fantascop

Справка

в выпуске 2015/12/10
13 июня 2015 - Sense
article4914.jpg

Тяжелые двери оказались заперты. Я обошел здание со всех сторон, побывал в каждом уголке, казалось бы безграничной площади, отведенной под департамент, надеясь отыскать хоть какой-то признак жизни; высокие, почти недосягаемые снаружи, окна были задернуты шторами. Обойдя все кругом я неизменно вернулся ко входу. Только теперь я обратил внимание на ступени: серые, будто выложенные великаном для таких же великанов. Лестница эта казалась мне непреступной горой, на которую невесть когда, все же забирались люди.

Задирая ноги, ощущая себя горным козлом, прыгающим по крутому склону, я все время побаивался поскользнуться, или же порвать штанину; и тогда придется оправдываться, краснеть, только вот перед кем? Но неизбежно появится то жуткое чувство, что отовсюду ─ из теней деревьев, из-за далеких жомов, из золотых закатных окон смотрят на меня несмешливые взгляды.

Разумеется всего этого не случилось, а комедия эта разворачивалась только в моей голове. Будто в подтверждение моих идей о великанах, кольца на дверях были расположены на метр выше мой головы! А ведь я не могу назваться карликом... Уж не знаю, приходится ли прыгать людям, чтобы достать до ручки, а даже если и так ─ виснут они на них, как на турните, и как вообще это способно помочь? Не понять мне зачем они ─ эти великаны ─ учудили подобное, только вот не я один пресмыкался перед чудовищным входом департамента: снизу двери оказались затерты, разглядеть это не составило труда ─ в то же время ручки сверху отливали чистой, отполированной бронзой, какая не знала потока людских рук.

Наконец я толкнул эту гробовую плиту, но она только колыхнулась. Тогда я навалился всем своим весом , едва ли не проскальзывая туфлями по гранитному полу. С трудом, с ленивым скрипом она все-таки поддалась. Каких усилий мне это стоило! ─ я висел на ней, ругался, чуть ли не пинал... Вспотел как фермерская лошадь, а этот монумент сдвинулся ровно настолько, чтобы я смог протиснуться.

Поначалу мне казалось что и в самом деле я вскрыл старую могилу: тяжелый бумажный воздух устремился наружу, и тут же, подхваченный ветром, устремлялся прочь.

Свет внутри не горел, потому двери я оставил открытыми; ещё и потому, что для закрытия их сил уже не было. Закатное солнце очертило узенький конус, похожий сейчас на какой-то красный клинок, врезающийся в густую темноту; везде, кроме этого кусочка, стояла кромешная тьма, из-за которой невозможно было судить о размере помещения. Когда глаза уже стали привыкать к пустоте, нос свыкся с здешним воздухом, будто вытащенным из заваленной бумажками конторки низкого адвокатского чина ─ только тогда я сумел двинуться вперед. Шаг за шаг, я продвигался, в глубине души опасаясь провалится куда-то в яму, в бездну, где я умру от голода и сумасшествия. До сих пор я не верил что это и есть то самое здание департамента, в каком должно получить справку!

Спустя несколько минут я отчетливо разглядел белый огонек. Такой можно увидеть среди ночи на задымленном небе старого Лондона, если долго смотреть в надежде увидеть хоть что-то прекрасное в этом городе. И вот! ─ маленький огонек впереди ожил, будто бы заплясал, размытый какими-то движениями. Вместе с тем, помимо тяжелого баса моих шагов, что звучали ударами колокола, зашелестела бумага! Отбросив всякий страх я побежал вперед; только на мгновение остановившись, оглянулся назад чтобы убедится, что двери и той бронзовой полосы света уже не видать. Выбора нет, решил я, и двинулся, побежал вперед, не боясь споткнуться, упасть в яму или чего похуже.

Картина впереди становилась все четче, появлялись детали, будто кто-то дорисовывал картину к моему приходу; невольно ощущалось, что я и есть единственный зритель, ради которого затеивалось все это. Наконец я приблизился настолько, чтобы тусклый свет дешевой лампочки окончательно дорисовал это зрелище: гладкая лысина блестела над постаментом узкой стойки, куда с трудом бы втиснулись два ребенка; она ─ лысина ─ то и дело мелькала на свету, мельтешила перед глазами, а где-то глубоко внутри этой стойки громыхали штампы, скрипело перо. Я подошел ближе, и тогда увидел перед собой низенького человека, какой и в самом деле по габаритам сошел бы за ребенка; на самом кончике его носа болтались очки, вот-вот готовые упасть на стол, нарушив тамошний идеальный порядок. Одного лишь взгляда на марки, разложенные по цветам ─ холодных к горячим ─ хватило мне чтобы понять, какого рода фетишизм царствовал в этом жутком храме.

─ Да, ─ обратился ко мне этот старый ребенок, сморщенный как изюм.

─ Мне нужна справка 086У. В департаменте правовых свобод граждан сказали что...

─ Чушь! ─ он встал на стул ногами и вырвал из моей руки охапку бумаг. ─ Так-так... Что у нас.. Не то, тоже не то. Так вам сперва в министерство справок надо обратится, я могу только подписать справку о жизни, но никак не выдать её.

─ Но так вот он я! ─ крикнул я, не удержавшись. ─ Живее некуда.

─ Так-то оно так... Я это, разумеется, без сомнения вижу, так сказать. Только вот, другое дело что в других инстанциях могут и не поверить мне на слово. Скажут, может, может и не скажут, что помер некто Господин... Как вас?

─ Шульц.

─ Вот! ─ он вскинул руки. ─ Скажут что господин Шульц погиб, а я, при всем моем, так сказать, авторитете, сколько бы не утверждал обратное, доказать ничего не сумею, пускай и пожелаю того.

На мгновение мне показалось, что он и в самом деле не видит ничего странного и глупого в самой такой ситуации; также почудилось мне, будто бы он без шуток и иронии переживает за отстаивание самого факта моей жизни. И зачем на работе только потребовали эту глупую справку...

─ Звучит логично, ─ ответил я.

─ Разумеется, мы тут глупостями не занимаемся, знаете ли.

Я огляделся по сторонам: будто маленький островок света посреди космической пустоты; в придачу, ощущение что я застрял на этом островке с этим снобом ещё больше вгоняло меня в уныние. Хотелось как можно скорее разобраться с этой ужасной ситуацией.

─ Значит сперва мне нужно в министерство справок?

─ Именно. Там вы попросите справку 086У о том, что являетесь живым. В дальнейшем заскочите в департамент правовых свобод граждан ─ там, разумеется, ответите на ряд вопросов, заполните анкету, на основе которой вам присвоят статус жизни, и только затем ко мне, за подтверждением, так сказать.

─ Вот оно что... А почему же так мало людей у вас здесь?

─ Ну так, ─ старичок улыбнулся, будто это само собой разумеющееся, ─ живых в наше время раз-два и обчелся. С трудом их днем с огнем сыщешь. Я только подтверждаю факт жизни нотариально, а в министерстве свобод часто находят людей неживыми, справедливо, как по мне.

Не знаю отчего мне вдруг стало это так интересно, но я все же спросил: ─ А не могли бы вы включить свет в этом помещении? Я бы хотел рассмотреть интерьер, оценить размер, а то оно совершенно не представляется мне.

− По правде говоря, мне тоже. Я пришел сюда в такую же тьму. Никто меня не встретил, никто не обучил. Была только инструкция, по которой я научился заполнять бланки, ставить печати и менять чернильницы. А свет я вам не включу, так как по-прежнему не сумел отыскать выключатель. Да он и не нужен, главное знать сколько шагов идти по прямой от этого стола, и сколько затем налево.

─ И что же уборщиц здесь тоже нет?

─ Идите сюда, ─ он подманил меня рукой, едва ли не прижавшись щекой к щеке. Пальцем он указал куда-то в даль, где теплился маленький огонек: ─ Видите? Вот! Она и есть. Моет пол уже третий день, бедняжка! Надеюсь только сумеет домыть до конца недели, а то знаете ли, у нас ведь тут все строго ─ каждую пятницу ровно в шесть я должен закрыть служебный вход, а главный открыть мало кому под силу. Что сказать, строили на века.

─ Да, ─ нехотя ответил я. ─ Что же, спасибо за помощь.

─ Нет, что вы, какие могут быть проблемы! Обращайтесь... Давно я уже не видел тут людей. Можно хоть руку вам пожму?

Я протянул руку, хотя и не без отвращения; человечек этот напоминал мне гоблина, какой провел под землей всю свою жизнь.

Когда я уже уходил, он прикрикнул мне вдогонку: ─ Главное закройте дверь! Пуху и листьев налетит, бедняжке пол мыть до пятницы...

И до самого выхода из этого места эхо повторяло раз за разом: "До пятницы... До пятницы... До пятницы. "

Похожие статьи:

РассказыПенталохия для непарнокопытных. История вторая. Что-то знакомое

РассказыОбычное дело

РассказыПенталохия для непарнокопытных. История первая. Чертовски верное решение

РассказыПенталохия для непарнокопытных. История третья. Полный апгрейд!

РассказыВыстрел счастья

Рейтинг: +1 Голосов: 1 562 просмотра
Нравится
Комментарии (2)
DaraFromChaos # 14 июня 2015 в 11:40 +1
здравствуйте, господин Кафка! :)))
ой, как же напомнило настроением!
отлично!
Sense # 14 июня 2015 в 23:50 +1
laugh Недавно прочел Процесс, так что думаю это все взаимосвязано...)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев