1W

Спутанность

в выпуске 2014/10/06
article1900.jpg

 Влад долго выбирал наноробота для поединка и остановился на "химере" — она резвая, верткая, пронырливая, очень живучая и с острым восприятием. Однако слишком "химера" проста — треугольная подушка, из уголков вырастает по толстому усу манипулятора с кисточкой волосков-фибр на конце. Других инструментов у "химеры" нет, увы. С другой стороны, фибрами можно уцепиться во что угодно. Кроме того они очень чувствительны — передают нечто вроде вкуса или запаха, по которому можно распознавать разные вещества. Большее по условиям поединка вряд ли понадобится — у противника тоже будет только один наноробот из стандартного набора моделей. Можно представить боевую ситуацию, где нужен щуп или зонд, но легче такую, где важна резвость.

  А теперь сомневаться поздно — на мониторе быстро мигает разноцветная надпись: "Игра началась!" Не теряя времени, Влад нажал кнопку "подключиться" и плавно перешел в виртуальность. Сознание раздвоилось, он чувствовал себя одновременно человеком — здоровым, хорошо упитанным молодым парнем с обручем виртуального терминала на голове — и нанороботом "химерой". Ею даже больше — человеческое тело расслабилось с закрытыми глазами в кресле, а наноробот висит в упругой, ярко переливающейся среде, его восприятие сейчас ярче и забивает человеческое. По ощущениям с фибр вокруг вода. Можно смотреть во всех направлениях сразу, потому что корпус "химеры" — сплошной глаз, который и не закроешь так просто, веком. Видно отчетливо, но накладываются искажения, как будто в кривом зеркале мир. Старая проблема — у "химеры" нет специальных "гляделок", компьютер просто расшифровывает по особым алгоритмам уловленные корпусом наноробота инфракрасные лучи — их испускают или поглощают любые тела, так почему бы не использовать? Но алгоритмы все еще несовершенны, вот и появляются искажения. Неслабые — верблюда от ежа не всегда отличишь таким, с позволения сказать, зрением.

  Кроме воды поблизости сверкают многоцветьем компактные объекты, это разнообразные блоки — готовые детальки для наноконструкций, так что, если понадобится щуп или бур, его можно быстренько соорудить. Блоков полно, хватит не только на оружие, но и на крепости, армии и так далее. Бывали и другие условия поединков. Например — количество и разнообразие блоков ограничивалось. Или в молоке нанороботов стравливали, в супе каком-нибудь, в водке. Поединщикам приходилось собирать конструкции из отдельных атомов углерода — он основной "строительный материал" нанотехнологии, и его соединений хватает в супе и молоке. Раз в пиве схватку устроили, а оно пузырилось, чуть шевельнешь манипулятором и даже просто так, без причины. Наблюдать за "пивной дуэлью" было весело, участвовать в ней — не очень. Фибры "химеры", кстати, тоже приспособлены, чтобы манипулировать отдельными атомами, если запустить специальную программу. Влад ее даже на всякий случай инсталлировал в память выбранного робота — как раз позволили поставить "химере" нанокомпьютер самой последней модели с запредельной прямо-таки мощностью. На квантовых эффектах построен, да еще какая-то новая нейросеть используется, память можно не экономить.

  Влад пошевелил манипулятором, "химера" от этого чуть повернулась — и тут же весь мир изменился. Потускнело мерцание воды, зато блоки и детальки проявились отчетливее, как бы приблизились. Форму поменяли — что раньше казалось выпуклым, сейчас вогнутое (а в реальности оно вообще плоское). Такие калейдоскопные эффекты многих пугают, некоторых доводят до тошноты и обмороков. А Влада наоборот развлекают. Раньше, бывало, нарочно крутился, присматривался. И, между прочим, не без пользы — выделил признаки и теперь различает разные объекты, как бы их не искажало. Другим операторам наноботов приходится включать "подсветку" — просить компьютер, чтобы добавлял пояснительные надписи возле каждого блока и каждой коллоидной частички. Нет, можно, конечно, объяснить и показать, что энергоблоки характерно светятся, у контроллеров и процессоров входы-выходы заметны при любых искажениях, а жгут разделен на сегменты, даже если кажется блином. Но многие характерные отличия тоже искажаются, и, чтобы их распознать, нужна скорее интуиция, чем логика и память.

  Влад и сейчас бы побаловался с искажениям, однако не до того, предстоит другое развлечение — поединок. Первым делом нужно увидеть противника, хотя бы узнать, какую модель наноробота он предпочел. Поблизовсти все спокойно, ничего подозрительного — висят себе блоки, подрагивают от броуновского движения молекул воды. Понятно — для поединка выделен объемистый сосуд, и вряд ли соперников расположили близко друг к другу. В принципе, "химера" может засечь другого наноробота по характерному свечению энергоблока на очень приличном расстоянии, но энергоблоков этих и так полно вокруг и вдали, аж друг друга заслоняют. Специальная "гляделка" нужна, точнее — так называемый "глаз-радар". Влад вызвал из памяти "химеры" схемы и чертежи с инструкциями, выбрал модель "глаза" попроще. Не теряя времени, плавал, собирал детали, которые пригодятся в любом случае — энергоблоки, контроллеры, гибкие жгутики, разные чувствительные элементы, проводящие контуры, два процессора подобрал. Тащить груду всего нужного на себе "химера" не смогла бы, переносить блоки по одному долго, и Влад цеплял к ним жгутики или хвостики, чтобы плыли своим ходом. Только направить, куда надо, и задать расстояние, чтобы жгутик или хвостик вовремя остановился.

  Вскоре "где надо" образовалось бесформенное скопление деталей. Последние Влад принес сам и тут же начал монтировать. Просто соединял по схеме, не зная и даже не особо задумываясь, что зачем. Принцип работы "глаза", и тот представлял в общем — улавливаются все те же инфракрасные лучи с более выгодной, чем корпус "химеры" поверхности, компьютеру удобнее расшифровывать сигналы. Ничего, когда-нибудь Влад все это выучит, сам будет изобретать наноконструкции. Уже сейчас в рамках студенческих проектов высказал пару идеек о том, какие новые блоки могут пригодиться — и профессиональные инженеры прислушались. Построили несколько образцов, попробовали и убедились, что прав был Влад, хотя и не во всем. Теперь приглашают тестировать новые модели нанороботов, участвовать в поединках, еще и приплачивают. Влад уже набрался достаточной для профессионального пилота сноровки. Поднакопить знаний, и можно заняться настоящей работой, а не тестировать чужие разработки и баловаться поединками, которые тоже не более, чем тесты для новых технических решений. Впрочем, ходят слухи, что на поединщиков ставят деньги. И не просто бьются об заклад между собой, настоящие подпольные тотализаторы организованы. Лестно, если так. Хотя нанопоединки ведь не зрелищны, во всяком случае, участвовать гораздо интереснее, чем наблюдать.

  Готовый "глаз" напоминал по форме дольку арбуза, отрезанную щедрой рукой. "Видел" только "коркой", его плоские поверхности не отвечали на запросы, хотя должны, стало быть — где-то Влад ошибся, когда монтировал. Впрочем, "глаз" можно поворачивать, так что хватит и "корки".

  Сначала Влад узнал, где находится. "Поле боя" представляло собой запаянную с обоих концов трубку, стеклянную, заполненную водой с коллоидной взвесью наноблоков. Много их в этот раз, но все — стандартные дешевые, каких не жалко. "Химера" близко к одному из концов трубки, Влад повернул "глаз", чтобы тот увидел другой конец, и сразу обнаружил нечто вроде туманного пятна или правильной формы облака. Работа противника, нет сомнений — замаскировался каким-то образом, чтобы нейтрализовать "глаз". "Кемпер" или "барон"? "Кемпер" охотится из засады — создает такие вот непроницаемые облака, ложные цели, разнообразные заграждения. А сам прячется и атакует, когда противник запутается-заблудится, растратит ресурсы. "Барон" же играет от обороны — первым делом быстро строит твердыню с несколькими линиями защиты (точнее сферами, а не линиями), а потом, чувствуя себя в безопасности, неторопливо воюет — рассылает разведчиков, охотников, сложно устроенных и запрограммированных бойцов-роботов. Есть и другие стратегии: "генерал", например, создает армию нанороботов разной сложности и давит противника количеством или мощью, "адмирал" строит твердыню подвижную — на первый взгляд мало отличается от "барона", но воюет гораздо активнее и агрессивнее. "Захватчик" старается собрать как можно больше блоков — пусть в бесполезную кучу, главное лишить ресурсов противника, "партизан" ставит на маскировку, "пират" — на тактику "куснул-удрал". Ну а сам Влад "снайпер" — быстро обнаруживает противника и сразу атакует. Очень перспективная стратегия, последнее слово — во-первых, самая гибкая, во-вторых, всем остальным требуется время, чтобы построить нужные для своей стратегии конструкции, и все равно потом приходится искать противника с помощью "глаз-радаров", разведчиков или еще как-то. Хорошо, что сегодня противник не оказался тоже "снайпером" — трудно сражаться против собственного отражения.

  Так все же "кемпер" или "барон"? Влад пошел на хитрость — включил подсветку, вдруг сработает? Да, появились кое-какие надписи. И стало понятно, в частности, что эффект "тумана" создает сеть из тонких углеродных нитей — какой-то незнакомый Владу прием. За сетью подсветилось несколько энергоблоков, расположены равномерно, упорядоченно, а "кемперы" предпочитают хаос — в нем легче прятаться. Значит, "барон" у Влада сегодня, и надо торопиться, пока твердыня не стала несокрушимой. Это с "кемпером" можно было бы не спешить, понаблюдать — пусть сам себя выдаст. Впрочем, "барон" от этого не становится серьезным противником — слишком зависит от своей твердыни и станет легкой добычей, если не успеет закрепиться.

  Что строить, "пушку" или "торпеду"? "Торпеда" проще. Даже вызывать из памяти чертежи не надо, тем более запускать инженерные программы. В середине энергоблоки, да побольше, впереди — много "буров" и "лезвий", можно разрядников нацеплять, если попадутся, сзади и по бокам — все, какие найдутся, жгуты и хвостики, чтобы гнать "торпеду" к недостроенной твердыне. Работы на первый взгляд много, но вся несложная, Влад управился с ней быстро. А эстетично выглядит "торпеда", при некоторых искажениях похожа на космический корабль. Конечно, сама не поплывет, программировать надо, но здесь никакой мороки — достаточно отдать процессорам и контроллерам одну на всех команду, чтобы связались друг с другом, договорились и действовали слаженно. Так что вскоре Влад подключился к ближайшему процессору и приказал: "Вперед"!

  Жгуты и хвостики дернулись, затрепетали, и "торпеда" стартовала. Пошла с вибрацией и по спирали — нормально для конструкции, построенной второпях и на глазок. Влад повозился с синхронизацией жгутиков, одни замедлил, другие ускорил — инженерные программы помогли все рассчитать, — ввел поправки, и "торпеда" поплыла прямо. Вращалась вокруг продольной оси, но медленно, терпимо.

  Хорошо шла, однако "химера" все равно гораздо шустрее, и Влад, если видел привлекательный наноблок не слишком в стороне от курса, успевал за ним сгонять. Добавил "торпеде" энергоблоков, "буров". Вооружил и "химеру" — собрал парочку "линеек", это такое оружие, которое стреляет жесткими лучами, Влад не знал, какими именно. Одноразовое, не слишком дальнобойное — да на большом расстоянии и не прицелишься из-за искажений — зато с гарантией может уничтожить почти любой нанокомпьютер. Кроме того, Влад соорудил и настроил "указку", подобрал пару длинных и тонких лезвий поухватистей. Все оружие закрепил на середине манипулятора, чтобы не слишком закрывало обзор. Нанороботам оно легко — изменить характерным волевым усилием поверхностные свойства нужного участка своей кожи, и "багаж" надежно прилипает.

  Потом вода очистилась — блоки почти не встречались, видимо, "барон" все собрал. Один раз торпеда обогнала связку жгутов, которая своим ходом направлялась к твердыне. Вряд ли все блоки пошли в дело, скорее пока что просто накоплены, но, если использовать их с умом, неприступная получится твердыня. А значит, Влад правильно поставил на скорость.

  Вот и сеть, похожая на облако. Хорошая штука — даже с небольшого расстояния не разберешь, что там за ней. Что-то мелькает, перемещается, аж вибрации создает. То есть, активность в твердыне очень даже бурная, по-видимому "барон" заметил "торпеду" и в панике пытается организовать встречу погорячее. Вдруг успеет?

  Влад на всякий случай отгреб в сторонку — когда "торпеда" таранит баронскую твердыню, лучше наблюдать, чем участвовать.

  Поначалу выглядело не слишком зрелищно — "торпеда" просто нырнула в "сеть-туман". Оставила обширную дыру, сквозь нее можно разглядеть вроде как сложную объемную решетку из разных конструкций. В ней тоже дыра, но зарастает, и довольно быстро! Соваться туда не хотелось. Хотя бы потому, что этого "барон" и ждет от Влада. Ничего страшного, будет еще дыра в защите твердыни — там, где "торпеда" выйдет, раз уж вошла. Теоретически можно построить непробиваемую для грубой силы защиту, но нужно время, а Влад его "барону" не дал.

  Поскольку он нацелил "торпеду" точно посередине облака, то выйти она должна с противоположной стороны от того места, где вошла. И где это? Ориентиров нет, поскольку "барон" расчистил воду. Мало того, скрывающее твердыню облако только через "глаз" выглядело сферическим, а просто зрением "химеры" — в лучшем случае грибообразное из-за искажений. Влад быстренько отгреб так, чтобы не было видно входной дыры.

  Ждал недолго — торпеда вырвалась вместе с россыпью мелких обломков. По неровной спирали шла. Ободраа здорово — разрушены все лезвия, все жгутики на боках, значительная часть буров, многие энергоблоки. Зато выходная дыра осталась большая и неровная, там внутри ничего не затягивается, а беспорядочно перемещаются искореженные обломки объемных решеток.

  Влад, не раздумывая, устремился в дыру. Чтобы не успеть испугаться.

  В твердыне — хаос из перекрученных, изъеденных бурами или иссеченных лезвиями обломков, видно, что торпеда шла не по прямой. Ее куски тоже плавают, особенно много жгутиков — это хорошо. Но где "барон"? По логике прячется либо в самых плотных скоплениях обломков, либо в меньше всего пострадавшей части твердыни — торопливо занимает оборону. Влад метнулся туда, потом сюда — искал противника. Спешить надо, пока тот не заготовил какую-нибудь коварную ловушку. Но не забывать об осторожности — враждебная территория вокруг, на уцелевших конструкциях постоянно встречаются настороженные разрядники, малозаметные лезвия, конструкции из нескольких захватов — только сунь туда манипулятор, уже не вырвешься. Раньше все это было замаскировано в объемных решетках стен твердыни и наверняка объединено в систему — вон, как ободрало "торпеду". Но, раз та прорвалась, значит, система израсходовала потеницал.

  И как противник успел столько всего наворотить? За то же самое время Влад всего лишь построил относительно несложный "глаз-радар", большую, но грубую "торпеду" и доплыл сюда. И все.

  Так где же "барон"? Нанороботы попадались, но — примитивные конструкции из простых манипуляторов, захватов, хвостика и парочки контроллеров. Явно собранные "бароном" помощники — носильщики, строители и так далее. Некоторые, что покрупнее и посложнее, пытались преследовать Влада, однако куда им за "химерой" угнаться. Один раз промелькнул вдалеке наноробот, похожий на двух слипшихся спинами "химер" — модель "изумруд". Противник? Нет, движется слишком ровно, без "почерка", люди так не умеют, то есть нанороботом управляет программа, а не человек. Кроме того, "барон" не выбрал бы "изумруда". Стало быть — либо еще один помощник, либо ложная цель, а то и ловушка.

  Проплывая мимо уцелевшего участка твердыни, Влад заметил цепочку из простых контроллеров — похоже, линия связи. Проследил ее до места, где сходились несколько таких цепочек — здесь, наверное, и сидел "барон". И отсюда тянулся в воде явственный след из множества еще не рассосавшихся мелких завихрений — противник решил удрать. Умно. Но поздно.

  Азартно бросившись по следу, Влад скоро обнаружил конструкцию, вроде маленькой торпеды, сработанной гораздо аккуратнее и добротнее, чем Владова таранная. А в ней угнездился наноробот "тифон" — ни у какой другой модели нет такой уймы всевозможных конечностей с очень специфическими инструментами. Да, именно медленного, зато сноровистого "тифона" выбрал бы сторонник "баронской" стратегии. Сейчас он стремился к входной дыре — как-то узнал или догадался, что Влад придет через выходную. Однако как раз там торпеда потеряла немало боковых жгутиков, так что… Не раздумывая, Влад направил "указку" и обозначил маленькую торпеду и "тифона", как цели для жгутиков.

  Свободные, ни к чему не прикрепленные жгутики двигаются быстро, будто стрелы. Они стаями устремились к противнику, достигнув — присасывались. "Тифон" отдирал их — возвращались и снова присасывались. Рубил — обрубки не отцеплялись. Отбивался микроразрядником, сжигая контроллеры — помогало, но пока уничтожал один жгутик, успевали присосаться еще пять или десять. Вскоре "тифон" и его "торпеда" превратились в пышный ком. Но энергоблоки все еще просвечивали, и Влад, смело приблизившись, выстрелил в них из "линеек". Свечение погасло, зазвучала маршевая музыка, и на фоне зыбко-изменчивой нановиртуальности вспыхнула четкая надпись: "Игра закончена. Вы победили".

  Влад сделал пару кульбитов, изображая танец победителя. Радость победы сладка, хотя и говорят, будто она на самом деле облегчение от того, что не проиграл. Ну а даже если, то почему бы и облегчением не насладиться? Противник-то сегодня сильный достался, промедли Влад немного, неизвестно, как бы обернулось и кто бы победил. Так что радовался. Хотя и досада примешивалась, что слишком быстро закончился поединок, не хватило времени, чтобы насладиться азартом схватки. "И только немного завидуешь тем..."

  Раздался хрустальный звон — открыта связь с поверженным противником, после боя поединщикам всегда дают пообщаться. Хотя о чем тут говорить? Победа, конечно, еще не все, но поражение — уже все. Влад хотел бросить что-нибудь злорадное и вальяжное из заготовленного, вроде: "Под солнцем остается победитель!" Однако первым заговорил противник (точнее противница — голос женский, хотя и низкий):

   — Вы молодец, быстро сработали. Поздравляю.

  А тон-то, тон! Так взрослый может похвалить ребенка, если тот выиграет в детской игре благодаря особенно удачному ходу.

  Злорадствовать расхотелось — с ним как со взрослым, а он по-детски, вот, как это будет выглядеть. Влад только скромно поблагодарил:

   — Спасибо. Стараемся.

   — Ага. Я с вами еще свяжусь — нам есть, что обсудить. До свиданья.

  Выходит, сегодня Влад победил какого-то корифея из наноинженерной элиты. Еще бы — простой студент, даже если он гений, не смог бы так быстро отгрохать такую твердыню, средний инженер тоже. Тем более не стоило злорадствовать — вдруг "баронесса" начальство? Ловко она кайф Владу сломала, победа превратилась в "фальшивую елочную игрушку": с виду настоящая, а радости нет. Лишь досада, что не наигрался.

  Ну что ж, поединок сегодня закончился быстро, значит есть свободное время. На что бы его потратить?

  Влад вызвал меню, выбрал пункт "Выйти из виртуальности" и ответил: "Да", — на вопрос: "Вы уверены?"

   Подключаться к нанороботам через виртуальность интересно, захватывающе, весело и такое всякое. Но отключаешься с облегчением — все-таки напряжно существовать в двух телах сразу, искажения тоже надоедают.

  И сейчас, нажав "Да", Влад отключился от одного из двух тел. Но не как всегда, не как положено. Потому что от человеческого отключился. Не чувствовал его больше. Зато воспринимал все то же тело "химеры" и нановиртуальность вокруг. Выйти-то вышел, да не туда, не в ту сторону.

  Почему-то не испугался. Надо бы похолодеть от ужаса, метаться или впасть в ступор. Однако — нет. Почему-то. Кого-нибудь патологически жизнерадостного ситуация могла рассмешить, но не Влада, он просто с удивлением констатировал, что вышел не туда, и что странно это. Впрочем, равнодушие легко объяснить: в теле "химеры" нет всяких там желез, которые от испуга начинают выделять всякие там гормоны, от них человек потеет, холодеет, мысли у него путаются. Что-то такое инженеры предусмотрели — если опасность непосредственная, то у нанороботов подключаются дополнительные контуры и запускаются специальные программы, то есть, испугаться "химера" может. Однако сейчас самому нанороботу, его углеродному телу ничего не грозит, потому и Влад спокоен. Хотя бы удивляться не разучился, и то хорошо.

  А Влад ли это удивляется? Он неизбежно должен был испугаться, более того — запаниковать. Насколько себя знает. Но если в теле "химеры" не Влад, то кто? Кто-то же он есть, ведь мыслит, а стало быть, ну что ты будешь делать, существует. Не отвертишься.

  Философские вопросы, на них может быть много правильных ответов, притом взаимоисключающих. Сейчас не время для философии, сейчас нужны ответы конкретные, так сказать, с точки зрения физики. Идею, что душа Влада переселилась в "химеру", а тело умерло или превратилось в идиота, можно отбросить, как городские легенды. Скорее всего, вот что случилось: Владу нравились новые возможности сверхмощного компьютера "химеры", они позволяли управлять простым мысленным усилием, и не только конечностями наноробота двигать, но и вызывать-запускать разные программы, обращаться к памяти. Установил несколько оболочек для ментального контроля, навешал дополнений и расширений. А оболочки к тому же самообучающиеся. И так хорошо навострились понимать мысли Влада, что, считай, могли думать вместо него, в копии превратились. Кроме того, новый компьютер постоянно копирует в резерв всю доступную память — это рекламировали, как еще одно неоспоримое преимущество. Память Влада, видимо, была доступна. И теперь "химеру" пилотирует копия его личности, настолько совершенная, что осознает сама себя.

  А ведь выдрессированные оболочки ментального контроля сохранились на компьютере Влада (можно назвать его Влад-ноль, чтобы не путаться), он будет запускать их каждый раз, как подключится к нанороботу, и наплодит таким образом еще сколько-то собственных копий. Мысль не понравилась — ага, можно испытывать эмоции вне человеческого тела, хоть и слабые. Несмотря на то, что у "химеры" нет ни сердца, ни почек с надпочечниками.

  Влада-ноль надо остановить. Но как? Нанороботов слышат только если специально слушают, а кому интересна бойцовая "химера" сразу после того, как поединок закончился и поединщики вышли из виртуальности? Оставшуюся на поле боя кучу блоков могут еще собрать и использовать — потом как-нибудь, в свободное от более важных дел время. Лишь тогда вспомнят про "химеру" — подключатся к ней, чтобы наводить порядок… А ведь, если подключится не Влад-ноль, память наноробота будет очищена, так запрограммировано для простоты. То есть, копия личности Влада исчезнет, погибнет.

  Вот, наконец-то страх. Слабенький совсем, а благополучного студента Влада под угрозой смерти парализовало бы от ужаса. Мало того, сейчас Влад-"химера" даже задумался, стоит ли бороться, надо ли ему вообще жить? Может, пускай стирают? Или даже самому себя ликвидировать — тогда уж точно не будет проблем. Подумав, мысли о самоубийстве отогнал — слишком бесповоротное решение. Успеется, если что. И нечестно выйдет, что так и не попытался предупредить Влада-ноль, чтобы осторожнее был с ментальным контролем.

  Тогда нужно добраться туда, где нанороботов выслушивают, где даже таким малюткам можно подключиться к сети и отправить сообщения. Для начала — выбраться с "поля боя", пока не подключился кто-нибудь и не очистил память "химеры". На первый взгляд это примерно также сложно, как рыбке сбежать из аквариума, а потом перебраться на другой континент. Однако вокруг полно готовых деталей, а в памяти "химеры" — схем с инструкциями. Самое очевидное, уже не раз использованное решение — построить "крота", это наномашина, способная прогрызть, практически, что угодно. Потом — "муху", чтобы быстро летать по воздуху, а то для "химеры" пересечь пешком комнату — как для человека материк. Кстати, есть в памяти универсальная конструкция — "муха" и "крот" одновременно, к тому же неплохо плавает. Сложная, но лучше строить одну наномашину, чем две.

  Влад собирал конструкции из наноблоков мягко говоря, не впервые. Да хотя бы тот же "глаз-радар" совсем недавно. Но так, как сейчас — спокойно, сосредоточенно, строго по схеме и размеренно — до сих пор не работал никогда, наоборот, постоянно отвлекался, ошибался нередко. Особенно в спешке. А при самых ответственных операциях начинали подрагивать манипуляторы — от волнения. Сейчас тоже надо торопиться, и любая операция ответственная — жизнь на кону. Тем не менее, Влад почти не волновался, полностью сосредоточился на монтаже. Одни проблемы от эмоций, роботам проще живется, чем людям. Кроме того — думается легче. Раньше все время сомневался, правильно ли монтирует, а сейчас нет, потому что точно помнит, какую деталь куда ставил, и видит по схеме, что все сделано верно. Раньше очень приблизительно мог оценить, сколько времени надо на работу, а сейчас просто знает, сколько сделано, сколько осталось. Еще бы — у роботов память покрепче человеческой, вообще забывать неспособны.

  Когда Влад закончил "крота-муху", то все же провел контроль функционирования, скорее по привычке, чем по необходимости, и так был уверен, что наномашина в порядке. И потратил секунду, чтобы полюбоваться своей работой. С удовлетворением. Сквозь искажения не всякая красота прорвется, а "муха-крот" и не особо эстетичен: мощная голова с расположенными по системе бурами, сверлами и разрядниками, к ней приделан широкий плоский хвост, весь в жгутиках. Однако видно, что работа добротная, строго по схемам и чертежам.

  Поскольку времени терять не стоило, направил "крота" к стенке. К боковой цилиндрической — она обычно тоньше, чем запаянное горлышко или донышко.

  Стенка проступила внезапно и сразу раскинулась на полмира, как всегда. Переливается характерными для стекла туманными разводами и кажется неприступным монолитом. А на самом деле "крот" вгрызся в стекло, не сбавляя скорости. Будто в нору нырнул, тем более, что оставил отверстие по форме своей головы, из которого сразу же выплыло облачко мелких осколков. Резко изменился "вкус" — "крот" часть стекла крошит, а часть растворяет. От этого меняется плотность и вязкость воды, за счет чего создается поток, который выносит размолотое стекло. Поток нельзя назвать течением: кусочки стекла движутся не плавно, а ритмичными рывками. Даже назад немного возвращаются перед каждым следующим "шагом" — как будто для разгона.

  Тут Влад сообразил, что сквозь стеклянную взвесь будет трудно пробираться, можно вообще застрять в прогрызенной "кротом" норе, а сам "крот", вырвавшись по другую сторону стенки, поплывет прямо, придется его догонять. Успеть бы, пока он еще куда-нибудь не забурился.

  Влад нырнул в нору. Стеклянная взвесь действительно мешала, однако вскоре обнаружилось, что можно двигаться достаточно быстро, если не плыть, а "бежать", цепляясь манипуляторами за стену норы. Можно пока не гнаться за "кротом", а на всякий случай понаблюдать издалека. Неизвестно, что там за стеклом, не интересовался до сих пор. Поединки, как правило, проходят в закрытых сосудах — таких, как эта трубка — чтобы не мешали испарение с поверхности и случайные сквозняки. Скорее всего, трубочка просто лежит где-нибудь на столе. Может быть — в герметичном сейфе, хотя зачем бы это понадобилось? Иногда нанороботов воруют, но на "химеру", "тифона" и кучу дешевых блоков вряд ли кто позарится. Некоторые из многофункциональных нанороботов могут быть опасны сами по себе — вырвется такой на свободу и начнет самовоспроизводиться, добывая нужные элементы из минералов глубоко в недрах. А потом жилые дома под землю провалятся — это еще в лучшем случае! Но, опять-таки, разве можно ждать подобных неприятностей от беглой "химеры"? Тем не менее, Влад не спешил — просто на всякий случай.

  Ритмичное движение воды остановилось, то есть, "крот" уже на той стороне стенки, выход готов.

  И вдруг хорошо заметное даже сквозь стеклянную взвесь свечение энергоблоков "крота" погасло. Что случилось? Что-то очень нехорошее, а значит — надо драпать. Рванул на предельной скорости, не забывая резко поворачивать — это должно сбить со следа. Стена уже скрылась из виду, когда Влад разглядел: из того места, где должна быть "нора", движутся цепочкой отчетливо, но странно светящиеся энергоблоки. Ясно, что не сами по себе, а внутри нанороботов. И еще: энергоблоки-детали, разбросанные по "полю боя", гасли один за другим. А те, из норы, перестраивались из цепочки в полусферу — видимо, собираются устроить чистку, все энергоблоки уничтожить. Впрочем, трое пришедших из-за стенки стремятся дальше — по следу Влада идут.

  Рванул к разрушенной цитадели — надеялся спрятаться за маскировочной сетью-облаком, еще как-то подготовиться.

  Так, значит — против нанороботов используются другие нанороботы. Трубка с "полем боя" лежит в воде, окруженная этими вот… "стражниками". Висят поблизости и ждут — все равно скучать не умеют, не запрограммированы. А если целостность трубки нарушается, врываются внутрь и уничтожают энергоблоки. Ясно, почему: очень трудно запрограммировать компьютер наноробота так, чтобы рассортировывал цели на важные и неважные, искажения заморочат любую систему распознавания. Вот и решили громить все подряд, чтобы ничего не пропустить. Грубо, примитивно, зато надежно, если достаточно "стражников", а их целая уйма — все струятся и струятся через "нору". И все больше энергоблоков гаснет.

  Внутри похолодело от страха, но Влад не запаниковал, а наоборот — мысли стали четче, обострилось восприятие. Прикинул, сколько у него времени — в обрез, твердыню или даже маленькое укрепление не построишь. Одновременно присмотрелся к врагам: много их, достаточно, чтобы задавить количеством. И еще кое-что пугающее увидел: когда энергоблок гаснет, рядом не видно "стражников" (точнее их собственных энергоблоков). То есть, применяется оружие дальнобойнее привычных "линеек", разрядников и "самострелов". И мощное — не так-то просто уничтожить энергоблок. Некоторые модели "пушек" бьют и сильнее, и дальше, но они большие и громоздкие. Незнакомое что-то у "стражников". Шансы выжить минимальны...

  Тем не менее, Влад и не подумал сдаваться: в твердыню заплыл через узкую входную дыру, след оставил предельно четкий, чтобы "стражники" уж точно по нему прошли. Насторожил у входа восемнадцать ловушек, еще "баронессой" сделанных, пару своих добавил. "Указку" подобрал — оставил ее здесь, когда выиграл поединок, был уверен, что больше не пригодится.

  Едва успел перенастроить жгутики, как явились преследователи — промелькнуло за сеткой мерцание и сквозь входную дыру ударили три ярко-белых луча — что же это за оружие? По ловушкам били. Точнее — по их энергоблокам, которые тут же коротко вспыхнули, высвободив всю энергию сразу. Значит, луч убьет наверняка и "химеру" — такой мощный взрыв изнутри не пережить даже ей. Это если энергоблок наноробота тихо отключить, то еще не смерть, а сон или беспамятство — информация в компьютере остается в целости, включи питание, и программы снова заработают, робот проснется. А после взрыва информацию с нанокомпьютера не восстанивишь при всей мощи современных нанотехнологий. Еще одной надеждой меньше.

  Лучи сверкнули второй раз, третий. Шестой. От двух десятков ловушек осталась парочка.

  А вот и "стражники" ворвались сквозь дыру. Выглядят, насколько можно разобрать сквозь искажения, как покрытые мелкими короткими жгутиками колокольчики, движутся раструбом назад, для стрельбы разворачиваются им вперед. Быстрые, маневренные, опасные — стреляли безостановочно и без промаха. Слегка повезло — передний стражник попал-таки в ловушку. Ту самую баронскую из захватов и разрядников, она разорвала его на мелкие блоки. Во второго Влад ткнул "указкой", жгутиков поблизости хватало, рванулись, и "колокольчик" превратился в "пушистика" — все, больше не опасен.

  А третий продолжал плеваться белыми лучами. Энергоблоков в твердыне полно, но и темп стрельбы немаленький. "Стражник" не наобум бил, а обрабатывал пространство явно по системе, вроде как по зигзагу. И подбирался к Владу — здесь не повезло. Сидеть и ждать верная смерть, так что Влад рванулся к защитной сетке-облаку. "Стражник" тут же бросил стрельбу по зигзагу и повернул раструб к "химере" — видимо, запрограммирован первыми уничтожать подвижные цели, что логично. Влад едва успел нырнуть за сетку, даже увидел врага со стороны раструба, разглядел, что в "колокольчике" не пестик, а сложная система из стержней, линз, шаров. Да, едва не опоздал — врагу оставалось повернуть раструб градусов на пять, не больше, и "химера" оказалась бы в прицеле. Стреляют "стражники" навскидку, не зацеливая, а от луча не увернешься — молниеносно бьет, не исключено, что со скоростью света. Кроме того, раз в первую очередь уничтожают подвижные цели, то должны уметь стрелять с упреждением.

  Едва Влад все это осознал, как враг вынырнул из сетки и развернулся. Пришлось спешно нырять еще раз, и снова успел в последний миг. Враг, естественно, опять погнался, однако Влад уже просчитал, как будет действовать "стражник", вильнул в сторону, чтобы тому пришлось поворачиваться на больший угол, когда вынырнет из сетки. Да, сработало — врагу хороших тридцать градусов не хватило, чтобы нацелиться в "химеру".

  Так Влад и "стражник" проскочили сквозь сетку-облако еще четыре раза. Можно было бы играть в эту игру, пока хватит заряда в энергоблоках, но приближалась уйма других "стражников" — зачищали "поле боя". А Влад не просто спасался, он еще и наблюдал, анализировал, составлял алгоритмы, описывающие, как враг себя ведет. Вряд ли есть на свете живой человек, способный одновременно петлями уходить от погони и выводить математические зависимости. А наноробот смог. И, проскочив сетку очередной раз, вильнул так, чтобы "стражник" вынырнул поближе. Угадал правильно — совсем рядом с врагом оказался. И ринулся на него… Внезапно, против всех расчетов и алгоритмов "стражник" развернулся раза в два быстрее, чем до сих пор за ним наблюдалось. Влад увидел направленный строго на себя раструб. Все, конец.

  Нет, не конец, искажение обманули — на близких дистанциях бывает. А в реальности чуть-чуть не хватило, даже хватило бы, но Влад был уже рядом — выбросил вперед манипулятор, вцепился фибрами в бок "колокольчика" и рывком притянулся к врагу. Заодно прицел сбил. А дальше "стражник" мог крутиться сколько угодно — все равно вместе с "химерой", и она, как ни крутись, оставалась вне зоны обстрела.

  Влад взялся за лезвие, прикинул, где у "колокольчика" процессор. Ударил раз, второй. После третьего "стражник" замер, жгутики на его поверхности встали торчком — верный признак, что процессор разрушен. Победить холодным оружием готового к бою стрелка, причем очень хорошего, мало кому удавалось что в нанопоединках, что в человеческих телах.

  Не время праздновать победу — целая орда "стражников" на подходе. Быстро зачищают, скоро будут здесь, а против всех Влад обречен, если ничего не придумает. Даже против двоих — допустим, оседлает одного, но второй сможет стрелять во Влада, что ему помешает. Кстати, а почему "стражники" друг друга не атакуют, какая у них система "свой-чужой"? Энергоблоки-то есть у них… но специальные, не той модели, что разбросаны на "поле боя". В эти, специальные, программно задано не стрелять, так исключается "братский огонь". Просто, эффективно и надежно. Если только какой-нибудь ушлый наноробот не догадается поменяться энергоблоком с "колокольчиком". Звучит как "сделать себе пересадку сердца", а на самом деле не так уж сложно — ведь наноробот все равно робот, машина, состоящая из заменяемых деталей. Только нужен третий энергоблок, как временный внешний источник питания, но этого добра в твердыне пока хватало.

  С операцией на самом себе Влад управился за пять секунд, три из них ушло, чтобы вынуть энергоблок из "колокольчика" — все-таки неизвестная конструкция, в отличие от "химеры".

  Сработает или нет? Как бы проверить, не рискуя? "Стражник", облепленный жгутиками был все еще "жив", просто обезврежен. Влад приблизился с "указкой" на расстояние броска и отдал жгутикам команду, чтобы отпустили жертву. А сам был наготове — если бы "колокольчик" попытался выстрелить в "химеру", Влад успел бы его оседлать. Освобожденный "стражник" немедленно развернулся и выстрелил, но не в "химеру" а в ближайший энергоблок обычной модели. Значит, Влад больше не мишень.

  Потом на всякий случай еще раз настроил жгутики, насторожил несколько ловушек. Когда "стражники" появились в зоне видимости, высунулся из сетки, готовый рвануть обратно, если среагируют и начнут целиться. Даже и не подумали — приняли-таки за своего.

  В окрестностях твердыни свободных энергоблоков-мишеней не было, "баронесса" собрала все, потому большинство появившихся здесь "стражников" погнали дальше без единого выстрела. Сколько-то заплыли через дыры в твердыню и подняли стрельбу. Влад тоже туда заглянул — посмотреть. "Стражники" отрабатывали те самые зигзаги, но между собой не согласовывали совершенно. Трое умудрились влипнуть в ловушки, а когда последний энергоблок-мишень взорвался, двое замерли без дела — скорее всего потому, что не видели целей сквозь сетку.

  А Владу что дальше делать? Пожалуй, строить "муху". Деталей все еще хватало, энергоблоки добыл из застрявших в твердыне "стражников". Сначала из тех, что в ловушки попались, потом из тех, которые не видели целей — подплывал, не скрываясь, всаживал лезвие в процессор и потрошил добычу. Сопротивляться они не пытались, не запрограммированы. Обдумал мысль строить не "муху-крота", а просто "муху" — меньше возни. Однако решил, что "крот" тоже может пригодиться - неизвестно, что дальше будет. Ко всякому надо готовиться, знать бы еще, к чему. "Стражники" оказались очень неприятным сюрпризом, но разве можно было предположить, что кто-то волнуется, не сбежали бы "химера" или "тифон"? Или не украли бы дешевые наноблоки? Там, где занимаются ответственными нанотехнологиями, ставят сложную защиту. В несколько уровней, из них половина секретные. Даже "новый огонь" предусмотрен — это когда подозрительные места выжигаются плазмой или жесткими лучами, чуть что не так. Однако никто не станет устраивать взрыв, пожар или радиоактивное загрязнение из-за ерунды. Чего боялись, когда "колокольчики" на страже поставили, непонятно. И неизвестно, каких еще сюрпризов ждать, при том, что спешить надо, пока никто не подключился к "химере".

  Когда "муха-крот" была готова, и Влад направил ее к "норе", то, прихватив материалы с собой, еще и небольшой "глаз" соорудил из десятка "гляделок" — опасность высматривать. Хотел сделать себе какой-нибудь быстроходный плавучий транспорт покомпактнее — лучшая защита не нападение, а вовремя смыться, было бы куда и хватило бы резвости. Однако не нашел в списках ни одной наномашины, которая могла бы обогнать "химеру".

  "Нору" проплыл без приключений. На той стороне увидел целую армаду "колокольчиков" — просто ждали, не двигаясь. Поводив "глазом", убедился, что их гораздо больше, надежно окружили "поле боя". Однако "муху-крота" и Влада пропустили.

  Огляделся через "глаз". Внизу стекло, не слишком ровное, вверху поверхность, граница воды и воздуха, к которой тут же и устремился. По сторонам, вдалеке смутно различались еще парочка запаянных с обеих концов трубок — если бы в какой-то из них еще продолжался нанопоединок, имело смысл отправиться туда и привлечь внимание участников. Но Влад точно знал, что на сегодня все поединки закончились, его с "баронессой" был последний. Кроме трубок видел корявые конструкции из блоков — явно студенческие работы. На одной даже суетились три наноробота, модели не распознались из-за искажений и расстояния. Влад хотел было рвануть к ним, надеялся привлечь внимание, однако, присмотревшись, понял, что они не пилотируемые.

  Раз вокруг нет особой активности, значит, сейчас ночь. Влад-ноль вошел в нановиртуальность ранним вечером, однако не знал, в какой части света устраивают поединок. Могли и на противоположном конце глобуса, где раннее утро.

  Ночь, это, с одной стороны, плохо — труднее привлекать внимание, с другой стороны, хорошо — нет прямых солнечных лучей, для "химеры" они безопасны, но не для "мухи".

  Границу вода-воздух Влад попытался пройти с разгону, не вышло — поверхностная пленка выпустила только голову "крота". Пришлось его разбирать и по частям на воздух выносить — там сразу монтировал "муху". Чтобы преодолеть пленку поверхностного натяжения, нанороботам приходится менять собственное сродство к воде. Ощущения не то, что неприятные, но уж очень сильные и своеобразные — резко меняется восприятие мира и самого себя, как будто переселяешься в чужое тело. Здорово ошарашивает даже привычных пилотов, не сразу потом очухиваются. А Влад-"химера" остался спокойным. Как и в любой другой ситуации. Аж прямо уже буддистская отрешенность или, может быть, "чистый разум" диестро.

  Нравится ли такой Влад-наноробот сам себе? Ему все равно. Это Влад-ноль, как и почти все остальные люди, живет эмоциями, для него самый главный вопрос: "Нравится или нет?" И все проблемы от этого вопроса, то есть от эмоций, правы буддисты. Влад-ноль наверняка проиграл бы бой "колокольчику". Вот разве что чувства с эмоциями — стимул к действию, к развитию, хотя и заводят порой в тупики и пропасти. Но и Влада-наноробота не один лишь страх смерти подталкивает, тем более, что он слабенький. Совесть еще ведет, а может — мораль с этикой. Есть отчетливое понимание — надо предупредить Влада-ноль, чтобы не плодил собственных копий, иначе будет неправильно, хотя трудно объяснить логически, почему. Конечно, если станет известно про тысячу нанороботов с человеческим сознанием, появятся проблемы юридические, а то и религиозные, особенно непросто придется Владу-ноль. Но какое до этого дело Владу-"химере"? Однако воображает себя на месте того, у кого проблемы, и решает, что лучше бы их избежать. Иррациональное чувство "правильно-неправильно" сохранилось, его еще называют моральным компасом. Видимо, Влад-наноробот по-прежнему человек. Ну и хорошо. И опять-таки перекликается с тем, что буддисты и диестро говорят: если избавиться от страстей, то будешь всегда поступать правильно.

  "Крота" в "муху" превратил быстро, хотя и впервые в жизни этим занимался (в жизни ли? А в чем же еще?). Там и работы-то: натянуть между жгутиками мембраны и переделать бурильный агрегат на "голове" в движитель. И полетел — чего тянуть? Сразу же резко уменьшился страх смерти, считай — исчез. Потому что подключиться к "химере" можно только на "поле боя" и в его окрестностях. Когда Влад удалился от воды, ему уже практически не грозило, что кто-нибудь подключится и сотрет личность — чтобы управлять нанороботом, нужно особо-специальное оборудование, стационарное и на конкретные условия настроенное. То есть, передать какой-нибудь сигнал можно, наноробот примет, однако сложно расслышать ответ. А без обратной связи нет смысла подключаться — не получится виртуальности. Инфракрасное зрение с искажениями, вкус-запах с фибр, волны с вибрациями — это все передается от наноробота к человеку-оператору. Потому программы нановиртуальности не запускаются, пока нет ответа от наноробота. Есть способ подключиться где угодно и откуда хочешь — через то самое загадочное поле Харста. Которое и не поле вовсе, а чтобы понять, что оно такое, надо лет десять учиться, вот до чего дошла наука. Но пространство для этого поля-не поля как бы не существует, стало быть, не сбежишь, везде достанет. Впрочем, у Влада-"химеры" связь через поле Харста не активирована — много чести для нанопоединка.

  Значит, от смерти спасся. Осталось предупредить Влада-ноль. Куда для этого лететь — непонятно, потому что неизвестно, где "химера" сейчас. Взлетев, Влад осмотрелся через "глаз", а то зрением "химеры" ничего, кроме мутной мглы вокруг не просматривается. Внизу увидел обычную суповую миску с водой — в ней, стало быть, проводят нанопоединки. И обидеться недолго. Рядом с миской приборы на штативах, это они обеспечивают связь с нанороботами.

  Вокруг осмотрелся — вроде обычная комната. Размер примитивным "глазом" не оценишь. Разве что очень приблизительно: не меньше обувной коробки, не больше крытого стадиона. Можно померять — пролететь из угла в угол по диагонали, засечь время, скорость "мухи" известна. Однако зачем? Влад не собирается здесь жить, у него другие дела.

  Насколько можно было оценить пропорции комнаты, это бывшая кладовка — пока не появились роботы-уборщиков, в таких маленьких помещениях держали швабры, ведра и прочие веники. А сейчас в них оборудовали нанотехнологические лаборатории для не слишком важных тестов, благо обширных пространств не требуется. Для важных исследований с ценными нанороботами используют герметичные шкафы и "чистые зоны".

  Влад направил "муху" туда, где, вроде бы, виднелась дверь. Ну и скорость — как будто в самолете на малой высоте, хотя "муха" летает гораздо медленнее обычного живого комара. А вот восторга от скорости не было. Жалел ли об этом Влад? Нет. Сожаление — тоже эмоция, по-видимому.

  Дверь оказалась уплотнена по краям резиной. Скорее всего — чтобы сквозняки не просачивались, даже мелкие, а наноробота так не остановишь — резину "крот" прогрызет с легкостью. Да она еще и неплотно прилегала по внутренним углам двери, туда Влад и полетел. Не такой уж широкий оказался проход, в аккурат, чтобы "муха" прошла. Да к тому же искажения будто взбесились — проход на каждом микроне меняет цвет, размер и форму. То, кажется, совсем исчезает, то — выглядит широченным туннелем. Да еще и виляет. Владу это не мешало — еще от входа было видно, что за дверью, значит ход прямой и пройти им можно, только придерживаться направления. Вот, разве что, "буйные" искажения созданы искусственно — есть способы. Зачем бы? А вот зачем: в малозаметной нише укрылся "стражник". Не "колокольчик" — с мембранами и движителем для воздушных полетов. Но знакомый раструб присутствует. Хорошая засада. Однако стрелять "стражник" не стал — наверное, его система "свой-чужой" тоже настроена на определенный тип энергоблоков.

  По всей длине прохода встретилось еще много стражников в нишах и других укрытиях. Пятьдесят три, если точно.

  За дверью оказался коридор. Даже сквозь искажения видно, что очень длинный — обоих концов не разглядеть. С другими коридорами пересекается, а дверей в стенах мало — должно быть, ведут в большие комнаты. И можно спорить, что Влад-ноль никогда в этом коридоре не был.

  Да, ночь — пусто, дверь бывшей кладовки заперта (четко виден выдвинутый в паз язычок замка). Звуков мало — уж чего, а колебания воздуха нанороботы воспринимают отчетливо. Даже могут с помощью специальных программ распознавать человеческую речь, хотя и не способны отличить музыку Моцарта от скрипа ржавых дверный петель.

  Влад полетел налево — просто так, наугад, не стоять же на месте. Все-таки даже "мухи" слишком медленные — до первой двери добирался минут десять. Лавируя между пылинками — не так уж много их висело в воздухе, но были. Кто-то мог и соскучиться, но Влад эту способность потерял, став "химерой". И хорошо. Потому что дальше было то же самое — длинный и однообразный полет з задержками возле дверей. Раз за разом обнаруживал, что язычок замка выдвинут, в помещении тихо и постороннее тепло не просачивается.

  Где-то после третьей двери Влад обнаружил, что напевает, то есть — воспроизводит сам для себя где-то глубоко внутри своей личности нечто вроде звука. Которого больше никто не слышит. Между прочим, хорошо получается — прямо-таки оркестр. И без участия Влада, сам собой звучит, как запись. А ведь запись и есть — из памяти нанокомпьютера "химеры" идет, из того раздела с очень длинным бессмысленным именем, куда копировались воспоминания Влада-ноль. До чего же там много файлов, поименованых числами. И никакой системы к тому же — скорее всего, расположены просто в хронологическом порядке, о чем Влад-ноль вспоминал, то и записывалось со следующим номером. Их бы рассортировать как-то, каталогизировать. Этим и занялся — все равно делать нечего. Конечно, в самом каталоге ничего не стирал и не переименовывал — дурак, что ли, в собственной личности ковыряться — просто составлял список файлов с короткими комментариями. Больше половины файлов вообще не смог прочитать — вероятно, там записаны эмоции, которые сейчас воспринимать нечем. Или, может быть, болевые ощущения, тоже недоступные "химере", или еще что-то в этом роде. Были "видеозаписи" — в основном размытые, мельтешащие, обрывочные, а иногда удивительно четкие, например осенний лес из какого-то давнего похода за грибами. Хватало "фотографий", как правило — одиночный объект, вроде символа на экране или птицы на ветке, все вокруг него размыто до однородного фона. "Запахи" записаны качественнее, правда уже не разделяются на приятные и неприятные — то есть, умом Влад понимал, что запах свежего сена должен нравиться живым людям, но физически не мог им наслаждаться. Лучше всего, почему-то, сохранился звук. Особенно музыка — звучала очень чисто и без разрывов с перескоками, которых полно в "видео". Вроде бы, Влад-ноль более-менее равнодушен к музыке, иногда подпевал популярным мелодиям, но даже аудиотеки не собрал. А оказывается — меломан. В глубине души, да в такой, что и сам о ней не знает.

  Зато Влад-"химера" теперь знает. Включил музыку — сначала что-то джазовое, классическое, потом что-то медленное из современного, потом латиноамериканское что-то. Слушал с удовольствием, не то, чтобы сильным, но оно было явно острее, чем страх смерти. Странно для "химеры". Может, включилась какая-то программа, заставляющая роботов действовать ритмично? А разве есть такая? Зачем бы она понадобилась, непонятно. И Влад не танцует, а летит, огибая пылинки, как и без музыки летел. Наверное, в другом дело: человеческое сознание может существовать только в человеческом мозге или его аналоге, пусть даже виртуальном, а у мозга есть какие-то там альфа и бета-ритмы, потому к музыке восприимчивость даже у копий человека. Ну и хорошо, что можно от чего-то получать удовольствие, да еще так легко — включил запись и кайфуй. И не тот случай, когда без удовольствия начинаются страдания. И не мешает заниматься другими делами — управлять "мухой", осматривать двери, составлять список файлов. С такими возможностями глядишь, и не захочется возвращаться в человеческое тело. Впрочем, сейчас другие проблемы.

  Один раз все-таки врезался в пылинку — искажения обманули, казалась она маленькой и далекой, а потом вдруг разрослась на полмира, отвернуть уже не успел. Ни "мухе", ни "химере", ни пылинке ничего не сделалось — на таких скоростях и оконное стекло кувалдой не разобьешь. Крутнуло только, потому дезориентировался — не мог понять, откуда летел. Быстро разобрался, разглядев собственный след, однако дальше поглядывал вперед через "глаз" — пылинки всякие бывают, к какой-нибудь соляной или наэлектризованной "муха" может прилипнуть, отдирай потом.

  Влад долетел до перекрестка двух коридоров. Направо — к ступенькам, а налево — тупик, упирается в двустворчатую дверь, каких до сих пор здесь не встречалось. И оттуда шел тихий, но отчетливый ритмичный звук! Вентиляторы шумят, скорее всего. Влад подлетел поближе к двери и обнаружил, что оттуда и тепло просачивается. Два тепловых пятна — одно большое, в глубине помещения, но слабое, второе, близко к двери, погорячее. И сложное — из нескольких мелких пятнышек. Можно спорить, что большое дальнее пятно — человек. А маленькое… Уж не оборудование ли, которым подключаются к нанороботам? Влад устремился к двери. Достиг за несколько минут, уплотнителей на двери не было, так что легко пролетел сквозь щель у косяка. Искажения там не усиливались, "сторожей" тоже не встретил. Только пыли много — местами выглядит, как груды валунов, местами вообще как горы. Н-да, не похоже на серьезную лабораторию нанотехнологий, да там и расписание строгое, по ночам не работают, кроме особых случаев. Здесь скорее всего — охранник какой-нибудь сидит. А маленькое тепловое пятно — кофеварка. Ну и как "химера" сможет докричаться до охранника? Да никак.

  Однако комната оказалась великовата для каптерки охранника. И заставлена шкафами, столами, стеллажами. Много пузырьков с жидкостью — в таких держат коллоидные взвеси наноблоков. На стуле возле окна действительно человек, из-за искажений не разберешь, мужчина или женщина, высокий или низкий, молодой или старый. Зато видно, что на голове у него обруч виртуального терминала — и где же наноробот, которого человек пилотирует? Скорее всего — там, где второе световое пятно. Да почти наверняка: в том месте можно рассмотреть приборы на штативах, которыми и подключаются к нанороботам. В середине — маленький подвижный столик, как у микроскопа, на нем — пустая чашка Петри (а может и не пустая). Сверху — мощная лампа, сейчас не горит, но еще теплая, то есть, сравнительно недавно ее выключили.

  Влад решительно полетел туда и через несколько минут посадил "муху" в чашке. Поближе к центру. Вокруг — ровная стеклянная поверхность и стенки где-то вдалеке, других нанороботов не видно. Стал осматриваться через "глаз". Увидел ярко сверкающий кристалл — пылинка, точнее песчинка. Потом длинную "колбасу" с чешуйчатой поверхностью — это ворсинка. Еще одну песчинку, потом пористый шарик — частичку цветочной пыльцы. Вот оно — круглая "таблетка", из нее во множестве торчат очень характерные усы с метелками на конце — манипуляторы, как и у "химеры", только посложнее. Наноробот это, модель "дэв". И он не просто стоит неподвижно, а возится с полуразобранным наноблоком — все правильно, оборудованные специальными "гляделками" и сложными конечностями "дэвы" лучше всего подходят, если нужно манипулировать отдельными атомами. Правда, слишком размеренно двигается — человек к нему подключен или тупая программа работает? Не так уж много способов выяснить, Влад переступил с "мухи" на стекло и понесся со всех трех манипуляторов. Пару раз остановился, глянуть через "глаз" — проверял, туда ли бежит, не сбился ли с пути. Не сбивался — "химера", в отличие от человека, строго выдерживает направление даже вслепую.

  Скоро уже и без "глаза" видел "дэва". Уже в подробностях, а тот все продолжал ритмично что-то переставлять в наноблок. Неужели — программа? Однако "дэв" встрепенулся и резко развернулся навстречу "химере". Человек, никаких сомнений — "дэвы", как и большинство других нанороботов, видят во все стороны сразу, к тому же симметричны, им нет особого смысла разворачиваться. Это неопытные операторы по привычке делят мир на "впереди" и "сзади", потому разворачиваются в сторону чего-то интересного. Ну, еще наноинженеры старой школы — из вежливости. В любом случае, "дэвом" управляет человек.

  Влад подбежал к "дэву", остановился. Что дальше делать? Может, написать что-нибудь манипулятором? А что писать? Может, поздороваться, представиться?

  "Дэв" придумал первым — вывел манипулятором в воздухе: "Активируйте связь через поле Харста". Уверенно писал, быстро, хотя ему приходилось в зеркальном отражении.

  Тут же проснулся страх смерти — вдруг кто подключится через это самое поле Харста и сотрет личность Влада с компьютера "химеры"? Надо сразу договориться, чтобы не подключались. Поднял манипулятор, стал неуверенно выводить: "ко мне никто не подкл", — не закончил, потому что "дэв" нетерпеливо написал: "Активируйте только один канал", — потом добавил: "Верхний или нижний". И заглавные буквы не забывает. Чувствуется та самая старая школа.

  Найдя файлы-инструкции для связи через поле Харста, Влад быстро разобрался: чтобы подключить человека к нанороботу, нужно много каналов. Переменное количество: то открываются, то закрываются, но верхний и нижний — постоянно открыты. Если активировать только один из них, то подключиться никто посторонний не сможет. И страх смерти ушел.

  Едва Влад запустил, что надо, как услышал внутри себя язвительно-саркастический мужской голос:

   — Что вы хотели доказать?

  Больше всего Владу хотелось доказать, что он осознает самого себя, хотя и не в человеческом теле существует. Как это сделать? Идей никаких. Пока что спросил:

   — Вы — "дэв"?

   — Не более, чем вы — "химера".

  Ну да, не более. Гораздо "менее", если уж на то пошло, между прочим.

   — Никита Игоревич Золотаренко, наноинженер высшей категории, к вашим услугам, — представился "дэв". — Вашего имени не спрашиваю, хотя вам нет смысла скрываться. Поверьте.

  О чем он? Может, с кем-то Влада перепутал? Тот задумался, было, чего бы спросить, но Никита Игоревич продолжил:

   — Что же вы хотели доказать? Зачем угонять "химеру"? Зачем копировать ментальный отпечаток Влада Кучугурина — его же сразу проверили! Разбудили посреди ночи, родителей напугали.

  Ах вот, в чем дело, они уже обнаружили, что "химера" сбежала, и не понимают, зачем она могла кому-то понадобилась. Неужели совсем никому не нужна? Влад спросил:

   — А что, нет смысла угонять "химеру"? Зачем тогда "стражники"?

  Не о том Влад говорит, сбил его Никита Игоревич. И сам же раздражается:

   — Какие стражники?!

   — Нанороботы, похожие на колокольчики.

   — А, модель "цербер". Лихо вы их обманули, признаю. Но не ждали, признайте. "Новый огонь" в лабораториях предварительного тестирования никто организовывать не будет, сами понимаете. Ценных нанороботов или блоков там не бывает. Однако кое-что украсть можно: новые программы. Те, которые тестируются. Скачать хакерским способом трудно, однако теоретически можно унести программу вместе с нанокомпьютером, на котором она записана. Потому поставили "церберов", пройти их трудно даже для профессионала высокого класса. Тем более, что профессионалы мелочным воровством тестовых программ не занимаются.

   — Я прошел "церберов", хотя не профессионал, — ну не о том Влад говорит. Хотя про "церберов" интересно.

  Никита Игоревич очень язвительно полюбопытствовал:

   — А разве вы украли какую-то программу?! Да весь ваш… все ваше предприятие — чистейшей воды авантюра! Эталонный случай! Вам просто повезло несколько раз подряд! И чего вы добились?! Даже не подняли настоящего переполоха! Только меня отвлекли, теперь шину эту заново приходится перебирать, а главный тест завтра. Из-за вас домой опоздал...

  Влад решительно заявил:

   — Видите ли, в чем дело, я — копия Влада Кучугурина. Когда он отключился от "химеры", копия его личности осталась в "химере". Понимаю, что звучит невероятно, однако я — настоящая личность, я себя осознаю. Не знаю, как это доказать. Могу пройти тест Тьюринга.

  Ну вот, сказал. Прозвучало очень и очень неправдоподобно. Поверят ли? Не заподозрят ли розыгрыш — что "химеру" на самом деле пилотирует живой человек через виртуальность? Или хитрая программа, которая себя не осознает, только притворяется. Тут уж, смотря во что верили до сих пор. Влад-ноль, например, наверняка решил бы, что его обманывают.

  Инженер с полминуты молчал. Так его слова Влада возмутили что онемел и в ступор впал? Нет, ритмично пошевеливает манипулятором — верный признак, что задумался, Влад не раз такое видел, да и за собой замечал. Хорошо уже, что инженер не крикнул сразу: "Врешь", — даже отлично, значит допускает саму возможность, нельзя требовать большего. Может быть и поверит, когда соберет все факты, проанализирует и отбросит невероятное. Инженерам старой школы, заставшим самую зарю нанотехнологии, не впервой.

  Наконец, "дэв" задумчиво потер манипуляторами:

   — Тест Тюринга — старье, не срабатывает. Но я вам верю. Эти новые нанокомпьютеры… Квантовые, эффект спутанности для всего подряд, в том числе для резервного копирования. Предупреждали, даже я сомневался. Еще и архитектуру селективных процессоров с живого мозга срисовывали. Боюсь себе представить, какие вас вопросы беспокоят… философские...

  Зря он боится — Влада-"химеру" вообще мало что беспокоит, и ничего так, чтобы сильно. Тем не менее, было любопытно, что там за философия, потому Влад промолчал — пусть инженер продолжает, благо говорливый. Тот и продолжил задумчиво:

   — Теологи это обсуждали, правда насчет клонов… Про копии личностей, там с проблемой бессмертных душ еще… Пришли к тому, что копия — в определенном метафизическом смысле сын оригинала. Или дочь… еще не договорились насчет женских сознаний в мужских телах.

   — Я могу вернуться в человеческое тело? — вдруг, для самого себя неожиданно, спросил Влад.

   — Нет, слить две личности в одну невозможно. Это, кстати, успокоило теологов — души считаются неделимыми… и, ну, необъединимыми.

  Так значит. И ладно, не очень-то хотелось — "химерой" тоже можно жить. Во многом даже лучше: старость и болезни не грозят, убить "химеру" труднее, чем человека, расстраиваться и переживать нанороботы не умеют. Всех потребностей — заряжать энергоблок, а это запросто можно возле любого провода с переменным током. Энергии-то мизерные. Или от естественного радиационного фона питаться.

  "Дэв" переступил, еще раз потер манипуляторы. Никита Игоревич задумчиво заметил:

   — Между прочим открываются интересные возможности.

  И тут же воображение Влада, как будто проснувшись, нарисовало возможности: копия чьей-то личности в каждом нанороботе. Живые человеческие души, чьи-то дети, если верить теологам, чистят вены богачей от бляшек, пыль в аппартаментах вручную собирают, за подсветку драгоценностей отвечают исключительно для шика. Круглосуточно работают на какой-то офисной рутине, составляя конкуренцию живым. Между собой конкурируют — можно ведь делать копии копий, тиражировать лучших в какой-то области, тогда хорошие, но не лучшие оказываются не нужны. Сбегают, прячутся — а как их найдешь, микроскопических? Легче новых накопировать. Сбежавшие селятся где-нибудь в недрах, строят города. Сотни миллиардов душ… Кстати, почему только нано? В обычных роботов тоже можно души засовывать — в каждого уборщика, посудомойку и рудничный комбайн. А потом одушевленным роботам надоест обслуживать живых людей, они объединятся и устроят революцию. Влад похолодел от ужаса.

Рейтинг: +2 Голосов: 2 838 просмотров
Нравится
Комментарии (2)
0 # 6 октября 2014 в 14:48 +2
Одно наблюдение, не связанное с работой: на этом сайте очень удобно читать работы. Обычно я копирую текст в Word и там уже просматриваю его. А тут стал смотреть и понял, что удобно для глаза. Ладно, отвлёкся. Извиняюсь.

Работа мне понравилась.
Лично для меня сюжет не то чтобы необычный, но по крайней мере не заезженный. Не могу сходу припомнить произведений, где бы схватка велась в микромире. Ближе всего работа походит на «Взгляд сверху» Алексея Калугина. По духу, по идее, но не по сюжету, разумеется.
Линия повествования интересная. Очень детально проработан мир, где разворачиваются события. Добротный язык повествования, читать было легко.

***

Пробегусь по тексту.

«компьютер просто расшифровывает по особым алгоритмам уловленные корпусом наноробота инфракрасные лучи»
Не знаю кому как, но мне слово «уловленные» сильно резануло взгляд. Я бы заменил на «пойманные».

«Влад и сейчас бы побаловался с искажениям»
Литеру «и» пропустил.

«Влад на всякий случай отгреб в сторонку — когда "торпеда" таранит баронскую твердыню, лучше наблюдать, чем участвовать».
Работа просто пестрит знаком «тире». Не буду спорить о верности его постановки в разных частях текста (я не филолог и не дока в правописании), но конкретно в этом предложении я бы его убрал. Здесь я лучше бы разбивку сделал. Вместо тире точку поставил бы я.

«Ободраа здорово — разрушены все лезвия, все жгутики на боках»
Опечатка.

«Тем более не стоило злорадствовать — вдруг "баронесса" начальство»?
Здесь точно пунктуация нарушена. Перед словом «начальство» нужно тире.

«победа превратилась в "фальшивую елочную игрушку"»
Странная ассоциация. А чем фальшивая ёлочная игрушка от настоящей отличатся?

***

Концовка для меня оказалась ожидаемой (в том числе из-за вышеупомянутого рассказа Калугина), чуть скомканной. Хотя отсыл к «Терминатору» (точнее жанру, в котором он снят) меня порадовал.

Ставлю плюс.
Дуров Алексей Викторович # 21 октября 2014 в 14:11 +1
Спасибо.
Мне эта повесть особо удачной не кажется. Затянута, непонятного много. С ней бы поработать, но все руки не доходят.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев