1W

ТАЙМДАЙВЕР (продолжение 1)

в выпуске 2016/09/26
22 февраля 2016 - Игорь Каплан
article7627.jpg

06.

Странно. Когда он опять открыл глаза, не было ни душевой кабинки, ни палаты, да и на больницу то место, где он находился, походило не больше, чем бордель на исповедальню. Его окружала темнота, и рассмотреть комнату было практически невозможно. Он был лишь уверен, что это именно комната. Сергей протянул вперед руку и наткнулся на стену. На ощупь это был грубо оттесанный холодный камень. Запах был немного затхлым, словно он находился в подвале. Или пещере. Да-да, скорее всего именно в пещере. Окон не было видно. Лишь откуда-то справа от него пробивалась еле заметная полоска света. Даже не света, а, как это ни странно, тени, просто чуть более светлой, чем тьма вокруг. Постояв некоторое время, Сергей немного привык к темноте, и она уже не казалась столь кромешной, как минуту назад. Контуры помещения начали прорисовываться более четко, насколько это вообще было возможно. Он уже мог разглядеть полки вдоль стен, сваленные в углу в кучу тряпки или одежду. Очень низкий потолок. Голова едва не касалась его, но, все же, стоять можно было свободно, не пригибаясь. Значит, действительно комната. «Но где? Что это за место и как я сюда попал?» Примерно такие мысли промелькнули в голове у Гардина. Промелькнули и исчезли, словно их и не было. 

Сергей решил двигаться по направлению к свету. Во-первых, это было вполне естественно, так как других мало-мальски определенных ориентиров вокруг не наблюдалось. Во-вторых, именно с той стороны раздавались громкие нечленораздельные крики и слышались частые удары металла о металл. Сделав несколько шагов, он с удивлением обнаружил, что боль в груди почти не беспокоит, а голова не кружится вовсе. Сергей медленно приближался к освещенному участку, стараясь ступать как можно более осторожно. Крики и шум становились все громче и громче, хотя слов было все еще не разобрать. Наконец он приблизился к просвету достаточно близко, чтобы разглядеть невысокую, деревянную дверь, из-за которой и раздавался шум. Дверь была самую малость приоткрыта. Этого хватало, чтобы пропустить внутрь тусклый луч света, но было слишком мало для того, чтобы разглядеть, что за ней происходит. Несколько секунд Сергей стоял в нерешительности, потом легонько толкнул дверь. К его удивлению, она отворилась практически бесшумно, и ему открылось до невозможности удивительное зрелище.

Комната за дверью была гораздо больше той, где он находился. При виде ее у Гардина в голове всплыло величественное слово «зала», как наиболее подходящее к определению данного помещения. Огромные, метров не менее пяти потолки. Через три небольших полукруглых окна в комнату попадал дневной свет, явно недостаточный для освещения такого просторного помещения. В длину оно было метров двадцать и около десяти метров шириной. Справа стоял большой массивный деревянный стол на толстых резных ножках и два столь же массивных стула. Третий стул валялся немного поодаль. Тут же, около него, на полу лежала пара металлических тарелок и черепки от разбитой глиняной посуды. Несколько небольших гобеленов или знамен яркими цветными пятнами выделялись на серых каменных стенах. Два незажженных факела на стене по обе стороны от центрального окна. С полдюжины экземпляров различного холодного оружия украшало правую, самую дальнюю от Сергея, стену.

Все это он успел заметить, бегло осмотрев комнату, за какие-то несколько секунд. А еще он успел заметить пятерых человек, так же находившихся в этой комнате. И выглядели они более чем странно. Крепкий светловолосый мужчина на голову выше самого Сергея стоял слева, опершись спиной на маленькую деревянную дверь. Одет он был в кольчугу, доходившую ему почти до колен, светлая просторная рубаха выглядывала из-под нее. Левый рукав рубахи был в крови, и она все еще продолжала стекать вниз по опущенной руке и дальше, на высокие сапоги, собираясь на каменном полу в небольшую лужицу. В правой руке мужчина держал большой двуручный меч, которым орудовал здоровой рукой весьма умело, сдерживая двоих нападавших на него воинов. Давалось это ему с большим трудом. Чувствовалось, что схватка началась не только что и силы светловолосого на исходе. Силой и ловкостью он обладал, явно, недюжинной. Подтверждением тому служило то обстоятельство, что нападавшие, несмотря на численное превосходство, не спешили приближаться к воину на расстояние удара его длинного меча. Они кружились вокруг него, пытаясь нанести колющие удары своими мечами, словно пчелы, кружащие над жертвой и пытающиеся найти уязвимое место, чтобы вонзить туда свое жало. Светловолосый ловко отбивал выпады противников, вращая огромным тяжелым мечем, будто чем-то невесомым. Пока рыцарю, почему-то Сергей был уверен, что это именно рыцарь, удавалось избежать серьезных ранений, удерживая своих врагов на расстоянии, но это не могло продолжаться вечно. Раненая рука возможно и не была сильно повреждена, но из нее вместе с каплями крови вытекали и силы.

Еще два человека находились около стола. Один из них лежал на спине, широко раскинув руки. Его рука все еще крепко сжимала уже бесполезный меч, а горло зияло глубокой рваной раной. Второй же именно в тот момент, когда Сергей открыл дверь, медленно поднимался, опираясь на свой меч одной рукой и держась за стену другой. На нем была такая же кольчуга, как и на белокуром рыцаре. Только она была рассечена на груди, и кровь проступала сквозь одежду и покореженный металл, словно украшая строгий наряд алым цветком. Но рана, видимо, была не столько опасной, сколь болезненной, так как мужчина поднимаясь кривил рот и шептал какие-то проклятия. Слов, естественно, было не разобрать, но Сергей отчего-то решил, что это были именно проклятия. Поверх кольчуги у того был надет белый плащ с гербом. Что именно изображено на гербе, Гардин разглядеть не успел, так как человек мгновенно среагировал на открывающуюся дверь и как-то по-лисьи, осторожно двинулся в сторону Сергея, занося меч для удара. Гардин с круглыми от ужаса глазами сделал полшага назад, его рука метнулась к полке вдоль стены в поисках хоть чего-нибудь, чем можно было защититься. В конце концов, ему удалось нащупать рукоять чего-то тяжелого. Противник уже добрался до двери в комнату, около которой стоял Сергей, и сделал молниеносный выпад мечом. Острие клинка метнулось вперед, будто потревоженная змея. Гардин сам не ожидал от себя такой быстрой реакции, за мгновение до того, как меч должен был вспороть ему живот, он успел чуть-чуть отклониться влево, совсем немного, но достаточно для того, чтобы меч вместо его тела прорезал воздух. Правой рукой он обхватил запястье противника, сжимавшее оружие и потянул немного на себя. Левая же рука, крепко сжимавшая мощную деревянную рукоять, описала большую дугу, и Сергей нанес нападавшему, который сделал по инерции еще один шаг, сильный удар по затылку.

Тот рухнул на пол, как подкошенный. По комнате разнесся низкий вибрирующий гул, будто от гонга. Предмет, который Сергей все еще крепко сжимал в руке и который только что спас ему жизнь, оказался огромной тяжелой чугунной сковородой. Два воина, нападавших на высокого рыцаря, мгновенно обернулись и уставились на Сергея. Возможно, что в обычной ситуации замешательства бы не возникло, но вид абсолютно голого человека с огромной сковородой в руках, который только что уложил наповал их товарища – было зрелищем, несколько выходившим за рамки «обычного». Оба бойца замерли в замешательстве с вытаращенными глазами всего на несколько секунд. Этим временем в полной мере сумел воспользоваться, стоявший спиной к двери, рыцарь. Он собрал все свои силы и резко взмахнул мечом по диагонали снизу вверх. Остро отточенное тяжелое лезвие прошло сквозь одного из противников, практически не встретив сопротивления. Рассеченное надвое от груди до плеча тело упало на пол, а меч, продолжая свой смертоносный путь, по замысловатой траектории опустился плашмя на голову второго, и тот, не издав ни звука, повалился на окровавленное тело товарища.

Рыцарь медленно приподнял голову и лишь теперь в упор посмотрел на Сергея. Если он и был удивлен, то внешне этого было совершено не видно. Он наклонился ко второму из поверженных врагов, сорвал с него белый плащ, накинутый поверх легкой кольчуги, и молча бросил Сергею. Лишь тут Гардин сам заметил, что стоит посреди комнаты совершенно голый. Он на лету подхватил брошенный плащ. Кивком поблагодарив светловолосого, Сергей закутался в белую материю, соорудив что-то на подобие греческой тоги.

В это время со стороны маленькой двери, возле которой стоял воин, послышался торопливый топот нескольких пар ног. Рыцарь мгновенно развернулся лицом к двери, отступив на несколько шагов, и поудобнее перехватил свое оружие. Двигался он, не смотря на свои габариты, быстро и грациозно, как рысь. Ни одного лишнего движения. Сергей с завистью посмотрел на незнакомца, потом бегло осмотрелся и, подняв один из валявшихся на полу мечей, встал рядом с ним. Тот коротко взглянул на Сергея, но снова не сказал ни слова. Меч, поднятый Сергеем, оказался, к его удивлению, гораздо тяжелее, чем казался на вид, но Гардин не сомневался, что сумеет с ним справиться. Трудно было сказать, откуда взялась такая уверенность. Он просто знал это и все.

Дверь распахнулась и, пригнувшись, в комнату ворвались два человека в таких же накидках поверх кольчуг, какие были на уже лежащих на полу людях. Осмотрев недавнее поле битвы, оба уставились на рыцаря. Выражения их лиц не предвещали ничего хорошего. Один из них коротко кивнул товарищу указывая на Сергея, а сам молниеносно бросился на белокурого, рыча сквозь зубы:

- Тебе, Готфрид, на этот раз не уйти.

Это были первые внятные слова, услышанные Сергеем после того, как он оказался в темном подвале. До этого все действия происходили в полном молчании со стороны бойцов. Сергей посмотрел на того, кого назвали Готфридом. Тот не проронил ни слова, поднимая свой меч и готовясь к схватке. Что и как будет происходить дальше, Сергей не видел, так как второй из пришедших кинулся на него и явно не для того, чтобы поприветствовать. То, что было дальше, Гардин смог бы описать с большим трудом. Как ему, никогда не державшему в руках меч, удавалось отражать удары и самому наносить их, кружа при этом по комнате, было совершенно непонятно. Его тело действовало, словно само по себе. Будто генетическая память предков нахлынула на него волной, мгновенно превратившись в навыки, отточенные веками. Все эти мысли мелькали в голове, пока рука с мечом отражала один удар за другим.

Сколько времени продолжался бой, Сергей не знал. Может быть час, а может всего несколько минут. Его один раз несильно зацепил меч противника и левая рука кровоточила. Силы постепенно начали покидать его, оружие становилось с каждой секундой все тяжелее. И вдруг все закончилось. Он увидел полные ужаса и удивления глаза воина в нескольких сантиметрах от своего лица, а потом тот медленно сполз на пол, выронив меч, гулко брякнувший о камень. Сергей опустил глаза и увидел, что его оружие залито кровью чуть ли не по рукоять. Он тут же отбросил меч в сторону, как ядовитую змею, которая еще секунду назад была обычным посохом. Готфрид стоял в сторонке, опершись на свое грозное оружие и устало опустив голову. Поверженный противник лежал у его ног.

Снова шаги за дверью. На этот раз нападавших, должно быть, было гораздо больше. У Сергея не было ни сил, ни желания снова поднимать оружие, он просто стоял, пытаясь унять сильное сердцебиение, и мрачно смотрел на дверь. Рыцарь тоже лишь приподнял голову и вперил в дверь тяжелый взгляд. Дверь, наконец, распахнулась и комната в мгновение ока заполнилась людьми. Вбежавших было человек пятнадцать. Почти все были вооружены мечами, у нескольких были короткие копья. Именно копейщики тут же развернулись в сторону Сергея, нацелив на него древка с остро отточенными металлическими наконечниками. Готфрид поднял руку:

- Отставить! Это друг. Болдуин, помоги мне.

От группы вошедших отделился высокий воин, лишь немногим уступавший в росте Готфриду и очень на него похожий, только помоложе.

- С тобой все в порядке, Готфрид? – спросил он.

- Бывало и получше, – мрачно процедил рыцарь и, опершись на плечо подошедшего, тяжело ступая, двинулся к выходу. Уже у самой двери он обернулся и посмотрел на Сергея:

- Кто бы ты ни был, спасибо тебе...- и, повернувшись к остальным, добавил – Перевяжите его раны и отведите в покои. Это мой личный гость.

После чего и он, и тот, кого он назвал Болдуином, скрылись в дверном проеме. Некоторое время были слышны их медленно удаляющиеся гулкие шаги. Сергей понял, что ему больше ничего не угрожает, и позволил себе устало опуститься на пол, в изнеможении закрыв глаза.

07.

Проснулся Сергей ясным утром, чувствуя себя хорошо отдохнувшим. Солнечные лучи ярко освещали комнату, до которой он вчера добрался не без посторонней помощи. Огромная деревянная кровать, на которой он лежал, легко бы могла вместить еще одного - двух человек. Раненая рука практически не болела. Неглубокая, можно сказать, царапина была единственным, что напоминало о вчерашнем сражении. Да усталость в мышцах, будто накануне в одиночку разгрузил вагон с мукой.

События прошедшего дня произошли столь стремительно, что у Гардина совершенно не было времени задуматься над тем, что же на самом деле случилось. Где он оказался? И, самое главное, каким образом? Что все это означает? Вопросы хаотически мелькали в его голове один за другим, словно мечущаяся колибри. Все это было чересчур невероятно, чтобы не быть сном.

А, может, он действительно спит, и все это лишь снится ему? И на самом деле он лежит в своей постели в больнице... Вот только усталость мышц была уж слишком реальной. В конце концов, он решил не забивать себе голову бессмысленными вопросами и решать проблемы по мере их поступления, как он обычно и делал. Возможно, все разрешится само собой.

Он окончательно и бесповоротно открыл глаза, прогоняя прочь остатки сна, сладко потянулся, разминая затекшие мышцы, и лишь тут заметил, что был в комнате не один. У двери стояла молодая девушка со топкой одежды в руках. Предназначено нехитрое одеяние было явно для Сергея, так как девушка была одета. Гардин порадовался про себя своим умозаключениям. Он улыбнулся и хотел уже, было, бодро вскочить с кровати, но вовремя сообразил, что из одежды на нем только одеяло и решил с этим повременить. Девушка же, заметив, что Сергей уже не спит, робко сделала несколько шагов к кровати и положила на нее принесенные вещи.

- Господин герцог приказал вам принести, – сказала она тихим голосом, мельком взглянула на Сергея и бесшумно вышла из комнаты.

Полежав еще несколько минут, Сергей, наконец, поднялся и оделся. Одежда пришлась ему почти впору. Штаны и широкая рубаха были немного великоваты, но пояс, которым все это опоясывалось, крепко удерживал их на Сергее. Сапоги, зато, сидели на нем, как влитые. Только он успел переодеться, как уже знакомая девушка снова тихо вошла в комнату.

- Господин герцог приглашает вас к себе, - сказала она, слегка поклонившись и жестом приглашая следовать за ней.

Сергей поблагодарил девушку и, осторожно ступая, вышел из предоставленных ему покоев. Длинный, серый, словно прорубленный в скале, коридор тянулся в обе стороны. Повернув направо вслед за девушкой, Сергей прошел мимо нескольких закрытых дверей и протиснулся по узкому проходу в небольшой зал, из которого вела узкая каменная лестница в помещение наверх. Поднявшись по ней, Сергей попал в большую комнату. Посреди нее стоял огромный деревянный стол, заставленный различной едой и напитками в небольших, похоже серебряных, кувшинах. За столом сидел Готфрид и самозабвенно уплетал мясо, лежавшее в огромной железной тарелке посреди стола, запивая его чем-то из кубка. Левая рука его была перевязана, что совершенно не сказывалось на скорости поглощения пищи. Жестом он указал Сергею на второй стул, стоявший напротив, по другую сторону стола. Гардин только сейчас понял, насколько он голоден и не заставил себя долго упрашивать, быстро включившись в трапезу. Он налил себе в кубок темно-бордовую жидкость из стоявшего рядом кувшина, которая оказалась вполне приличным вином.

Вскоре голод был утолен и Сергей отодвинулся от стола, облокотившись на высокую спинку стула. Готфрид насытился уже давно и теперь молча смотрел на Сергея немигающим взглядом.

- Кто ты, рыцарь? Как твое имя и как ты оказался в моем замке? – наконец спросил он.

Сергей пожал плечами.

- Зовут меня Сергей, а как я попал сюда, я и сам пока не понимаю. Не обижайтесь, но я действительно сам не знаю абсолютно ничего. Вот, только что был дома и, вдруг, оказался тут.

- Сер-ге-е-й, – произнес нараспев Готфрид, словно пробуя имя на вкус. – Странное имя. Откуда ты прибыл сюда, Сергей? Ты колдун?

Гардин рассмеялся:

- Даже не знаю, что вам и сказать. Боюсь, вас не устроит ни один из ответов, который я могу предложить. Да и меня, впрочем, тоже. Но то, что я не колдун, в этом, пожалуй, вы можете быть уверенны наверняка. Я и сам не отказался бы понять, что происходит.

Готфрид без малейшей тени улыбки смотрел на говорившего. Он молчал еще некоторое время, потом, словно что-то для себя решив, коротко кивнул, поднялся и подошел к Сергею. Тот тоже встал при приближении рыцаря, который, подойдя вплотную, положил правую руку на плечо Сергея и торжественно произнес:

- Отчего-то я уверен, что ты не врешь, хоть мне и далеко не все понятно. Вернее, вообще ничего не понятно. Однако, дела твои говорят мне гораздо больше, чем твой язык. Вчера, откуда бы ты ни появился, но сделал ты это как нельзя вовремя. Теперь я твой должник.

- Я просто очень не люблю, когда нападают вчетвером на одного, - пожал плечами Сергей. - Даже если у этого одного в руках такой огромный меч, как тот, что я видел вчера у вас. Да и выбора особого у меня не было.

Готфрид опустил правую руку и усмехнулся:

- Этот меч – мой верный спутник уже не один год, но если бы не твое вмешательство, боюсь, он бы мне не помог.

- Простите, - сказал Сергей – Как я могу вас называть? Я слышал, как один из ваших людей, тот, высокий, называл вас Готфридом...

- Это был мой брат, Болдуин. Ты тоже зови меня так. После вчерашнего ты мне почти что брат. Так что, можешь говорить мне «ты», а не «выкать» постоянно – улыбнулся Готфрид.

Улыбка его была простой и открытой. Так можно улыбаться только другу. Сергей это понял и улыбнулся в ответ.

- Не хотел бы ты осмотреть мой замок? – Вдруг спросил Готфрид.

- С удовольствием – кивнул Сергей.

Они спустились по уже знакомой Сергею лестнице. Потом прошли по узкому каменному коридору и вышли наружу. Яркое солнце, от которого оба сразу зажмурились, щедро освещало маленький, но уютный внутренний двор. Высокие стены опоясывали его по всему периметру. На высоте четырех – пяти метров были хорошо видны и многочисленные бойницы, под которыми проходили каменные помосты для стрелков. Несколько человек можно было разглядеть у бойниц, но ни один из них не шевельнулся при появлении Готфрида с Сергеем. Одной из стен служила огромная скала, к которой, по-видимому, и был пристроен замок. Сергей пошел за рыцарем, который подвел его к каменной лестнице, извивающейся полукругом и ведущей на одну из стен. Поднявшись по ней, оба оказались на небольшой площадке, на которой стояли насесты с соколами и грифами. Птицы сидели, не обращая ни на кого внимания, словно считая это ниже своего достоинства. Каждая была привязана к своему насесту длинной тонкой веревкой, дававшей достаточно большую свободу перемещения, не позволяя улететь совсем. Сергею стало несколько неуютно от близости этих хищных птиц. Однако Готфрид не обратил на них никакого внимания и Гардин решил последовать его примеру.

Пройдя через площадку с птицами, оба мужчины подошли к подножию широкой башни. Высотой она была этажа в три. Редкие то ли окна, то ли бойницы были разбросаны по ее поверхности, казалось, абсолютно хаотично. Высокая дверь была единственной возможностью попасть внутрь. Туда и направился Готфрид. Сергею ничего не оставалось, как последовать за ним. По витой лестнице пришлось подниматься достаточно долго. Несколько раз Гардин заглянул в изредка попадавшиеся окошки. Внизу зияла пустота, словно башня находилась на краю огромной пропасти. Легкий холодок прошелся по его спине. Он всегда чувствовал некоторую неуверенность, находясь на большой высоте. Подъем привел их на маленькую площадку на вершине башни. Когда Сергей отдышался и поднял глаза, то не смог сдержать вздох восхищения.

Вид, открывшийся его взору, был поистине потрясающим. Замок действительно стоял на горе. Может быть не очень высокой, но все же дух захватывало. Внизу перед ними простирался каплевидный полуостров, в самой узкой части которого и стоял замок. Остальную часть полуострова занимал небольшой городок, насколько Сергей мог судить. Река, огибающая этот полуостров, придавала «капле» четкую форму, словно прочерченный тушью контур на карандашном наброске. Сразу за рекой начинались высокие скалы, опоясывающие городок вместе с замком с трех сторон так, что единственным подходом к замку служила горловина, которую и запирал замок. Сергей в восхищении взглянул на Готфрида. Тот стоял и улыбался, довольный произведенным эффектом.

- Ну, как тебе, нравится? – спросил он.

- Ты еще спрашиваешь! – прошептал Сергей, неожиданно легко для самого себя, перейдя на ты. Как называется этот город?

- Это Бульон.

Сергей стоял и смотрел на раскинувшийся перед ним величественный пейзаж и не мог оторвать от него взгляда. Зрелище было настолько потрясающим, что дух захватывало. Конечно, есть горы и выше и величественнее. Та, на которой стоял замок, возможно, и горой-то не была, так, очень высокий холм. Скалистый правда. Но Сергей, как любой чисто равнинный житель, радовался каждой возвышенности, как ребенок, ощущая себя почти что на вершине Эвереста.

- Так значит ты... – начал было Сергей, повернувшись к Готфриду.

- Герцог Нижней Лотарингии, Готфрид Бульонский к твоим услугам, - слегка наклонил голову Готфрид.

- Понятно, - кивнул Гардин, - очень приятно. А я по прежнему просто Сергей.

Готфрид хмыкнул и дружески похлопал гостя по спине.

- Скажи, - еще через несколько минут спросил Гардин, – кто были те люди, что напали на тебя вчера?

Лицо Готфрида помрачнело.

- Люди епископа Арлонского, – его здоровая рука сжалась в кулак. – Не думал, что он прейдет к таким решительным действиям. Но ничего, с этими разобрались – он немного поутихнет. А там у меня дойдут руки и до него самого.

Он замолчал, погруженный в свои мысли, но вскоре продолжил.

- Он прислал своих людей под предлогом переговоров, а те попытались на меня напасть. Что из этого получилось, ты сам вчера видел. Теперь я вытащу эту продажную тушу из норы, в которую он залез, и никто меня не посмеет остановить.

Гнев, который волнами расходился от Готфрида в этот момент, казалось, можно было резать ножом. Постепенно он успокоился и уже более спокойно спросил:

- Не хочешь прогуляться вокруг или в реке искупаться? Вода, правда, не очень теплая, но, думаю, тебя это смутить не должно.

- Спасибо, с удовольствием. А ты не составишь мне компанию?

- К сожалению нет. У меня еще есть дела. Один из моих вчерашних «гостей» остался жив, и я хотел бы получить от него ответы на некоторые вопросы.

И, нехорошо усмехнувшись, добавил:

- Пока он еще в состоянии это сделать. До скорого, Сергей.

Он повернулся и подошел к лестнице, ведущей вниз с башни. У самой двери он оглянулся:

- И, все же, я надеюсь вскоре услышать твою историю.

Сергей только улыбнулся в ответ. Ему нечего было сказать.

08.

Он постоял на башне еще немного, пока ветер не стал чересчур назойливым и тоже спустился вниз. С некоторой опаской прошел сквозь строй птиц, которые, как ему показалось, как-то все подозрительно на него смотрели, и благополучно спустился во внутренний двор. Оглядевшись, он заметил большие деревянные ворота – служившие выходом из крепости и направился к ним.

Оставив позади себя и замок, и, оказавшийся сразу за воротами небольшой каменный мост с невысокими перилами, он выбрался за пределы каменной громады. Грунтовая, хорошо утрамбованная дорога полого спускалась вниз, к городу, дугой огибая гору. Пройдя по ней метров триста, Сергей заметил ответвляющуюся от дороги неприметную тропинку, исчезающую в зарослях кустарника и ведущую, скорее всего к воде. Он оглянулся на замок. Тот уже почти не был виден из-за деревьев. Солнце продолжало пригревать, настроение было отличное. «А почему бы, собственно, и нет...», - подумал Сергей и свернул на тропу.

Через пару минут она действительно вывела его к реке. У самой воды была небольшая утоптанная площадка. Было видно, что это место время от времени используют для купания. А раз так, то и Сергей может спокойно здесь искупаться. Боязливо оглянувшись, не идет ли кто, он быстро скинул с себя всю одежду и с разбегу прыгнул в воду. Плескание в прохладной воде его взбодрило и, он несколько раз переплыл неширокую реку туда и обратно. Противоположный берег был совсем недалеко и для такого хорошего пловца, каким был Сергей, это не составило особого труда. Разогревшись, он выскочил на берег и немного попрыгал то на одной, то на другой ноге, вытряхивая воду из ушей.

Тут его внимание привлек ствол поваленного дерева, опускавшийся практически к самой воде. Сергею захотелось, во что бы то ни стало, прыгнуть с него в воду, как с трамплина. Он тут же решил воплотить свое желание в жизнь. Легко взобравшись на дерево, он сделал два коротких шага к его краю. До воды было всего метра полтора. Легко оттолкнувшись, он прыгнул головой вниз, выставив впереди себя руки. Бревно или что там еще, скрывавшееся под водой, оказалось неожиданно близко. Руки лишь немного смягчили удар, который оказался, все же достаточно сильным, чтобы у Сергея потемнело в глазах и непрозрачная, тугая пелена окутала его всего с головы до ног.

 

Рейтинг: +3 Голосов: 3 387 просмотров
Нравится
Комментарии (4)
Евгений Вечканов # 22 февраля 2016 в 05:17 +2
Вот тебе, Игорь, и тут первый плюс!!!
Игорь Каплан # 22 февраля 2016 в 11:35 +2
И снова - спасибо :)
DaraFromChaos # 22 февраля 2016 в 11:56 +1
а вот и второй :))))
Жан Кристобаль Рене # 22 февраля 2016 в 19:41 +1
А третий плюсик мой! Отлично, дружище!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев