fantascop

Сюрреалистичные будни МОМС

в выпуске 2016/02/29
2 августа 2015 - Yurij
article5420.jpg

Несмотря на благоприятную обстановку переговорных административного сектора МОМС, располагавших посетителей к дружественным и непринужденным беседам, напряжение в комнате номер четыре росло с каждой секундой. В связи с этим новоиспеченный инженер-техник станции Виктор Аскольдович Стульчик так же с каждой секундой становился все мельче и вот-вот угрожал уже вовсе исчезнуть, оставив после себя только слабый запах любимого цветочно-мятного одеколона. А для полного обращения Стульчика в ничто, старшему помощнику капитана Рику Сомерсу надо было лишь продолжать молчать и вглядываться в исписанные страницы рабочего блокнота, время от времени перелистывая их с характерным шуршанием.

Совещание назначили на 17.30, а сейчас было 17.32. За шесть минут, которые Витя провел наедине с Сомерсом, никто из них не произнес ни слова, вернее сказать: Сомерс не произнес ни слова, так как Витя в нынешней ситуации заговорить первым просто не решился бы. Он ждал когда: либо окончательно исчезнет из данной точки пространства-времени, либо Сомерс все же заговорит.

Исчезнуть Витя так и не успел, хотя, вероятно, уже начал сомневаться в своем существовании, потому как стал легонько стучать пальцами по серебристой поверхности стола.

- А знаешь, - Сомерс говорил, не отрывая от блокнота взгляд, - чем мне сегодня пришлось заняться?

- Чем сэр? – Витя спросил быстро, не желая держать паузу в беседе, а вот Сомерс с ответом не спешил, издевательски продолжая изучать страничку в блокноте.

- Ну, предположи.

Витя пожал плечами. – Опять что-нибудь натворил.

- Натворил. – Сомерс, наконец, захлопнул блокнот и взглянул на Виктора. – И еще как натворил!.. Экскременты Витя!.. Помет убирать пришлось! Самый что ни на есть мышиный!.. Отборный!.. И всего-то пару килограмм! И прямо в моей комнате!.. Представляешь?!

Витя знал, что убирать указанный помет пришлось, конечно, не Сомерсу, а роботу-уборщику, но огласить этот факт старшему помощнику, не было и в мыслях.

- Ультрасовременная космическая станция! – распевал Сомерс, рассверливая Витю взглядом. - Открытая! Многофункциональная! Межпланетная!.. И вдруг мыши!.. И какие!.. И сколько!..

Витя виновато развел руками. - Сэр, но ведь я-то его сюда не привозил. – И тут же преданно посмотрел на Сомерса. – Но проблему понимаю…

- Да что ты?! Вот спасибо тебе Виктор Аскольдович! – Сомерс благодарно кивнул. -  За понимание спасибо!.. За сочувствие!.. Только вот, никому не легче от этого, Витя. Никому!

- Сэр, если бы я только мог что-то сделать…

- А ты можешь, Витя, можешь. Никто не может, а ты можешь! Котяра-то твой! Вот ты и можешь!

- Котяра, да не котяра, сэр… Что ж с ним сделаешь, если он и во времени может перемещаться, и в пространстве, и вообще такое учудить что…

- А дрессировать?! – перебил Сомерс. – Дрессировать кто будет?!

- Дрессировать?.. Как, сэр?..

- А вот так, Витя!.. Мы же тебя с Валерием Сергеевичем выдрессировали! Вон ты какой стал! Не шелохнешься лишний раз!.. Так и его дрессировать надо!

- Но ведь он же не просто кот, сами знаете. Да собственно и не кот вовсе. Принял обличие, поведение копирует, но ведь не кот. В смысле, ненастоящий…

- Зато мыши настоящие и помет от них тоже. Надо было горсть-то прихватить. Ты бы убедился.

Витя напряженно вздохнул и немного откинулся в кресле. Часы показывали 17.40. Почему-то задерживались Валерий Сергеевич и Света. Для капитана это было необычно, но рядом сидел старший помощник, который по поводу этого не выказывал никаких тревог, а значит, все было в порядке.

До недавнего времени, проблемы с «подарком» от представителей Иньеры-7 ограничивались для Виктора временнЫми скачками в прошлое. К примеру, проснувшись утром «сегодня» он мог обнаружить, что находится в «позавчера» притом, что, в отличие от остальной команды МОМС, помнил все события, которые произойдут в течение последующих дней. Кроме него таких перемещений никто не замечал, неудобства они никому не доставляли, разве что самому Виктору. Он к своему удивлению обнаружил интересный факт: так как сам помнил все что произойдет, скажем, в два последующих дня, то заранее вмешивался в некоторые события для собственной выгоды, однако, любая попытка «подкорректировать» будущее неизбежно приводила к результату его ухудшающему. Например, зная о легкой неисправности робота-погрузчика нижнего уровня, он сразу побежал устранять ее, так как знал, что завтра этот погрузчик будет нужен для разгрузки образцов горных пород с Топала-3. Неисправность приведет к тому, что курьерский корабль Флуксов задержится, что, в общем-то, не сильно повлияет на работу МОМС, но вот Стульчику от Сомерса достанется хороший нагоняй за несвоевременную диагностику, отсутствие оперативности действий по переключению машин (слишком долго!), низкие дипломатические качества (не позволившие уладить конфликт с представителями Флуксов, которые, ни для кого не секрет, обладают воистину скверным характером).

Казалось бы, починка злосчастного робота все исправит: разгрузка произойдет вовремя и никакого скандала с Флуксами не будет. На деле же: Витя спокойно устраняет неисправность, после чего наблюдает за разгрузкой, уверенный, что все неприятности исключены, как вдруг в погрузочной срабатывает «аварийка». Оказалось, что не занятые скандалом Флуксы решили протестировать системы корабля от чего в погрузочный отсек МОМС сначала повалил дым, а затем какой-то технологический газ, которые анализаторы станции сразу же уловили (при скверном характере, профессионализм самих Флуксов явно хромал). В результате им пришлось задержаться не на один час, а на целых четыре. Тот факт, что авария случилась по вине самих Флуксов, совершенно не повлиял на их требовательность к команде МОМС. Ликвидировать последствия выбросов пришлось Вите и Сомерсу, а приносить извинения за задержку погрузки самому Валерию Сергеевичу (по мнению Флуксов дело было в плохой (медленной) работы систем аварийной вентиляции МОМС).

Вся эта ситуация заставила Виктора задуматься о причинно-следственных связях во вселенной, которая будто пригрозила ему пальцем за вмешательство в заранее продуманные события.

В другой раз все было намного проще: задумав такую банальную вещь, как приготовить Светочке кофе за обедом, Витя необъяснимым образом выронил кофейник прямо на обеденный стол, до полусмерти перепугав путающегося под ногами Космика. Большая часть горячего напитка досталась форменным брюкам Сомерса, так же пришли в негодность два его сэндвича с телятиной. Старший помощник промолчал, но одарил Витю взглядом, от которого у того пропало всякое желание рыцарствовать (а ведь пришлось заранее сделать работу, которую ему поручили бы как раз в обед).

В общем: от перестановки слагаемых сумма не только не менялась, но и становилась все более непредсказуемой и вместо мелких неприятностей у Виктора неизбежно появлялись неприятности покрупнее. Хорошенько уяснив это, он старался ничего не менять, если оказывался в прошлом благодаря способностям Клюкка. Клюкк же продолжал пребывать в форме черного котенка, которого Витя сам назвал Космосом (Космиком).

Однако если перемещений во времени Виктора никто не замечал, то мышей в одночасье заметили все. Началось все с одного прекрасного утра, в которое Витя обнаружил на пороге своей комнаты дохлую мышь и деловито сидящего рядом Космика.

Мышей на МОМС изначально попросту не могло быть, так как все комплектующие станции, собиравшиеся на планетах, тщательно проверялись перед отправкой в космос. Занести на МОМС грызунов тоже было некому. Любой поступающей груз подвергался анализу вплоть до определения состава внутренней среды закрытых емкостей. Тем не менее, мыши появились и появились внезапно.

Дохлая особь перед комнатой Виктора оказалась только началом этого вторжения. Уже на следующий день, мыши стали появляться в самых неожиданных местах и в разном количестве. Они попадались в каютах, столовых, технических отсеках и даже в лабораторных камерах, куда из-за особенности конструкции не смогли бы пробраться и бактерии. Мыши носились по всей станции. Иногда поодиночке, иногда целыми стаями. Что удивляло: они бегали вроде бы без определенной цели, из угла в угол, возникали то тут, то там и пропадали столь же внезапно, как и появлялись.

То, что в дело замешан Клюкк стало ясно еще до того, как мыши начали приобретать различную окраску и размеры. Среди привычных серых и белых вдруг стали появляться особи всех цветов радуги и даже разноцветные, вплоть до самых необычных окрасов. Если по коридору проносилась такая стая, от разнообразия цветов начинало рябить в глазах. Однако же, удивляться менявшемуся цвету мышей, долго не пришлось. Цвет оказался пустяком по сравнению с проблемой изменившегося размера. Да, мыши росли и росли быстро. Теперь встречались всякие: от обычных умещавшихся на ладони серых комочков, до огромных, неуклюже-несуразных, длиной в метр-полтора абсурдных хомяков.

Спасало то, что мыши, маленькие и большие вели себя вполне дружелюбно. На команду не нападали и не кусали, предпочитаю бесцельно носиться по станции, оставлять горы помета и, периодически грызть электрическую проводку.

В иных обстоятельствах, капитану следовало поднять на МОМС тревогу и вызвать бригаду по зачистки станции от надоедливых грызунов, но еще до появления крупных особей обнаружили интересный факт. Сомерс, решивший исследовать мышиный феномен, своими руками наловил около десятка особей и поместил в стеклянный контейнер. Первоначальный анализ не выявил ничего удивительного – мыши оказались самыми обычными мышами. Оставив подопытных в запертом контейнере, через полчаса Сомерс обнаружил, что мыши оттуда не просто исчезли, но и даже не оставили никаких следов своего пребывания там. Стало ясно: мышей кто-то намеренно создает, после чего они какое-то время гуляют по станции, а затем, сами собой пропадают. Правда, почему-то не всегда быстро пропадал их помет, но это могло значить, что оставившие его особи продолжают разгуливать по МОМС. Иными словами: время пребывания на станции разных особей, скорее всего, отличается.

Чудес не бывает. Точнее, если что-то «чудесное» происходит рядом с чем-то необъяснимым, это необъяснимое и является причиной чуда. Причиной появления мышей на МОМС мог быть только Космик. Вместе с Сомерсом Витя выдвинул гипотезу: так как Клюкк, во время столкновения с Витей принял форму кота, то постепенно начинает копировать поведение обычных домашних кошек, основываясь на памяти Виктора. Вероятно, деревенские коты, с которыми Витя провел детство, были неплохими мышеловами и Клюкк-Космик, конечно, желает повторить их подвиги на радость хозяину, но так как мышей на МОМС изначально не было, создает их сам, ориентируясь на Витину память, собственное воображение и силы, которые не может контролировать в полной мере.

Предположение о бесконтрольности сил Космика Сомерс сделал, наблюдая, как мышиная стая очень даже успешно гоняет кота по коридорам МОМС. Было понятно, что создавать разноцветных полуметровых мышей явно не входило в его планы, ведь, в конце концов, перед ним стояла задача поймать мышь и принести Вите. Поймать то, что может проглотить тебя самого Космику оказалось не под силу. Процесс создания мышей явно вышел из-под контроля и теперь стал непроизвольным. Своих возможностей Клюкк не сознавал и не умел ими пользоваться.

Итак, мышиный вопрос назрел уже давно. От серьезного скандала спасало то, что МОМС еще не использовалась так широко, как планировалось. Долгосрочных посетителей станция пока не принимала, но не за горами было двадцать первое число – дата прибытия исследовательских команд планетарного альянса. Принять команды на борт, кишащий мышами, значило положить конец всему проекту.

Часы показали 17.45, когда Соммерс, вероятно обладавший каким-то шестым чувством вдруг встал, одновременно скомандовав: «Инженер Стульчик!» - от чего Витя подскочил и вытянулся. Через секунду в переговорную вошел сам капитан МОМС – Валерий Сергеевич Сомов. Он сразу же кивнул и велел подчиненным сесть. Витя про себя облегченно вздохнул. Находиться в компании Сомерса, когда тот был не в духе, не пожелаешь никому, хотя в его профессионализме сомневаться не приходилось, и в сложных ситуациях он никогда не терялся. И все же, на МОМС у Сомерса было только двое подчиненных: бывший стажер, а ныне инженер-техник - Виктор Стульчик и специалист по работе с навигационными системами (навигатор) – Линская Светлана. Учитывая, что со Светой они уже не первый год работали вместе, все тиранические выпады доставались несчастному Вите.

В отличие от старшего помощника, капитан был эталоном спокойствия и решимости. Витя не слышал ни сам лично, ни от кого-либо, чтобы Валерий Сергеевич хоть когда-нибудь переходил на крик даже в экстренных ситуациях, которых за двадцать лет карьеры в открытом космосе у него было достаточно. Сомову недавно исполнилось сорок три, но выглядел он лет на десять моложе. Немного добавляла возраста аккуратно стриженная короткая борода, в которой просматривались отдельные седые волоски. Зато на голове никакой седины не было. Густые каштановые волосы, слегка прикрывавшие уши, возможно, казались длинноватыми, особенно если сравнить их с военно-манерной прической Сомерса. Старший помощник был худощав и пружинист, Валерий Сергеевич – плотен, но, ни в коем случае не полон.

Капитан сел в центр стола. Сомерс со Стульчиком сидели от него по разные стороны. Старший помощник заговорил: - Сэр, мне вызвать Линскую?

- Нет, - покачал головой Сомов. – У нас А-3 так что, пусть посмотрит за системами.

А-3 означало стандартный код тревоги «приближение астероидного поля» с третьим уровнем опасности. Автоматические энергопушки современных станций справлялись и с четвертым, главное, чтобы работала система наведения. Участия человека в уничтожении астероидов не требовалось, но Сомов, ведомый капитанским инстинктом оставил Светлану следить за ходом операции. Витя невольно подумал, уж не собирается ли капитан высказать в его адрес, что-нибудь не касающееся премилых девичьих ушей, однако оставил эти опасения за их абсурдностью - Света была полноправным членом команды.

- Что ж, А-3, так А-3, - проговорил Сомерс.

Валерий Сергеевич помолчал, глядя то на Витю, то на Сомерса. – Итак, собрались, - сказал он с улыбкой, задержав взгляд на старшем помощнике: - Есть, что сказать Рик?

- Нового ничего, сэр. Проблемы те же.

- Те же, - кивнул Сомов и взглянул на Витю. – Ну, а тебе, Виктор Аскольдович?.. Какие мысли?

Витя немного заерзал в кресле. – Простите, сэр, мысли по поводу чего?

- Да хотя бы по поводу всего, – пожал плечами Сомов. -  Открытие МОМС, прием команд, поступление техники, исследования. - Он подержал паузу, продолжив затем: - мыши, помет в комнате Рика, съеденная проводка в навигаторской, испорченное оборудование в лаборатории... и снова мыши. Всюду мыши, Виктор Аскольдович, куда ни глянь.

Витя стал краснеть и сделать с этим процессом ничего не мог. С большим удовольствием он перенесся бы на день или два назад, чтобы придумать хоть какой-нибудь вариант решения мышиной проблемы. Однако оставалось только краснеть. Сомов не стал пытать дальше юношу, а по-доброму усмехнулся, сказав: - Ну, Виктор Аскольдович, и задал же задачку.

- Валерий Сергеевич, да если бы я только мог, если бы знал что делать. – Витя встал. – Мы ведь имеем дело с неизученной формой жизни. Его исследовать надо.

- А что исследовать? Кот как кот. Невоспитанный только. Заниматься им надо, а заниматься только ты и можешь. Питомец-то твой.

Тут неожиданно для всех на стол выскочило черное пятно, которым был, конечно же, сам Космик. Он деловито прошел на середину стола и лег.

- Во, дает! - воскликнул Сомов. Сомерс недовольно вздохнул, а Витя от неожиданности отшатнулся назад и сказал: - Проник! Вот ведь! Дверь-то заперта была.

- Да понятно уже. Вот он и шатается, где хочет. Делает, что вздумается, - сказал Сомов. – А вообще, конечно, прав ты, Виктор Аскольдович. – Он протянул руку, дотронувшись до мордочки кота пальцами и погладив по носу. – Исследовать его надо.

- Ну, раз так. – Витя снова сел. – Отправьте нас с ним на землю.

- А ты хочешь на землю?

- Нет, но он все равно ко мне привязан. Без меня никаких исследований не будет.

Сомов убрал руку от Космика и посмотрел на Витю. – Это мысль.

Витя кивнул и опустил голову.

- Подождите, Валерий Сергеевич! – вмешался Сомерс. – Как так, отпустить Стульчика? Мы его готовили, в конце концов. Ну, вляпался он с этими Инъерцами, не спорю. Ну и что? Исследовать надо? Так исследуем здесь. Лаборатории есть, ученых кого надо закажем. Феномен-то интересный.

- Спасибо, конечно, - сказал Витя. – Но слишком уж хлопотно для станции: проводка, мыши, оборудование…

- Воспитаешь! Как?! Разберемся!

- Сэр…

- Сбежать хочешь?! Готовили тебя! Учили! А ты бежать?!

Витя аж подскочил. – Да что вы!..

- Хватит Виктор. – Голос Сомова мгновенно остудил Витин пыл. – Хватит. И ты Рик тоже, давай поспокойнее. – Сомерс кивнул. Витя сел. – Решать, конечно же, тебе Виктор. Случай неординарный, поэтому я приказывать не буду. Захочешь уйти – уходи, захочешь остаться – поддержим. Ты меня знаешь, и Свету с Риком тоже.

- Поддержим, - сказал Сомерс.

Витя вздохнул: - Да, но что с мышами.

- А ничего, - сказал Сомов. – Найдем выход. Ты главное, попробуй понять, как ваша связь работает. Найди с ним контакт. Поэкспериментируй, наконец.

Космик тем временем встал, подошел к Вите и стал тереться об руку.

- Вот видишь! Понимает все.

Витя взял урчащего кота на руки, посмотрел на Сомова и только собрался что-то сказать, как зашипела переговорная панель, из которой донесся Светин голос: - Первый! Первый! Валерий Сергеевич!

Сомов принял вызов. – Первый на связи! Что случилось?

- Проблемы с системой наведения, сэр!

- Проблемы? – привстал Сомерс.

- Что такое? – спросил Сомов.

Панель пошипела. Некоторое время Света молчала. – Не отвечает! Система не отвечает, сэр! Связь потеряна!

- Вот черт! – Сомерс выругался. – Без наведения остались!

- Как?! – Витя положил Космика на стол. – Сэр, а как же А-3?! Как же поле?.. Ведь астероиды…

Сомерс вздохнул, устало проговорив: - Видимо опять мыши, Витя.

-  А как же?!

- Вручную! – сказал Сомов. – Рик займите третий пост, Линская займет седьмой, я – первый. Стульчик – шестой! По местам!

- Есть! - только и успел ответить Витя, прежде чем капитан вышел. Астероидное поле надвигалось, и МОМС мог его встретить только четырьмя энергопушками, которыми теперь управляли люди, а не машины.

                                                                      ***

Мыши! Мыши! Черт их дери! – раздалось откуда-то, кажется со стороны Сомерса. Система наведения не работала. Из десяти энергопушек МОМС вручную управлять можно было лишь четырьмя, но Сомов, зная направление поля, точно указал на позиции, которые следовало занять. Все поле можно было расстрелять, используя только эти четыре пушки. Каждому из команды достался свой сектор обстрела.

Сомов приказал не стрелять, до того, как астероиды подойдут на нужное расстояние, а это примерно наполовину ближе, чем необходимо автоматической системе. Так же нельзя было палить без разбору и попадать нужно точно в центр, иначе астероид только расколется и толку будет мало.

Витя приготовился. Последний раз он стрелял в академии и на МОМС в этом не практиковался. Современные системы авто-нацеливания считались крайне надежными и подготовке персонала в стрельбе из энергопушек уже не уделялось столько внимания как раньше.

Первым начал стрелять Валерий Сергеевич. Отточено, методично и без промаха. Каждый выстрел попадал в цель и не оставлял астероиду шанс на дальнейшее продвижение. Витя засмотрелся, насколько хватало обзора - капитан словно попал в свою стихию, но от выпускника старой школы другого и нельзя было ожидать.

Вторым в бой вступил Сомерс. Его стрельба была более нервозной. Наверное, Витя и через год смог бы различить образцы выстрела капитана и старшего помощника. Снаряды всегда попадали в цель, но некоторые астероиды раскалывались на слишком крупные куски, и приходилось стрелять повторно, впрочем, пока со своим сектором Сомерс справлялся. На них с капитаном пришлась основная масса астероидов и самые крупные.

Красные индикаторы у постов Виктора и Светы загорелись одновременно. Витя хотел бы посмотреть, как стреляет двадцатишестилетняя коллега – навигатор, но надо было стрелять самому. Он только различил по звуку – стрельба у нее вполне аккуратная, хотя далеко не капитанская.

Первый выстрел пришелся мимо цели. Второй лишь задел один из больших астероидов и немного покачнул его. Секунда передышки – Витя собрался. И стал палить. Несколько подряд выстрелов идеально достигли цели – астероиды разлетелись на осколки. Стрельба пошла более ровно. Несколько раз он промахнулся, но не обратил внимания, а просто стрелял дальше.

За двадцать минут интенсивность вражеского поля возросла в полтора-два раза. Даже в боевом азарте Витя чувствовал, что работает на пределе. Один астероид! Всего один и станция будет повреждена! Где-то на полсекунды Витя прислушался, поняв, что в секторах капитана и Сомерса, выстрелы превратились чуть ли в не пулеметную очередь.  Астероиды у них взрывались один за другим. Единицы снарядов проходили мимо цели, но все равно попадали в дальние ряды поля – им не было конца. Пыль, осколки, которые уже нельзя было бы раздробить даже авто-системой начали сыпаться на МОМС. Они не могли повредить станцию, но мешали точно прицеливаться. Витя стал мазать.

Тряхнуло сильно - один из крупных осколков видимо все-таки угодил в МОМС. «Светка!» - подумал Витя без толики обвинения. Просто не верилось, что капитан или Сомерс могут пропустить крупный осколок раньше него.

Ни на секунду Витя не прекращал пальбу. Перед глазами стояла сплошная астероидная пыль. Он старался выловить крупные куски, уже пропуская те, которые расстреливал бы в первые минуты боя. Слишком много их было и слишком здорово трясло МОМС. Повреждения станция наверняка получит и главной задачей постепенно становилось выживание. Стрельба продолжалась.

В толще пыли Витя заметил пять или шесть крупных астероидов. Даже в дикой тряске по ним нельзя было промахнуться. Несколько выстрелов раскололи их на отдельные, довольно крупные куски. Они приближались быстро и с разных сторон. Витя почувствовал, что не успевает расстрелять все. Мелкие осколки врезались в станцию, мешая прицеливаться. Выстрелы оказывались не точными и только сбивали траекторию крупных кусков. Девять или десять из них все же удалось разнести.

В какой-то момент МОМС тряхнуло так, что Витя чуть не вывалился из кресла. Но стрельбу он не прекращал – бил вслепую, просто вжав кнопки в панель. Попал или нет, значения уже не имело. Нельзя было прекращать сражаться. Витя взглянул: множество мелких осколков и среди них два или три крупных. Близко, слишком близко, чтобы успеть расстрелять.

«Приближаются!.. Не успеть!..» - внезапно Витя осознал, что осколки пропустит не капитан или Сомерс, не Света, а он – Виктор Стульчик, окажется не в силах защитить МОМС и тем самым его погубит.

Витя почувствовал, как что-то теплое запрыгнуло ему на колени. Космик, как всегда взявшийся неизвестно откуда, что-то промяукал и стал карабкаться по Витиной куртке. Существо ощутило чувства хозяина в этот момент. Витя стрелял, но уже не целился. «Прости!.. Космик, миленький!.. Прости!.. Не хотел я!.. Не смог!..» - котенок вскарабкался на плечо Виктору и вжался мордочкой ему в ухо. Послышалось мягкое урчание. Витя услышал даже биение маленького сердца, как вдруг время будто остановилось. Внезапно Витя осознал, что Космика на станции больше нет, и прекратил стрельбу. Осколок - убийца приближался, но это стало не важным. «Его нет!.. Нет!.. Космика нет!» - из Виктора будто вырвали часть души. От ужасного ощущения он согнулся. Он и не думал испытать такое, не знал, насколько окажется сильна связь с Клюкком.

«Это конец!» - Витя закрыл глаза, ожидая удара, которого не случилось. Станцию все еще трясло, но огромный осколок должен был попросту ее разнести. Витя ждал и чувствовал, как его выворачивает наизнанку. В какой-то момент он понял: Космик борется! Борется так же, как и вся команда!

Витя слышал выстрелы, слышал голос капитана, Сомерса и Светы. Они все еще стреляли – сражались! МОМС сражался, не желая уступать проклятым блуждающим космическим скалам. Но удар уже должен был случиться. Витя с трудом открыл глаза и посмотрел. Астероида надвигающегося на станцию несколько секунд назад не было - исчез. Множество мелких осколков и тонны пыли буквально окутали МОМС, но, ни одного крупного не было.

«Заканчивай!.. Рик!.. Хватит!» - раздался голос Сомова, и Витя услышал, шаги в свою сторону. Чьи-то руки подхватили его уже почти выпавшее из кресла тело. Он посмотрел – Сомов. Позади него Света. Витя ей улыбнулся, закрыл глаза и провалился куда-то очень глубоко. Станция была спасена.

***

Проснулся Витя в своей постели. Было хорошо и легко, чувствовалось, что все в порядке. От ужасного ощущения не осталось и следа. Конечно, он вряд ли бы смог немедленно подскочить и бежать выполнять задачи Сомерса, но главное, что были силы и желание выздоравливать. Вставать пока не хотелось. Витя снова положил голову на подушку и, кажется, ненадолго задремал.

Разбудил его вошедший в комнату Сомов. Капитан предложил зайти попозже, но Витя возразил и привстал на локти, стараясь казаться бодрее, чем был на самом деле. – В порядке, Валерий Сергеевич! Только дайте полчаса, а там…

- Ну-ну, хватит, успокойся, Виктор. – Сомов прошел и сел в кресло рядом с кроватью. Немного помолчали. Витя вздохнул и произнес: - Справились.

- Справились, - кивнул Сомов.

- А я-то, один, кто в постели.

- Не совсем.

Витя вопросительно взглянул. Сомов улыбнулся, сказав: - Подарок тебе принес. Он просунул руку во внутренний карман форменной куртки и достал оттуда черный пушистый комочек.

Витя в какой-то мере знал, что Космик жив. Он чувствовал это благодаря установившейся с ним связи. Сомов положил котенка на кровать. Тот сразу прибился Вите под бок и свернулся калачиком.

- Живой.

- Еще как, - усмехнулся Сомов. - Только спит много. Прямо как ты.

- Главное, уцелел.

- Мы все уцелели. Никто и не знал, что это чудо весь МОМС спасет.

Витя задумался. - Значит, он как-то переместил осколки.

- Да, мы уже не справлялись. Станцию трясло, и стреляли все на «авось».

- Он исчез с корабля. Я почувствовал.

- Вероятно, переместился в космос, - пожал плечами Сомов. – Хотя мы не знаем, как оно работает. Знаем только, что связь между вами есть. Ему плохо и тебе тоже.

- Интересно.

- Да, - согласился Сомов. - Кстати, мышей на МОМС больше нет. Исчезли. Не знаю как, но, наверное, у него все силы ушли на астероиды.

- Значит, он все-таки может управлять тем, что создает.

- А-то! Вот только научиться бы ему, – усмехнулся Сомов и хлопнул Витю по плечу. – Ну, поправляйся.

- Спасибо, - улыбнулся Витя. - Теперь точно поправлюсь.

Сомов вышел. Витя погладил Космика. На душе стало теплее.

Похожие статьи:

РассказыДоктор Пауз

РассказыПо ту сторону двери

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыПограничник

РассказыВластитель Ночи [18+]

Рейтинг: 0 Голосов: 0 429 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий