fantascop

Судьба профессора

в выпуске 2015/06/08
8 января 2015 - Андрей Никитин
article3250.jpg

Жарким летним днём, когда всякий усталый пешеход стремился поскорей уйти от знойного солнца в тень многоэтажки или любую другую прохладу, в кабинете на втором этаже мерно жужжал вентилятор, погружая в блаженство полного мужчину во влажной рубашке, сидевшего за столом. Свет в кабинете не горел, возможно, следователь Носов, который развалился на небольшом стуле, считал что свет от лампы только портит эффект от вентилятора. Верхние пуговицы его синей рубашки были расстёгнуты, придавая ему вид пострадавшего, каким он себя и считал по большей части. Полные руки лежали на столе, пальцы правой теребили карандаш. Носов сидел в полумраке, лишь свет от окна проникал в помещение, да настольная лампа светила, которую он включал во время работы. Напротив майора сидел молодой парень. Худое лицо парня выражало спокойствие и умиротворение. Может из-за того что прохладный воздух от вентилятора попадал на него, и становилось легче, а возможно что перед своим руководителем он хотел отличиться и думал, что ему удалось это. Держался он стойко в борьбе с жарой, одет с иголочку и не подавал виду, что тело его прело. Майор Носов, выслушал доклад об убийстве профессора, и сейчас обдумывал свой ответ.

— Что вы выяснили, лейтенант, давайте повторим. – Он бросил карандаш на стол, а окурок сигареты в пепельницу, и, зная, что лейтенант не курит, выпустил дым в сторону открытого окна. Лейтенант Мамонов начал вяло, будто сам был обвиняемым:

— Я больше ничего нового не узнал, свидетелей нет, никто ничего не видел и не слышал.

— Как всегда это бывает, — грустно сказал майор, и откинулся на спинку стула. Стул скрипнул. Это дело его беспокоило, он снова обдумывал недавние события. Виктор Евгеньевич Лодочников был найден на съёмной квартире, которую снимал в течение двух недель. Соседи ничего не слышали и не видели, дверь была закрыта на ключ, но не на засов. Интерес представляло не столько само убийство как поведение профессора в последнее время. Майор был далеко не глуп, за нос его трудно было схватить, но сейчас закрытая дверь тайны никак не открывалась, будто её держали изнутри. Лейтенант перебил его мысли:

— Но у него могли быть враги, ведь он был должен денег.

— Конечно, у него были враги. Они есть у всех, даже у нас с вами. – При этих словах майор подался вперёд и посмотрел на Мамонова гневным взглядом. Где набирают таких ослов? Реакции на лице лейтенанта не было никакой, и майор слегка успокоился.

— Меня мучает не то, сколько у него врагов, Боря, — продолжил майор, — я не понимаю, почему он себе их завёл. Он взял в банках несколько кредитов, — Носов начал загибать пальцы, — взял взаймы деньги у каких-то мафиози, продал свою двухкомнатную квартиру, и это всё буквально за неделю, и в конце недели его убивают.

Лейтенант потёр свой худощавый лоб, на который спадали длинные волосы, и продолжал смотреть на майора, обдумывая ответ.

— Может он брал деньги для исследований?

— А в какой сфере он был профессор? – Майор снова откинулся на стул. Постороннему человеку хорошо заметно было, что этот стул ему тесен.

— Заведующий кафедрой – директор Научного физико-технологического центра Министерства образования и науки и Национальной академии наук Украины, кандидат физико-математических наук, доцент, старший научный сотрудник.  – Посмотрев в свой отчёт, процитировал Лейтенант. Майор аж присвистнул.

— Такие, с головой дружат, а денег хоть с металлоискателем ходи по квартире, ни копейки. Эти профессора, доценты, — он выделил это слово, — постоянно что-то новое изобретают, — Носов глянул на папку.

— Вы хотите сказать изобретали бы при достаточном финансировании.

— Да, вот именно, я так и хотел сказать. — Майор вытер лицо платком. — Наверное, не хватало денег на новый проект, вот и взял кредит. А новый проект, который он собирался продать отняли у него силой. Как тебе такой вариант, Мамонов? — Носов сел ровно, достал сигарету. – Я, не выходя из кабинета, уже вскрыл половину дела, смекаешь?

Лейтенант косо посмотрел на Носова, и усмехнулся. Если бы не я, ты, толстый прыщ, даже не знал бы об убийстве.

— Если так все дела решаются, зачем вообще выходить из кабинета. – Промямлил лейтенант.

— А затем, что преступника надо будет поймать, и вот это уже твоё дело, — грубо сказал он и тыкнул раскуренной сигаретой ему в лицо через стол. Затем наступило молчание, Мамонов не хотел грубить своему руководителю, он его просто боялся. Майор сменил тему.

— Пришёл его друг, с которым он виделся накануне?

— Да, сейчас. – Лейтенант вышел и через минуту вошёл с мужчиной, высокого роста в коротковатой коричневой куртке и чёрных брюках, при входе он снял фуражку. Под курткой у мужчины была футболка.

Со вкусом у него проблемы, наверняка тоже профессор, но это его личное дело. – Подумал майор.

– Это Георгий Васильев. – Громко сказал лейтенант, тем самым он притянул к себе взгляд Носова.

— Присаживайтесь, — Носов указал гостю на стул, стряхивая пепел в пепельницу. – Вы знаете Виктора Лодочникова?

Георгий осторожно опустился на стул. Лицо было немного напуганным, но больше удивлённым. Зная причину своего прихода, он сам мало верил, что его друг мог попасть в переделку.

— Да, мы знакомы со школы. – Георгий был небрит, носил густые усы. Лицо покрыто морщинами. Со лба стекала капелька пота, увидев её, майор поморщился.

— Когда вы в последний раз его видели?

— Дайте подумать, сегодня понедельник, я видел его в субботу, он приходил ко мне в гости. – Перед Григорием возник образ его друга. Высокий мужчина, с пакетом в  руках, с которым он пришёл к Григорию в субботу, в очках, и неизменной куртке-плаще, которую любил надевать по особым случаям. Во внешнем виде не было ничего необычного даже для такого рохли, как Виктор.

— Как он себя вёл? – Носов продолжал допрос. Но особо не надеялся ничего разузнать.

— Он был весел, мы просто сидели и болтали. Не было никаких волнений в его голосе и поведении, наоборот, он был бодрым и весёлым. – Григорию вспомнились слова, сказанные в тот вечер Виктором, на которые он поначалу не обратил внимания, и которые сейчас всходили из глубины памяти, как подснежники весной, восстанавливая события до мельчайших подробностей.

Как думаешь, Гриша, может человек умерев стать богатым?

– Думаю, если человек умрёт, богатство не будет иметь никакого значения.

– Ты хотел сказать, для него, правильно? Я думаю смогу тебя убедить в обратном, пока я не могу раскрыть карт, но со временем ты всё поймёшь. Могу только сказать, что ты удивишься. Да, эти странные до одурения слова.

— Он был богатым человеком? – Носов будто читал его мысли, своим вопросом он попал в яблочко.

— Он не был богатым, но за последнюю неделю его финансовое положение поменялось, думаю, вам будет это интересно. Если считать наличные деньги, которыми он располагал на момент субботы, то это была значительная сумма. И его могли убить из-за неё.

— Нам это всё известно, — Носов протянул ему выписки из банковских отчётов, и другие бумаги, фиксирующие немалые суммы. Григорий осмотрел некоторые из них, потом протянул обратно майору. – Нас интересует, где были эти деньги, и кто о них ещё знал, кроме вас. Мы знаем, что вы были за городом на момент убийства, свидетели это подтверждают, но вы могли кому-нибудь об этом рассказать.

— А Чеченец Арсен Варданович, у которого Витя одолжил крупную сумму денег, не мог его убить?

— Его мог убить любой, кто знал о деньгах, и вы это знаете не хуже меня, уважаемый. Мне не важно, кто он был для вас, друг или брат или кум, для убийцы это не имеет значение. Когда шуршание купюр заглушает другие звуки, человек закрывает глаза на всё. Я знаю, что вы не могли это сделать, меня интересует, где были его деньги и для чего он их одалживал. Вы же понимаете, что умный человек не будет неожиданно для всех продавать квартиру и брать кредиты. Либо его заставили, либо он по своим научным делам что-то планировал. Возможно, ему не хватало определённой суммы.

— Мне нечего добавить. Я не знаю, где были деньги, он мне не рассказывал.

Майор, потушил в пепельнице окурок, и кивнул лейтенанту, стоявшему всё это время около двери. Потом обратился к Григорию. – Вы можете идти.

Григорий всё время разговора сжимал в руках свою фуражку. Выходя из кабинета, он даже забыл сразу её надеть. Мысли его крутились как коршуны вокруг жертвы. По дороге домой перед ним резко, словно воды на голову налили, всплыл фрагмент разговора с Виктором.

«Когда ты будешь на дачу ехать?

– В воскресенье, ты можешь со мной съездить, если хочешь.

– Нет, у меня на воскресенье другие планы».

Виктор спросил его не случайно. Действительно, зачем спрашивать, если не собираешься ехать? Он шёл и думал над этим вопросом. «Витя вёл себя странно, довольно странно. Я это заметил, но если бы я знал что произойдёт, никуда бы не поехал». Тут его осенило, он даже остановился. А что если Виктор задал вопрос о поездке, чтобы обеспечить ему алиби? Такое чувство, что он сам планировал свою смерть, даже странно звучит.

Может человек умерев, стать богатым?

Виктор умер, и умер он богатым. Что ему это дало? Об этом и ломает голову майор Носов. Ну и пусть себе ломает, работа у него такая. Григорий натянул фуражку и зашагал более уверенно.

Гриша поднялся к себе на третий этаж и вставил ключ в замочную скважину, через секунду мысли его уплывут в другом направлении, так как дома его ждал сюрприз. Лишь только открыл входную дверь, в глаза бросились пакеты в небольшой прихожей.

— Что это такое? Ты куда собираешься? – Крикнул он прихожей. Вдоль стены стояли сумки с вещами. Несколько пакетов, из одного торчал жёлтый носок, с дыркой на мизинце. Даша, собирала в пакет вещи из комода, некоторые падали на пол. Она нагнулась, и под задравшейся, короткой юбкой были видны трусики синего цвета. Гриша наблюдал за этим с дверей комнаты.

— Я ухожу, Гриша. Мне это надоело. Мне надоели эти разговоры. – Она выпрямилась. Проверяя верхние ящички. Волосы, чёрные, как обгоревшее дерево, свисали назад.

-  Всё без толку, ты всё время приходишь пьяный.

— Сейчас я пришёл домой трезвый. – Невозмутимо сказал он. — И обычно людей предупреждают перед такими заявками. Ты меня слышишь вообще? Повернись. – Он схватил её за плечо и повернул к себе. Карие глаза зло смотрели на него.

— Убери от меня руки, мне надоело с тобой разговаривать. Я не хочу, Гриша. – Она отбивалась одной рукой, в другой был пакет с вещами, который в этот момент немного перегнулся С размаху она стукнула его запястьем по лицу. — Я устала.

— Подожди, давай поговорим. Если ты хочешь, чтоб я бросил пить, я брошу.

— Ты всегда так говоришь. – Она отвернулась от него к стене, сняла с себя домашнюю майку и бросила её в сумку. Затем одела приготовленную заранее.

— С каких пор ты меня стесняешься?

— Я не стесняюсь тебя, я смотрю в зеркало. – Она завязала волосы в пучок и скрепила их резинкой.

Он подошёл к ней сзади, обнял её. Даша дёрнулась, убрала его руки и вышла из комнаты.

— Ты знаешь, что Витю убили?

— Это твой физик – алкоголик? – Тон даже не пахнул сочувствием. В этот момент Гриша подумал, что утопил в бутылке не только себя, но и всех знакомых. А за ними как поплавок за грузилом нырнуло уважение к себе.

— Он был не алкоголик. Он вообще не пьёт. Не пил. – Поправил сам себя Гриша.

— Только с тобой? Этого вполне достаточно. Лучше пить в баре раз в месяц, в день зарплаты, чем каждый день дома, ещё и не одному. – Даша шуршала пакетами в прихожей.

— За компанию. Тебе что безразлично всё? А если бы я умер? – Но, обдумав ситуацию, он понял, что в данный момент это не лучший пример. Даша ничего не ответила.

— Помоги мне внести сумки, внизу такси ждёт.

— Сама неси свои сумки.

— Гриша, это ничего не меняет, ты мне просто можешь помочь?

— Мой друг умер, мне тяжело сейчас, ты можешь понять меня и побыть со мной, потом всё решим.

— Мне тяжело вот уже несколько лет. Но ты меня что-то не хочешь понять. Все мысли о друге. Иногда мне кажется, что я для тебя тоже умерла. Один умер, с другим пить будешь. Так что, поможешь?

В этот момент ему хотелось влепить Даше пощёчину, чтоб она отлетела, так стало обидно на душе. Вместо этого он ничего не ответил, а лёг на кровать и лежал, надеясь, что она никуда не уйдёт. Но Даша взяла пакет, сумку и ушла, захлопнув дверь. Минут десять он лежал, обдумывая случившееся. Ему было очень паршиво, и самое обидное, не с кем было поделиться, высказаться. Он услышал открывание двери. Она вернулась. Гриша вскочил с кровати, вышел в прихожую, но она вернулась за ещё двумя сумками, и сейчас, уже уходила окончательно, не сказав ничего, оставив после себя только открытую дверь.

— Ну и катись, потом сама придёшь. Вот увидишь. – Он крикнул ей так, что слюна попала ему на руки. Гриша закрыл дверь, пошёл на кухню, достал из холодильника бутылку коньяка, оставшуюся с прошлых гостей. Поужинав, он набрал Дашу. «Этот номер выключен, попробуйте позвонить позже». Он со злости бросил телефон на стол, по инерции тот ударился о кухонную тумбочку, так, что батарейка отлетела. Со злости Гриша сжал кулаки и ударил ими по столу. Собрал телефон он уже лёжа в кровати. Завёл будильник и уснул.

Прошло три месяца. Григорий сидел дома и смотрел телевизор. В его квартиру позвонили. Лицо, увиденное в глазок, было ему чем-то знакомым.

— Вы кто? – Он открыл дверь, перед ним стоял человек высокого роста в костюме, лицо было знакомым, где же он его видел? В руках у мужчины был пакет.

— Не узнаёшь меня? Можно войти, Гриша? Это я, Витя. – Григорий от удивления ничего не мог сказать, тут он понял, почему ему кажется это лицо знакомым. Да, это было лицо Виктора, лицо было немного моложе, нос был слегка другой формы, подбородок тоже. Если бы он увидел его на улице, в толпе, никогда бы не узнал.

— Витя? Но, как, же так? Я же был на твоих похоронах.

— Я же говорил, что ты удивишься. Так можно мне войти?

Три месяца прошло, как похоронили Витю. Он был на похоронах, сидел до конца. Кроме него мало людей пришло. У Виктора знакомых по пальцам сосчитать можно. Этим они похожи. Одним из первых Гриша кинул землю в чёрную яму, на тело, ушедшее в историю. В тот день он напился, в первом же ларьке около кладбища. Сам, как алкоголик. Даша не пришла и не звонила. И сейчас  увидеть своего покойного друга было шоком. Выдумка? Розыгрыш? Надо его проверить.

— Скажи мне что-то, что знаю толь… — Он не закончил фразы, Виктор перебил его.

— В шестом классе твой отец нашёл у тебя порно журнал, но не ругал тебя, а только сказал: «Я тебя, конечно, должен выпороть, но не стану этого делать, так как в твоём возрасте я был в аналогичной ситуации». Ты это хотел спросить?

— Я никому об этом не рассказывал, — с ужасом заметил Гриша. Он был в растерянности. — Даже Вите.

Он, молча, смотрел на своего друга, не веря глазам и не зная, что делать.

– Кто ты?

— Послушай, я Витя. Я же уже объяснил это. И если ты меня пропустишь, то узнаешь мой секрет, о котором не знает пока ни один человек. Я тебе всё объясню. – В глазах Григория читался страх. Пустить мертвеца, или человека, который знает обо мне больше чем я сам. Только это ему и надо. Но что я теряю? Моя жизнь и так бессмысленна.

Лишнее слово могло быть не так понято. Страх сковал его горло.

– Послушай, Гриша. Твой любимый цвет – малиновый, ты по гороскопу Рыбы, твоего сына зовут Миша, но ты всегда мечтал о дочери, которую назвал бы Кристина. Твой любимый алкогольный напиток – коньяк. В ту субботу, три месяца назад, 25-го июня, я пришёл к тебе с пакетом, в нём я принёс коньяк, твоей любимой марки, трёхзвёздочный, сосисок и фруктов. Ты помнишь это? Что ты хочешь, чтоб я ещё рассказал тебе?

Звук открываемой двери, и испуганный взгляд через щель, гость встретил с улыбкой.

— Проходи, — сухо сказал Григорий, — и объясни мне всё. – Оторопевший он отошёл от двери, пропустив гостя. Витя разделся, снял обувь и сразу прошёл на небольшую кухню, на которой не появлялся вот уже три месяца. Из пакета он достал коньяк, палку колбасы, несколько лимонов.

— Я расскажу тебе всё по подробней, наливай пока что по рюмочке, отпразднуем моё возвращение в твою жизнь. – Витя уже достал нож, и резал колбасу дольками. Шокированный Григорий медленно прошёл из прихожей в кухню, словно сам был гостем.

— Так ты не умер? Ты инсценировал свою смерть?

— Я и не собирался умирать. Зачем я, по-твоему, продал квартиру? Кстати в таком районе найти хорошую квартиру очень трудно, даже за большие деньги. Попадаются всякого рода хлам. Я тебе скажу, я до сих пор живу на съёмной, конечно же, не в той, что раньше. И район я поменял, теперь, после всего, деньги для меня не проблема. – Он достал блюдечко и положил туда нарезанный лимон.

— Но я видел своими глазами твоё тело в гробу, жена тебя опознала. Как ты это всё сделал?

— Давай сначала выпьем. – Весело протянул он другу рюмку, и они опустошили по первой.

— Я тебе скажу два слова, и ты сразу всё поймёшь. Как ты думаешь, Гриша, что это за слова? – Он закусывал импровизированным бутербродом.

— Не знаю я, двойника нанял, может клона изобрёл?

— Машина времени. – Витя наколол вилкой кусок колбасы. Всё его лицо улыбалось. 

— Ты изобрёл машину времени? А как это связано с твоей смертью.

— Это интересная история. Ты не представляешь, как я долго терпел. Такое изобретение, и никому ничего нельзя сказать, никто кроме тебя об этом не знает. Ты мой единственный друг Гриша, я не хочу тебя вычёркивать из своей жизни. Которая, скажу я тебе, только начинается. Мне столько всего хочется рассказать тебе. Сейчас я стал по-настоящему свободен, и не обременён ничем. Деньги не проблема. Я одолжил крупные суммы, купил новый паспорт и всё в шоколаде.

— Начни с начала, кто похоронен в гробу на кладбище под твоим именем?

— Всё очень просто, там похоронен я. Ну скажем так, не я настоящий, а я из будущего.

— Там ты из будущего?

— Давай объясню. Я отправился в будущее, на три месяца, на свою съёмную квартиру, ключ естественно, подошёл. В квартире были также деньги, там где я их и спрятал, то есть моя сумма удвоилась, после того как я их забрал. Ты вникаешь в ход действий? Это деньги Арсена, нескольких банков, деньги за проданную квартиру. Они лежали у меня в настоящем, и я взял столько же у себя в будущем.

— То есть ты ограбил сам себя?

— Ограбил? Я не грабил никого из нашего времени. Я взял деньги, у меня с собой был пистолет, который я заранее приобрёл. Поздно вечером пришёл Виктор из будущего, он открыл дверь, шатаясь вошёл, бросил вещи, видать пьяный был, скотина. – Он хихикнул. -  Итак, я сижу и смотрю как Виктор, назовём его старший Виктор, вошёл, прошёл в комнату, я ждал его в кресле. Он, скажу тебе, почему-то очень удивился, увидев меня, по идее, он из будущего, должен знать, что есть машина времени, и что я из прошлого. Так вот, он начал меня просить, чтоб я оставил ему жизнь, представляешь? Он – человек, которого вообще не существует. Если бы я убил себя прошлого, то, наверное, сразу бы исчез, ну, это понятно, парадокс деда или что-то такое. А человек из будущего, которое может ещё сто раз поменяться, таких миллион. Я могу пойти и убить ещё сто будущих себя, реальность не поменяется, для меня жизнь плавно течёт своим ходом. Я его спросил, какое ему дело, если он всё равно не существует. – Гриша разлил коньяку по рюмкам. – Представляешь. Так глупо с одной стороны смотреть на себя, просящего. Я вёл себя как тряпка.

— Как это он не существует, он это же ты.

— Он это я в будущем, сейчас я тебе попробую объяснить, дай мне ручку и бумагу, — Витя нарисовал параллельные прямые.

 – Вот эта полоска, это наше настоящее. Если я разобью сейчас рюмку, мы переходим вот сюда, — он указал на другую прямую. — Если я возьму и перестану бриться, то вот сюда, и так далее, реальностей бесконечное число. А теперь представь, что вот отсюда я взял человека, и принёс его к нам. В наше время. Его тут даже не существовало, но так как он — это я из будущего, можно инсценировать свою смерть, даже не инсценировать, а просто умереть, но при этом остаться жить и быть богатым, долги ведь теперь отдавать не нужно.

— Так ты убил сам себя?

— Да, а что тут такого, если он даже не существовал, в нашем мире. Я не смог бы убить живого человека, думаю, нет. Но тут другое дело, сколько людей было, столько и осталось. Он меня долго просил, я ему сказал, что он мой билет к богатству, предлагал деньги, мне надоело это слушать, и я выстрелил. Бах, и я богатый человек. Он не мог понять, что мне всего лишь нужно было его тело. Для меня его не существует, его как не было, так и нет.

— А это не повлияет на ход истории?

— А как это может повлиять на ход истории? Я убил того, кто ещё даже не появился. Кого вообще не было тут. Я тебе объясню. Например, если ты сейчас выльешь воду на пол на то место, на которое завтра положишь мобильный телефон. Телефон же не испортиться, от этого. Ты его ещё не положил туда. Пойми, что изменить что-то можно, если ты меняешь прошлое, а я поменял то, что ещё не произошло, что мы не знаем.

— А как же, что если где-то что-то появиться, то должно что-то и исчезнуть.

— Закон сохранения энергии в замкнутой системе? Это ты имеешь в виду? Там, его не стало, он появился тут, будучи мёртвым. Я точно не знаю, что произойдёт. Возможно, просто на восемьдесят килограмм увеличилась масса земли. – Витя замолчал и поднёс палец к губам.

— Прислушайся. Ты слышишь что-то?

— А что я должен слышать?

— Нет никаких раскатов грома, никаких молний, ничего не произошло. Жизнь течёт так, как и раньше. Ничего не поменялось, и даже количество людей осталось постоянным. Просто я стал богаче. В этом мире есть два Виктора Евгеньевича Лодочникова. А тот мир, где их нет ни одного, никогда и не появиться, возможно. Я не могу тебе точно сказать, физика не всегда даёт точные ответы. А в совокупности с другими науками, всё становиться ещё туманней.

— Я всё — равно не могу понять, неужели никак это не отразиться? Ты взял из будущего человека, какое – то изменение должно произойти. Ты ничего не чувствуешь? Кстати, а что с твоим лицом?

— Я сделал себе несколько операций, чтобы не быть узнанным старыми приятелями, ты меня тоже не сразу узнал, так ведь? Кстати, я сменил фамилию, теперь, я Торсов. И ещё одно, мне не надо платить алименты, по большей части из-за этого я себя и убил. Ведь теперь, я тебе скажу, что могу позволить несколько десятков лет жить безбедно, со старой жизнью покончено. И это только первый раз я так сделал, потом я убью себя ещё раз и ещё. Это всё очень просто.

— А почему ты просто не выиграл в лотерею, например? Если ты знаешь будущее?

— В лотерею сложнее, но на скачки я уже ставил, футбольные матчи и т.д. Ещё до того как умер.

— А ты был в будущем? Как там я и кем ты стал?

— Я не искал особо нас с тобой, ходил просто посмотреть на будущее.

— И как там? Какие изменения нас ждут?

— Разные. Люди не будут летать без крыльев или двигать предметы, если ты об этом. Но наука немного шагнёт вперёд.

— А почему ты не продал своё изобретение, не запатентовал его. Так будет проще. Ты прославишься на весь мир. Деньги будут течь рекой. Все газеты соревноваться напечатать твою лучшую фотографию.

— А потом кто-то другой полетит в прошлое и убьёт меня там.

Гриша замолчал. Он осознал две вещи. Виктор прав, хотя бы теоретически. А второе что он решил оставить машину целиком и полностью себе. Это его маленький секрет.

— Послушай, ты ведь богат сейчас, да? Ты мне можешь немного помочь? Финансово. – Виктор улыбнулся, кивнул головой.

— Но с собой у меня денег нет, я их оставил дома, в сейфе. Я завтра зайду к тебе. – Они посмотрели, на пустую бутылку коньяка, Виктор посмотрел на часы.

— Зачем ты на них смотришь? У тебя же полно времени. Можно сказать, ты им управляешь.

— Но живу ведь я сейчас. Денег у меня много, и сейчас я работаю по другому, у меня своё дело, мне больше не надо ходить на работу. И мне нужен в моём деле человек, которому я могу доверять, что скажешь?

— Ты хочешь, чтоб я с тобой работал? – Спросил Гриша. Витя кивнул и своей улыбкой ободрил друга.

– Конечно, я согласен. — Григорий провёл друга, закрыл дверь и пошёл спать. Улыбка не покидала его лица, пока он не уснул. Наконец его дела пойдут вверх, потом вернётся Даша. Приползёт просить принять её обратно. А я сменю замки на двери и найду себе молоденькую девочку.

С улыбкой и обнадёживающими мыслями Гриша уснул.

Виктор пришёл домой, разделся, снял обувь. Сегодня он устал, было поздно, глаза слипались. Он включил в комнате свет, снял свитер.

— Что-то ты долго. – Виктор уставился на кресло в дальнем углу комнаты. В нём сидел человек и направлял на него пистолет.

— Кто вы такой? – Он задал вопрос и, одновременно, в голове всё прояснилось, нос слегка другой формы, подбородок тоже, но он узнал это лицо. Он узнал своё лицо. Всё перевернулось в мыслях.

— Я человек, благодаря которому ты вообще ещё дышишь. Ты моё будущее.

— Что тебе нужно? – С испугом спросил хозяин квартиры.

— Ничего особенного, мне нужно твоё тело, ты мой билет к богатству.

— Ты пришёл убить меня?

— Конечно, — ответил Виктор из прошлого, — но в твоём случае нельзя говорить «убить», тебя даже не существует, ты умер три месяца назад. Я просто пришёл забрать тело.

— Но это убийство. Послушай, тебе нужны деньги? Я тебе дам столько денег, что ты не сможешь потратить.

— Ты не можешь понять, тебя не существует. – Казалось, человек в кресле не проявлял особого желания поговорить, разве только полюбоваться над унижениями. — Твоей смерти даже никто и не заметит. Тебя как не было так и не будет, пойми это.

Виктор медленно сел на кровать, он понял что происходит. Вот как выровняется баланс. Количество вещества останется постоянным, он сам выровняет его. Гриша говорил что-то приходит, что-то уходит. «Как же глуп я был» — подумал Виктор.

— Подожди минуту, выслушай. Если ты меня убьёшь, то и тебя потом убьют. Отпусти меня.

— Ты что дурак? Я ещё понимаю, если бы ты был настоящим. Но тебя даже нет, ты ещё не появился, и может, не появишься. Мне надо ждать три месяца, чтоб ты просто начал существовать.

— Витя, пожалуйста, — Виктор стал на колени, он уже протрезвел, сон улетучился, как кубик льда на летнем солнце. – Не убивай меня, давай отправимся в будущее, возьмём там тело.

— А я, по-твоему, куда отправился, в прошлое что ли? – Нескрываемый гнев выходил вместе со слюной.

— Не делай глупостей, давай договоримся.

Виктор из прошлого, подумал несколько секунд, и нажал на курок.

Октябрь месяц выдался холодным. Часто шли дожди. Гриша был дома с Дашей. Она вернулась к нему, а он бросил пить, как и обещал.

— Наверное, что-то случилось. – Говорил Гриша. — Уже месяц прошёл, а он не звонит. Свой номер он не оставил, адреса его я не знаю. – Они лежали в кровати, Даша лежал у него на плече.

— Не волнуйся, у него много дел, он же твой лучший друг.

— Да, это так, но я волнуюсь.

— Что с ним может произойти? С такой властью как у него, тем более он человек не глупый.

В этот момент зазвонил мобильный телефон. Гриша взял трубку.

— Гриша? Это Витя. Я потом всё объясню, скажи мне одну вещь, Гриша. Скажи мне то, о чём никто раньше не знал, о чём ты никому не говорил. Что-то про детство, что тебе запомнилось. – Голос был Виктора, Гриша улыбнулся. Всё в порядке, теперь понятно откуда Виктор узнал, то есть узнает, про отца.

— В шестом классе отец нашёл у меня порно журнал, но не ругал меня, а только сказал: «Я тебя, конечно, должен отругать, но не стану этого делать, так как в твоём возрасте я был в аналогичной ситуации».

— Спасибо Гриша, я тебе потом всё объясню обязательно. – В трубке послышались гудки.

— Кто это был?

— Витя звонил, кое-что спрашивал.

— Я же говорила что всё хорошо. Иди ко мне, зайчик.

На съёмной квартире Виктора Торсова была найдена кровь на кровати и ковре. Тело Виктора так и не было найдено. 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 450 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий