fantascop

Скрижали искателя. Восхождение. Ч3

в выпуске 2015/06/25
20 января 2015 - Yurij
article3369.jpg

Демоны.

Ощущения странные. Я чувствую резкий запах сырости и гнили, слышу хрипящие «голоса» тварей, даже сквозь непроглядную тьму вижу, что происходит вокруг. Мое тело пока еще дышит, но сам я нахожусь не в нем – будто бы витаю рядом, а оно просто передает мне ощущения – звуки и запахи, которые улавливают его, нет — мои органы чувств.

Снова пещеры и на этот раз, я оказался гораздо глубже в них, чем тогда. Тварь несет меня на плечах сквозь темные коридоры, теперь я ее пленник. Даже не представляю дальнейшей моей участи, ведь когда она ударила меня, подумал, что уже не очнусь. И пока не очнулся, хотя могу воспринимать все происходящее, пусть и весьма своеобразно.

Не знаю точно, сколько прошло времени, потому что несколько раз мое восприятие все же, отключается – я проваливаюсь в забытье, но потом снова возвращаюсь. И вокруг все те же бесконечные мрачные пещеры, все те же, мерзкие вздохи несущей меня твари.

Мы минуем множество пещерных залов и коридоров, украшенных огромными сталактитами и какими-то неясными узорчатыми образованиями, покрывающими стены пещер повсюду – еще одно свидетельство того, насколько глубоко мы сейчас в недрах горы. Когда я оказался в пещерах в прошлый раз, то не видел ничего подобного. Я не могу толком рассмотреть, но кажется, что узоры на стенах сделаны искусственными путем – в них присутствует едва уловимая закономерность и симметрия, достичь которую природе вряд ли под силу. Однако, вспоминая отвратный облик населяющих гору существ, одно из которых несет сейчас мое тело, нельзя и подумать, что среди них возможно такое явление, как осознанное действие к творчеству. Напрашивается мысль, что узоры сделаны еще до появления в пещерах нынешних ее обитателей.

Но испещренные узорами стены пещер, не единственное, что встречается на пути. Благодаря особому состоянию, в котором нахожусь, я могу видеть, что происходит в этой абсолютной темноте, сквозь которую чудовище несет меня. Не могу сказать, что рад этому, потому что вокруг снует целое скопище подобных тварей. Они в залах, они в узких коридорах пещер и та, что схватила меня, далеко не самая ужасная. Порой моему похитителю приходиться просто протискиваться сквозь ряды уродливых тел. Я замечаю множественные взгляды в свою сторону, и отовсюду доносится мерзкое клокотание. Они изучают добычу, которую несет их сородич. Все от мала до велика заинтересовались жалким человеческим телом. Разве что иногда попадаются «старики», если конечно можно так назвать одряхлевшие, распадающиеся, но все еще двигающиеся тела с «лицами» на которых запечатлено полное безразличие к происходящему. Они медлительны. Остальные их даже не отталкивают – топчут. Я слышу мягкий хруст, под ногами у тварей — это хрустит разлагающаяся плоть, которой усеян пол пещеры. Я хочу заткнуть уши, но не могу, хочу закрыть глаза… не могу и этого. Мне остается только наблюдать и из всего этого ужаса выбирать менее тошнотворные картины. Я стараюсь отвести глаза от детенышей, тела которых еще не до конца развиты, от чего они выглядят еще омерзительнее взрослых особей. Судьба этого потомства вряд ли волнует остальных, потому что их топчут, как и стариков, но если те слишком одряхлели, чтобы сопротивляться натиску толпы, то попавший под ноги детеныш, издавая отчаянный визг, пытается бороться, вгрызаясь в наступившую на него лапу. Правда, исход у такой борьбы один – почти неизбежная гибель или в лучшем случае увечье, которым укушенная тварь немедленно награждает жертву.

Чем дальше, тем больше тварей. Они кишат, клокотание их заполнило коридоры. В отчаянии я стараюсь избежать окружающих меня ужасов и устремляю свой ментальный взор на потолок пещеры. Хотя бы там я вижу лишь непонятные узоры, но клокочущее шептание «взрослых», тяжелое дыхание умирающих стариков и визг раздавленного молодняка тварей сводят с ума. Я вдруг вспоминаю, что еще несколько недель назад грезил об этом месте! Считал его испытанием для моей силы духа! Думал, что я избранный, который покорит величайшую вершину!.. Но то, к чему я пришел – чистое безумие! Толпа богопротивных существ, захвативших мое тело. Зачем они несут меня в свое логово?! Почему не сбросили с горы?! Почему не растерзали мое уставшее тело?! Почему, наконец, не сделают это сейчас?! Ведь они с безразличием давят тела своих же собратьев! Что им дался ничтожный, захваченный в плен тщедушный человечек!.. Что они хотят со мной сделать?!

От подступающей паники, мое восприятие начинает слабеть – я, словно засыпаю. Вокруг темнеет, и затихают ненавистные «крики» тварей. Я вдруг понимаю, что отныне уже не «проснусь». Мое путешествие, восхождение, паломничество к «святому» месту закончено. Я не вернусь назад и даже, не выберусь из пещер. Гора-решимость оказалась недоступна для меня… если только… в какой-то момент я вижу промелькнувший передо мной лик старика-отшельника. Его безобразная ухмылка и прищуренный взгляд, не позволяют мне окончательно уйти в небытие.

Наверное, если бы я закрывал глаза, а не просто терял восприятие, это можно было бы сравнить с маленькой щелочкой, сквозь которую еще можно смотреть на суровую действительность. А действительность для меня сейчас это: пещера, кишащие повсюду твари с их мерзкими гортанными криками. Эту действительность я принимаю и остаюсь в «сознании».

Вдруг я начинаю чувствовать свое тело. Я еще не до конца в нем, еще не полностью вошел внутрь, но что-то ощущаю. От прежней легкости не осталось и следа. Меня будто заталкивают в тяжелые, ржавые доспехи. Я чувствую, что могу разлепить глаза и двинуть рукой или ногой, но не делаю этого. В такой темноте глазами ничего не увидеть, и если добыча вдруг начнет шевелиться – это может привлечь внимание остальных тварей. Мне хочется издать стон, выдохнуть скопившуюся боль, но я удерживаюсь от этого.

И все же, несущее меня существо наверняка почувствовало, как к его пленнику возвращается сознание. Чудовище вздохнуло и крепче прижало меня к плечу огромной лапой. Все, что я могу – это смириться с безвыходным положением, в котором оказался. Не знаю, сколько миль оно преодолело, пока несло меня по коридорам пещер. Бессчетное количество тварей уже повстречалось нам на пути. Сейчас их голоса сливаются в один сплошной жужжащий гул, от которого некуда скрыться. Это мучительно. Я сжимаю зубы. Хватит уже мучений, хватит болтаться на плечах чудовища, словно безвольная кукла. Я хочу, чтобы оно, наконец, бросило меня, даже если это означает немедленную расправу. Тварей много, но я уж постараюсь не оказаться легкой добычей, хотя понимаю, что шансов выжить здесь никаких.

«Пусти же меня!» — я чувствую, как сердцебиение мое учащается. Я уже готовлюсь вырваться из лап чудовища, но неожиданно через закрытые веки улавливаю свет. От удивления я едва приоткрываю глаза и действительно замечаю впереди источник света. Чудовище замедляет шаги, в его движениях ощущается неуверенность и не от боязни самого света – тот достаточно тускл, чтобы не причинять монстру боль. И все же, я ощущаю, как все его тело начинает дрожать и чем ближе к источнику он подходит, тем сильнее его дрожь. Существо явно боится того, что впереди. Я замечаю, что и других тварей нет поблизости, хотя все еще слышу их клокотание позади.

Чудовище напугано, и я без опаски открываю глаза, стараясь рассмотреть, куда же оно меня несет. Оказывается, что идем мы по очередному коридору, который на этот раз немного освещен светом, доносящимся из пещерного зала впереди. Удивительное явление, учитывая, что остальные пещеры навсегда скрыты в полном мраке. Значит, там я смогу видеть и возможно, есть еще шанс спастись. Я думаю о том, что же может служить источником света и самое главное: почему существо несущее меня так напугано.

Еще несколько шагов и мы оказываемся в просторном зале. Довольно тускло, но все же, можно видеть происходящее. Этот зал намного больше, чем остальные, встречавшиеся раньше. Здесь нет нависающих сверху сталактитов. Стены покрыты узорами, подобными тем, которые я видел в коридорах, только здесь они больше и насыщеннее, хотя, может это просто обман восприятия.

В центре зала я вижу что-то напоминающее алтарь. Он и является источником света – это выступающий из земли постамент, окруженный десятками высоких фонарей-факелов и выступающих прямо из пола кольев. От него расходятся по сторонам несколько троп, каждая из которых ведет в пещеры. Чудовище подходит ближе, и я замечаю вокруг алтаря кости — десятки, сотни высохших костей. Такие же лежат и на самом алтаре. Некоторые явно человеческие, другие принадлежат животным, но большинство — останки самих тварей — взрослых и детенышей, возможно даже младенцев. Кому бы ни поклонялись эти существа, жестокость здесь переходит всякие границы. Значит, я буду следующей жертвой их кровавому божеству и только поэтому остался жив.

Чудовище подходит к алтарю вплотную и, склонившись, над ним замирает. Дрожь все еще пронизывает его тело. Где-то рядом я слышу шорох, от чего тварь только сильнее вздрагивает. Возможно тот, кому предназначена его жертва, сейчас наблюдает за нами. Тварь снимает с плеча меня и швыряет на алтарь. Сухие обломки и ошметки костей врезаются мне в спину, от чего я непроизвольно морщусь. Затем открываю глаза. Чудовище по-прежнему стоит рядом, и уходить, похоже, не собирается. Как и я, этот мерзкий выходец из проклятого горного племени, молча, ожидает своей участи. Возможно, ждет похвалы от своего темного бога, а может, он должен просто ждать его появления и разделить с ним трапезу.

Монстр, тяжело дыша, «смотрит» на меня изувеченными глазами. Я уверен: он не может видеть, и хватаюсь за одну из лежащих рядом костей. В случае нападения у меня есть хотя бы это жалкое подобие оружия. Вряд ли его хватит, чтобы прикончить даже израненную тварь, принесшую меня сюда, но безропотно сдаваться я не собираюсь и самому дьяволу. Ведь я все же… (рука крепче сжимает сухую кость) собираюсь покорить (мысли успокаиваются) величайшую вершину в мире!

Я слышу его! Приближается!

Существо отступает на шаг от алтаря. Я понимаю: оно боится, но уйти не может. Мерзкая тварь, дрожащая за свое жалкое существование даже не способна принять собственную участь! Твое поведение не вызывает ничего, кроме презрения! Теперь я даже не беру ее в расчет. Возможно, как раз сейчас есть шанс спастись. Я не думаю о том, что еще предстоит бродить по запутанным пещерам, полным чудовищ. Надо просто подняться, слезть с проклятого алтаря и бежать изо всех оставшихся сил.

Я приподнимаюсь на локти, как внезапно, по всему залу раздается оглушительный вой. Он приходит со стороны пещер противоположных тем, из которых тварь принесла меня. Одновременно зал наполняется тошнотворным животным запахом. Я зажимаю нос и стараюсь привыкнуть дышать. Немного закружилась голова и от неловкого движения я чуть не падаю с алтаря, но удерживаюсь. Бросаю взгляд на чудовище. Все его внимание приковано к тому, что появляется из пещер позади меня. Я тоже оборачиваюсь. Мерзкий запах еще сильнее ударяет в лицо. Прищуриваясь, я разглядываю, ради кого же тварь проделала столь долгий путь со мной на плечах.

В тусклом цвете пещерного зала, я замечаю две красные точки – глаза приближающегося демона, окутанного едким туманом. Я вижу лишь контуры его тела, но понимаю, что он гораздо сильнее твари, принесшей меня сюда. По мере того, как он приближается к алтарю, туман вокруг него рассеивается. Тут я сознаю, что единственный мой шанс — это неожиданность. Пусть твари думают, что я обессилел, пусть не принимают меня всерьез. Конечно же, это слишком самонадеянно и даже глупо, но это все на что я могу рассчитывать.

Новое существо почти вплотную приближается к алтарю. Оно выглядит по-другому, нежели те, которых я встречал до сих пор. В отличие от них, его шерсть чиста и гладка. В свете факелов она поблескивает. Мускулистой тело не покрыто язвами, как у твари, принесшей меня сюда. Шесть закрученных рогов выходит из широкого лба, среди них пробивается седьмой. Его глаза не пусты и даже будто бы выдают признаки некоего разума. Существо явно относится к элите пещерных демонов, а значит, там, откуда оно пришло я, возможно, не встречу того безумия, которое видел, пока меня несли к алтарю. Те другие не жалеют ни самих себя, ни своего потомства. Они принадлежат к самому дну этого демонического общества и прислуживают таким, как он.

Демон бросает на меня лишь мимолетный взгляд и тут же устремляет его на моего похитителя. Тот в явном страхе отступает назад. Хотя он слеп, скорее всего, может чувствовать настроение хозяина на каком-то ментальном уровне, а возможно, его судьба уже была предрешена, как только он сюда вошел.

Глубоко вздохнув, я стараюсь успокоиться. То, что внимание обоих существо сейчас сосредоточено друг на друге мне только на руку. Демон подходит к пленившей меня твари, которая раболепно склоняется перед ним. Я осторожно слезаю с невысокого алтаря, пытаясь как можно тише спрыгнуть на груду высохших костей. К счастью, последующее рычание демона, немного приглушает издаваемый мною шум. Я не оборачиваюсь, опасаясь быть обнаруженным. Мой похититель слеп, а сам демон стоит ко мне спиной! Шанс есть и если уж уходить, то сейчас!

Демон позади меня рычит, в ответ раздается жалкие клокочущие звуки твари. Я не бегу – осторожно ступаю так, чтобы не шуметь и направляюсь к пещере, из которой появился демон. Возвращаться назад бессмысленно – там сотни чудовищ.

В одной руке я держу заостренную кость, другой по пути хватаю один из факелов, ведь в пещерах темно. Благо, что есть подходящий – достаточно низкий, чтобы я мог нести его в руке.

По всей пещере раздается гневный вопль демона. Если он заметил меня, передвигаться тихо нет смысла, и я оборачиваюсь, будучи где-то на полпути к выходу.

И вдруг увиденное зрелище завораживает. Я просто не могу оторвать взгляда от схватки двух демонических существ и хочу воочию видеть агонию мучившей меня твари, наблюдать, как демон когтистой лапой хватает ее за глотку. Слепое чудовище бессильно бьется в его железных лапах. Разница между их силами слишком велика. Из пасти твари, кроме гортанных воплей, исходят потеки черной густой крови. Неужели это какой-то ритуал?! Убить охотника, а затем и жертву?!

Я пытаюсь сорваться с места, но не могу – глаза, словно прикованы к демону, который без видимых усилий, отрывает вопящую тварь от пола и швыряет прямо на острые колья. Твердая плоть оказывается насажена на эти выступающие из скального пола пики… но и это еще не конец, обессилившие чудовище пока дышит. Демон не торопясь подходит и рассматривает его почти уже не двигающееся тело. Он хватает его обеими лапами, я не вижу точно, но слышу хруст костей и треск рвущейся плотной шкуры. Демон отделяет голову твари от тела и отшвыривает в сторону. Голова с глухим стуком ударяясь о стену, падает на каменный пол. – «Бежать!..» — наконец проклятое оцепенение спадает, и я снова могу владеть собой. Есть всего несколько секунд, пока взгляд демона обращен от алтаря к ужасным плодам своих трудов. Срываясь с места, я уже не стараюсь передвигаться тихо. Под ногами хрустят рассыпанные повсюду кости. Я не думаю о том, что нырнув в темный проход, попаду неизвестно куда и что возможно, придется столкнуться с тварями, гораздо более страшными. Сейчас «Бежать!» — лучший выбор, об остальном я не думаю.

Плоть.

Тусклый свет пещерного зала остается позади. Какое-то время, я бегу, не останавливаясь и так быстро, как могу. Затем, постепенно сбавляя шаг, прислушиваюсь, но кроме собственного тяжелого дыхания не слышу ничего. Звуков погони нет, значит, демон за мной не погнался, иначе бы уже давно догнал. Я останавливаюсь немного перевести дух.

В абсолютной темноте пещеры, все, что у меня есть – захваченный из зала факел, которого надолго не хватит. Свет от него позволяет видеть всего на несколько шагов вперед. Ощущение, что окружающая тьма так и норовит проглотить меня. Чтобы не поддаваться панике, я утешаюсь мыслью о том, что если уж есть один освещенный зал, должны быть и другие, главное, найти их до того, как слабое пламя погаснет. Приходиться надеяться на волю слепого случая.

Освещая путь, я замечаю, что пещера отличается от тех, в которых мне пришлось побывать раньше. Пол и стены здесь более ровные, слишком уж ровные для естественных образований. Все поверхности испещрены узорами, а так же разнообразными иероглифами и символами, подобными тем, что я уже видел, но выполненными более искусно. У меня нет ни времени, ни желания вникать в суть этой наскальной письменности, но глаз неизбежно сталкивается с ней. По ширине и высоте, длина всего пещерного коридора одинакова. В отличие от остальных, он почти не петляет и кажется прямым. Возможно, эта часть пещер полностью устроена искусственным путем, но даже не представляю, что за разумные существа могут жить в соседстве с теми, которых я уже встречал.

Мысли об этих пещерах, об их истинных хозяевах и происхождении отвлекают меня от постепенно угасающего света факела. Конечно же, нельзя не заметить, что пламени хватит не больше чем на пятнадцать-двадцать минут. Дальше ждет темнота и то, что в ней скрыто, а скрыты в ней не только твари и демоны. Не способный что-либо увидеть, я останусь наедине с собой и неизбежно обращу свой взор вовнутрь. Тогда придется столкнуться с собственными демонами. Отчаяние и страх! Я вдруг вспоминаю, что уже оказывался в похожей ситуации — в первую же ночь моего восхождения я стал единственной блуждающей мыслью, чуть было не растворившейся в океане темноты. Правда, тогда это все оказалось сном. Я был еще полон сил и сознавал, что неизбежно проснусь; не бродил по бесконечным пещерам, полным ужасных созданий. Сейчас темнота и демоны вокруг вполне реальны. Мысленно я решаю – убеждаю себя в том, пока не найду выхода, буду идти вперед и не остановлюсь. Сколько бы тварей не повстречалось мне по пути, сколько бы сил и времени ни пришлось потратить, я найду его.

Несмотря на отчаянное положение, подобная решимость позволяет мне ощутить подъем сил. Я ускоряю шаг, чтобы пройти как можно дальше, прежде чем свет факела иссякнет, и даже не останавливаюсь, когда это случается, а лишь чуть замедляю шаг из осторожности. Теперь приходиться идти по стене, но темп сбавлять нельзя, чтобы не поддаться панике.

Потухший факел я не выбрасываю. Вместе с острым обломком кости, который я подобрал около алтаря, он может оказаться оружием. Передвигаясь в абсолютной темноте, я выставляю его вперед, прислушиваюсь к каждому шороху, чтобы только не быть застигнутым врасплох. Сонмы тварей, который я видел раньше, отнюдь не были тихими. Их гортанное стрекотание раздавалось по всей пещере. Если впереди меня снова ждет это мерзкое скопище, я услышу об этом заранее, правда, что же в этом случае делать? Идти назад к алтарю?.. Ну что ж, если расслышу хотя бы один звук, будет достаточно времени подумать.

Неожиданно я ощущаю, что воздух в пещере становится теплее и более спертым. С каждым шагом это ощущение усиливается. Значит, я приближаюсь к чему-то, однако напряженный до предела слух по-прежнему не улавливает ни звука. Делаю еще несколько шагов, и тут в лицо ударяет легкое дуновение ветра, одновременно раздается звук похожий на тяжелое свистящее дыхание. Я замираю, не решаясь двигаться дальше. Чтобы это ни было, оно всего в нескольких шагах. Я жду. Мускулы ног напряжены и готовы сработать при малейшем шуме, но проходит несколько минут, а дыхание существа (я решаю исходить из худшего) не повторяется. Выждав еще, наверное, минут пять я тихо вздыхаю и аккуратно делаю шаг. Никакой реакции. Второй шаг делаю более уверенно, обломок кости острием выставлен вперед. Снова замираю и жду еще две-три минуты. Ничего не происходит. «Пора идти» — подбадриваю я себя, прежде чем сделать третий шаг.

Только я успеваю занести ногу, как вдруг «дыхание» снова раздается, вырываясь откуда-то снизу. Я не успеваю среагировать, и по инерции делаю полный шаг. Нога наталкивается на что-то мягкое. От неожиданности растерявшись, я замираю и только через секунду сознаю, что надо отскочить. Звучит недовольное ворчание, и плоть под моей ногой издает шевеление. Я отталкиваюсь от нее, отпрыгивая назад так сильно, что ударяюсь спиной о стену пещеры. Свое импровизированное «оружие» выставляю вперед. Если тварь, кем бы она ни была, попытается броситься на меня, пусть сначала наткнется на острую кость.

Вопреки моим ожиданиям, существо, вздохнув еще раз, снова затихает. На несколько минут в пещере воцаряется тишина, в которой можно расслышать только мое собственное дыхание. Затем существо опять издает глубокий вздох и вырывающийся из его легких воздух, окатывает меня теплой волной. Судя по всему, существо явно не уступает, а скорее всего, превосходит размерами тварей, которые встречались мне раньше. Не знаю только, почему оно столь необычно дышит. Возможно, спит, поддерживая свое тело такими редкими вздохами. «Пусть окажется так» — мысленно проговариваю я и делаю осторожный шаг вперед.

Я не могу увидеть, в каком положении находится существо, но раз дыхание его доносится снизу, можно предположить, что оно лежит. Надо обойти его не задев, и я ступаю немного в сторону. Нога чувствует каменный пол пещеры.

Жердью от потухшего факела я осторожно проверяю пол впереди себя, чтобы не наступить на чудовище. В темноте звучит легкое касание деревяшки о твердый камень. Я спокойно наступаю, продвигаясь дальше. В этот момент раздается очередной вздох. На этот раз он не обдает меня теплым потоком, значит, еще пара шагов и существо останется позади.

 Опираясь на жердь, я шагаю, и вдруг чувствую, как ноги попадают в какую-то вязкую, густую массу. Внимания не обращаю — двигаюсь вперед, понимая, что назад нет пути. Пока существо позади не очнулось от сна, нужно уйти как можно дальше.

Поток тяжелого дыхания на этот раз приходит со стороны, и он намного сильнее предыдущего. Настолько, что чуть не сбивает меня с ног, заставляя остановиться и замереть на месте. Несколько секунд я не могу даже дышать. Едва удерживаясь, чтобы не закашлять, я теряю ориентацию в пространстве и, выставив вперед руку, пытаюсь шагнуть к стене, но вязкая масса под ногами делает мои движения слишком неловкими. Я не могу устоять и падаю на одно колено. Рукой упираюсь в пол, весь покрытый теплым и густым веществом, в котором завязли ноги. Мне кажется, оно слегка пульсирует. Сверху опять раздается тяжелое дыхание. Если бы я не упал, то снова попал бы под его поток. Сразу же я пытаюсь встать, отскочить вперед или в сторону, но слышу, как вокруг меня начинается шевеление. Оно исходит отовсюду, будто бы вся пещера просыпается, заслышав меня. Позади! Сверху! По сторонам и спереди! «Они везде!..» — Внутри я чувствую все подступающий приступ паники. От того, что глаза не видят, воображение работает слишком сильно, застилая разум жуткими картинами. Слишком многое я уже видел! Стараюсь успокоиться и взять себя в руки, но вдруг инстинктивно ощущаю, как что-то… чьи-то лапы (щупальца!) тянутся ко мне. Не существа – здесь нечто иное! Я бросаюсь вперед, чтобы только не стоять на месте. Рассчитываю натолкнуться на стену, но руки утопают в какой-то теплой, пульсирующей массе. Стена оказывается не каменной, как и пол подомной. Я провожу рукой – так повсюду! Одна сплошная биомасса – живые стены из плоти! По рукам заструилась теплая жидкость, и я с омерзением их отдергиваю. В лицо ударяет легкий запах гнили, а рядом раздается что-то похожее на протяжный стон. Видимо, я нанес стене рану своим прикосновением.

В холодном, сковывающем ужасе я отступаю назад. «Бежать!» — мысленно кричу и стараюсь вырвать ноги из густой массы пола. «Бежать!» — повторяю и чувствую, как по ногам скользит что-то змееподобное. Этого оказывается достаточно. Я буквально выпрыгиваю из схватившего меня вещества. От приложенных усилий, я чуть не падаю, но удерживаюсь, и теперь не стою на месте – бегу! Под ногами все та же масса, по сторонам все те же стоны и потоки дыхания покрывающей пещеру плоти. Ужасные картины воображения по-прежнему врываются в сознание, и кажется, что в темноте тысячи невидимых глаз следят за мной. Я не задумываюсь о том, бегу ли вперед или же назад к освещенному залу. Сейчас это не важно. Я хочу просто покинуть это кошмарное место и чтобы хоть как-то сохранять ориентацию вынужден придерживаться живой стены «вздыхающей» от каждого моего прикосновения. Несколько раз я спотыкаюсь о какие-то мягкие наросты на полу. Падаю. Снова поднимаюсь и снова бегу.

Вскоре я замечаю, что постепенно пещера сужается. Теперь можно коснуться обеих стен одновременно и слегка подпрыгнув дотянуться до потолка. Чем дальше, тем уже проход. Не ждет ли впереди меня тупик?! Не придется ли возвращаться по этому живому коридору?! Я сбавляю шаг, затем останавливаюсь, чтобы отдышаться. Двумя руками упираюсь в стены и тут, лишь постояв на месте, понимаю, что пещерный коридор сужается не с пройденным мною расстоянием – он двигается сам! Живые стены медленно закрывают проход, а потолок опускается. Я прислушиваюсь и слышу движение биомассы. «Назад!..» — мелькает иголкой мысль. Отступаю, затем разворачиваюсь и бегу. Кажется, будто пещера чувствует, что я разгадал ее намерения. Держась рукой за стену, я вдруг ощущаю, как та стала двигаться быстрее. Проход за мной закрывается, а потоки «дыхания» все чаще ударяют в лицо. Один из них настолько сильный, что заставляет меня отпрянуть от стены и в такой темноте неловкое движение оказывается роковым. Я спотыкаюсь и падаю. Едва успеваю выставить руки, которые тут же проваливаются в вязкую массу пола почти по локоть. Я хочу сразу же подняться, но чувствую, как вещество будто бы старается удержать меня, не давая освободить руки. Их приходиться с усилием вырывать из густой массы, пока со всех сторон надвигается плоть, угрожая с минуты на минуту раздавить меня.

С трудом освободив руки, я поднимаюсь и обнаруживаю, что уже не могу стоять в полный рост – настолько опустился потолок. Между стенами остался проход толщиной не более полутора метров, и он стремительно сокращается. Пригнувшись, я обеими руками хватаюсь за живые стены, помогая ногам делать шаг за шагом – вязкий пол препятствует движению. «Главное – не останавливаться!.. Главное – идти вперед!.. Стоит лишь замешкаться, как все будет кончено!» — теперь мне приходиться упасть на колени и двигаться фактически ползком. Я уже не могу вытянуть руки, потому что стены не позволяют. У меня остается лишь узкий лаз, сквозь который я ползу в абсолютной темноте. Но что-то толкает меня, что-то не позволяет мускулам сдаться и замереть. Я ощущаю сильное биение сердца и двигаюсь вперед. Раздираю кожу до крови, отталкиваюсь коленями, ступнями и локтями, как только могу. Многотонная биомасса плоти не отступает, неизбежно зажимая внутри себя мое тело. Я понимаю, что ей ничего не стоит раздавить меня или того хуже: переломать кости, оставив медленно умирать в беспомощном состоянии. Однако я не сдаюсь, даже когда не могу двинуться и ощущаю сдавливающую боль во всем теле. «Нельзя останавливаться!» — и зубы сами вгрызаются в отвратительные наросты плоти, покрывающей пол. Пальцы впиваются в стены, раздирая их ногтями. Если эта пещера способна хоть что-то чувствовать, пусть почувствует боль! Пока я жив, буду рвать ее плоть на части! Буду сопротивляться!..

Кажется, еще немного и неровной формы потолок пещеры сломает мне спину. От нестерпимой боли перед глазами пляшут разноцветные круги. Мне бы закричать во все горло, но я лишь сильнее вгрызаюсь в жесткую плоть и все яростнее впиваюсь в нее пальцами, словно когтями.

Я вдруг ощущаю, как стены пещеры несильно содрогаются, и слышу что-то наподобие болезненных стонов. Со всех сторон хватка немного ослабевает, теперь я могу хотя бы дышать. Но даже не думаю останавливаться, пусть во рту и горле стоит тошнотворно-горький вкус, а на израненных пальцах не осталось ногтей, продолжаю грызть проклятую пещерную плоть и рвать ее в клочья.

Не знаю, что же все-таки оказывает действие. Может я и в самом деле причинил этим стенам слишком много боли, но хватка их достаточно ослабевает, чтобы я смог двигаться дальше. И с этим я не медлю.

Все тело ломит, но я ползу вперед, надеясь, что вскоре снова буду идти по пещере в полный рост. Судя по звукам, стены раздвигаются, пропуская меня. Они отступают, значит, я выжил! Значит, еще могу найти выход! Окрыленный победой, я поднимаюсь на колени и через некоторое время, собираюсь встать, как ноги вдруг проваливаются вниз. От неожиданности я на секунду теряюсь, и этого оказывается достаточно, чтобы тело ушло в зыбкий пол по пояс. Я судорожно размахиваю руками – ищу, за что бы схватиться, но стены отодвинулись далеко. Пытаюсь удержаться, но пол вокруг слишком мягкий и что-то явно утягивает меня вниз. Сопротивляться нет никакой возможности. Мельком я вспоминаю, что подобное уже случалось, только в тот раз меня засосало в водоворот острых камней. Сейчас поглощает чужая плоть. «Я выдержу!.. Выдержу!..» — Только бы не запаниковать! Тело снова сдавливает со всех сторон. От боли я стискиваю зубы и как могу, напрягаю мускулы. Выхода нет. Все, что успеваю – крепко схватить обломок кости захваченный из пещерного зала. С безумной скоростью меня проносит вниз по живому туннелю вместе с потоком биомассы. В какой-то момент я слышу, как что-то вокруг меня будто произносит: «Ааамммиииннноооуууррртттиииеее-ааамммиииннноо…» — звучит как ужасающее заклинание и слишком уж ясно для случайного набора звуков. В памяти возникают странные слова старика-отшельника, когда я потерял сознание в прошлый раз: «Ами-Но-Урти!». Боль становится невыносимой, но сознание я теряю от какого-то усыпляющего «дыхания», ударяющего в лицо.

Свет.

Словно сквозь сон до меня доносятся сначала звуки. Я слышу чьи-то тяжелые шаги и частые хриплые вздохи. Они то дальше, то ближе. Через какое-то время улавливаю запах этого дыхания. Вероятно его обладатель ходит вокруг меня, ожидая, когда я окончательно очнусь.

Чувства мои пробуждаются постепенно. Вслед за слухом и обонянием, я вновь обретаю зрение и осязание. Сразу же понимаю, что лежу на холодном каменном полу и сразу же чувствую, как болит все тело. Едва удерживаюсь от того, чтобы не застонать, но следующий миг придает мне сил и заставляет сердце биться сильнее, ведь даже закрытыми глазами я ощущаю проникающий в пещеру свет. Посмотреть я не решаюсь – слишком близко постороннее дыхание и это не дыхание безликой массы плоти. Судя по звукам рядом со мной тот самый демон – властитель пещер и сильнейшее создание горы, которое я видел до сих пор. Но свет дает надежду. Интуиция подсказывает, что это не свет сотен факелов в глубинах пещер, а дневной свет, проникающий сюда снаружи. Значит выход близко, достаточно близко, чтобы побороться за него с любым демоном. Осторожно сжимая руку, я чувствую, что служащая оружием кость, все еще при мне. Я не выронил ее при падении.

Возможно и демон почуял, что я очнулся. В мою сторону раздаются целенаправленные шаги. Нужно сохранять спокойствие. Он мог бы убить меня уже сотню раз, пока я лежал без сознания, но почему-то не сделал этого. Мне бы только приоткрыть глаза, чтобы увидеть, в какой стороне свет.

Демон подходит ближе и, в конце концов, склоняется надо мной. Лежа на спине, я чувствую запах его дыхания, вырывающегося из пасти вместе с низким протяжным рыком. Да, он понял, что я пришел в сознание и теперь скрывать это бессмысленно. Не знаю, что у него за намерения, но рисковать нельзя. Возможно, он всего лишь ждал, когда я буду в состоянии почувствовать боль.

Я немного приоткрываю глаза. Демон, убедившись, что его жертва очнулась, издает довольное ворчание. Из раскрытой надо мной пасти прямо с острых зубов капает мутно-желтая слюна. Знала ли эта тварь, что все так обернется?! Ведь он не бросился за мной, когда я бежал от алтаря! И не служат ли ему те наросты плоти, покрывающие пещеры?!

«Ни шанса!» — проскакивает у меня мысль, когда я вижу, как эта гора мускулов протягивает ко мне когтистую лапу, словно ребенок к заинтересовавшей его игрушке. Он не видит во мне никакой угрозы.

Я еще не до конца очнулся. Очертания демона и самой пещеры кажутся мне довольно расплывчатыми, но тут мое тело само совершает единственно верное движение. Демон склонился достаточно низко и сжавшая осколок кости рука молнией выбрасывает острие ему в лицо. Я чуть подскакиваю, чтобы завершить атаку и, сразу откатываясь в сторону, с усилием вырываю вонзившуюся в глаз демона кость. Грозный хозяин пещер не ожидал такого. Он не привык получать раны и, вероятно, обладая недюжинной силой, считал себя неуязвимым. Но боль есть боль и через мгновение по всей пещере раздается вопль, в котором страдание смешивается с яростью и даже малой толикой страха. Возможно, впервые за все время демон увидел собственную кровь.

Драгоценные минуты его замешательства терять нельзя, поэтому отскочив в сторону, я сразу же ищу глазами источник света. Им действительно оказывается не что иное, как выход из пещеры. От одного только осознания этого застучало в висках, а в животе почувствовался прилив теплоты. Так близко! Не дальше ста шагов! Не знаю, что за провидение, что за удача оказалась на моей стороне! Будь я в глубинах темных пещер, никакой бы надежды не осталось, а тут… есть шанс выбраться живым. Пусть через секунду за мной бросится самая жуткая тварь, которую я когда-либо встречал, надежда есть. И это утраивает силы. Израненные ноги сами несут вперед, глаза слезятся от бьющего в них света, а в ушах стоит гул, заглушающий рев демона позади.

Холодный ветер кружит бессчетные крупинки снега. Солнце, как обычно скрыто за серыми тучами. Дневной свет здесь мрачен, но он в тысячу раз лучше темноты и неизвестности, окружавших меня в глубинах пещер. С непривычки глазам все еще больно смотреть на белесое небо. Я, щурясь, вихрем оборачиваюсь назад и устремляю взгляд на вход в пещеру, ожидая появление разъяренного демона. Я готов его встретить. Даже если это станет моим концом, я хотя бы погибну при свете дня, а не во мраке окруженный стенами из живой плоти или тусклом свете сотен факелов, освещающих горы костей. Но все, что доносится из пещеры – это сливающийся с гулом ветра отдаленный вой. Я отхожу все дальше, не спуская глаз со входа. Чем больше проходит времени, тем больше я убеждаюсь, что не стоит испытывать судьбу и надо уходить пока есть возможность. Выждав еще несколько минут, я решаюсь двигаться дальше. Конечно же, надо отдохнуть и собраться мыслями, но сначала следует отыскать подходящее для этого место. Выбор у меня невелик: спуститься ниже или забраться выше. Уступы здесь не слишком круты, поэтому, недолго раздумывая, я начинаю карабкаться по ним.

продолжение следует

Похожие статьи:

РассказыСкрижали искателя. Восхождение. Ч2

РассказыСкрижали искателя. Восхождение. Ч1

РассказыСкрижали искателя. Восхождение. Ч4

Рейтинг: +1 Голосов: 1 394 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий