1W

Сотрудничество, от которого очень сложно отказаться

в выпуске 2015/07/09
30 января 2015 - Григорий Неделько
article3499.jpg

 

            Посвящается Алексею Касмынину

 

— И не забудь букву «ш» положить, Петрыч: всё-таки наш фирменный знак.

— Когда-то это я зыбывал, Колян?

— Всегда!

Тут подошёл рослый Валюков и разнял спорщиков – как обычно, отвесив одному и другому по лёгкой затрещине.

— Прекращайте цапаться, вы что, цапли? Или пираньи? Петрыч, клади букву и пошли уже.

Грузный Петрыч саркастически отсалютовал, бросил маленький металлический предмет на галошницу и удалился из квартиры. Валюков пропустил вперёд кривоватого Коляна, закрыл дверь и замкнул шествие.

Квартира известного писателя Чванина вновь опустела.

 

 

— Теперь к Куроки? – осведомился Колян, садясь в перевозчик и заводя энергетический двигатель.

— Зачем спрашиваешь, если сам знаешь? – немного недовольно прозвучало в ответ от неформального лидера Дядек-С-Рогами  Валюкова.

— Знаю-знаю.

Касание ещё нескольких сенсоров, и у перевозчика надглядающих, или же крейсера миров, завертелось большое сверло, вроде тех, которыми был оснащён транспорт Шреддера в мультике о черепашках-ниндзя. Но это сверло сделали из особого материала, почти не восприимчивого к обычным повреждениям и совсем не реагирующего на помехи реальности, каковую оно разрезало. Действительность, конечно, затем срасталась позади машины, нырявшей в отверстие между мирами: мироустройство, в изначальном своём понимании, — крайне упрямая штука.

Перевозчик проделал дыру, на третьей скорости скользнул в неё и исчез; через секунду-другую невидимая прореха, различимая лишь при ярком свете, и то как некий еле заметный ореол бледно-белого цвета, затянулась с отдающимся на грани слуха «чпо-о-ок».

— Помнишь, как ехать? – не оборачиваясь спросил Колян у сидящего рядом Петрыча.

— Я забью тебе на карте.

— Лады.

Валюков, расположившийся чуть позади, на этот раз промолчал.

Машина промчалась мерцающими коридорами миров, свернула в нужный поворот и, разбив чудо-сверлом очередную стенку реальности, вынырнула. Место, где оказались работники надглядательного ведомства, очень напоминало предыдущее, поскольку находилось на той же планете, однако попали они в совсем иную вероятность.

— На выход. С вещами, — привычно и несмешно, а оттого утомительно пошутил Валюков.

Колян заглушил двигатель, выключил мониторы, и они вышли. Петрыч нажал кнопку на микропульте – перевозчик объяло покрывало невидимости. Сняв рога и вывернув верхнюю одежду наизнанку, трое смотрителей превратились, с виду, в обычных граждан, правда, в одинаковых красно-чёрных костюмах; размеренной, слаженной, выработанной за годы походкой они направили стопы к десятиэтажному зданию в стиле модерн.

Домофон открыли заранее приготовленным, позаимствованным у хозяина квартиры номер 157 – с его согласия – магнитным ключом. Поднялись на лифте на нужный этаж и, хотя обладали ключами от двери в коридор тоже, два раза позвонили: договор дороже денег.

Шлёп-шлёп-шлёп, — кто-то вышел в коридор, встал у двери с той стороны, поинтересовался «Да?».

— Мы.

— Ага.

Щёлк-щёлк – дверь открылась. Куроки, с раскосыми глазами и непричёсанными (потому что было раннее утро) тёмными волосами, стоял посреди коридора.

— Прошу. – Он сделал приглашающий жест.

Трое Дядек молча последовали за японцем.

— Не желаете чаю? – предложил он, когда очутились в квартире.

— Нет, спасибо, — ответил Валюков.

— А я бы не отказался, — заметил Петрыч.

Валюков грозно глянул на сотрудника, и тот смутился.

— Я налью вам, — сказал услужливый Куроки.

— Он передумал, — не сводя взгляда с Петрыча, произнёс Валюков. – Ему работать надо.

Петрыч вздохнул.

— Надо, — согласился он таким голосом, словно подтверждал вынесенный ему смертный приговор.

— Тогда в комнату? – предположил Куроки.

— А вот это верно. – Валюков кивнул, Колян крякнул, Петрыч вздохнул, и четвёрка, миновав псевдоклассические, сделанные в японском (разумеется) стиле двери, прошла на рабочее мечто Куроки. Диван, кресло и тумбочку «украшали» листы A4 с текстом; стилизованная сова-часы на стене вращала глазами; стационарный компьютер слабо светился; комната утопала в мягко-оранжевых, пастельно-жёлтых и нежно-зелёных тонах – в общем, всё ровно как в прошлый визит.

— Садитесь.

Дядьки присели.

— Кстати, а почему вас называют Дядьками-С-Рогами? – задал вопрос Куроки, пока искал необходимое в шкафу; занятие было не из лёгких: больно уж много документов, книг, письменных принадлежностей и прочего скопилось там за прошедшие полгода.

— Это долгая история, — проворчал неразговорчивый Валюков.

— Рога – символ связи с космосом и мистического начала, — не в пример начальству, бодро и дружелюбно отозвался Петрыч.

— А Дядьки, потому что мы… дядьки, — просто добавил Колян.

— Понятно, спасибо за объяснения. Секундочку.

Ещё полминуты копошения и шебуршания, и Куроки вытащил с верхней полки увесистую стопку листов, также покрытых машинописным текстом.

— Вот, держите. – Он плюхнул «гору» на диван.

Петрыч, который сидел с краю, проглядел пару-тройку страниц.

— Хм-м… Занимательно. Оно готово?

— Он. Роман, — вежливо поправил Куроки. – Да, готов. Я назвал его «Путешествие сквозь пространство, время и природу».

— Весьма… постмодернистично, — осторожно выразился Петрыч.

— Угу, — подтвердил Колян, взявший у Петрыча верхние листы и теперь с интересом их читавший. – М-м-м! А захватывает с первых строчек, должен вам сказать!

— Благодарю за похвалу. – Куроки наклонил голову.

— Тут всё? – слегка потеплев и подобрев, уточнил Валюков.

— Безусловно: в романе упомянуты вы, разрывы реальности, поездки через миры, договоры с писателями и ваши неприятности. Всё как мы и договаривались. «Договор дороже денег».

— Это верно. – И, чтобы придать словам больше веса, Валюков степенно кивнул. – Приятно сотрудничать с понимающим человеком и талантливым автором.

— А мне приятно сотрудничать с вами, уважаемые Дядьки-С-Рогами.

— Роман уже опубликован?

— Выйдет из печати буквально на днях.

— В таком случае Петрыч наведается к вам за тиражом. Например, в пятницу.

— Как скажете.

Троица Дядек встала.

— А вот ваша награда за праведные труды. – Валюков вынул что-то из глубокого кармана широкополого плаща, зажал в кулаке, протянул Куроки и снова разогнул пальцы. На ладони покоился полупрозрачный шарик. – Держите. Поднесёте его к самому зрачку, посмотрите недолго, и он покажет.

Куроки поклонился; Дядьки тоже. Они попрощались с автором и, оставив на журнальном столике в коридоре знаковую букву «ш», отправились обратно к перевозчику.

Пока надглядатели забирались в машину и трогались, Куроки не удержался: широко раскрыл глаз, поднёс к зрачку шарик… и через пять секунд увидел сюжет своего нового романа!

 

 

— Следующий – Вейнар? – обратился Колян к Валюкову.

— Почему ты вечно спрашиваешь?

— По привычке, наверное.

Двигатель заработал, сверло закрутилось – в разорванную «материю» проскользнуло неповоротливое, на первый взгляд, средство передвижения.

 

 

Вейнар был полностью погружён в творческую деятельность; он трудился над неореалистическим романом – пятнадцатым или шестнадцатым, писатель уж и со счёту сбился. Суть произведения под рабочим названием «Трупы!» состояла в том, что трое друзей приезжают в незнакомый город, в котором с ними начинают происходить разные странности; начать с того, что никто не знает или не помнит, или не хочет говорить, как называется город и где находится.

Добравшись до волнующей – читателей, а не писателя – сцены недобровольного секса с участием глупой крашеной рыжеволосой девушки и высокого субтильного юноши с нарушениями речи (девушка из-за плохой памяти приняла юношу за бывшего возлюбленного), Вейнар услышал звонок в дверь. Побубнив для приличия, он остановился прямо на середине «скрытого изнасилования», прошлёпал в коридор, открыл дверь – и с удивлением воззрился на три мрачные мужские фигуры.

«Возможно, они тоже друзья, — завертелись в голове мысли, — и попали в чужой город, и им нужно помочь…»

Эти рассуждения в связке с пишущимся текстом дали толчок для очередного неореалистического сюжета; Вейнар чуть было чисто импульсивно не закрыл дверь, чтобы вернуться и записать идею, но Колян успел поставить в проём ногу.

— Ай! – сообщил Дядька, когда бронированная махина ударила по конечности.

— Ой, — откликнулся Вейнар. – Извините. – Дверь опять распахнулась. – Господа, чего вы хотели?

Валюков приосанился, как всегда делал при знакомстве с авторами.

— Мы, — веско проговорил он, — Дядьки-С-Рогами.

— Кто, простите? – оторопело вымолвил Вейнар.

Никуда не денешься: пришлось объяснять.

 

 

А на будущий день, отдохнув от дел, выспавшись и поев, все трое – Валюков, Колян и Петрыч – стояли на углу своей конторы, что в скрытом от глаз Сером измерении, и размахивали руками. В руках были зажаты книги.

— Не пропустите! – кричали Дядьки-С-Рогами. – Свежий роман от мастера неоромантической прозы Куроки!

— Потрясающие приключения! Неожиданные открытия!

— Занимательная история с непредсказуемой концовкой и искромётным юмором!

— Не проходите мимо, купите книжку – проявите сочувствие к бедственному положению дел Надглядательной Конторы!

А положение и вправду не радовало: мало того, что никто не знал о дядьковских проблемах с бюджетом, отделом кадров и корректировкой реальности, так никто и не желал о них знать. Более того, даже книжек («подешёвке! себя без ножа режем!»), где подробно описывались неприятности конторы, жители Серого измерения ни в какую не покупали. Финансирование порядка в мире постепенно утекало в трубу.

— Что будем делать, если тираж не раскупят? – шепнул Петрыч на ухо раскричавшемуся Валюкову.

Колян с любопытством подался вперёд.

— Что-что! – проворчал Валюков. – Переходить на электронные версии романов!

 

(Июль 2014 года)

Похожие статьи:

РассказыЛизетта

РассказыКак открыть звезду?

РассказыНезначительные детали

РассказыКультурный обмен (из серии "Маэстро Кровинеев")

РассказыО любопытстве, кофе и других незыблемых вещах

Рейтинг: 0 Голосов: 2 764 просмотра
Нравится
Комментарии (1)
Григорий Неделько # 31 января 2015 в 11:38 +1
Опубликован "Биджитал" bigital.ru/sotrudnichestvo-ot-kotorogo-ochen-slozhno-otkazatsya
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев