в странничестве, как и молодой гелиосферус колонии Нижнего Полюса. Единственными его отличиями являлись стаж путешествия и некоторая, обнаружившаяся вскоре, морфологическая особенность — красноглазие. Действительно, некоторые плазмоиды имели этот отличительный признак долгой жизни в зонах Живого Огня. Это связывалось, прежде всего, с длительными кальциевыми голоданиями, вызванными практическим отсутствием Сол-Ячей в этой зоне обитания, и не носило регрессивного характера. Обычно подавляющее количество плазмоидов имело фиолетовый цвет термоглаз. Такой же оттенок имел и глаз молодого странника, выбравшего себе в компаньоны плазмоида из зоны Живого Огня.

Лететь предстояло около двенадцати суток и, договорившись о взаимной координации и поддержке сигналами, странники полетели к экватору. От прикосновения молодой странник узнал, что его напарник летел последнее время параллельно экватору, плохо питался, и последнее время встречал всё больше пустых шароидов и агрессивных образований, вызванных из Океана усилием разума. Каким-то чудом, частично в обход 3-го Гармонического Закона Сол-Нца, плазменные образования пробирались через окружавшую экватор зону Океана, но всё равно сгорали в гейзерах и фонтанах. Гелиосферус сделал предположение о массированной генерации их непосредственно на экваторе. Возможно, это являлось результатом растревоженного сна плазмоидов экваториального гелиополиса. Молодой странник в свою очередь рассказал ему о своих наблюдениях и удивился, узнав, что его напарник достиг в астрономии серьёзного уровня. В частности, он сообщал молодому страннику о наличии других форм жизни в сфере влияния Сол-Нца, в том числе органических, и при этом, возможно, разумных. Но контакт гелиосферусов с ними был теоретически невозможен ввиду огромных расстояний и разницы в природных особенностях сред обитания. Молодой странник уже сталкивался в Поле с информацией о наличии разумной жизни, поддерживаемой исключительно энергией Сол-Нца, на нескольких малых небесных объектах, видимых из областей Сол-Яч. Разумная жизнь, очевидно, находится там ещё в состоянии начального уровня эволюции. Кроме того стало известно, что Сол-Нце само катализирует эту эволюцию, путём усиления своих энергетических потоков.

Океан постоянно бурлил, выбрасывая в Эос брызги раскалённой плазмы. Магнитные поля пересекались над сотами во множестве мест, оставляя в пространстве между своими невидимыми витками тонкие щели. Странники летели, взаимно поддерживая себя сигналами, испускаемыми термоглазами. Температура кипящего Океана являлась критичной для их плазменных тел; и холодные, дистанционно передаваемые, термосигналы были единственной ниточкой, не позволяющей плазмоиду, летевшему первым, ошибиться среди вздымающихся волн горячей плазмы, а летевшему вторым — не потеряться в горящем, перманентно изменяющемся ландшафте предэкваториальной зоны. Связанные общими кремнийорганическими разумами, гелиосферусы буквально скользили в огне, поддерживая друг друга на расстоянии четверти соты.

Слаженная десятисуточная левитация в итоге вывела их через жидкое пламя и огненный дождь в пограничные районы экватора, где течение Океана текло заметно быстрее, Живого Огня не существовало, а Сол-Ячи рождались строго в соответствии с 1-м Гармоническим Законом. Здесь же, на экваторе располагались шесть крупнейших гелиополисов, не считая двух колоний и плазмоидов-отшельников. К одной из таких пограничных колоний странники подлетели в момент выхода её жителей из сна. Разведчик пищи уже сообщил, куда следует лететь за сгустками и странники вместе с плазмоидами-аборигенами двинулись туда. Но интерес к странникам оказался сильнее голода и многие плазмоиды подлетали к ним для общения. Во время взаимного термоконтакта, помимо информации о природе Океана в разных точках Эоса, выяснилось, что колонисты, прежде всего, озабочены большим количеством пустых шароидов и плазменных образований, прилетающих в их колонию из расположенного рядом гелиополиса. Смотрящие за сном, гелиосферусы с отрицательной фазой сна, уже не справлялись с направлением агрессивных псевдокопий в огонь. Также за последний месяц два разведчика пищи, выполняющие в их колонии эту социально-полезную функцию, вернулись в колонию мёртвыми. Их кальциевые шары принесло вместе с водородными облаками. Кроме того, оказалось, что плазмоид-мыслитель обитает в гелиополисе рядом с колонией, и там же распространяет своё сомнительное мировоззрение. Что конкретно это за система, никто из колонистов-плазмоидов точно не знал, однако отшельниками было установлено, что новое мировоззрение находит немалое количество приверженцев, включая старейшину гелиополиса. У странников, прилетевших издалека, конечно, присутствовал определённый интерес ко всему новому, и они, обменявшись мнениями, решили посетить первый на их пути гелиополис экватора. Они решили, предвосхищая дальнейшие события, некоторое время левитировать вместе. В Эосе уже витали опасные мыслеформы, жаждущие материализации, а это уже само по себе являлось неслучайным, отличным от обычного фона жизни, сигналом Сол-Нца.

Водородные облака, сильный магнитный вихрь и Сол-Яч, зарождающаяся между колонией и гелиополисом, сделали для странников полёт в гелиополис временно невозможным. Ледяная пустыня буквально за треть суток выросла до таких огромных размеров, что облёт её по периметру занял бы у плазмоидов два месяца. Странники, решили ждать изменения конфигурации Сол-Ячи и, вволю питаясь кремниевыми сгустками, общались с местными колонистами. Гелиосферусы экватора — опытные астрономы, в совершенстве владели знанием о химии Сол-Ячей. Близкие термоконтакты молодого странника с колонистами выявили важную информацию о новом явлении фрагментарного закрытия Информационного Поля Сол-Нца. В последнее время часть гелиосферусов, находясь в своём обыкновенном медитативном сне, не могла полноценно выйти в Поле. Сол-Нце по невыясненным причинам закрывало плазмоидам канал сверхдальней коммуникации. Впервые это заметили в предпоследний массовый сон, после смерти двух разведчиков пищи, что определённо имело между собой причинно-следственную связь. Какую именно оставалось не ясным, но смотрящие за сном наблюдали в моменты временного закрытия Поля, повышенную активность и массовость агрессивных псевдокопий, принесённым из гелиополиса термальным ветром. Всё это казалось странным, так как обычно Сол-Нце всегда помогало плазмоидам и никогда не препятствовало их коммуникации.

Дождавшись значительного смещения Сол-Ячи по течению Океана, молодой странник вместе со своим красноглазым спутником поднялись высоко вверх. Ледяное дыхание Сол-Ячи и обжигающий Сол-Эос — одинаково нестерпимы, но, смещаясь вверх и вниз, проваливаясь в газовые ямы и поднимаясь из них, плазмоиды-странники постепенно отлетали от колонии всё дальше, к загадочному гелиополису. Красноглазый плазмоид неотступно летел параллельным курсом с молодым странником; им также владела жажда приключений. Обычно в Поле содержалась самая важная, стратегическая информация, детали же странникам предстояло узнавать на практике самим — это являлось единственным критерием её истинности. Союзник в деле поиска истины и диалектический партнёр оказался ему необходим для выработки нового Знания, что должно в итоге приблизить его к решению главных цивилизационных вопросов.

Молодой странник и его спутник, подлетая к краю гелиополиса, удивились отсутствию движения в его окрестностях: ни стремительно скользящих новорождённых делений, ни осторожных разведчиков пищи, ни термосигналов. Эос пустовал. Конечно, любой гелиополис или колония перманентно смещались вместе с течением Океана, но всё равно какие-нибудь жители должны находиться вокруг: летать, кружиться, вращаться над сотами. Никого! Хотя гелиополис занимал над Океаном большую площадь, а его жители, немного искажая магнитное поле сот, создавали над ним достаточно комфортное для жизни пространство.

Вдруг из Сол-Эоса на странников обрушился кальциевый шар, оказавшийся мёртвым плазмоидом. Странники с удивлением сомкнули вместе свои динамические глаза. Красноглазый сообщал, что шар ранее являлся смотрящим за сном плазмоидом и его отвердевший термоглаз, выпученный из тела, полон ужаса. Видимо, холодная смерть наступила не от расположенных довольно далеко Сол-Ячей, а от каких-то других, нетипичных причин. Уже само то, что мёртвый плазмоид упал сверху, а не втянулся магнитным полем в Сол-Яч, говорило о скрытой опасности. Мёртвый шар упал откуда-то сверху, с обжигающих высот и потому, его отвердевшая оболочка выглядела частично обожжённой. Молодой странник вместе со спутником зависли над Океаном, наблюдая как в его соту, разбрасывая вокруг плазму, погрузился  мёртвый гелиосферус. Полетели дальше. И вот опять сверху на них упало ещё несколько таких же твёрдых шаров. Все они, чуть ли не задевая медленно скользящих над Океаном странников, падали в Океан и нечто жуткое и не типичное было в их смерти. Гелиосферусы в их колониях умирали всегда спокойно и медленно. Прожив около ста двадцати лет, они уходили в глубокие одиночные медитативные сны, из которых не возвращались. Конечно, случались и несчастья, особенно среди отшельников и попавших в ловушки, но никогда не встречалось групповых смертей от неизвестных причин. Не сообщалось о них и в Поле, зайти в которое, можно только во сне.

Дождь из обожжённых мёртвых плазмоидов действовал на кремнийорганические разумы странников крайне угнетающе. Тела падали в Океан и не несть им числа. Миллионы погибших тел. Катастрофа! Это не похоже даже на массовую голодную смерть, которая встречалась в истории цивилизации гелиосферусов крайне редко. Странники заметили, что кальциевые шары падают концентрически, что у них есть эпицентр, и они осторожно полетели туда, где шары падали гуще. Действительно, как показал мгновенный анализ красноглазого странника, массовая гибель жителей гелиополиса была следствием одной причины. И причиной этой являлся фрактал холода. Сложный, дистанционно нащупанный термоглазами странников, фрактал возник на основе двух, материализованных кем-то во сне, плазменных образований: звёздчатого многогранника холода и малой копии Сол-Ячи. Один такой сложный фрактал погубил миллионы, спящих спокойным сном, плазмоидов гелиополиса. Разум молодого странника занимал только один вопрос: почему не сработал 3-й Гармонический Закон? Красноглазый же думал о том, что группа наблюдающих за сном не сумела подавить опасное плазменное образование в силу каких-то сложностей.

Фрактал затухал. Свершив свой ужасный геноцид, он угасал, оставляя после себя тысячи, ещё не упавших в Океан тел. Звёздчатое ядро фрактала, уменьшаясь в размерах, теряло силу, но гелиополис был уже мёртв. Странники, напрягая свои разумы и, соединив для этого вместе свои глаза, гасили фрактал холодными сигналами, выдавливая его с поверхности соты обратно в Океан. Фрактал почти не сопротивлялся, острые лучи его ядра таяли в горячей плазме и растворялись в ней. Странники очень устали, такого напряжения их кольцевая интегративная система тела не испытывала ни разу. Им требовался долгий сон и кремниевые сгустки. Но расслабляться негде и некогда. Столкнувшись со страшной неизвестностью и масштабной опасностью, необходимо максимально быстро проанализировать ситуацию и избежать дальнейших смертей.

Вдруг, среди медленно падающих вдали мёртвых шаров, странники увидели плазменное кольцо, а за ним трёх живых плазмоидов. Плазмо-магнитное кольцо сгенерировалось почти мгновенно откуда-то из пространства сразу за плазмоидами. Оно уже начало расширяться и старалось лечь на соту Океана. Наблюдая его рост; как втягиваются в него слои плазмы, как наполняется горячей активной массой пространство внутри, странники моментально решили подавить его энергией мысли. Получалось это пока неэффективно. Тем временем, три плазмоида, встреченных странниками, полетели прочь от кольца, не сделав даже попытки помочь погасить смертельное образование. Это оказалось столь несвойственно гелиосферусам, что гасящие кольцо странники, даже ослабили на время силу своих дистанционных термосигналов. Кольцо вырвалось, и начало сверхлинейно набирать мощь — организовывать вокруг себя зону сейсмичности, грозящую превратить участок Океана под мёртвым гелиополисом в жерло вулкана. Остановить образование уже не представлялось возможным, и молодой странник вместе с красноглазым начали улетать прочь. Точно также поступила и троица загадочных плазмоидов. Обычно все гелиосферусы по умолчанию помогали друг другу избежать тех или иных природных опасностей, но эти оказались какими-то заторможенными или сонными.

Отлетев от погибшего гелиополиса на девять сот, странники издали заметили, как плазменное кольцо вызвало сначала извержение Океана под собой, а затем, ещё немного побурлив, закономерно подавилось Сол-Нцем. Немного питательных сгустков, полученных в маленькой Сол-Ячи, и молодой странник вновь прикоснулся к своему спутнику. Никаких объяснений произошедшим событиям у них не было. Ужасная ситуация. Красноглазый предполагал, что три плазмоида прилетели с фрагментарно разрушенным разумом, поскольку не могли погасить кольцо. Они каким-то образом уцелели среди ледяных игл фрактала, но разум их, вероятно, повредился. Молодой странник в свою очередь сообщал красноглазому об ещё одном гелиополисе, находящему рядом с опустевшим и предложил лететь туда. Такой полёт заинтересовал его спутника. Возможно, рассуждал он, что в соседнем гелиополисе найдутся, выжившие в холодном коллапсе, гелиосферусы, и они вместе с ними смогут осмыслить увиденное. А также сообщить об этом в Информационное Поле Сол-Нца, чтобы выработать разумную и безопасную стратегию дальнейших действий.

Молодой странник уже набирал скорость, широкой петлёй облетая, разрушенный  фракталом, гелиополис. Красноглазый летел чуть поодаль, чувствуя телом необходимость своего скорого деления. Деление следовало осуществить в нормальных условиях, но их где-то нужно ещё найти — между кладбищем в Эосе и неизвестностью впереди. Мёртвые кальциевые тела уже прекратили падать. Океан временно успокоился и странники рассчитывали уже через сутки добраться до следующего экваториального гелиополиса. Но вот опять на горизонте показалось какое-то движение, приближаясь к которому, термоглаз молодого плазмоида чувствовал горячее и скрытое дыхание новой опасности. Действительно, облетая Океан по границам сот, и скользя в нижних слоях Эоса, прямо на странников летела большая туча агрессивных псевдокопий. Пролетая по ходу полюсного ветра и, сбившись в кучу среди расположенных неподалёку водородных облаков, ложные копии хаотично мешались между собой. Альтернативные «Я» плазмоидов, где-то спящих невдалеке, представляли непосредственную опасность, прежде всего тем, что, находясь в большом количестве, могли спровоцировать у странников временную утрату пространственной ориентации, через нарушение работы кремнийорганического разума. Утративший ориентацию плазмоид, находясь в замутнённом сознании, мог сразу сгореть в Огне или раствориться в Океане. Молодой странник уже начинал гасить холодными термосигналами, подлетавшие к нему близко псевдокопии, как вдруг понял, что Океан меняется, а над некоторыми сотами, в оранжевом блеске Эоса, начинают подниматься стены Живого Огня. Над ближайшей сотой вспыхнула плазма и вот из Океана, захватывая холодные контуры материи, между странниками и массой агрессивных копий, возникли три высокие огненные стены. Странники в одночасье оказались отрезанными Живым Огнём не только от псевдокопий, но и друг от друга. Высокий, живущий около двух-трёх месяцев, огненный дворец плазмы, замкнул всех в своих пылающих стенах и башнях. Обычно Живой Огонь никогда не рождался около Сол-Ячей, поэтому двойная ловушка оказалась некоторой аномалией. Молодой странник понимал, что красноглазому предстояло деление, что недавно найденная ими маленькая Сол-Яч подкрепила их, избавив от голодной смерти. Многоуровневая структура Живого Огня, разделила все летающие объекты по разным высотам — красноглазый странник оказался на пол-соты ближе к Океану, чем молодой. За другой стеной туча псевдокопий быстро редела — глупые, лишённые даже тени разума, они быстро сгорали, устремляя полёт прямо на стены Огня. Молодой странник догадывался, что они застряли в ловушке на пару месяцев и решил войти в медитативный сон, чтобы связаться с Полем.

продолжение следует...

 

Рейтинг: +2 Голосов: 2 823 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий