1W

Суровые будни суккуба

в выпуске 2016/07/08
17 октября 2015 - Елена Евдокименок
article6422.jpg

 

Где-то вдалеке мерно капала вода. Я лежала на каменном полу, сжавшись в комок, и холод медленно дробил мое тело на миллион льдинок.

Я поползла прочь, погружаясь в зловонную жижу и царапаясь о камни, скрывающиеся под ней.

Он шел по моим следам, он был рядом.

Я вскочила на ноги и бросилась прочь, понеслась, словно торпеда.

Нет, ну почему, почему так случилось? Почему моя сила.... бессильна против него?

Он схватил меня за шиворот, и я использовала единственное оружие, которое у меня оставалось.

Я поцеловала его, и его жизненная энергия хлынула в меня. Черная, мерзкая, я давилась ею, но не могла остановиться, пока не опустошу его.

Звонкая пощечина разорвала тишину. Моя голова, судя по ощущениям, раскололась надвое, а щека горела, точно облитая кислотой.

- Со мной такие шутки не пройдут, шл...! - выругался маньяк.

И как я докатилась до жизни такой? Почему он следовал за мной и жаждал отомстить мне? За что?

Я не понимала.

 

В славном городе Петербурге жила обыкновенная девушка - яркие синие глаза, светлые пышные волосы. И у красавицы была страшная тайна, без энергии людей она погибала.

Каждый раз, когда я выходила на улицу, все мужчины замирали, глядя мне вслед, а женщины едва не плевались ядом, не понимая, что во мне такого, кроме красоты, почему их благоверные едва не сворачивают шеи, глядя на меня. Я не одевалась, как модель, предпочитая спортивный вид одежды. Но было еще одно, то, что приковывало их взгляды, своеобразный магнетизм, понимание, что перед ними лучшая, та, что необходима им.

Так они говорили.

В тот злосчастный день, я вышла из дома и поспешила на работу, привычно не обращая внимания на взгляды нежные, вожделеющие, страстные, гневные и попытки познакомиться со мной.

У меня было несколько постоянных доноров, которых я периодически меняла, чтобы они ни о чем не догадались.

Но среди этих взоров я заметила еще один. Его. Полный ненависти.

Я удивилась, но не испугалась. Что мне бояться, той, которая может окружить себя армией мужчин, если захочет, или же выпить из него жизнь?

Придя в офис, я как всегда погрузилась в нудную и муторную работу, предвкушая тот миг, когда, наконец, смогу заняться любимым делом.

Мне оставалось всего ничего. Моя обаяние вошло в полную мощь совсем недавно, когда я повзрослела, а в детстве я была обыкновенным ребенком.

« Что ж, - я улыбнулась, - скоро Голливуд будет у твоих ног».

 

Вечером я шла домой по опустевшим улицам и какая-то черная фигура ненавязчиво, но все же следовала за мной.

Я испугалась и позвонила одному из своих кавалеров. Он тот час же откликнулся и велел подождать его в торговом центре.

Гуляя между полок с товарами,  затравленно осматривалась.

Фигура исчезла.

Я облегченно выдохнула.

Вскоре машина Игоря остановилась около входа. Я выпорхнула из дверей. Игорь встретил меня поцелуем, и хмельная энергия хлынула в меня. В ней была любовь, жажда, желание.

Мы сели в машину. Взревел двигатель, и Лада сорвалась с места.

- За мной какой-то придурок шел, - пожаловалась я кавалеру. - Я так испугалась!

 Он был довольно-таки симпатичным, но не красавцем: темные, вьющиеся волосы, зелено-карие глаза,  и постоянная улыбка. Даже, когда я выпивала наполовину.

Игорь зевнул и ответил:

- Как за такой красавицей не пойти.

 Я польщено улыбнулась.

- Как твои дела актерские? – спросил он.

- Завтра прослушивание, - я печально вздохнула.

- Ты прорвешься! – пообещал он.

- Все выходные репетировала.

- Хорошо, - и он сосредоточился на дороге.

Я водила пальцем по стеклу, рисовала невидимые узоры и наблюдала, как город медленно укутывается сумрачным покрывалом, и вспыхивают огоньки-светлячки.

Мы остановились около моего дома.

- Проводишь? – спросила я Игоря.

- Конечно, милая.

Мы поднялись по лестнице на шестой этаж, и я с радостью увидела, что моего преследователя нигде поблизости нет.

- Спасибо тебе, Игорек! – я ласково обняла донора и почувствовала, как энергия тоненьким ручейком скользит по ладоням, когда он взял меня за руку.

- Мне так хорошо с тобой, - прошептал мужчина.

Забирая силы, я отдавала кое-что взамен, отдавала позитивные эмоции. Каждый раз, прикасаясь ко мне, он испытывал блаженство. Магнетизм суккуба влиял на его тело и душу. Если бы жертва чувствовала истинную суть суккуба, то сражалась бы с ним, а так…

Прижимая меня к себе, он произнес:

- Может, пригласишь? – я знала, что он подразумевает под этими словами, но мне все еще было страшно.

Та ненависть… Что если ненормальный поджидает, пока Игорь уйдет, и тогда…

- Хорошо, - я отступила на шаг, скидывая его руки. - Но ты не позволишь себе ничего лишнего!

- Я только буду смотреть на тебя, - признался Игорь.

Мы вошли в квартиру. Я зажгла свет.

- Ты живешь одна? – спросил Игорь.

 - Нет, - мой дьявольский пес (если его можно было так назвать на земной манер) ласкался о мои ноги. Маленькие рожки прятались в шерсти рядом с ушами, а голый хвостик трепетал.

- Здравствуй, Ялор, - прошептала я единственному, кто остался со мной.

В нашей семье, до гибели всех, у каждого был любимый питомец тоже из-за грани. Земля идеально подходила нам, никто не знал, что мы суккубы, в этот прагматичный век кто в них верит? А чудных животных списывали на пластическую хирургию или же мутации.

Иная грань, наш погибший дом, сколько веков назад мы покинули его! Я представила себе ярко-красный ковер травы, золотые листья на деревьях и ослепительно-белое солнце.

Я знала о нашем исконном доме лишь со слов бабушки. Отчего я не могла попасть туда! Отчего наш мир погиб?

Никто не понимал. Мои предки ушли раньше. А затем не смогли попасть туда, как будто он никогда и не существовал.

Потомки наших питомцев медленно, но верно теряли свое иное обличье, становясь все больше похожих на животных этого мира.

- А кто у нас тут? – Игорь наклонился поближе рассмотреть Ялора, а тот зашипел и спрятался за моими ногами.

- Эх ты трусишка! – я потрепала его по голове.

- Что с ним такое? – Игорь никак не мог наглядеться на песика.

- Мутация, - печально вздохнула я.

- Да, в наш век такое бывает.

- Можешь руки помыть, - а сама я прошла на кухню. Грустно зияло пустое днище кастрюли, в холодильнике нашлись только огурцы и йогурт.

Мне был необходим лишь минимум пищи.

И чем кормить дорогого гостя?

Разлила йогурт по кружкам, настрогала салатика. Эх, как же утомительно быть в этом мире женщиной! Хотя мужчина тоже же должен кормить девушку в гостях, разве нет?

Игорь подошел к столу и уставился на мои художества: стол в огурцовых шелюшках, и мизерное количество салатика в тарелке.

- Э-э-э, - пробормотал он.

- Дорогой, я села на диету, и ты соответственно тоже.

Игорь скуксился. Поел немного салатика, запил йогуртом.

Поговорили о том, о сем. Затем он встал на колени передо мной и с сияющими глазами (никак йогурт в голову ударил) прошептал:

- Ярида, выходи за меня!
Бедняжка, не знал, что мужья суккубов сходили в могилу после первой брачной ночи.

- Я подумаю, - со смущенной улыбкой ответила я. - Ты мне очень нравишься, но я еще так молода, - сто двадцать пять лет, - и хочу сделать карьеру и…

- Я все понимаю, - заверил меня поклонник. – Я  буду ждать, сколько понадобиться.

- Спасибо, - я легонько поцеловала его в щеку. Боль, обида, горечь и преданность довольно-таки неприятный коктейль.

Внезапно злость перевесила, он впился страстным поцелуем в мои губы, и я выпила все его безумие, страсть и надежду.

Он свалился мне под ноги безвольным мешком.

- Вот всегда так, - сказала я Ялорику. - А спать укладывать этих обормотов я должна!

 

Утро началось как обычно, если не считать Игоря.

Он мялся и отводил глаза, стесняясь то ли своего порыва, то ли того, что отрубился на самом интересном месте. Выставив его без завтрака, я собралась на прослушивание, и решила ехать на метро. Едва я вошла в вагон, все юноши уступили свои места.

Я села.

Дедок напротив, так пялился на меня, что потерял вставную челюсть. Искали всем вагоном, но нашли.

А вот на кастинге меня ожидало большое горе. Руководила прослушиванием женщина, и едва она увидела меня, и реакцию мужчин-работников, в ней сразу же взыграла зависть.

В итоге меня выставили.

Я сердито смяла листовку студии и выкинула в урну.

Что ж, будем искать другие пути.

 

Подходя к дому, я вновь увидела черную фигуру. Он стоял под фонарем и смотрел на меня.

Присутствие этого ненормального нервировало. Я сжала зубы и подошла к нему:

- Что вы здесь делаете?

Усмешка скользнула по его губам, словно лезвие клинка на свету, врезающееся в плоть.

- Курю, - ответил он.

Я отошла на шаг, он последовал за мной.

- А что ты тут делаешь?

- Ничего! И нечего за мной следить!

- Нужна ты мне больно, - фыркнул мужчина.

Я бросилась к подъезду и, захлопнув за собой дверь в последний момент, услышала его смех. Злой смех.

Когда я поднималась по лестнице, я заметила в окно, как он помахал мне рукой. Обещание вернуться.

Убрать бы его. Только как?

Он играл со мной, как кошка с мышью. Я впервые стала жертвой, перестав быть хищником. И это пугало.

 

А ночью случилось страшное. Я проснулась вся в поту, оттого что дверь в мою комнату медленно открывалась.

- Ялори! – вместо крика вышел невнятный писк.

Песик ответил согласным шипением, ползя ко мне по постели.

Ненормальный был в моей комнате! Он смотрел на меня черными провалами глаз.

Я вскочила и метнулась к окну.

Мой песик, наконец-то, решившись с линией поведения, набросился на мерзавца. Тот отшвырнул его легким ударом ноги.

- Ялори! – закричала я, сорвала кинжал со стены и бросилась на маньяка.

Тот выкрутил мою руку,  я выхлестала все что могла: его ярость, ненависть, презрение и нечто странное человеческое, хрупкое, то, чему я не знала названия. Подпитка обычно шла не сколько энергией, столько эмоциями.

Чувства маньяка опустошили  и меня, и его,  он оттолкнул меня прочь, а затем грузно осел на пол.

Я схватила Ялори, слава свету, он жив, и выбежала из квартиры вместе с ним. Позвонила соседке, та сердита и заспанная, все же открыла и взяла песика. Увидев маньяка бросившегося ко мне, она захлопнула дверь.

Я понеслась вниз, перепрыгивая через две ступеньки. Рванулась к окну и свалилась на холодную землю. Крупные капли дождя сразу же намочили одежду и волосы. Вскочила на ноги и помчалась прочь. У меня были неплохие шансы затеряться в темноте.

 

Я долго убегала от маньяка, пряталась в переулках, заходила в магазины, пыталась выйти с черного хода.

Но все было бесполезно.

Он настиг меня, в тот миг, когда я, отчаявшись, сиганула в канализационный люк. Упала во влажную темноту, в вонь и отраву, струящуюся по венам подземного города. На глазах вскипели слезы отчаяния и злости

«Почему все это происходит со мной? Почему я рождена такой?!» - думала я, несясь неизвестно куда в полной темноте.

С детства мне внушали, что моя суть, суть суккуба, монстра, питающегося чужой энергией, нормальна.

Вы же не думаете о свинье или корове, съедая их мясо? А я все-таки не убивала… Мои жертвы отдавали энергию со счастливой улыбкой на устах, с радостью в сердце, от того, что такая красавица, богиня почтила их своим присутствием, объятиями и поцелуями.

Однажды мне придется убить, я всегда это знала. Мой род не должен угаснуть.

Но сейчас мне было не до подобных мыслей, все силы уходили на то, чтобы бежать и, задыхаясь от ужаса, искать свой шанс на спасение.

Я спряталась в глубине подземных казематов, в каменной нише, осклизлой и грязной. Зажала нос рукой и постаралась дышать ртом.

- Где ты птичка Феникс? – маньяк играл со мной. - Где ты монстр, маленькая похотливая су…?

Я молчала.

Ах, почему, почему мне так не повезло? Почему я привлекла к себе любовь извращенца?! Почему я родилась суккубом, а не обычным человеком?

Я ждала…

Я молилась первый раз в жизни  темному богу, я просила его с надрывом, просила о спасении!

Но он нашел меня.

Он нашел меня.

 

Очнулась я на каменном полу, прикованная к трубе железными тяжелыми кандалами и совершенно нагая.

Дрожа от холода, я обняла себя руками и торопливо огляделась вокруг.

Трупа рядом не было. С одной стороны грустно – туда маньяку и дорога, а с другой все же не хотелось бы, чтобы он меня насиловал. Фу! Меня чуть не вырвало от отвращения.

Маньяк стоял напротив и наслаждался моим видом. Я  глядела на него с ненавистью, мечтая о том, как раздираю его в клочья, разрываю горло, с хрустом ломаю шею.

- Зачем ты раздел меня? - со злостью спросила я. Быть может, мое поведение было неправильным, но слова будто вырывались из-за рта сами.

- Почему бы не полюбоваться, - усмехнулся ненормальный.

Я задрала голову:

- Все равно коснуться не можешь!

- Могу, - тьма пылала в его зрачках. Многозначительно и страшно.

Я молчала, стараясь не глядеть на него. Голую кожу холодил сквозняк, перебирая мелкими лапками, скользя.

Хлопнула дверь и мы с темнотой остались наедине.

Время шло, но я даже не могла его засечь. Совсем скоро проявится   мое истинное лицо.

Надо как-то пережить оставшиеся дни. Всего лишь пять дней.

 Изредка захаживал маньяк и приносил голубую пластиковую миску с неаппетитной едой. Корки хлеба и вода. Часто он издевался надо мной, но боялся прикоснуться. А я медленно слабела, пытаясь вытянуть из него энергию на расстоянии, хоть и знала, что это бесполезно.

 

Спустя четыре дня проведенных среди темноты и смертельного страха, он явился за мной. Я жутко хотела пить и есть, но держалась, лишь на силе воле и энергии, украденной у маньяка.

- Если ты не будешь пытаться выпить меня, я дам тебе то, что тебе необходимо.

- Давай, - согласилась я, потому что мой план требовал сил.

- Тогда я сначала отстегну цепь и отведу тебя кое-куда, - с гадкой улыбочкой сказал маньяк. Я позволила ему подойти и исполнить задуманное.

Мы вылезли из подвала, я первая, прошли по коридору, и цепь звенела в такт моим шагам. Ненормальный вел меня, словно собаку на привязи, и это безумно раздражало, хотелось броситься на него и размазать по стене.

Около двери он остановился и протянул мне две миски одну с едой, другую с кормом для животных.

Я одарила его бешеным взглядом, в котором сквозило обещание немедленной смерти. Маньяк ухмыльнулся.

Взяла миску в руки и отпила, как человек, жадно выхлебала всю воду.

- Ладно, подкрепись, он протянул мне бутерброд.

Я молниеносно проглотила его, и теперь выжидающе смотрела на ненормального.

Мне было необходимо время.

Время!

Маньяк ухмыльнулся и протянул мне ленту. Я отшатнулась. Он зверски улыбнулся мне и связал руки, хоть я и отбивалась, пиная его коленями и локтями, а маньяк попросту придавил меня к  полу. Без  прикосновения к коже не вытянуть ни капли сил.

А затем и завязал ленту.

Схватил за цепь и потащил за собой. Спотыкаясь, я семенила, и слезы подкатывали к горлу.

Всего лишь десять минут! Разве это много, о, всеблагая тьма? Разве это много?

Я упала на холодный камень.

- Посмотри, - садист сдвинул мою повязку.

Свечи пылали пентаграммой, разгоняя мрак. На полу кровью были начертаны каббалистические знаки. Маньяк был обнажен.

Мое лицо скривилось от отвращения.

- Ты надеешься остаться живым? – спросила я с сарказмом.

- Конечно!

- Что ж удачи, - только пять минут! Пять минут и…

Маньяк наваливается на меня, слюняво целует, и внезапно я понимаю, что не могу выпить его силу. Не могу и все!

Паника овладевает моим разумом, мешает дышать, вцепляется в сердце, входит в душу раскаленной иглой.

 Пытаюсь оттолкнуть его связанными руками, бью ногами, но все без толку. Маньяк наваливается на меня всем телом, давит так, что я не могу дышать, лапает повсюду.

От нехватки воздуха кружится голова, тошнит и, кажется, что сейчас я упаду в обморок.

Миг и я свободна. Сила распирает меня изнутри, бушует, словно пламя, ревущий могущественный огонь.

Веревки легко разрываются на руках. Мои ладони – страшные черные лапы лежат на груди маньяка, я улыбаюсь страшной пастью.

- Теперь ты умрешь.

Крик ужаса срывается с его губ, и я выпиваю его жизнь до дна. Словно бокал изысканного вина. Он заслужил смерть. Справедливая кара.

 

Я стою напротив зеркала.

Вот моя истинная сущность.

Все тело покрывает черная чешуя, одежда разлетелась в клочья. Необычайно большие руки, с черными острыми когтями, толстое тело и ноги, словно столпы. На чешуйчатом лице выделялись лишь глаза: золотые огромные наполненные неземным светом.

Фиолетовые губы и короткий нос.

Все видели лишь тысячи масок, и никто не знал моего истинного лица. Лица чудовища.

Я вздохнула. Не мужчина и не женщина.

Всего лишь паразит, живущий чужими эмоциями.

Но разве могла я казнить себя, за то, что живу?

Нет, я упивалась своей властью, своим могуществом, тем, что было мне дано, самой жизнью.

Я улыбнулась своему отражению и отправилась на поиски нового донора.

 

 

 

 

Похожие статьи:

РассказыПотухший костер

РассказыОбычное дело

РассказыПортрет (Часть 2)

РассказыПоследний полет ворона

РассказыПортрет (Часть 1)

Теги: фэнтези
Рейтинг: +2 Голосов: 4 1846 просмотров
Нравится
Комментарии (6)
DjeyArs # 18 октября 2015 в 21:58 +2
Как все-таки медленно и ненавязчиво нарастает пугающая правда о героине! Плюс! laugh
Елена Евдокименок # 13 ноября 2015 в 19:18 0
спасибо!
Вячеслав Lexx Тимонин # 19 октября 2015 в 02:12 +2
Ух! Круто!
Елена Евдокименок # 13 ноября 2015 в 19:19 0
спасибо)) Удачи вам в творчестве!
Владимир Швецов # 9 июля 2016 в 18:42 0
Весьма оригинальный текст. Только почему из очаровательной пары суккуб-инкуб вы выбрали именно суккуба?
Елена Евдокименок # 14 декабря 2016 в 18:53 0
Спасибо)) Наверное, потому что героиня мне все-таки ближе, чем герой.))
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев