fantascop

Слепой. Глава 2. Охота на вепря

в выпуске 2015/08/03
3 апреля 2015 - Вера Петрук
article4177.jpg

Глава 2. ОХОТА НА ВЕПРЯ

Хмурое небо тяжело висело над землей, простираясь грузными складками до самого горизонта. Свирепый посланник зимы, холодный ветер, стригущий все живое, неспешно прогуливался по вершине горного хребта, поросшего кедровым стлаником, ольхой и карликовой березой. Вниз по склону начинались бескрайние заросли елово-пихтовой тайги. Цепляясь узловатыми корнями за карнизы уступов, деревья осторожно спускались в глухой распадок, покрытый непроницаемым шатром густых крон. Поздняя осень не оставила ни малейшего шанса кусту багульника с набухшими почками. Временная оттепель, стоявшая в Мастаршильде несколько недель, обманула беднягу, заставив поверить в волшебное возвращение весны.

Морозный воздух с легкостью проникал под теплую куртку на меху, кусал руки, судорожно сжимавшие лук, скреб по щекам, натирая их до красноты. Было так холодно, что редкие снежинки падали на землю в виде замерзшей крупы. И хотя вечер еще не наступил, темнота надвигалась с пронзительной скоростью, покрывая море остро-отточенных пик ельника мягким одеялом сонной тишины. В лесу было тихо – ни птичьего гомона, ни криков зверей. Казалось, что царящий полумрак задушил весь мир, усыпив даже кустарники и травы.

«Ничего, скоро начнется», – успокоил себя Арлинг, переставляя затекшие ноги. Как он ни старался, получилось громко. Усеянный мелкими льдинками снега листвяной покров гремел, словно бисер внутри бычьего пузыря. Регарди замер, внимательно прислушиваясь к звукам тайги, но его оплошность осталась незамеченной. Достав трубку, он собирался набить ее табаком, однако, вспомнив предупреждение Даррена, разочарованно засунул вещицу обратно.

Арлинг уже тысячу раз пожалел о том, что согласился отправиться на охоту. В замке Мастаршильда, где он должен был дожидаться приезда отца, было невыносимо скучно, но уж лучше терпеть скуку, чем мерзнуть на стылой земле в непроходимой чащобе леса. Как, наверное, хорошо сейчас дома, в Согдиане.

Сегодня столица Империи отмечала День Южной Звезды, веселый, беззаботный праздник дружбы и любви, когда по всему городу устраивались игры, маскарадные шествия и, конечно, гуляния – от веселых плясок и фривольных игр на набережной до торжественных, помпезных танцев в богатых домах Согдианы. Блеск гигантских хрустальных люстр, чей яркий свет, преломляясь в настенных зеркалах, освещал самых достойных людей Империи – благородных господ и знатных дам, был куда милее сердцу Арлинга, чем тусклые блики провинциального солнца Мастаршильда.

Интересно, в чем будет танцевать Розмарина Пиклодокка? На последней их встрече она пообещала, что наденет взрослое платье гранд-дамы вместо положенного ей «девичьего». Арлинг представил узкий облегающий корсаж с глубоким вырезом до середины груди, взбитое облако золотых локонов и нарумяненные щеки – ведь, к взрослому платью полагалась косметика, запрещенная девушкам, не достигшим совершеннолетия. Если молодая Пиклодокка сдержит слово, трудно представить, какой скандал разгорится в доме ее отца, которому в этом году выпала честь устраивать Первый Столичный Бал.

Регарди едва не заскрипел зубами от досады. Больше всего он жалел, что пришлось пропустить игровые стрельбища, которые проводились во время праздника в честь самой красивой гранд-дамы Согдианы – ее назначал Император. В этом году выбор Седрика Третьего пал на прекрасную Ингеборгу Данхил-Келлфрид, актрису и поэтессу, по которой сходила с ума вся Согдарийская Империя. Помимо славы и звания лучшего стрелка города победителю доставался танец и поцелуй королевы праздника, а при благоприятных звездах он мог рассчитывать и на большее.

Все планы юного Регарди были безжалостно разрушены отцом, которому вздумалось срочно увидеться с сыном. А так как Канцлер находился в поездке по северным провинциям, расположенным весьма далеко от столицы, Арлинг был вызван в местечко с суровым названием Мастаршильд, которое Император подарил их семье за «заслуги перед Отечеством». По мнению Арлинга, глухую провинцию в горах, покрытых непроходимой тайгой, вряд ли можно было назвать щедрым даром, но Элджерон Регарди отнесся к подарку трепетно, объявив двору, что собирается провести старость в невысоком мастаршильдском замке, который напоминал ему разрушенное во время войны с горцами родовое поместье его семьи. Отец лукавил. Отреставрированный замок в Ярле, тысячекратно превосходящий по роскоши жалкие развалины Мастаршильда, давно носил репутацию единственного места, где беспокойная душа Канцлера когда-то найдет покой, но, наверное, так следовало принимать все подарки от императора.

Отца как обычно задержали неотложные дела, и Регарди торчал в провинции уже две недели. Хорошо еще, что ему удалось заманить с собой друзей, которым до того наскучила светская жизнь столицы, что они охотно согласились отправиться вслед за ссыльным Арлингом в далекий Мастаршильд в надежде отыскать приключения на свои задницы. Впрочем, их ждало разочарование. Местные девицы были глупы и дики, пиво отдавало кислятиной, а единственный трактир не мог предложить ничего кроме игры в кости с мужланами, чей уровень мышления находился ниже интеллектуальных способностей Дарсалама, любимого коня Арлинга. Почти все время друзья отсиживались в замке, опустошая и без того скудные запасы винного погреба или устраивая скачки по сельским дорогам.

Деревенскому старосте беспокойное соседство было не по душе, но разве можно в здравом уме перечить тому, кто в будущем станет наследником Мастаршильда? О сыне Канцлера ходили дурные слухи, а его репутация заядлого драчуна и дуэлянта была известна далеко за пределами Согдианы.

Ни в чем не нуждаясь, Арлинг Регарди жил на широкую ногу. Его интересовали скачки, оружие и, конечно, девушки, у которых он привык пользоваться успехом. Дам старшего возраста легко покоряли льстивые речи и обходительные манеры будущего гранд-лорда, а сердца юных особ таяли от взгляда его синих глаз и шелковой шевелюры цвета дикого меда, за которой он усердно ухаживал. Следующей весной ему исполнялось шестнадцать лет, он оканчивал надоевшую военную школу и собирался отправиться в путешествие по южным провинциям Империи. Рассказы дядюшки Абира о дальних землях, где вместо черной грязи под ногами шуршал золотой песок, где круглый год росли райские плоды, а ввысь устремлялись диковинные города из хрусталя и мрамора, в которых жили самые красивые женщины в мире, будоражили сознание юного Регарди и лишали страха перед отцовским гневом. Впрочем, он собирался устроить Канцлеру сюрприз.

Арлинг замерз и уже давно не чувствовал того азарта, который охватил его, когда однажды вечером Даррен предложил поохотиться на кабанов. Идею подсказал услужливый староста, который мечтал совместить приятное с полезным – развлечь молодых лордов и избавиться от кабаньего стада, которое повадилось лакомиться сладкими зимними яблоками в мастаршильдских садах. Низкорослые деревья не представляли трудности для крупных северных секачей, достигавших в холке полутора метров.

Регарди не прельщала возможность стрелять диких свиней по окрестным горам, но его воображение было поражено рассказами о гигантском вепре-альбиносе, которого изредка видели некоторые удачливые охотники. Секач был старым и в человеческие дела не лез, но он был куда более достойной добычей, чем стадо охочих до яблок подсвинок. Из лобной кости клыкастого великана Арлинг велит изготовить памятный медальон, который повесит над парадной лестницей особняка в Согдиане, а белую шкуру подарит Пиклодокке или Терезе, сестре Даррена, которая, похоже, была к нему неравнодушна. Регарди нравилось женское внимание, а огонь страсти, как известно, надо поддерживать.

После всех рассказов кабан представлялся Арлингу огромным чудовищем с большой клиновидной башкой, длинным рылом и гигантскими клыками – тупыми, загибающимися к небу, сверху и острыми, глубоко выходящими из челюсти, снизу. Таким оружием можно было с легкостью наносить смертельные раны, вспарывать кожу и рвать кишки. Регарди уже представлял, как соблазнительно побледнеют нежные щеки Розмарины, когда он в красках расскажет ей об охоте на дикого вепря. Вот только скорее бы все это заканчивалось. Ни одна девушка Согдарии не стоила его отмороженного носа.

К охоте готовились тщательно, всей деревней. Выслушав предложения знатоков, Арлинг остановил выбор на загоне, который, как ему показалось, обещал наибольшую остроту впечатлений. Прочесав покрытую тайгой горную цепь Мастаршильда, егеря нашли обширную лежку кабаньего табуна в густом молодом ельнике на вершине одного из холмов, где и решено было устроить облаву. Узнав, что старые секачи живут отдельно от стада, Арлинг заупрямился, желая продолжить поиски вепря, но староста оказался настойчивым и убедил всех кроме Регарди, что кабанов-альбиносов в их краях никогда не водилось, а местные охотники в подпитии могут рассказать и не такое.

И вот теперь Арлинг мерз в зарослях кедрового стланика, слушал тишину и ругал осторожного Даррена, который поставил его с самого края стрелковой линии. Он скорее лешего здесь увидит, чем белого вепря, надежда на встречу с которым все еще жила в его сердце. Хитрый Даррен занял место в центре, объяснив Регарди, что новичкам стоять посередине опасно. Когда кабан шел на прорыв, то становился страшнее тигра. «Если Даррен подстрелит моего альбиноса, то отправится ночевать в деревню», – сердито подумал Арлинг, нетерпеливо прислушиваясь к тишине леса.

Наконец, тайгу огласил рев рога, и внизу склона зашумели кусты. То загонщики принялись прочесывать участок, гоня кабанье стадо на стрелков. Арлинг всполошился, окрыленный надеждой, что его мучения все-таки вознаградятся, и поспешно выдернул из земли стрелу, которую приготовил заранее. Ему просто должно было повезти, ведь у него был лучший лук во всем Мастаршильде. Он лично в этом убедился, сравнив свое оружие с простыми луками егерей и более скромным вооружением друзей, из которых никто, кроме Даррена, особой страсти к охоте не испытывал.

Лук достался Арлингу от деда. Это было превосходное сложноклеенное оружие с красивой вогнутой рукоятью. Дуга была выполнена из ценных пород клена, палисандра и орехового дерева, а с внешней стороны усилена наклеенными сухожилиями и роговыми пластинами. Но особую гордость Регарди вызывала сцена охоты на кабана, мастерски изображенная на костяных накладках лука. Еще миг, и вепрь прекратит свой стремительный бег, пав от стрелы удачливого охотника. Такое оружие обещало победу.

По мере того как загонщики приближались, напряжение возрастало. Стараясь не шуметь, молодой лорд вертелся то вправо, то влево, гадая, откуда могла появиться долгожданная добыча. В окладе громко раздавались крики загонщиков и яростный лай собак, но в кустах, окружавших Арлинга, было глухо, словно в погребе мастаршильдского замка.

Он собирался еще раз помянуть недобрым словом Даррена, когда справа хрустнула ветка. Установив стрелу на тетиву, Регарди прицелился туда, где темнота казалась плотнее. Он уже был готов разжать указательный палец, но тут вспомнил предупреждение Ларса, старшего егеря, не стрелять по невидимой цели, и разочарованно опустил лук. Не хватало еще случайно убить какого-нибудь местного дуралея, сунувшегося под линию обстрела.

В двух первых загонах кабаны на стрелков так и не вышли. Наверное, стадом руководил кто-то, обладающий солидным опытом и знающий, что тишина впереди могла быть обманчива. Если свиньи прорвутся через загонщиков, облаву придется прекратить, и тогда Арлинг не поленится разбудить старосту и высказать ему все, что думал о местных егерях и других знатоках кабаньей охоты.

Но вот снова прозвучал рог, оповещавший начало нового гона, и тут же в нескольких метрах от Арлинга затрещали кусты. Сомнений быть не могло – зверь бежал прямо на него. Поправив перчатки, Регарди быстро наложил стрелу на лук и, едва успев натянуть тетиву, увидел поджарую кабаниху, резво перебегавшую открытое место метрах в пяти справа. Это был не альбинос и даже не секач, но, видимо, на большее сегодня можно было не рассчитывать. Уже выпуская стрелу, он заметил светло-бурых поросят, с визгом выкатившихся следом за матерью. Мимо! Выводок отвлек его внимание, и прицел получился смазанным.

Свиноматка уже почти добежала до конца опушки, но Арлинг мог собой гордиться. Ему удалось извлечь новую стрелу, наложить ее на лук и натянуть тетиву всего за три секунды. Передняя часть туши зверя уже скрылась в ельнике, поэтому пришлось стрелять в угон, метясь по хребту. Темные заросли плотно сомкнулись, скрыв кабаниху, но удача все-таки улыбнулась Арлингу. Видя, как заколыхались верхушки елок, он возликовал.

С трудом дождавшись звука рога – сигнала отбоя гона, Регарди бросился сквозь ельник к трофею. Долго искать не пришлось. Первая стрела все-таки попала в цель, пробив бочкообразную грудь, но только вторая, задевшая позвоночник, стала посланцем смерти. Свиноматка лежала головой в его сторону и не двигалась. Решив не рисковать, Арлинг стал обходить тушу стороной, чтобы подойти сзади и сделать контрольный выстрел в ухо – как учили.

Он так и не понял, что заставило его поднять глаза. Почти вровень с верхними ветками кедрового стланика, в нескольких метрах от убитой кабанихи стоял рослый секач. Тот самый – белый. Ни одно описание не могло сравниться с мощью и величием твари, которая вдруг возникла перед ним, словно пришелец из другого мира. В своем уродстве кабан был прекрасен. Арлинг замер, как вкопанный, не в силах отвести взгляд от красных точек, неподвижно горящих на снежной морде. Если бы не белая шкура, выделявшаяся на фоне темных кустов, Регарди никогда не заметил бы притаившегося зверя, который тут же бросился на него, словно ждал появления Арлинга всю жизнь.

Не успев осознать, что из охотника превратился в добычу, Регарди вскинул лук и, не прицеливаясь, выстрелил. «Если промахнусь, второго шанса не будет», – подумал он, в последний момент отпрыгивая в сторону.

Арлинга спасло дерево, которое закрыло его от клыков секача. Если он и ранил вепря, то зверь этого не заметил. Разъяренная тварь пронеслась мимо, даже не сбавив скорости.

Арлинг с трудом дождался друзей с егерями.

- С полем, дружище! – поздравил его Даррен, трогая кабаниху ногой, отчего ее тело заколыхалось, словно огромный холодец.

Старший егерь сломал еловую веточку и, смочив ее в крови убитой свиноматки, торжественно прикрепил к головному убору Регарди. Друзья, а за ними и остальные охотники стали наперебой поздравляя молодого лорда с добычей, но Арлинг их не слышал. Все мысли занимал снежный вепрь, без которого он не собирался уходить из леса.

- Амирон благоволит нам сегодня! – радостно крикнул окрыленный успехом Регарди. – Белый вепрь не выдумка, я только что видел его. Он стоял у этих кустов, громадный, как скала. Промедли я хоть секунду, и зверь разорвал бы меня в клочья, но я его ранил. Теперь нам осталось только найти и добить его. Спасем Мастаршильд от чудовища!

Арлинг, конечно, не был уверен, что ранил секача, но в тот момент он чувствовал себя полководцем, который готовился штурмовать неприступную крепость с горсткой воинов.

Как он и ожидал, энтузиазма не проявил никто. Даже Даррен отошел в сторону и сделал вид, что рассматривается ночное небо.

- Скрадывать раненого зверя опасно, милостивый господин, – осторожно произнес Ларс, оглядываясь на других охотников. Но желающих заявить, что молодой лорд лжет, не оказалось, и егерь неохотно продолжил. – Кровит кабан плохо, собаки здесь не помогут. Лучше отправиться домой, а утром вернуться и отыскать тушу. За ночь-то он сам помрет, если вы его хорошо ранили, убойно. Ну а если задели только, то этот зверь так уйдет, что не отыскать. Заляжет в валежнике среди топей и рыла не высунет. Поверьте моему слову.

Арлинг смотрел в красные, окосевшие от местного пива глаза егеря и видел в них отблески кабаньего взгляда. Терпеть до следующего дня он не станет. Ему непременно нужно было показать шкуру диковинной твари отцу, который прибывал сегодня вечером.

- Я ранил его смертельно! – гордо заявил он, обращаясь к Даррену. Мастаршильдца он решил игнорировать. – Ты только представь, что мы поймаем настоящее чудовище! В Согдиане все просто лопнут от зависти! Соберем собак и отправимся прямо сейчас.

- Ты слышал Ларса, Арлинг. Как мы его найдем? Через час стемнеет. Да он в любом месте может залечь, смотри какие горы! Шею хочешь свернуть?

- Кабан белый, идиот! Его в темноте хорошо видно. А вот пока мы тут болтаем, он спокойно уходит!

Арлинг готов был спорить до бесконечности, так как идти за секачем один не собирался. Его выручил Карр, который иногда проявлял чудеса сообразительности.

- Эй! Здесь кустарник заломлен, да здорово так. Поднесите факел.

Следы были очевидны. На опавшей хвое отчетливо виднелись брызги крови. Их было немного – крошечные, хаотично разбросанные бусины алого цвета, но милее картины Арлинг давно не видел. Попал! Это был настоящий след, полный зверя и охоты. Секач, возможно, был самым крупным кабаном во всем Мастаршильде, и подстрелил его новичок Арлинг Регарди.

- Скорей! – махнул он рукой, подзывая егерей с собаками.

Хоть и с неохотной, но мастаршильдцы повиновались. Гончие сразу умчались вперед, гулко лая в таежных дебрях. Арлинг никогда не испытывал такого азарта. Идти по кровавому следу добычи и вдыхать запах уходящей жизни было чудесно. Охотники из деревни, которые будто нарочно замедляли шаг, остались далеко позади. Почти все согдианцы, кроме Даррена и Карра, тоже решили не искушать судьбу и плелись в хвосте.

По мере того как они углублялись в ельник, спуск становился круче. Тяжелые пихты и посеребренные инеем ели вырастали на глазах, поднимаясь в черную высь гигантскими мачтами. Повсюду, где можно было разглядеть, косогор был покрыт гниющими стволами павших гигантов. Неожиданно потеплело, и с неба уже сыпал не снег, а мелкий дождь.

Собачий лай вдруг раздался ближе – как раз за подлеском из высоких кустов жимолости и можжевельника. Арлинг готов был поспорить, что отчетливо слышал, как на мокрой хвое топчется что-то большое и неподъемное. С трудом верилось, что удача все-таки вспомнила о нем, и его ожидания вот-вот сбудутся.

Не доходя до кустов, друзья разошлись и с разных сторон стали скрадывать зверя. Напряжение достигло пика и почти физически ощущалось в воздухе. Глухое рычание пса сменилось жалобным скулежом, вепрь же сражался молча, лишь изредка низко охая. Отчетливо раздалось глухое щелканье, и Арлинг понял, что кабан пустил в дело клыки. Очевидно, он вертелся из стороны в сторону, стараясь не дать собакам зайти со спины.

Регарди почувствовал на себе взгляд Даррена и поднял глаза. Тот, приложив палец к губам, показывал на небольшую прогалину, которая виднелась среди мохнатых ветвей недалеко от Арлинга.

Пригнувшись, Регарди достал стрелу из колчана и стал подкрадываться к зияющей темноте прогала. Внезапный визг пса раздался почти одновременно с треском ветки, попавшей под ногу. Проклиная свою неуклюжесть, Арлинг бросился напролом, с трудом уворачиваясь от колючих веток, хищно целившихся в глаза. Даррен помчался за ним, но кабана уже и след простыл. На развороченной земле лежала мертвая собака с вспоротым брюхом. Еще два пса жалобно скулили в кустах.

- Вот паскуда! – выругался Даррен, склоняясь над ранеными животными. У одной гончей был перебит позвоночник, у другой скользящим ударом задеты ребра.

 Цепочка кровавых пятен, которая вилась по светлой хвое и опавшему листу до самой прогалины, исчезала внутри зарослей, словно кабан чудесным образом исцелился.

- У них жир быстро рану затягивает, – досадливо пояснил Даррен. – Он сейчас в лежку уйдет, и ищи его в этих дебрях, сколько сил хватит. Возвращаться надо. Собаки-то Ларсовы. Представляю, как старик расстроится.

- Избавься от них, – распорядился Арлинг, не собираясь задерживаться.

У Даррена смешно округлились глаза, но возразить он не успел. Послышался голос еще одной гончей – последней собаки Ларса, которая, срываясь на хрип, яростно облаивала кого-то неподалеку.

- За мной, – выдохнул Регарди, ползком выбираясь из переплетенного лианами кустарника. Уж на этот раз он не позволит вепрю сбежать.

- Осторожно! – голос Даррена раздался над самым ухом, и Арлинг замер, не успев опустить ногу.

- Смотри!

Подобрав палку, друг ткнул ею в мягкий мох, начинавшийся прямо за кустами можжевельника. Покрытая бурым ковром поверхность заколыхалась, словно кисель.

- Надо обход искать. На мшаву похоже.

- На что? – не понял Арлинг, злясь из-за неожиданного препятствия.

- Здесь топи начинаются. Мы же в самом распадке оказались. Если это моховые болота, то дальше идти нельзя. Сверху мох, а внизу пучина. Пропадем не за денежку.

- Но зверь-то прошел! И псина перебралась!

- Не глупи, Регарди, сдался тебе этот кабан! – разозлился Даррен. – Через час-два здесь вообще ничего видно не будет. Собаки его хорошо потрепали, за ночь он сам дойдет.

- Если зверь тот самый, про которого местные охотники говорили, то потом мы его ни за что не найдем, – неожиданно вмешался Карр. – Уйдет в лежбище и сгниет там. Такой случай раз в жизни бывает. А перебраться и по кочкам можно, здесь не везде топи.

Даррен возмущенно уставился на товарища, но ссоре помешал треск валежника, послышавшийся из глубины распадка. Лай вдруг прекратился, а вечернюю тишину разбил женский крик, прозвучавший в этом месте дико и чуждо.

«Ведьмины топи», – вспомнились Арлингу слова деревенского старосты. Мастаршильд был слишком далеко от этих мест. Вряд ли сюда мог забрести кто-то из деревни. Да и собирать в болотах было нечего – ни грибов, ни ягод. Островки валежника с чахлыми деревьями окружали поля темно-бурой зыби, покрытой мягким ковром мха. Торчавшие из них кочки, похожие на взлохмаченные человеческие головы, образовывали едва заметные тропы, расходящиеся по всему распадку, словно вздутые вены.

Еще какое-то время из сумрака доносились звуки борьбы и странные шорохи, а потом все стихло, словно мир лишился своего разноголосья. Карр слегка кашлянул, и Арлинг понял, что тому пришла в голову та же мысль. Негромкий звук кашля пронесся над сырым мхом и валежником раскатистым эхом.

Регарди почувствовал, как страх вцепился в горло холодными пальцами. Почему егеря до сих пор их не догнали? Или они повернули назад, оставив гостей на произвол судьбы? А может, мастаршильдцев и в живых-то уже не осталось? Как-то разом вспомнились рассказы о кикиморах, лесных дриадах и болотницах, которые ему приходилось слышать от суеверного слуги Холгера и местного смотрителя. С трудом заставив себя оглянуться, он встретился глазами с Карром, чей взгляд недвусмысленно говорил о том, что еще немного и согдианин обратится в позорное бегство. При виде чужого страха Арлинг приободрился. Их трое, и они вооружены. Ни к чему вспоминать суеверия, когда можно сходить и посмотреть, откуда раздавались странные звуки. «Наверняка, у них очень простое объяснение», – заверил он себя.

Убедившись, что друзья последовали за ним, Регарди начал осторожно подбираться к густому валежнику, за которым вновь послышались странные звуки. Легкая возня, жалобное поскуливание, но самое жуткое – тихое, невнятное бормотание, которое можно было принять за стоны раненного зверя, если бы… У него появилось множество догадок насчет природы белого вепря, но все они не сулили ничего хорошего. Зверь мог принадлежать мастаршильдским ведьмам, а мог быть самым настоящим оборотнем.

Подкрасться незаметно не удалось. Заросли кустов с яркими бусинами ядовитых ягод, вдруг закипели, словно их мелко трясли от самых корней, и по всему болоту раздалось гулкое кабанье оханье. Друзья бросились вперед почти одновременно, и, цепляясь за колючие ветки, напролом преодолели живой забор.

За буреломом распадок уходил вверх, но все видимое пространство занимало огромное, вывороченное с корнем дерево. Полусгнивший ствол местами обвалился внутрь, а ветки сгнили, не выдержав сурового болотного климата. Дерево внушало непонятный трепет, вызывая желание обойти его как можно дальше. Если бы Арлингу сказали, что перед ним одно из первородных растений Амирона, он бы поверил, не задумываясь. Гигантский корень, словно растопыренная многопалая лапа, вздымался в небо, создавая причудливые узоры с дикой лозой, которая так тесно переплелась с ним, что казалось, дерево наполовину воскресло, пустив причудливые ростки жизни.

Гончую они увидели не сразу. Проклиная вонючий болотный воздух, Арлинг заглянул в одну из многочисленных дыр, проделанных в древесном стволе природой, и резко отшатнулся, приняв сверкающие глаза пса за дьявольские огни. Когда он позвал ее, собака тут же подбежала и, поджав хвост, привалилась к его ноге, игриво показывая желтое с проседью брюхо. Злобная псина, которая ни за что не подпустила бы к себе незнакомца, которым, несомненно, был для нее Регарди, вела себя так, словно превратилась в глупого щенка.

- Что это там у нее? – спросил Карр, наклоняясь к гончей, которая тут же воспользовалась этим, чтобы лизнуть его в лицо. За ошейник была воткнута яркая тряпица, неприметная на рыжей шкуре собаки.

- Не трогай! – предостерегающе крикнул Даррен. – Это ведьмины штучки. Нас предупреждают. Нужно убираться отсюда быстрее.

- Ненавижу все это, – проворчал Арлинг, вытаскивая из-за ошейника пестрый платок. – С какой это стати мы должны их бояться? Ведьмины земли? Ха! Это края Элджерона Регарди, а в будущем – его сына, то есть, мои. Знаешь, что это за вещица? Такие платки носят все мастаршильдские девки. Думаю, когда мы вернемся, стоит устроить допрос местных дам с пристрастием. А если будут молчать, приглашу к ним в гости старикана Педера Понтуса. У него давно руки чешутся кого-нибудь спалить на костре. Эй, ведьмы! Слышали меня? Если шкура белого кабана не будет ждать меня у ворот Мастаршильда к утру, я устрою в вашей деревне пожар!

- Арлинг, прекрати, с ними не шутят. Собаке дали что-то понюхать, чтоб присмирела, я о таких травах слышал. А ведь могли и убить. Значит, они знают, кто мы, и ссоры не ищут. Давай просто уйдем, а?

- Ты с таким жаром говоришь о ведьмах, словно они тебе сестры родные.

- Дурак!

Едва слышный шорох можно было принять за шум ветра в кронах тисов, но согдианцы были слишком взволнованы, чтобы пропускать его мимо ушей.

- Там, – шепнул Арлинг, указывая на кусты багульника, которым порос весь склон. Только сейчас он заметил, что они перешли почти весь распадок и достигли противоположного края. Придется попотеть, чтобы отыскать обратную дорогу.

«К дьяволу все!», – отмахнулся он, осторожно подкрадываясь к зарослям. Про кабана он уже не вспоминал. Вцепившиеся в рукоять ножа пальцы заныли, но Арлинг приказал себе не расслабляться. Застигнутая врасплох ведьма станет достойной наградой его мучениям.

Он оказался на долю секунды быстрее выскочившей перед ним девушки. Взмахнув черным платком или длинными волосами – Регарди в темноте не разглядел, – она принялась быстро карабкаться по отлогому косогору, но Арлинг в два прыжка нагнал ее и повалил на мокрую хвою. Он был выше и сильнее, но девица так отчаянно сопротивлялась, что ему не сразу удалось с ней справиться. Помогли подоспевшие Даррен с Карром, которые держали ее, пока Арлинг скручивал ведьму веревкой, припасенной для кабана. Она кусалась и царапалась, но когда согдианцы поставили ее на ноги с туго связанными за спиной руками, вдруг расплакалась, да так жалобно, что у Регарди не поднялась рука стукнуть ее, хотя он и собирался это сделать.

В глаза сразу бросился странный наряд девушки. Ведьма бессовестно задрала юбку, подоткнув ее длинные полы за пояс и нацепив просторные мужские штаны, которые были тщательно заправлены в аккуратные сапожки. Толстовка – отцовская или мужнина – и поношенный жилет из козлиный кожи делали ее похожей на дровосека. Ношение женщинами мужской одежды считалось кощунством и строго наказывалось. Старый Понтус отправлял на костер и за более мелкие проступки. Но больше всего Арлинга удивили «бусы», сделанные из весьма неподходящих предметов: ложек, платков, ножей, колец, наконечников стрел и игрушек. Будто и не человек стоял перед ними, а сам леший, нацепивший на себя все, что люди обронили в местных лесах. Как ведьме удавалось бесшумно передвигаться со всем этим сокровищем, так и осталось для него загадкой.

Она уже не вырывалась, покорно повиснув на руках Даррена и Карра, которые из последних сил выжимали из себя остатки мужества. Наверное, они решили, что прокляты на всю оставшуюся жизнь.

Отодвинув ножом спутанные пряди с лица девушки, Арлинг с удивлением обнаружил, что она молода и очень недурна собой. Впрочем, ведьме полагалось быть красивой. Вид портил покрасневший от слез нос и исцарапанные ветками щеки, но здесь, в распадке у болот, это лишь придавало ей очарования. Особенно ему понравились глаза. Большие, обрамленные густыми ресницами, с черными, как болотная топь, зрачками. И взгляд у нее был притягательный – затягивал в себя, словно омут.

- Вот уставилась, страхолюдина, – голос Карра вернул его на землю, правда, Арлинг не сразу сообразил, кого тот имел в виду. – Что ты с собакой сделала? Отвечай, мерзавка!

- Она меня напугала! Я подарила ей ленточку.

Арлинг и не предполагал, что к прекрасному лику ведьма обладала еще и ангельским голосом. Дьявольские силы! Может, он уже заколдован и ничего не понимает, но охота на кабанов превращалась в самое интересное в его жизни приключение.

- Сама дура, и нас за дураков держишь? – не унимался Карр. – Куда кабана дела? Уж не порчу ли навести собиралась? Смотрю, принарядилась подобающе.

- Пустииии! – заголосила девушка, и по ее лицу покатились прямо-таки гигантские слезы.

- Постой, – вмешался Даррен, видя, что Карр собирается влепить ведьме пощечину. – Кажется, я знаю ее. Это дочка деревенского мясника – Магда. Она сумасшедшая. Люди говорят, в детстве ее ударило молнией, вот с тех пор она с головой и не дружит. Старый Фадуна жаловался, что она часто в леса уходит, а потом ее по нескольку дней ищут. Сегодня она далеко забралась.

- Басни все это, – фыркнул Карр. – Любой лесничий скажет, что здесь ведьмины чащи. Если ее до сих пор не повесили, то она очень умело притворялась. Вот и раскроем мастаршильдцам правду, кто их скотину портит. Кровища там, в кустах, ее рук дело. Она нашего вепря сама убила и использовала по назначению.

- По какому такому назначению? – не понял Даррен.

- Съела, – отрезал Карр, едва успев увернуться от зубов девушки, которая попыталась укусить его за руку.

- Вот сука! Нечего с ней возиться. Эй, Арлинг, ты чего?

Регарди оперся рукой о поваленный ствол дерева-гиганта и мечтательно смотрел на темные тучи, стремительно бегущие в окнах между кронами вечнозеленых елей.

- Что? – не понял он, рассеянно скользнув взглядом поверх голов согдиан.

- Не смотри на нее, – нервно сказал Карр. – Еще приворожит. Я слышал, такие могут. Они дьявольские отродья, им все что угодно может прийти в голову. Давай вздернем ее на этом дереве, будет знать, как портить благородным господам охоту.

- Ты, наверное, прав, – протянул Регарди, поняв, что собраться с мыслями стало чертовски трудно. – Признавайся, красавица, ты меня заколдовала?

Тон получился игривым и несолидным для такого знатного человека, как он. Арлинг вообще не то собирался сказать. Слова повисли в пустоте, столкнувшись с непониманием в глазах согдианцев и с вопросом, вспыхнувшем во взгляде ведьмы.

- А ты хочешь? – вдруг спросила она, перестав дергаться в руках Карра.

Вопрос застал Арлинга врасплох, и он впервые в жизни не нашелся, что ответить.

- Эй, оставьте девчонку в покое, – вмешался Даррен. – Мы на кабана пришли охотиться или на ведьм? Гоняемся за какими-то призраками. Белый секач… Это ж надо было так себе голову заморочить! Ты, наверное, зайца подстрелил, а про вепря солгал.

- Кровь! Ее было много! – яростно запротестовал Регарди. – Я что, по-твоему, слепой, не могу кабана от рысака отличить?

Одних слов ему показалось недостаточно, и, подскочив к Даррену, он толкнул его в грудь, попытавшись свалить на землю. Почему-то ему стало очень важно, показать, кто здесь главный. Даррен терпеть не стал и со всей силы пихнул его в ответ. Не ожидав отпора, Арлинг не удержался на ногах и отлетел в заросли багульника, плюхнувшись спиной в болотную жижу.

Сначала он услышал странный звук, не похожий ни на ветер, играющий в кронах елей, ни на человеческие голоса, которые могли принадлежать другим охотникам. Поняв, что увяз в трясине всем телом, он поднял глаза и увидел самое страшное зрелище, какое не смог бы представить, даже если бы сильно напился. В паре метров от него, в темноте зарослей, притаился снежный вепрь, который казался чудовищем из ночных кошмаров. Так как Регарди лежал на спине и смотрел через голову, то ему показалось, что кабан топчет копытами небо. Белая, с кровавыми подтеками щетина стояла дыбом, узкие щелочки глаз извергали огонь, а острые, отточенные до филигранной остроты клыки торчали из оскаленной пасти едва ли не на локоть в длину. Секач стоял неподвижно, изредка роняя из пасти белую пену, оседавшую на влажную землю снежными хлопьями. Страшнее всего было то, что зверюга смеялась – тихо, едва слышно, но Арлинг запомнил этот издевательский смех на всю жизнь.

«Его вижу только я», – догадался Регарди, чувствуя, что от страха язык прилип к нёбу, не давая крику вырваться наружу. Охотничий нож он где-то потерял, а до лука с колчаном было не дотянуться.

- Ох-хо-хо! – сказал кабан, и, наклонив морду к земле, побежал на него мелкой рысью. Торчащие в стороны клыки-ножи приближались с неуловимой быстротой.

«Неужели они там все оглохли», – подумал Арлинг и отчаянно дернулся, пытаясь выбраться из жирной грязи. Это судьба, фатум. Вепрь целился ему в глаза, собираясь вначале ослепить врага. Ужаснее смерти Регарди не мог представить.

- На помощь! – голос наконец-то вернулся, но было поздно. Дыхание зверя уже оседало на лице вонючими каплями.

Ведьма упала на него всем телом, вылетев из кустов так внезапно, что он не понял, что удивило его сильнее – ее неожиданное появление или непонятное поведение секача, который на всей скорости вдруг развернулся в другую сторону, едва не задев лицо Арлинга задними копытами. Его накрыло волной жидкой грязи, которая густо облепила лицо и набилась в рот. Регарди казалось, что от крика он сорвал горло. Хохотнув напоследок, зверь гордо скрылся в густом валежнике, словно король, даровавший жизнь врагу.

Когда Даррен и Карр с перепуганными лицами вломились в кусты, Магда все еще лежала на нем, тщетно пытаясь встать – со связанными руками это было непросто. Он же подняться даже не пытался.

-Глупый белый, – пропыхтела она и виновато улыбнулась Арлингу.

Регарди улыбнулся ей в ответ и вспомнил, что может дышать.

- Ты в порядке? – запыхавшийся Даррен был белым, как мел. – Эта идиотка словно взбесилась! Цапнула меня за руку.

Он принялся энергично поднимать Магду, очевидно, полагая, что ведьма собиралась покусать и Арлинга тоже. Еще не пришедший в себя Регарди неожиданно вцепился в девушку. Даррен не удержался и, потеряв равновесие, плюхнулся рядом в грязь. Нападение кабана уже казалось страшным сном, который, как положено, испарился при первых лучах солнца. Им, конечно, был не Даррен. Арлингу светила прекрасная незнакомка. Ошметок грязи отлетел от подошвы сапога Регарди и приземлился точно меж глаз согдианина, налепив ему искусственную горбинку. Первой расхохоталась Магда. Ее смех звучал так беспечно и искренне, словно она оказалась в кругу лучших друзей. Глядя на нее, развеселился и Арлинг, чего нельзя было сказать о его товарищах.

- Спятил, что ли? – выругался Даррен, с трудом вытаскивая из жидкой кашицы ногу. – Я, конечно, всегда догадывался, что ты псих, но не подозревал, что это зашло у тебя так далеко. Руку давай…

Наконец, все трое выбрались на твердый участок суши, оцепенело разглядывая друг друга. Мех на некогда шикарном воротнике Арлинга повис грязными сосульками, мало отличавшимися от его волос, как по цвету, так и по форме. В не лучшем виде были и Даррен с девушкой. Грязь смешала все различия, превратив их в странных темно-бурых существ, густо обсыпанных опавшими листьями, старой хвоей и тонкими веточками.

- Ты! – прорычал Карр, указывая на Магду. – Я тебя сейчас утоплю по-настоящему!

- Убери руки, – велел Арлинг, с трудом заставив себя успокоиться. Так весело ему еще никогда не было.

- Приди в себя, Регарди! Эта ведьма заколдовала тебя, как ту собаку в кустах. Еще немного, и она повяжет тебе ленточку на шею!

- Заткнись и дай мне нож.

- Ты хочешь ее зарезать? Зачем так возиться? Давай лучше ведьму повесим. Что ты делаешь?

Арлинг осторожно снял веревки с Магды и не сдержал возглас удивления, когда девушка сунула холодные ладони в его руки.

- Замерзла очень, – просто объяснила она, как будто другого способа согреться кроме рук Регарди не существовало. Впрочем, он и не думал их отдергивать.

- Эй, – не выдержал Даррен, хватая Арлинга за плечи. – Ты бы поосторожнее. Она может быть больной. Прокусила мне палец до крови, хорошо, если не бешеная. Лучше отпусти ее. Пусть идет, куда хочет, у нас и так проблем хватает. Надо егерей найти, нельзя же без них возвращаться. И с кабаном что-то решить.

- Не было никакого кабана, – не моргнув глазом, соврал Регарди. – Я все выдумал. Подстрелил какую-то белку, а секач померещился. Что мы, мало свиней забили? Пора возвращаться. Нас, наверное, уже обыскались. Пойдешь с нами, красавица?

- Ага, – кивнула Магда и плотнее запахнула на Арлинге куртку. Как будто это он, а не она, клацал зубами от холода.

Карр собирался что-то сказать, но Регарди бросил на него такой взгляд, что Даррен, испугавшись новой ссоры, поспешил вмешаться.

- Пусть ее, – пробормотал он, глядя на Арлинга, как на больного. – Плохое это место. Давай сначала выберемся отсюда, а потом разберемся. Если она и впрямь ведьма, повесить ее всегда успеют.

Стремительно надвигающиеся сумерки заставили Карра согласиться, хотя на Арлинга затаили глубокую обиду. Впрочем, Регарди было на это наплевать.

Осторожно взяв Магду за руку, он повел ее из леса, выбирая самую ровную и сухую дорогу. В голове царил хаос, зато на душе было как никогда мирно. Глядя на бледную луну, которая робко выглянула из-за уходящих туч, Арлинг подумал, что багульник вообще-то оказался прав. Весна дышала ему в затылок, заставляя поверить в то, что и у человека могут вырасти крылья.

 

* * *

 

Канцлер Согдарии и объединенных провинций Империи Элджерон Регарди отобрал у слуги запотевший графин и сам наполнил водкой пузатую стопку из фардосского хрусталя. Четвертую за вечер.

Пить Канцлер умел. Глядя на уверенные движения и твердый взгляд отца, Арлинг подумал, что, наверное, потребуется не один такой графин, чтобы заставить Бархатного Человека потерять самообладание. Он никогда не понимал, почему за отцом закрепилось такое прозвище. Возможно, из-за его пристрастия к роскоши, а может, странного характера. Мягкого и теплого с одной стороны – лицевой, но холодного и независимого – с другой, оборотной. При первом взгляде Канцлер производил впечатление уступчивого и сговорчивого человека, но Арлинг знал, что угодить отцу было невозможно. Он всегда добивался своего.

Если император являлся душой и сердцем Согдарии, то Элджерон Регарди был ее головой. При виде красивой тучи на небе он думал о плохой погоде, размокших дорогах и росте цен на рыбу из-за задержек рыболовецких барж по причине сильных штормов.

Когда Седрик Третий раздумывал над проблемами художественной ценности в поэзии Старого Двора и писал философские трактаты, Канцлер решал вопросы финансирования армии и проводил аграрные реформы в провинциях. Пока Император исследовал графику и мифологию народов Южной Родии, пытаясь определить их роль в формировании иконописного искусства Левантийских городов, Элджерон разрабатывал новую систему повинностей и вводил прогрессивный налог на доходы лордов, чтобы пополнить казну после неурожайного года и подавления мятежа в северных землях. Седрика любили, Канцлера боялись. Император занимался самосовершенствованием и поиском новых путей духовного развития, Элджерон устранял врагов и конкурентов, используя армию, Церковь и собственный незыблемый авторитет.

Потомок древней династии Гедеонов всецело доверял главному советнику. Впрочем, никто не мог упрекнуть старшего Регарди в том, что он плохо управлял Империей. Народ был сыт, роптал редко, а самое главное – вовремя получал положенную порцию развлечений. Превратив Совет Гранд-Лордов в шутовской круг любителей искусства, приближая одних и отдаляя других, Канцлер ловко подтасовывал карты и настраивал струны имперской скрипки в тон собственным вкусам и предпочтениям.

Добившись ссылки трех императорских сыновей в отдаленные провинции, и связав руки молодой императрицы-мачехи умело подобранным компроматом, Элджерон мог смело претендовать на престол, но царские регалии ему были не интересны. Сорокалетний Регарди предпочитал стоять за хилыми плечами Седрика Третьего и зорко следить за бескрайними просторами имперских владений, не показываясь на виду. Пятьсот лет активной экспансии превратили крохотную Согдарию в страдающего одышкой гиганта, который уже прогибался под тяжестью собственного веса, но упорно двигался вперед, заслоняя своей тенью всю ойкумену.

Утонув в заботах о согдарийцах, Элджерон Регарди часто забывал о сыне, оставшемся от его единственной любви, младшей сестры Императора – Фэйге, которая умерла после тяжелых родов. Арлинг никогда не мог избавиться от ощущения, что видит в глазах отца нескрываемый упрек и досаду.

Прибыв в мастаршильдский замок утром, Канцлер смог найти время для встречи с сыном только к ужину. Сам Арлинг тоже не спешил повидаться с родителем, пребывая в весьма странном для себя состоянии. Ему хотелось побыть наедине, но тот факт, что отец не пригласил на вечернюю трапезу даже его лучшего друга Даррена Монтеро, говорил о том, что грядет серьезный и, скорее всего, неприятный диалог.

Начинать разговор первым он не хотел, и, спрятавшись на дальнем конце стола за блеском тяжелой посуды и плачущими воском свечами, принялся рассматривать отца, которого не видел уже много месяцев.

Высокий, чуть скошенный лоб, выдающиеся скулы и заостренный подбородок выдавали в старшем Регарди хитреца, хотя, в целом, его черты были приятны и создавали впечатление надежного и открытого человека. Зеленовато-карие глаза Канцлера совсем не походили на синие Арлинга, которые достались ему от матери. Элджерон смотрел на собеседника в упор, создавая обманчивое впечатление, что в его взгляде можно прочесть все мысли, но обычно выходило наоборот. Нос у Элджерона был с горбинкой и немного острым кончиком. Арлинг унаследовал его вместе с формой рта. Уголки губ у старшего Регарди были слегка опущены вниз, будто перевернутый полумесяц. Арлинга всегда удивляло, как отец умудрялся создавать о себе благоприятное впечатление с таким печальным выражением лица.

Вот и сейчас Элджерон был похож на обремененного ответственностью, но, тем не менее, доброго главу семейства, который собрался пообщаться за трапезой с единственным сыном. Между тем, в голове у Канцлера, наверное, роились грандиозные мысли насчет будущего Арлинга. Хотя, возможно, он позвал его, чтобы просто отчитать за последние проделки в столице. Или староста успел пожаловаться. В последнее время общение отца с сыном было своеобразным. Элджерон строил планы, а младший Регарди успешно их разрушал, доказывая, что не способен повторить подвиг отца и стать вторым Бархатным Человеком Согдарии.

Чтобы заполнить паузу, Арлинг подозвал Холгера, личного слугу, который был приставлен к нему с детства и играл роль сначала няньки, потом воспитателя, а теперь надзирателя. Велев налить себе водки, он пробежался глазами по столу, пытаясь отыскать убитую им свинью и поражаясь больному воображению шеф-повара. Из скромных провинциальных продуктов тот умудрился приготовить шедевры кулинарного искусства, которые, по мнению Арлинга, выглядели не совсем съедобно.

Рядом с истекающим жиром гусем разместились золотые горы рулетов с капустой, стопка блинов с сыром, пара жареных зайцев, луковый пирог и ваза с золотой и серебристо-серой икрой. Дальше пошло веселее. Яблоки с фасолью, запеченная капуста со свининой (наверное, та самая!), сливы с клецками, кровяная колбаса с изюмом, что-то непонятное в кляре, салат из оранжевых кружков (морковь?), маленькие рыбки в желе…

 – Это что? – брезгливо спросил он Холгера.

- Тушеная брюква в масле с белым мясным соусом, сахаром и уксусом, – гордо ответил старик с таким видом, будто сам готовил.

 – А здесь? – Регарди с любопытством заглянул в хрустальную розетку с зеленой массой.

 – Щавель, петрушка, укроп, эстрагон, мелисса, анис, молодые побеги черемши…

- Достаточно, – перебил его Арлинг, отсылая от стола.

И так было понятно, что семейный повар перестарался, приготовив ужин на десяток человек не меньше. Наверное, его не предупредили, что ужинать будут всего двое.

 – Власть подобна яйцу, – неожиданно произнес Элджерон, изящно отламывая кусочек от хрустящей булки. – Если держать ее крепко, то можно случайно раздавить, а если небрежно, она может упасть и разбиться. Власть нуждается в поддержке. Так было всегда.

Проследив взгляд отца, Арлинг увидел вырезанную на потолочной балке надпись на старом согдарийском языке. Она гласила: «Когда у короля мудрые советники, его правление будет мирным». Странно, он совсем не замечал ее раньше, хотя трапезничал в зале, по меньшей мере, раз двадцать. Впрочем, в последнее время от его внимания ускользало очень многое. Например, почему он никогда не видел в деревне дочь мясника?

Девушка поразила его воображение. Она не была красавицей, но обладала особой притягательностью, для которой всегда так трудно найти подходящие слова. Впрочем, они были не нужны. Детская наивность ее речей вместе со взрослой серьезностью взгляда и грацией лесной феи, сбежавшей из сказки в мир людей, пленили Арлинга Регарди, выкинув ключ от запертой двери его сердца в мастаршильдский омут.

Магда держала его за руку до самой деревни, где их встретили встревоженные егеря и отец девушки, который искал ее весь день. Представив себя на месте новой знакомой, Арлинг подумал, что не смог бы избежать отцовского гнева, который, скорее всего, превратился бы в порку на конюшне. Но Фадуна даже ни разу не повысил на дочь голос. Крепко обняв ее, он поторопился закутать Магду в теплый тулуп и, осыпав Арлинга благодарностями, осторожно повел девушку домой, словно она была хрустальная.

Осадив Карра, который пытался поднять склоку из-за неудавшейся охоты и ведьмовских замашек Магды, Регарди тепло попрощался со старостой и, продолжая удивляться своему поведению, тихим шагом направил коней через спящий поселок. В любой другой раз он непременно пронесся бы галопом под темными окнами, наслаждаясь мнимой свободой и суеверным страхом простодушных селян.

Напряженная тишина подсказала ему, что отец, похоже, все-таки ждал ответа.

- Как дела в Ерифрее? – спросил он, смутно припоминая причину отъезда Канцлера. Его совсем не интересовала мятежная провинция, но говорить о чем-то надо было.

- Мы не встретили серьезного сопротивления, – охотно подхватил тему Элджерон, словно ожидал, что сын спросит именно об этом. – Хотя вести с ними переговоры было ошибкой. Автономия, подтверждение привилегий – все это было лишь предлогом. В прошлом веке они добились весьма значительной уступки со стороны Империи по вопросу военной контрибуции.

Канцлер замолчал, уделив внимание заячьей лапке, но потом продолжил:

- Впрочем, риска здесь не было. Ерифрея еще долго не сможет вернуть себе свободу. Благодаря беззащитности южных провинций и свободе перехода через Галакр наши войска в любое время смогут дойти хотя бы до Мезуанских хребтов.

Арлинг ничего не понял из того, что сказал Элджерон, но, чтобы не злить отца, притворился, что ему интересно.

- Наказание понесут все мятежники или лишь предводители?

- Я не сомневаюсь, что ерифрейский мятеж дело рук Дваро, – уверенно заявил Канцлер, накалывая вилкой странный на вид овощ и перекладывая его в ложку. – И сделаю все возможное, чтобы император узнал о причастности принца к заговору. Он должен лично убедиться в том, что его необходимо отослать еще дальше, куда-нибудь на край земли. В Галакр или даже Сикелию. Чем дальше, тем лучше. Если не поможет и это, то Дваро закончит свои дни в мужском монастыре, который я построю лично для него. Что касается других мятежников, то они отправятся на костер или виселицу. Педер Понтус давно жаловался, что я оставил его без работы своими дипломатическими играми.

Арлинг согласно кивал в такт отцовским словам, лениво пережевывал кусок кровяной колбасы и смотрел, как играет в бликах свечей яблочный сидр, на который он перешел после второй рюмки водки. В отличие от Канцлера он не был столь привычен к этому душистому, злому напитку, слегка отдающему медом и ванилью.

Все мысли младшего Регарди занимала странная девушка, которую он встретил на болотах. Она была дикарка, эта Магда, и не могла сравниться ни с одной гранд-дамой высшего согдарийского общества, в котором он вырос. Ни внешностью, ни поведением, ни интеллектом. И все же она была ему интересна, как ни один другой человек на свете.

Арлинг знал ее всего пару часов, но, казалось, что они знакомы много лет. Она охотно отвечала на его вопросы, рассказала, что любит цветы, особенно мальвы, рыбок в сельском пруду и старую собаку Брету, которая, увы, погибла на прошлой неделе, подавившись костью. Как выяснилось, с белым кабаном Магда дружила давно и часто навещала его в лесу, принося гостинцы – фрукты, орехи и кукурузу, которую альбинос особенно уважал. Еще она любила петь и по дороге домой исполнила изумленным согдианцам несколько песен про веселый дождь, дружбу теленка с кроликом и восстание крестьян при правлении Седрика Первого. У нее был очень странный голос. Он то взлетал вверх и становился тонким, пронзительно чистым и звенящим, то вдруг резко обрывался вниз, приобретая низкие, грудные тембры, звуча мягко и одновременно волнующе. Когда они уже подходили к деревне, девушка вдруг заявила, что она никогда не ела мясо и рыбу, и им не советует. Мир Магды отличался от мира Арлинга, как живой цветок отличается от прекрасной розы, выполненной искусным ювелиром из благородного корунда цвета голубиной крови.

- Болезней, даже самых неизлечимых, можно легко избежать, однако, заразившись ими, уже не спасешься. Ты слушаешь меня, Арлинг?

Слова отца вернули его в трапезную мастаршильдского замка. Несмотря на то, что в зале горело не меньше полусотни свечей, и жарко пылал камин, ему вдруг стало холодно и зябко. Ах да, они обсуждали мятежников из Ерифреи. Интересно, когда отец созреет, чтобы рассказать причину их встречи.

- Мятеж был поднят из-за внутренних таможенных пошлин, – уверенно заявил Арлинг, вспомнив обрывок оброненной кем-то фразы. – Дваро здесь не причем.

Хоть он и не разбирался в политике, но взял себе в привычку иметь мнение по некоторым вопросам, которые обсуждались в высшем свете. Наследного принца Дваро обсуждать было модно, и Арлинг давно решил, что будет ему симпатизировать. Младший сын Императора был старше его лет на десять, но он отлично стрелял из лука и был заядлым дуэлянтом, в чем младший Регарди находил определенное сходство с самим собой. Он видел Дваро пару раз до ссылки в Ерифрею, однако общего языка они так и не нашли.

Канцлер тяжело вздохнул и потянулся к графину с водкой, но потом передумал и взял яблоко.

- Сборы на ввозимые в провинцию грузы мы ввели еще два года назад и с тех пор ни разу их не повышали, – сурово отрезал он. – Если тебя интересует повод, то им стал отказ императора рассмотреть прошение местных лордов освободить их от предоставления рекрутов.

Арлинг рассеянно кивнул и запустил пальцы в чашу с солеными огурцами, проигнорировав недовольный взгляд Элджерона.

А что если пригласить Магду в гости? Например, завтра? Он покажет ей свою конюшню, она, наверное, должна любить лошадей. В Мастаршильд привезли его самые любимые породы: благородных опаловых халингеров с выразительным взглядом, пылких алкетинцев золотых и буланых мастей, крупных таракенских кобылиц – вороную и караковую, и двух лошадок из далекой Сикелии, подаренных ему дядей Абиром на день рождения. Пропорционально сложенные, с красивой шеей и стройными ногами, они должны были особенно понравиться девушке.

- Те, кто презирает закон и устои государства, заслуживают жестокость, – голос отца снова ворвался в голову Арлинга, прервав размышления о Магде. – Нет худшего преступления, чем проявление мягкости к государственным преступникам. Народ всегда осуждает самые полезные и необходимые меры. В таких случаях мы должны закрывать глаза на сострадание и не обращать внимания на жалобы заинтересованных сторон.

«Нет, приводить ее сюда не стоит», – подумал Арлинг, глядя на рогатые головы оленей и потемневшие от времени портреты давно умерших лордов, украшавших стены трапезной. К тому же, ему будет трудно ручаться за собственное приличное поведение. Дочери гранд-лордов, с которыми он привык общаться, были воспитаны, грамотны и красивы, но, как правило, легкодоступны. Как поступить с феей из леса, Арлинг не знал.

- Новой главой Финансового Совета будет Герлан Монтеро. Если бы Норвуз повременил со смертью еще полгода, наши дела находились бы в еще худшем состоянии. Мы возлагаем на Монтеро большие надежды. Император подпишет приказ сразу после моего возвращения.

Похоже, Канцлер перешел на новую тему. Интересно, знал ли Даррен о столь высоком назначении своего отца?

- Ты, кажется, знаком с его сыном, Дарреном.

«Да, папа, пора бы выучить имена моих друзей, а особенно – лучшего друга», – раздраженно подумал Арлинг, но вслух сказал:

- Мы учимся в одной школе.

Элджерон удовлетворенно кивнул и аккуратно отломил ложкой кусочек сыра с фруктовой подливой. Арлинг не заметил, как они перешли к десерту.

- Да, я помню его. Он произвел на меня хорошее впечатление. Серьезный и воспитанный молодой человек. Не то, что ты.

Младший Регарди усиленно размышлял, куда клонит отец. То, что он был несерьезный и невоспитанный, не являлось новостью ни для него самого, ни для Элджерона.

- У него есть сестра, Тереза, она твоя ровесница. Полагаю, с ней ты тоже знаком. А ты знаешь, что род Монтеро ведет свои корни от первых императоров Согдарии? Они гораздо знатнее нас, между прочим. Прадед Герлана, правда, немного испортил репутацию семьи, приняв участие в борьбе за освобождение западных территорий, но за прошлый век Монтеро полностью оправдали себя в глазах императора и Совета.

- Спасибо, я этого не знал, отец, – Арлинг старался быть терпеливым.

- Так вот, тебе стоит присмотреться к Терезе внимательнее. Мы с Герланом решили, что вам было бы неплохо пожениться.

Арлинг поперхнулся огурцом и выплюнул зеленые кусочки на белоснежную скатерть.

- Что?!

- Тебе пора взяться за ум. В следующем году ты оканчиваешь школу и будешь представлен ко двору уже не как мой сын, а самостоятельная фигура. Я хотел бы предостеречь тебя от неосторожных шагов. Игры будут неизбежны, но семья поможет получить необходимый статус, который придаст весомости и, в каком-то смысле, безопасности. А если у вас появятся дети, то еще лучше. Но над собой тебе придется работать – долго и тщательно. Ты должен воплощать уверенность в каждом шаге, смелость к новизне, уважение к традициям, научиться не смешивать белое с черным, то есть, стать полной противоположностью Дваро. Ты понимаешь, о чем я?

- Нет, – хрипло ответил Арлинг. Он усиленно искал предлога покинуть стол, но ничего достойного на ум не приходило.

- Люди мечтают о бессмертии – это естественное желание, оно идет из нашей сущности, вырастает из природного эгоизма человека. В детях мы живем вечно. Сейчас ты думаешь, что я рассказываю тебе очевидные истины, но, на самом деле, меня не понимаешь. Согдария – мой ребенок, Арлинг. И, как любой родитель, я хочу, чтобы он был счастлив. Принц Дваро болен. Он принадлежит к вымирающему роду выживших из ума Гедеонов. Разве можно оставлять детей на присмотр сумасшедшему?

- Отец…

- Не перебивай меня.

- Я не буду жениться на Терезе.

- Почему?

- У меня уже есть невеста.

- Как интересно. Позволь угадать. Кривоносая Пиклодокка?

От удивления Арлинг растерялся. Он не думал, что отец столь наблюдателен. Интересно, откуда он знал Розмарину? Уж не устраивал ли Элджерон смотр дочерей гранд-лордов в поисках подходящей кандидатуры для сына?

- Ее зовут Магда. Магда из рода Фадунов, – сказал Арлинг и встал из-за стола, нарушив все правила этикета. Но сидеть дальше было невмоготу. Слова вырвались неожиданно, хотя до последнего момента он не был уверен, что их произнесет. Кровь прилила к лицу, и ему пришлось залпом выпить стакан сидра, чтобы прийти в себя.

- Сядь, – спокойно велел Элджерон, и в этом спокойствие скрывалась гроза. – Никогда не слышал о такой. Чем занимается ее отец?

«Он мясник, режет куриц и забивает быков», – хотел сказать Арлинг, но промолчал. Лесная фея оказалась в опасности, он чувствовал это интуитивно, уже жалея о том, что не сдержался и назвал ее имя.

- Холгер рассказывал мне, что в прошлом месяце ты встречался с Розмариной Пиклодоккой. Летом у тебя были чувства к дочери гранд-адмирала. В начале года ты пылал страстью к сестре наместника из Грандопакса. Теперь новая пассия? К счастью, пока я не слышал о бастардах, но это может быть вопросом времени. Каждый внебрачный ребенок – нож в сердце твоей будущей карьеры. Ты думаешь, что можешь брать от жизни все, ничего не давая взамен? Шестнадцать лет – это очень серьезный возраст. Это рубеж в твоей судьбе.

- Мне пятнадцать…

- Ерунда. Твой дед женился в четырнадцать лет и прожил с супругой до ста двадцати. Мы долгожители, Арлинг. А жену ему выбрал его отец. Это хорошая традиция рода, и я намерен ее продолжить. В будущем ты будешь мне благодарен.

- Но…

- Спасибо, что согласился отужинать со мной, сын, – официально заявил Элджерон, давая понять, что разговор окончен. – Завтра мы вместе отправимся в столицу. Кстати, какое-то время ты будешь жить при дворе. Седрик уезжает в зимнюю резиденцию во Флерию и хочет, чтобы ты сопровождал его. Можешь пригласить Даррена. Я договорюсь со школой, чтобы тебе перенесли занятия. Кстати, не забудь почитать что-нибудь о творческом поиске в архитектуре Савгойской династии. Будет о чем поговорить с императором.

Элджерон встал и, дождавшись, когда Арлинг завершит глубокий поклон, полагающийся по этикету родителю, покинул трапезную.

Младший Регарди долго глядел ему вслед, после чего подошел к столу и, отыскав среди почти нетронутых блюд хрустальный графин, наполнил до краев стакан из-под сидра. Арлинг выпил водку залпом, однако ненужные мысли не исчезли, и он забрал сосуд в спальную.

Предстояла долгая бессонная ночь раздумий и поиска решений, которые были давно за него найдены.

 

Похожие статьи:

РассказыПотухший костер

РассказыПортрет (Часть 1)

РассказыПортрет (Часть 2)

РассказыПоследний полет ворона

РассказыОбычное дело

Рейтинг: +1 Голосов: 1 421 просмотр
Нравится
Комментарии (2)
Казиник Сергей # 12 апреля 2015 в 15:11 +1
Дальнейшие главы романа доступны на личной странице автора. Для перехода читателю следует кликнуть на автора и далее перейти в его публикации.
Beatris # 10 ноября 2015 в 18:12 +1
Неожиданно автор уводит повествование в прошлое ГГ. Интрига сохраняется+++++
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев