fantascop

Субститут

в выпуске 2016/05/16
17 сентября 2015 - Михаил Бочкарев
article6007.jpg

Впервые это случилось с Егором, десять лет назад, в летнем лагере. Весь день до ужина он с ребятами проторчал на песчанике. Кидались друг в друга слипшимися от дождя, а затем, высохшими на солнце песчаными снарядами, отвоевывая вершину горы. Егор оказался в команде проигравших. Потом ходили купаться к реке. Егор окунулся всего пару раз, и дальше сидел в грустных раздумьях на берегу, разрабатывая в голове план мести.

Вечером на ужин давали куриную котлету с рисом, жаренное яйцо
и компот. Аппетита у Егора не было. Но половину он все-таки съел. А перед сном пацаны затеяли разговор о девчонках. Егору нравилась одна кариглазая из второго отряда. Он держал это в тайне, с интересом слушая откровения других. Но в этот раз болтовня закончилась быстро и все уснули. Кроме Егора. Ему не давала покоя одна проблема. Днем у него отобрали любимую электронную игру, без которой заснуть он не мог. Вожатый по прозвищу Клещ, получив в затылок меткий песчаный снаряд, пущенный Егором, таким образом отомстил обидчику. Бить детей, естественно было нельзя, и Клещ, кипя рыхлой мордой от бешенства, ударил изощреннее и больнее. Отобрал “Тетрис”, заявив, что обладание игрой, нарушает общее положение лагеря. Егор ощущая себя униженным и разбитым, горел отмщением.

После ужина Егор не пошел , как все в палату, а завернул из дверей столовой в сторону заброшенного здания у забора. Раньше это был медблок. Бывать там категорически запрещалось, и поэтому там бывали все. Курили или просто торчали без дела обсуждая насущные дела. Именно там, в траве, среди древнего мусора и битых медицинских склянок, он нашел то, что ему было нужно. После этого Егор добежал до задней двери столовой, где стоял мусорный бак с отходами. И там, так же быстро, нашлось то, что он искал.

Уснуть он не мог. Была ветреная ночь. Яростно светила огромная луна, освещая койки. Лежащие на них дети казались покойниками. Бледные, застывшие лица с раскрытыми ртами зловеще сопели во мраке палаты. За стеклами, словно маятники, тревожно раскачивались кроны деревьев. Было тревожно и страшно. Наверное поэтому, все так быстро уснули. Сон – лучшее спасение от жуткого мира.

Егор встал с кровати и быстро оделся. Осторожно открыв дверь вышел в коридор. Горело слабое аварийное освещение. Лампа под красным плафоном, монотонно зудела в ушах. Егор совершенно бесшумно, как рысь, шел по коридору. У двери в палату девочек, он остановился и приник ухом к холодному дереву. Там было тихо. Он понял, что все в лагере спят. Все кроме него. И Клещ спит, понял Егор. Он пошел дальше.
Еще перед ужином, пока никто не видел, он сунул в замок вожатской, обломок металлической скрепки. Обычно вожатые запирались на ночь. Теперь, Егор это знал, дверь была открыта. Главный вожатый Макар Шварц перед отбоем распекал посиневшего от водки лагерного слесаря Антоныча, за поломку замка. Но тому было уже наплевать, он успел оприходовать пару литров водки, в компании с главным поваром. Замок так и остался неисправным.

Свет в вожатской не горел. Егор долго вслушивался в звуки, доносящиеся из за двери. И наконец убедившись, что доносится от туда только дисгармоничный храп трех спящих тел, приоткрыл дверь. Луна как дьявольский прожектор била из окна. По небу быстро текли редкие облака, цвета цинка. Кровать Клеща находилась у самого окна. Ближе всех к двери спал старший Макар, а у стены справа, помощник вожатого Пончик. Это был толстый, добродушный парень. Совсем еще пацан. Свой человек среди взрослых. Он позволял ребятам всё, и всегда прикрывал и отмазывал от расправы, если было за что. Помощником вожатого его устроила начальница лагеря Анастасия Петровна, его мать. Было ему, не то восемнадцать, не то девятнадцать лет. В душе еще ребенок, а по наружности и окружности – натуральный мужик. Пацаны его любили.

Конечно Егор мог попросить Пончика, помочь ему вернуть “Тетрис”, но тогда это была бы не месть, а покорное признание вины перед ненавистным Клещом. Он решил сам вернуть себе своё, а за одно напакостить Клещу. Подкравшись к кровати вожатого, Егор увидел на тумбочке возле изголовья свой “Тетрис”. Игрался гад, – понял Егор. Забрав свою вещь, Егор залез под кровать и достал из кармана то, что нашел в медблоке. Это был большой стеклянный шприц, советских времен. Воткнув грязную иглу в матрас, на котором храпел Клещ, Егор медленно выдавил содержимое в ватный наполнитель. Тухлое яйцо, найденное в помойном контейнере у столовой. Месть свершилась. Теперь от жуткой вони, въевшейся в матрас, Клещу никак не спастись, разве что сжечь свое лежбище. Егор чуть не захохотал в голос. Он уже хотел ретироваться, но тут увидел нечто жуткое. Возле кровати Пончика, появилось странное свечение. Егор всё отчетливо видел в свете луны. Посреди комнаты, образовалась небольшая дверца. Она появилась просто из воздуха. А может быть из лунного света. Этого Егор не понял. Он просто окаменел и зажав рот рукой, что бы не закричать, смотрел во все глаза.

Дверца открылась. Из неё деловито вышли двое. Это были странные существа, отдаленно похожие на людей, только ниже ростом. Их тонкие ноги были непропорционально длиннее туловища в несколько раз. У одного в руках было что-то похожее на небольшой чемодан. Сами по себе, они были полупрозрачные, как призраки. Егор не смог различить черты лица ни одного, ни другого. Но чем-то, отдаленно, они напоминали кальмаров, которых показывали в телепередаче “Царство морских глубин”.

Второй, без чемодана, встал возле головы Пончика и положил свою руку ему на лоб. Пончик, не просыпаясь, поднялся на койке, и сел ровно, словно перед доктором. Второй открыл чемодан и достал от туда круглое нечто, черного цвета, похожее на грецкий орех, только крупнее. Тот что держал руку у лба помощника вожатого, вдруг с легкостью, погрузил её в голову толстяка. Пончик никак на это не отреагировал. Все происходило как во сне. Немного поковырявшись в голове Пончика, кальмар вытащил из его головы, точно такой же орех, но яркого оранжевого цвета, и передал второму. Тот, взамен, дал ему черный орех, а оранжевый спрятал в чемодан. Так же легко, кальмар погрузил в голову пончика руку с новым орехом и вытащил её уже пустой. После этого они спокойно вошли в свою дверь и она закрылась, тут же исчезнув.

Егор лежал под кроватью Клеща не смея шелохнуться. То что он увидел было необъяснимо и жутко. Пончик, всё еще сидел на краю своей койки и спал. Это было ясно по мерному сопению и каменной неподвижности его лица. Наконец, взяв себя в руки, Егор вылез из-под кровати и неслышно подошел к прооперированному кальмарами.
Он,до сих пор, не мог поверить в то, что видел собственными глазами. Подняв руку, Егор аккуратно прикоснулся к голове спящего, тайно надеясь в душе, что и ему удастся проникнуть внутрь. Но пальцы уперлись в горячий лоб помощника вожатого. Пончик сонно встрепенулся и взмахнул рукой, будто отгонял муху. Егор еле-еле успел одернуть ладонь. Пончик пробормотал что-то невнятное, и завалился мешком на свою кровать, а Егор, не думая выскочил за дверь и побежал в свою палату.

Утром всё было как обычно. Подъём в восемь тридцать. Зарядка на свежем воздухе и завтрак. Пончик появился в столовой когда Егор доедал овсяную кашу, запивая её полу остывшим какао. Он был все тем же человеком, но Егор заметил что, что-то в нём изменилось. И его догадка о перемене Пончика подтвердилась в тот же день. Он вел себя совершенно иначе. Пончик был хмур и задумчив, почти не шутил, а если и отпускал шутку, то она оказывалась не понятной. И что было самым странным и страшным, так это то , что именно он увидев Егора в траве, недалеко от стадиона, играющим в свой “Тетрис” подошел и отнял его, заявив что это конфискованная вещь, и что на вечерней линейке будет выяснено, как она пропала из палаты вожатых ночью.

Определенно Пончик стал другим. и перемена эта была молниеносной. Егор, по-началу, намеревался рассказать ему всё, что видел. Объяснить что с ним что-то сделали существа из дверцы в пространстве. Но поразмыслив понял что ему не поверят. Да и как в это можно было поверить? Но Егор знал – всё что он видел, было на самом деле. Вечером на линейке Егора при всех обвинили в краже собственной игры, а так же в порче имущества лагеря. Поганый Клещ догадался, что матрас ему испортил Егор, а в разобранном замке нашелся фрагмент скрепки. Еще через три дня, его с позором выгнали из лагеря, за систематическое нарушение режима и правил установленных для всех, как заявил, в корне переменившийся, Пончик. Но Егора это уже мало беспокоило. Его беспокоило то, что после ночного происшествия он, совсем не мог спать. Он понял что кальмары меняют людей. Они делают их злыми и черствыми. И интуитивно он чувствовал что однажды придет и его час.

С тех пор Егор ни разу не смог заснуть ночью. Особенно если в небе вызревала полная луна. Сон накатывал на него только под утро, когда в небе занимался рассвет. Тогда Егор понимал, что кальмары ему не страшны. Что днем они не посмеют соткать свою дверь и вытащить у него из головы оранжевый орех. Он внутренне понимал, что его нужно беречь. Беречь во что бы то ни стало.

Так как Егор совершенно прекратил спать по ночам, он начал много читать и думать. И понял однажды, что кальмары в определенный момент приходят к каждому человеку. Тогда то, он и становится, что называется, взрослым. Второй раз он видел их зимней ночью, когда они пришли к его старшему брату Ивану. Все было точно так же. Из лунного света возникла дверь, из неё появились двое длинноногих с чемоданом, и забрали из головы его брата оранжевый орех, заменив его на свой, черный. Егор от страха окаменел, и потом корил себя за это. Он должен был помешать мерзким чудовищам, но не нашел в себе сил сделать это. Брат после этой ночи, стал другим. Не то что бы злым или плохим, но определенно другим. Раньше Иван больше всего на свете любил рисовать и безотрывно читал фантастику. Грезил межпланетными путешествиями, перемещениями во времени и не пропускал ни одного фильма на эту тему. В планах его было поступление в художественную академию. Он сам хотел написать книгу, делал наброски романа. Он был мечтателем и фантазером. Но после того, как из его головы извлекли орех, он забросил все свои увлечения, осознав, как он теперь утверждал, что всё это детские, никуда не ведущие иллюзии, что в жизни нужно выбирать рациональный путь и думать о будущем. Вместо художественной академии, он поступил в финансовую, а вместо фантастического романа написал письмо главе молодежной партийной организации “Свои”, о желании вступить в её ряды.
Его приняли. Через год он окончательно изменился. Потолстел, начал лысеть, вместо фантастики он читал теперь только газеты и всегда был в курсе всех политических событий. После его стали продвигать по партийной линии, он съехал от родителей и женился на женщине гораздо старше себя. Так он почти окончательно исчез из семьи и из жизни брата.

Когда Егора забрали в армию, не смотря на его патологическую бессонницу, он целый месяц мучился от своей неидентичности с другими новобранцами. Так как Егор не спал ночами, и отключался только под утро, за полчаса до подъема, его психическое и физическое здоровье сильно пошатнулось. Угрозы и побои не возымели эффекта над недисциплинированным бойцом и Егора положили в санчасть, где начали пичкать таблетками. Но что-то совершенно сломалось в механизме сна новобранца и даже сильные успокоительные препараты не погружали его в ночной сон. Зато днем он спал крепко и беспробудно. Доктора в задумчивости чесали затылки, глядя на феномен.

В санчасти помимо Егора лежало еще пятеро бойцов нового призыва. Карик Шулимов, со сломанной ногой, Семен Шустров с воспалением легких, два симулянта суицида Прохопченко и Письмаков и Алик Шунин который сильно простудился отрабатывая строевой шаг на тридцати градусном морозе. Все они, в отличии от Егора спали не только днем, но и ночью, а Егор, находясь от таблеток в каком-то странном благостном расположении духа, следил за их сном. За окном, над занесенной снегом крышей ангара, сияла полная луна. Выла вьюга и искрящийся снег кружил под качающимися тарелками фонарей красивые вальсы. В этом было что-то поэтическое и чудесное и Егор даже не заметил сначала, как в палате возникла уже знакомая ему дверь в пространстве. Его внимание привлек скрип кровати Алика Шунина. Оторвавшись от созерцания зимней красоты за окном, Егор повернул голову и увидел, что Алик послушно сидит перед двумя длинноногими существами. Остальные бойцы, безмятежно спали. В этот раз дверь из которой вышли длинноногие, находилась совсем близко к Егору. Он, подчиняясь секундному порыву, бесшумно сполз с кровати змей и в один миг, пролез в дверь.

Егор очутился, в длинном коридоре без потолка. Возможно потолок все-таки был, но находился он так высоко, что его просто не было видно. Коридор был извилист и походил на нору гигантского грызуна. По обе его стороны находились бесконечные двери. Они были словно подсвечены неоном. Заглянув в первую попавшуюся, он увидел комнату освещенную луной, кровать с сидящей на ней длинноволосой девушкой, и двух кальмаров извлекающих из её головы орех.

Тихо закрыв дверь Егор понял что его вот вот обнаружат. Кальмары совсем скоро начнут возвращаться обратно.Надо было куда-то спрятаться. Он побежал по коридору, который как оказалось расходился лучами по всем направлениям. В одном он увидел двух кальмаров появившихся из двери. Они направились в противоположную сторону не заметив Егора и он, стараясь не выдать себя, прячась за изгибами кишки коридора, последовал за ними. Преследование увенчалось успехом. Кальмары вывели Егора в новый коридор, который был более привычным. Он был ровным, широким и имел потолок. Казалось, что теперь он очутился внутри солидного учреждения. Двери здесь тоже были. За одной из них исчезли кальмары. Егор заметил что на дверях имеются таблички с картинками и надписями. Некоторые были совершенно непонятными, а некоторые просто абсурдными. Некоторые он прочел – “Незавершенное Дао” , “Дни озарений главного”, “Вскрытие причин”, “Совершенная позиция сновооснов”, “Курпускуляторы”, “Жировой контингент”, “Повтор кармы”, “Амбидекстеры ума”, “Универсал-мнемоника”, “Гении катастроф”, “Вне порядка”, “Писатели За Для!”, “Лучистая аура радости”, “Околоцентральность”, “Омо”, “Вне времени”, “Полупроводники сути”, “Кризис сред” и еще десятки других не вполне понятных названий.

Егор понял что это некая классификация. Вероятно за каждой дверью находились оранжевые орехи тех, кто подходил под эти немыслимые категории. Тут он услышал приближающиеся шаги, и нырнул в первую попавшуюся дверь с табличкой “Комплексный самообман”.

Комната была огромной. Вдоль стен тянулись похожие на стеллажи конструкции усеянные ячейками, вроде подложек для куриных яиц. В ячейках помещались бесконечные оранжевые орехи. Посередине комнаты Егор увидел небольшой подиум с металлической чашей на возвышении. Он подошел к правому стеллажу и аккуратно взял первый попавшийся орех в руку. Тот был слегка теплым и даже казалось живым. Он слабо пульсировал. Приблизившись, он заметил что все орехи немного разные. Они отличались размером и цветом. Некоторые были крупнее, некоторые мельче. У одних цвет был ярким и насыщенным, у других интенсивность его была менее сильной. Иногда оранжевый почти переходил в желтый.

Егор подошел к подиуму в центре. Огладил ладонью поверхность чаши, обошел её кругом и ничего примечательного не увидел. Что это было оставалось загадкой. В самом центре чаши имелась круглая ниша, вполне подходящая по размеру к ореху. Егор, пожав плечами, ничего особенно не ожидая положил в неё взятый со стеллажа орех.

Тут случилось странное. Все пространство вокруг него изменилось. Его окутал шар чужого восприятия. Он словно стал в один миг совсем другим человеком. Теперь он стоял на берегу тихого озера и слышал чей то отчетливый голос. Он сразу понял – это мысли обладателя ореха. Но звучали они не от внешнего источника, они звучали в его голове. От неожиданности Егор оступился и сошел с подиума назад. Тут же картинка и звуки исчезли. Ему показалось что он словно вынырнул из пузыря чужого мира.

- Вот что это такое! – сказал он тихо.

Он снова вошел в невидимое пространство и очутился на берегу озера. Сосредоточившись он услышал мысли.

- …все поистине знаменитые люди уникальны в силу того что они побороли страх неверия и к ним сами собой притягиваются ситуации, стечения обстоятельств и даже буквальные мелочи. Такие люди просто играя в мяч могут легко совершать трюки, на достижение которых у простого человека уйдут месяцы тренировок. Все они однажды открыв для себя радость победы и поверив в силу желания способны совершать немыслимые вещи. Но как быть с теми кто по ошибке забрел в тайные лес и по воле случая оказался в обойме знаменитостей? А те, кто был достоин, но так и не смог достучаться до сердец миллионов? Нет! Я должен всё обдумать и начать действовать. Сила в вере. С детства мы впитываем в себя общую ложную логику что всё достается тяжелым трудом и терпением, а на деле все подсознательно знают что тяжелым трудом и терпением можно заработать только геморрой и остервенение ко всему на свете. Счастье дается легко, тому кто уверен что оно принадлежит ему по праву рождения…

Егор снова вышел из пузыря. Поток чужих мыслей был несколько сумбурен. Передавались они с удивительной пестротой ощущений внутреннего напряжения, отчаяния, надежды и страха. Так должно быть и мыслит каждый, – понял Егор.

Он подошел к стеллажу и взял другой орех. Вставив его в нишу он моментально оказался в образе мира другого человека. На этот раз он стоял у окна. Это был какой то бесконечно высокий небоскреб. За окном расстилался горящий огнями, пульсирующий город. По его магистралям текли потоки огней, на горизонте пылало электрическое зарево.

- … и задача то проста, побег от реальной жизни, где всё тот же абсурд и бедствия. А жить в мире мечты? Что сказал этот врач? Синдром социальной неполноценности? Какая чушь! Мне просто противно. Я не хочу как они. Как отец. Быть мелким болтиком в общем механизме, который всё равно обречен. Рано или поздно и он сломается, и с ним моя жизнь. Как у всех. Что такое старость? Больные дети заключенные в тиски дряхлого тела, одичавшие от тягот и невозможности вернуться. Сошедшие с ума мечтатели!Жизнь, как бессмысленный бег в колесе, среди потных, смердящих тел. Всё одинаково глупо и бесполезно. В который раз я спрашиваю себя стоит ли вообще вся эта жизнь того, что бы держаться изо всех сил, трястись от страха, и в итоге, так же как все истлеть в вялом огне разочарований и рухнувших надежд…

Егор ошарашенно вышел из пузыря. На него нахлынула сильнейшая волна одиночества и горя, депрессивного отчаяния и потерянности. Это стало просто невыносимо. Какой-то самоубийца прям, – подумал он и осторожно отнес бледно-оранжевый орех обратно. Теперь он понимал, что крадут проклятый кальмары из человеческих голов. Они забирают внутреннюю суть людей. Их страхи и надежды, заблуждения и открытия, сомнения и фантазии. Расфасовывают по категориям и прячут здесь, в своем неведомом никому мире. Но зачем? И главное что же они вставляют вместо того что было украдено?

Егор понял что именно это он должен выяснить. Подойдя к двери он осторожно приоткрыл её и начал наблюдать в щель. Кальмары появлялись в коридоре не часто. Их всегда было двое и всегда при них был чемодан с украденной сутью людей. Когда они выходили из дверей обратно, они направлялись в одну и ту же сторону и пропадали за дверью, которую Егор успел запомнить. Спустя недолгое время они выходили из неё и шли в извилистый коридор-тоннель где располагались двери в мир людей. Дождавшись момента Егор вышел из своего укрытия, и быстро добежал до таинственной двери.

Она отличалась от других. Дверь была овальной, а на её табличке вместо надписи был изображен черный квадрат с крохотной белой точкой в центре. Егор вошел внутрь. Он увидел все те же стеллажи с орехами. Орехи, как он и предполагал, были те самые – черные. Бесконечные ряды стеллажей тянулись в глубь помещения и им не было конца. По центру у входа стоял точно такой же подиум с чашей. Егор взял первый попавшийся черный орех, и почувствовал холод. Словно взял он кусок сухого льда. Положив его в углубление чаши, он инстинктивно закрыл глаза от хлынувшего со всех сторон мерцающего света. В ушах послышался шум помех, а потом его сменили сотни голосов, всех возможных тембров, слившихся в один, совсем не похожий на человеческий. Это говорила какая-то чудовищная машина, голосом похожим на металлические жернова.

- Твой бог следит за каждым твоим шагом, он всесилен и беспощаден. Ты лишь пешка, одна из миллиона смертных душ. Ты живешь только миг. Насыщайся сейчас. Все фантазии ложь. Все мечты о вечном иллюзия. Бог один и он смотрит в тебя. Смотри и ты на своего бога!

Егор открыл глаза и увидел перед собой огромный экран разделенный на сотни прямоугольников, в каждом из которых транслировалось что-то своё. Это был живой, пульсирующий телевизор и Егор вдруг понял, что его экран и есть глаз того самого бога о котором шла речь. И этот глаз в тот же миг и был всем что только можно было себе представить. Он был целой вселенной.

- Всё что ты знаешь о мире и людях, дал тебе я! – продолжал экран, – Ты видишь меня так, как способен видеть высшее существо, примитивный разум. Я и есть твой мир. Твой космос. Твоя жизнь. Верь мне! Бойся меня! Люби меня! И я дам тебе силу и власть! Я дам тебе деньги! Главное что есть в этом мире! Ты должен потреблять! Наполнять себя смыслом, ведь в тебе его нет! Без меня ты пуст. Ты голая, бесполезная, глупая обезьяна. Ничтожная и жалкая. Твой мир выдумал я. Подчиняйся моим правилам и ты будешь счастлив! Ты будешь счастлив!

Егор, словно околдованный смотрел на сотни картинок, непрерывно транслирующих всё, что только можно было представить. Военную кинохронику, обворожительных девушек бегущих по пляжу, разбиваемую молотом голову смертника, летящий в облаках воздушный шар, смеющееся лицо ребенка, солдат с грязными лицами бегущих среди взрывов, блок дневных новостей, биржевых брокеров, свадьбу с пьяным весельем, похороны, знакомые кинофильмы, и кинофильмы которые еще только появятся в будущем. Это знание приходило само собой. Он внимательно присмотрелся и сердце его замерло. Егор вдруг с ужасом понял, что все персонажи на экране, это он сам. У всех, даже у женщин, было его лицо. Где-то он был старик, где-то совсем еще мальчик, где-то длинноволосый, испещренный ссадинами герой боевика. Он и только он был исполнителем всех ролей в этом грандиозном и пугающем полотне возможных и совершенно, казалось, невозможных событий и реальностей. Он понял, что может выбрать любую роль. Любую, кроме той к которой стремилась душа. Он понимал это подсознательно. Телевизор предлагал всё что угодно, от бедности, болезни и краха, до безмерного богатства, счастья и удачи – весь спектр возможностей, но внутренне Егор понимал что это обман. И он вдруг осознал в чём суть этого чудовищного фокуса.
Ему предлагалось всё что угодно, но только в рамках этого мира – жуткого и грязного, лживого и безумного, в жестких рамках которого нельзя было не испачкаться чистой душе. Принимая любую роль, он принимал и все правила, а правила были омерзительны. В этот миг он понял, что отбирают кальмары у человека. Они подменяют его мир фальшивкой из которой уже нет выхода. Он понял что изначально человек способен быть кем угодно, и чем угодно, что его возможности не имеют предела, но об этом никто не знает, потому что мир вокруг – изощренная подделка. И все те, кто влияет на умы, кто владеет возможностями мира, лишь отзомбированные кальмарами манекены, инвалиды души, живущие по правилам внушаемым им черной чужеродной субстанцией в голове.

И в этот миг его схватили. Несколько холодных и цепких рук выдернули Егора из шара восприятия. Его потащили по коридору. Извиваясь, он пытался вырваться, но все было тщетно. Кальмары, не смотря на видимую хрупкость, оказались необычайно сильны. Егор увидел, что его тащат по коридору-кишке. Одно из чудовищ открыло дверь в стене и Егора выкинули за дверь как мусорный мешок. Он упал и больно ушиб плечо. Дверь за ним закрылась и исчезла. Вокруг было темно. Пахло затхлостью. Он поднялся и увидел перед собой контуры двери, обрисованные пробивавшимся сквозь щели светом. Распахнув её он вышел на улицу незнакомого города. Был день. По дороге в обе стороны вяло текли автомобили. Тротуар бороздили пешеходы. Царила обычная городская суета. Люди шли по свои делам, не замечая Егора стоящего среди оживленного мегаполиса. Он поднял голову и увидел громадный телеэкран выступающий из каменной скалы высотки, словно электронный глаз притаившегося чудовища. На экране транслировался рекламный ролик нового 3D телевизора. Под которым пульсировал кроваво красный слоган – Купи меня! И ты будешь счастлив!

Похожие статьи:

РассказыНайти себя (1 часть)

РассказыНайти себя (2 часть)

РассказыПротечка

РассказыНайти себя (4 часть)

РассказыНайти себя (3 часть)

Рейтинг: +1 Голосов: 1 590 просмотров
Нравится
Комментарии (2)
РусланТридцатьЧетыре # 17 сентября 2015 в 16:00 +1
Некисло так завернул. Теперь Егору вкатают самоволку - как пить дать rofl
Возникли сомнения по прохождению сырого яйца сквозь инъекционную иглу, но это мелочи. Хороший рассказ, нужно продолжение.
Михаил Бочкарев # 17 сентября 2015 в 18:39 +1
Руслан Спасибо )) Ну с продолжением я канеш не знаю.. тут пишу всякое другое на все времени не хватает уже )))
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев