fantascop

Сонная явь

в выпуске 2013/09/26
4 сентября 2013 -
article880.jpg

ГЛАВА ПЕРВАЯ.

Очередные гастроли молодой, но уже популярной группы «Кис-кис доги» закончились, и бас-гитарист Персей отправился домой.

Открыв дверь квартиры, он почувствовал странное волнение и неосознанную тревогу, оставил гитару в коридоре, зашел в кухню и включил чайник. В комнате его встретил рыжий кот Ибрагим, который порадовал хозяина веселым урчанием. Когда чайник вскипел, и Персей пошел пить кофе, он услышал звонок в дверь — это пришла молодая и жизнерадостная соседка Донна, полное имя которой, на самом деле, было «Белладонна», что означало «красивая женщина» в переводе с итальянского (об этом, увы, никто из знакомых не знал). Она занесла ключи и сказала, что кормила кота два раза в день и поливала цветы во время гастролей. Персей отблагодарил ее шоколадкой, которую купил по пути домой, и они попрощались.

Тем временем на кухне происходило что-то странное, будто тьма надвигалась и неизбежно пожирала будущее всей планеты.

Персей почувствовал резкую усталость, его мутило. Тогда он закрыл глаза и начал оседать на пол, а очнулся глубокой ночью от боли во всем теле. Персей открыл глаза и увидел вокруг себя только тьму и тьму, и ничего, кроме тьмы.  Осознание случившегося еще не дошло до его затуманенного сознания, но он уже начал шевелить руками и понял, что закован в цепи. Тогда догадка нашла отклик в его мыслях, и Персей вдруг понял: он просто уснул на кухне, а теперь ему это снится. Скоро он проснется от звука назойливого будильника, и все встанет на свои места.

И только наш герой стал оживляться и всматриваться во тьму, как из-за угла показался кот Ибрагим, который вдруг открыл кошачью пасть и стал говорить совершенно четко по-человечески.

-Ну что?

-Кот?!

-Ага, мрр, это я. Удивлен?

 И тягостное молчание повисло в вязкой тишине.

Персей уже собирался удивиться, как вспомнил, что это все-таки сон и ничего здесь удивительного нет. Затем он подумал, что может подыграть и начать расспрашивать Ибрагима о том, как он здесь оказался и почему закован. Тогда молодой музыкант выпрямился, насколько это было возможно в цепях, и сказал:

-Да нет, вообще-то. А что я тут делаю?

-Сидишь в цепях, задаешь неправильные вопросы и раздражаешь меня своей поверхностностью.

-А ты тут еще милее, чем в жизни, кот. И почему я сижу в цепях?

-Потому что ты делал неправильные вещи и слишком выставлял это напоказ.

-И какие НЕПРАВИЛЬНЫЕ вещи я делал, по-твоему?

-Не замечал очевидного.

-Хватит говорить загадками!!!

-Не кричи на меня, ты в цепях и бессилен, а я могу помочь. Или ты хочешь остаться в заточении?

В этот момент будто эхо разнеслось по пещере, вторя «навсегда-навсегда-всегда-всегда-гда-да…», хотя никто вроде бы не говорил «навсегда».

-Ха-ха. Это сон, думаешь, я не понял? Проснусь, и все будет нормально. И ты снова будешь молчать. А вот за грубость я могу и перестать кормить!

-Ты действительно подумал, что это сон, маленький мальчик? – вдруг раздался смутно знакомый женский голос.

Ибрагим куда-то пропал, но неожиданно стало в разы светлее, и свет этот осветил хрупкую, но достаточно сильную и доминирующую женскую фигурку Донны. Персей теперь вгляделся в нее и заметил натуральную красоту ее лица. Ее волосы были невероятно длинными и густыми, что, казалось, на спине прикрывают собой прекрасные, как у ангелов, крылья, только было непонятно во все еще стоящем полумраке, какого они цвета. Ее алые губы притягивали взгляд, а некогда серые, но теперь голубые глаза светились льдом и обжигающей ненавистью, что создавало в ней невероятный шарм, который покорил сердце Персея.

-Подумал, что это сон? – повторила Донна.

И сомнения мгновенно начали зарождаться и укрепляться в голове нашего героя. Он уже смутно вспоминал, когда последний раз видел свою соседку,  как он отдавал ей шоколадку, что потом он почувствовал себя плохо, как упал на кухне, ему даже вспомнилась гитара, которую он оставил в коридоре! На Персея напала паника, какая никогда не нападала на этого спокойного человека, и это отразилось на его лице, и он начал дергать руками, пытаясь вырваться. Это заметила и Белладонна.

-Успокойся. Я буду краткой. Если не вдаваться в подробности, то ты можешь влиять на мир, а ты не догадывался, что своими улюлюканиями и глупой бездарной игрой нарушил баланс, вот я тебя и притащила сюда, чтобы ты чего похуже не наделал и еще пару людей не обрек на вечное несчастье. Я тебя отпущу, только браслеты надену – чтобы не сбежал. Найдешь свою волшебную басуху, волшебно сыграешь, что я тебе скажу, вернешь миру гармонию, и распрощаемся. Потом, если захочешь, смогу стереть тебе память, чтобы не изводился. Все понял?  

В ответ на ее вопрос по пещере распространилась оглушительная тишина. Донна взглянула на лицо своего пленника, он был удивлен, ошарашен, и у него, кажется, начиналась истерика от информации, взвалившейся на плечи, как непосильная ноша. Тогда она поняла, что ему еще нужно побыть одному и подумать. Белладонна хмыкнула, шаркнула ногой о пол, развернулась и растворилась во тьме.

 

ГЛАВА ВТОРАЯ.

Тяжелые раздумья занимали разум Персея. Он сидел неподвижно уже несколько часов и почти не замечал боли в конечностях. Он все думал, что слишком все быстро и неправильно, что до неправдоподобности неожиданно, что это все слишком для него. Музыкант все сидел, размышляя и размышляя, обдумывая все слова, что сказала ему соседка. Цепочку мыслей разорвал Ибрагим, снова появившийся из ниоткуда.

-Как тебе новости? Наконец-то правда открылась тебе? Ты ошарашен? Я думал, никогда не заметишь и не узнаешь. Как погода менялась, например, из-за твоей тоскливой музыки. Или как люди плакали под твои бездарные песни. Ты в упор не замечал! А мир рушился прямо под твоим носом.

-Меня унижает собственный кот? О господи, куда катится этот мир!

-Идиот. Он из-за тебя и катится.

Персей замолк, и к ним вернулась тишина, а в ней эхом слышалось перестукивание каблучков. Наш герой еще успел взглянуть на кота и заметить его напуганный и одновременно раздраженный вид, после чего Ибрагим тихонько зарычал и ушел в темноту. Пару минут спустя показалась Донна. Она была все так же шикарна и производила на молодого музыканта невероятное впечатление.

-Я вижу, тут уже был твой наглый котяра, да? Ну, неважно. Так что, ты подумал над моим предложением?

Он снова отвлекся и начал размышлять – о том, что и кот подтвердил слова Донны, и сама она выглядела уверенной, и все это уже не похоже на сон.

-Я подумал, — ответил Персей.

-Иии?

Донна опять не услышала ответа.

-Слушай, ты начинаешь меня злить. Думаешь, меня особо заденет, если ты будешь томить меня ожиданием? Будто я тут умру от горя, не дождавшись твоего прекрасного и очень-важного-для-меня ответа! Откажешься – я тебя заставлю.

Вдруг, видимо, от злости, ее распущенные волосы начали искриться, тогда она отвернулась и сделала шаг назад, постепенно успокаиваясь. Все эти странности с ее волосами будто бы и не были замечены Персеем, который все еще пребывал в раздумьях. Донна облокотилась о стену и всмотрелась в лицо парня, которое, кроме отстраненности и задумчивости, не выражало ничего. Потом, закатив глаза, подняла с пола камень и бросила в Персея. От резкой боли и внезапного озарения он вскочил, гремя цепями, затем упал от того, что они натянулись, поднял голову и начал быстро говорить:

-Я все понял, я все наконец-то понял, я замечал, просто не хотел в это верить, и Ибрагим, и ты, и ты так шикарна, и я не знаю, что теперь делать, куда податься и как избавиться от этой назойливой суматохи внутри меня.

-Ну, успокойся, не надо мне тут твоих откровений и глупой романтики. Сделай свое дело и проваливай, от тебя проблем по горло.

Эта ледяная стена, давшая отпор всем его словам, глубоко обидела Персея. Он опустил голову, расслабился и подумал, что ничего страшного нет в том, что прекрасная дама отказывает такому, как он. И совершенно его это не разочаровывает.

 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Склонившись над картой, Донна отмечала там, как от их местонахождения добраться до Великого Рынка, на который, как она объясняла, сбываются все вещи, пришедшие с Голодных Вершин.

-Все шмотье из вашего мира (мы называем его здесь Голодными Вершинами), как твоя гитара или твой чайник, оказываются недалеко от Великого Рынка, у старины Джи. Он оставляет некоторый товар себе, но почти весь отдает на рынок. Там его можно купить или обменять на что-нибудь. Вот здесь, — тут она указала пальцем на полукруг на карте, — находимся мы. Пещера Содружества.

-Почему Содружества? – недоуменно спросил ее Персей, которого она уже отцепила от стены, и теперь он облокотился на стол рядом с Донной.

-Это долгая история. Неважно. Так вот, а здесь – Великий Рынок. В сутках ходьбы отсюда. Город наш — не столица, так что не очень большой. Если добудешь лошадей,  доберешься за три-четыре часа. Но ты их здесь вряд ли добудешь. Браслеты я надевать на тебя не стану – бежать тебе некуда.

-Ну, как это — некуда, мрр? Я могу его провести, — раздался голос Ибрагима, который все время был рядом.

-Котяра, лучше помолчи, если не хочешь сделать своему дружку хуже.

-Да уж, ты какой нервной была, когда мы только встретились, такой и осталась. Время тебя совершенно ничему не учит.

-Что это значит? – Персей не мог до конца вникнуть во все тонкости их разговора, поэтому постоянно прерывал их вопросами и уточнениями. Но ответов он почти никогда не получал, потому что это были их личные дела.

И на этот раз ответа он не дождался. Через пару минут Донна и Ибрагим закончили пререкаться, девушка отдала Персею карту и вывела на улицу. Его вдохновил свежий воздух, которого он так давно не ощущал.

-Куда шагать? – весело спрашивал молодой музыкант.

-Стой, мне надо сориентироваться. Покажи карту.

Персей присел и развернул карту перед мордой кота.

-Вот тут, на полукруге, мы, — подсказал он.

-Я знаю, мистер гений, спасибо, — кот злобно взглянул на своего «хозяина».

-А чего ты сразу грубишь-то?

-Ничего. Я знаю короткий путь. Дойдем за час, максимум – два. Только идти придется по лесу.

-Ну ладно, мне, в принципе, без разницы.

И они пошли на юго-восток, вскоре дошли до леса, по которому прошли спокойно и без приключений. К полудню вышли в поле, там Ибрагим указал направо, и они очень быстро очутились перед рынком.

-Вуаля.

-Мощно! А почему Донна не знает короткого пути?

-Потому что она не должна его знать.

Они оба чувствовали, как между ними завязалось непонимание, которое могло все испортить. Тогда, в попытке вернуть хорошие отношения, Персей стал задавать коту вопросы.

-Ибраша, а почему дома ты не говорил, а тут говоришь?

-Потому что это – не дом.

-То есть?

-Считай, параллельная вселенная. Только не параллельная. И не вселенная. Не заморачивайся.

-И, когда вернемся домой, мы будем все помнить, но ты снова не сможешь говорить?

-Именно.

-А ты тут как оказался?

-Добрался сам. Сначала я думал, что меня перенесет к Старине Джи, но этого не произошло. И я нашел путь сам. Я раньше часто бывал здесь, но потом ты меня подобрал и стал кормить. Вот и расхотелось сюда возвращаться.

-Кстати, все хотел спросить, Донна тебя хорошо кормит, когда я уезжаю?

-Не кормит вообще. И тогда я возвращаюсь сюда. Ищу еду, убиваю время.

-А почему у вас с ней такие плохие отношения?

Ибрагим замялся, подбирая слова, но в этот момент они подошли к рынку, и он быстро перевел тему.

-Вот мы и пришли. Нужно найти, кто сейчас отвечает за погремушки и диковинки – вроде твоей гитары.

-О, я вижу! Смотри, у того мужика стоит много инструментов!

-Это женщина.

-О…

Минуя толпу, они продвигались к лавке.

-Кто это к нам прише-е-е-ел? Не уж-то старый добрый Ибрагим? Тебя разыскивал Том, говорил, мясо пришло, но что-то с ним не так. Чтобы ты посмотрел. Я ответила, что тебя тут видела последний раз пару дней назад. Он и ушел. А кто это с тобой?

-Давно Том приходил? Впрочем, мы по другому делу. Знакомься, это Персей, мой хранитель на Голодных Вершинах. Ему нужна гитара, которая должна была прибыть сюда вчера или сегодня. Ничего большого, синего и с тонкими металлическими нитями не приходило? Она еще такая потрепанная временем, но выглядит надежно, и…

-Да, — перебил кота музыкант, вдохновившись, — на ней еще выцарапано сзади «кис-кис доги» и пятно желтое!!!

-Что за привычка у тебя перебивать, ёпрст?

-Да, помню такую гитару! Приходила! Странная – жуть. Я на нее цену и снизила, потому что пугала до чертиков. Ее купил сегодня же утром, за пару часов до вас, местный ненормальный. Мужик хороший, но увлечения у него больно странные – приходит на рынок каждую неделю и скупает по высоким ценам барахло всякое. Говорит, надо для дела. Для какого такого дела, спрашиваю? А он в ответ молчит, значит, и хмыкает! 

-Да уж. Это тот, про которого все время торговцы толкуют? А как нам этого мужика найти? Как его зовут-то?

-Ага, он самый. Живет в огромном черном замке. Все думают, мол, колдун какой. А я отвечаю – че, говорю, вы к мужику пристали-то? Ну живет, ну в замке, и что теперь? А зовут его как-то больно сложно, я уж и не припомню, старая стала. Но на Рынке все кличут Норисом. А как по-полному – не знаю.

-Так, понятно. И где его черный замок?

-Так у нас один такой огромный замок! Туда и идите. Совсем не далеко отсюда. Дойдете до Пустого Содружества, и оттуда строго на юг. Увидите башню – рядом с ней замок. Точно не пропустите.

-А долго туда идти? – спросил Персей, — я просто уже устал.

-Меньше часа пути, милок.

-Понятно, до свидания.

-Спасибо, Тая, — сказал Ибрагим.

 

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

-Предлагаю сделать привал, — измученно сказал Персей, — торговка сказала, меньше часа пути, но мы идем уже целую вечность по этой жаре! 

-Не ной, ты мне уже всю плешь проел. Я весь в шерсти, и то иду молча. А ты то и делаешь, что стонешь, бедненький басистик, ути-пути, пожалейте! Если бы ты больше обращал внимания на свою жизнь, мы бы тут не оказались. Ты сам виноват. Возьми себя в руки и прекрати плакаться.

-Ну почему ты на меня сразу начинаешь орать?! Что я тебе сделал?! Можешь мне вообще не помогать! Сам справлюсь!

-Ну-ну, удачи. Посмотрю, как ты найдешь дорогу.

-Я уже вижу башню, так что отлично найду дорогу, спасибо, друг!

-Уже? Где?

-Вон!

И они оба воззрели на большой темный замок, нависший над ними, как гора нависает над мышью. Подходя ближе, они услышали звук неумелой игры на уже расстроенной гитаре. Бас-гитаре, как сразу догадался молодой музыкант. Его бас-гитаре.

-Это моя гитара! Пойдем, отберем ее!

-Отберем? Он ее купил. Мы должны договориться.

И они стали подходить ближе, ориентируясь на звук, и заметили молодого парня, который сидел, наклонившись над гитарой, и старательно брал аккорды. Даже так было заметно, что он довольно высокий и худощавый.

-Здравствуйте, — вежливо сказал кот, — вы – Норис?

-ГОВОРЯЩИЙ КОТ? Ваааау! Я в восторге! ГОВОРЯЩИЙ КОТ! Это ж надо! А потрогать можно?!

-Эй! – возмутился Ибрагим, но его уже нещадно тискали и рассматривали, подняв на приличную высоту.

-Какой крутой! – восторгался молодой человек, — А ты кто?

-Эээ. Привет. Я Персей. Пришел за своей гитарой. Ну, вот, за этой. Это моя, — смущенно сказал басист, указывая пальцем на небрежно брошенную на землю гитару, — ты ее расстроил, — добавил он.

 

-Ааа, — Норис, собираясь с мыслями, поставил кота на землю и продолжил, — так я ее только сегодня утром купил. Торговка прямо впихнула в руки, говорит – диковинка! И так, говорит, дешево отдаю – не пожалеешь! Ну, я и взял. Побренчал – а толку-то, ха-ха? Играть все равно не умею!

-Я так понимаю, вы – Норис, — оправившись после таких измывательств, солидным тоном вопрошал слегка потрепанный Ибрагим.

-Ага, милаха! Правильно понимаешь! Слушай, я просто влюбился – клевый кот!

-Так она тебе, получается, не нужна, да?! У нас возникла проблема, и… – начал восторженный Персей, но его перебил кот.

-В общем. Он прибыл с Голодных Вершин. Там много плохого наделал, мир чуть не порушил, его одна дамочка и затащила сюда, бросила, сказав, чтоб без своей магической гитары не возвращался. Мы пошли на рынок, там нам сказали, что ты купил. Мы – к тебе. А ты тут бренчишь. Теперь нам нужна эта гитара. Очень нужна.

-А, забирайте, ребят! Она мне все равно не к месту – в мою коллекцию не пойдет, а играть – не играю.

-Хороший подход! Ты мне определенно нравишься, — сказал Ибрагим.

-Ты мне тоже! Просто не представляешь! Вот, кстати, парень, тебе нужна моя гитара, мне уж очень понравился твой кот. Мы можем обменяться, не даром же ее отдавать. Согласен?

-Как кота? Мы с ним уже три года вместе… Я его подобрал, кормил… А теперь – отдавать? Как же?

-Соглашайся, идиот. Я всегда смогу приходить без особых усилий, а мир не будет ждать, пока ты подумаешь – рухнет и разрешения не спросит. Соглашайся! Он меня явно любит, кормить будет и ухаживать. Хотя бы не свалит на гастроли и не оставит на попечение чокнутой озлобленной соседки.

Персей замолчал, он вспомнил, как было приятно возвращаться домой, когда его там всегда ждали. Но объективные доводы кота явно перевесили  душевные терзания на чаше весов, и молодой музыкант вынужден был согласиться. К тому же, Норис производил приятное впечатление и внушал доверие.

-Ладно…

-Отлииично! Кот, как тебя звать?

-Ибрагим.

-О! Буду звать тебя Ибра.

-Я звал его Ибрашей, — сквозь раздумья и печаль пробормотал Персей.

-Ха! Ребята, мне пора идти. Ибра, ты все равно можешь гулять, где тебе угодно, вечером я буду дома.

-Ладно, — ответил Норису кот.

-Тогда ты можешь проводить меня. Там и попрощаемся… — снова грустно сказал молодой басист.

Ибрагим ничего ему не ответил, просто развернулся и пошел по направлению к Пещере Содружества. Персей поднял гитару, осмотрел ее, прижал к себе, кивнул Норису и, не говоря ни слова, побрел за котом. Всю дорогу назад они шли молча, только Персей иногда поглядывал на Ибрашу и печально вздыхал.

Они подошли к пещере, когда уже начало смеркаться. Навстречу вышла Донна, которая теперь была одета в штаны и рубашку, внизу у нее были туфли без каблука. Волосы она в этот раз закрепила в пучок на макушке, а макияжа на ее лице совсем не было. Теперь, когда прическа уже не прикрывала спину, Персей заметил, что никаких крыльев у нее нет. Это его немного расстроило, и в то же время отрезвило, хотя он все равно задумывался – кто же она на самом деле такая?

-Вижу, нашли гитару. Похвально. Пошли, дам тебе Книгу Предков. На 358 странице будут ноты, ты сыграешь по ним сегодня в полночь, в полнолуние. И все встанет на свои места. Предельно просто. Потом закину вас с котом назад.

-Без меня, — вставил свое слово Ибрагим, — я остаюсь тут. Договор такой.

-Ладно, меня это не волнует. Значит, без кота, отправлю тебя одного. Пошли.

 

ГЛАВА ПЯТАЯ

Персей сидел на улице, недалеко от входа в пещеру. Рядом были Донна, Ибрагим и Норис, который тоже пришел.

-Полночь! – объявил Норис, глядя на свои часы с Голодных Вершин.

Персей открыл 358 страницу, взял гитару и начал играть. Композиция была с перепадами и очень странная – вместе сочеталась тоска и радость, сменяя друг друга с небывалой скоростью, перебивая друг друга и будто противостоя. Он играл, и природа, и весь мир играли вместе с ним. И все присутствующие невольно стали частицей этого маленького чуда. 

Когда он дошел до последней строчки, и через несколько секунд музыка утихла, на лице еще злобной Донны отражался восторг, а Норис и Ибрагим просто захлопали.

-Спасибо, — со смущенной улыбкой прошептал музыкант.

-Молодец. Ты все сделал правильно. – отойдя от гипнотического влияния его игры, сказала девушка, — а теперь пошли. Время отправляться домой.

Персей подошел к Ибрагиму, погладил его и сказал:

-Не прощаемся. Мы еще встретимся.

-Ну, конечно.

 

ЭПИЛОГ

Звонок в дверь вырвал молодого бас-гитариста группы «Кис-кис доги» из паутинки снов, он поднял голову и дернулся, отчего уронил со стола кружку с горячим кофе. Будто и не заметив этого, он вскочил и начал взволнованно озираться по сторонам, но звонок в дверь повторился, и ему пришлось пойти открывать. На пороге вновь стояла Донна – привычная Донна, у которой не было того шика и шарма, что он заметил в той, другой, Донне.

-Я слышала какие-то странные звуки. Все в порядке?

-Да, просто упала гитара. Все хорошо. Спасибо.

-Ну, ладно.

-Пока. Спокойной ночи.

-Угу, — промычала Донна.

Когда Персей уже начал закрывать дверь и соседка скрылась из виду, до его ушей донеслось: «Будь осторожен», но он так и не понял, относилось ли это к звукам или к тому, что произошло с ним во «сне».

Кота нигде не было.

Рейтинг: +1 Голосов: 1 1065 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий