1W

Тайна шестой картины

в выпуске 2017/10/19
24 августа 2017 - Владислав Ороновский
article11619.jpg

Вы должны создать себе собственный мир,

раз тот, в котором вы живете, стал вам чуждым

П.Я. Чаадаев

                               1. Причуды Арсеньева

         Молодой художник Николай Арсеньев отличался довольно экзотическими увлечениями. Он любил путешествовать, рисовать сказочные пейзажи, а также практиковать так называемые осознанные сновидения - это когда человек спит, видит сон и понимает, что это сон и, мало того, еще может им управлять. Все три главных увлечения Николая были неразрывно связаны и дополняли друг друга. В путешествиях он искал новые впечатления и мотивы для снов, а во снах находил вдохновение и красочные сюжеты для своих картин, которые высоко ценились любителями искусства и компаниями по производству компьютерных игр.  Поэтому  в свои 24 года молодой художник был достаточно обеспеченным и мог позволить себе, как далекие путешествия, так и крепкий и продолжительный сон, необходимый ему не только для отдыха, но и для работы. Уезжая в другие города, Николай всегда брал с собой принадлежности для рисования и несколько своих любимых картин, с запечатленными на них пейзажами. Как правило, это были сюжеты из фэнтези.

         Арсеньев в своих сновидениях создал целый мир, функционировавший  по определенным правилам. В его квартире хранилось несколько десятков картин, которые он хотя бы раз использовал для осознанных сновидений. Картины нужны были ему как своеобразные маячки, не позволяющие сбиться с нужного курса во сне, их строго очерченные рамки придавали сну определенную упорядоченность и не допускали смешения различных образов в хаотичные и бессмысленные сочетания. Свои миры он наполнял вымышленными персонажами - фантомами. Фантомы были двух видов – развитые и неразвитые. Развитые фантомы – это главные и второстепенные герои его миров, они обладают интеллектом, развитой эмоциональной сферой и относительной свободой воли. Арсеньев наделял их определенной внешностью и чертами характера, но он не мог и не хотел их полностью контролировать – они могли любить и ненавидеть, обижаться, спорить и многое другое. Ему нравилась эта свобода фантомов, без нее ему было бы очень скучно в своих вымышленных мирах. И без нее не было бы возможно главное, что привлекало Николая – неожиданные для него самого повороты «сюжета» сновидения. Он создавал декорации спектакля, актеров, а пьесу они придумывали и играли сами по своему усмотрению. Неразвитые фантомы – это, говоря простыми словами, массовка – солдаты, прислуга, прохожие на улице, животные и фантастические существа. Они выполняли очень простые функции и были, по сути, безлики. Арсеньев не использовал во сне эротические образы и не допускал чрезмерно негативные эмоции, все это могло разрушить сложную структуру осознанного сновидения и привести к тому, что оно превратится в самый обычный сон.  Развитый интеллект, воображение и абсолютная память позволяли ему умело моделировать  миры в своем подсознании, запоминать их особенности и всех персонажей с присущими им характерами.  Если один из миров надоедал ему, он мог в любой момент перебраться в другой, воссоздав в своем сознании его образ, запечатленный на картине. Также Арсеньев мог при желании «вынырнуть» из сна и проснуться в реальности.

         В этом году Николай решил съездить в один из курортных причерноморских городов России. Он давно не был на Черном море, и его манила туда ностальгия и красоты тамошних мест. Приехал он в город N в июле, самый разгар курортного сезона.  Неудивительно, что мест ни в гостиницах, ни в хостелах не оказалось… Пришлось снимать квартиру у местных, хорошо что желающих сдать жилье оказалось предостаточно, их  много на вокзале, тем более в это время года. Николай снял квартиру в доме недалеко от моря, оставил там свои вещи и пошел гулять по летнему цветущему городу.

                                                                              2. Молчание старого замка

          Вдоволь нагулявшись по городу, искупавшись в теплом море и посидев в кафе на берегу, художник к вечеру вернулся домой.  Он достал из отдельного чемодана свои любимые картины, поставил их на стол напротив кровати и внимательно рассмотрел их. Затем разделся и лег спать. Во сне Николаю привиделась все та же комната в съемной квартире, в которой он остановился и то, как он лежит на кровати. Художник встал и осмотрелся. Он испытывал чувство реальности происходящего, ясно осознавая при этом, что видит сон. Николай подошел к письменному столу и начал внимательно рассматривать находящиеся на нем картины. Всего их было четыре, они располагались в той же последовательности и на тех же местах, куда он поставил их перед сном. Но, самое важное, что изображения нисколько не изменились, что крайне редко для осознанных сновидений. Абсолютная зрительная память Арсеньева не подводила его даже во сне!

          На одной из картин был изображен в ночном мраке замок на берегу моря.  Морскую гладь ярко освещали луна и звезды. Лишь легкий попутный ветер нарушал удивительное спокойствие моря. По нему в сторону замка плыл большой корабль… на палубе стоял темноволосый юноша с венком на голове, справа от него стройная девушка в синем платье. Оба они смотрели на видневшиеся вдали окна старого замка…

            Николаю очень нравилось это полотно. Он взял его со стола, направил в сторону окна… и отпустил. Картина повисла в воздухе. Художник коснулся верхнего правого и нижнего левого углов повисшего полотна и легким движением увеличил его до размеров большого окна. Изображение от этого стало более отчетливым, почти реальным и постепенно начинало оживать.  Корабль плыл в сторону замка, девушка и юноша на палубе улыбались и разговаривали друг с другом, а легкий ветер колыхал ветви деревьев на берегу моря. Картина предстала перед художником как дверь в иной, сказочный мир… Николай сделал шаг в сторону картины и оказался в этом мире, оставив позади фрагмент мира реального в виде снившейся ему комнаты в съемной квартире, которая исчезла сразу же после сделанного им шага. Арсеньев полностью погрузился в этот необычный сон, более того, он стал частью этого сна, его действующим лицом.

- Антуан, - сказала девушка на палубе – Ваш отец наверно сильно соскучился, ведь нас не было дома уже целых три месяца после нашей свадьбы. Но наш ночной приезд все-таки будет для него неожиданностью.

- Дорогая, Эльза, - юноша улыбнулся и поцеловал девушку – главное, что это будет приятная неожиданность.

         Этой ночью принц Антуан со своей молодой супругой Эльзой возвращались домой после свадебного путешествия. Они побывали в самых красивых городах Средиземноморья – Риме, Венеции, Марселе и Валенсии, погостили у своих родственников – королей Испании и Франции, побывали даже при дворе английского короля Эдуарда, который приходился Эльзе двоюродным братом. Это было сказочное путешествие! Правда не без происшествий – на корабль нападали пираты, но крайне неудачно – они были разгромлены мужественным принцем и командой корабля. На обратном пути им встретился морской змей, он чуть не разбил о скалы корабль принца, но тот опять одержал победу и в благодарность морские русалки  провожали новобрачных до родной гавани и пели им свои чудесные песни. Адриатика встретила их очень ласково, дул легкий попутный ветер в сторону родного замка.  

            Принц и принцесса высадились на берегу, за ними последовала их свита. Но странное зрелище предстало перед их глазами, когда они подошли к замку… Ворота замка были открыты, стража стояла, застыв на месте. За воротами не было слышно ни единого звука, все придворные и слуги стояли неподвижно, как статуи.  Молодожены последовали во дворец, поднялись по широкой лестнице на второй этаж, зашли в огромный и роскошный Тронный зал, в восточной части которого стоял трон, путь к нему был выстлан красным ковром, а справа и слева возвышались величественные колонны, украшенные шелковыми тканями. У колонн стояли большие канделябры, свечи на которых, как это ни странно, горели. На троне сидел седовласый король, глаза его были открыты, но он ни шелохнулся и не издал ни единого звука, когда принц и принцесса приблизились к нему. В таком же оцепенении находились придворные.

- Это не похоже на шутку, - промолвил принц, - на замке какое-то заклятье…

                                                                             3. Встреча в кафе

        Проснулся Арсеньев около 10 утра. Он быстро встал с кровати, и пока были свежи воспоминания о прошедшем сне, начал делать наброски картины. В правой части холста художник рисовал седовласого короля на троне, погруженного в мучительный сон, его подчиненных, навек замерших от наложенного на них заклятия, в левой части он изображал принца и принцессу со свитой,  в изумлении и ужасе наблюдавших происходящее… За работой очень быстро пролетело время и Николай вспомнил о завтраке только к часу дня. Он решил пойти в уютное кафе на берегу моря, в котором он пил чай вчера вечером. На улице было пасмурно и прохладно, что не типично для Причерноморья в это время года. Поэтому художник надел джинсы, куртку и стильные кроссовки. Вообще он был достаточно хорош собой – высокий брюнет, спортивного телосложения, с открытым лицом и яркими синими глазами. Девушкам он нравился, и нет ничего удивительного в том, что к 24-м годам он был  уже пресыщен их пристальным вниманием, и мало что могло его удивить в прекрасной половине человечества.  Как ни странно, но это было ему на руку как художнику, ведь он научился видеть в женщинах не столько объект для любви или страсти, сколько образец подлинной художественной красоты, который он использовал для своего творчества.

          В кафе Арсеньев пришел к половине второго. Заказал обед и начал «рыться» в своем планшете. Вдруг в кафе зашла молодая цветущая женщина редкой красоты. На вид ей было лет 30.  Идеальную фигуру красавицы облегало легкое летнее платье, иссиня-черные волосы падали на обнаженные плечи, а зеленые глаза светились загадочным светом…

          Конечно же, Николай не мог не обратить на нее внимания как мужчина и как художник.  Все бы ничего, но ее сопровождал неприятный тип странной наружности – он был огромного роста и какого-то «бычьего» телосложения.  Бычье было и лицо этого громилы – широкое, с сильно вздернутым носом и огромными ноздрями. «Минотавр» - мысленно усмехнулся Арсеньев. Внезапно это «чудище» бросило на него злобный взгляд, как будто поняло, что о нем думают в данный момент. Николай быстро отвел глаза в сторону и продолжил копаться в планшете. «Охранник… или чрезмерно ревнивый муж – подумал художник – если муж, то ловить мне здесь нечего… Что женщин привлекает в таких страшилах?» . Но невероятный магнетизм женщины продолжал действовать на Николая, он не мог отвести глаз от этой удивительной и волшебной красоты.

        Красивая брюнетка и страшный громила сели за соседний столик, к ним подошел официант, и они сделали заказ. Арсеньев не терял времени даром и начал делать зарисовки в планшете – ведь не каждый день увидишь такую колоритную пару! Прошло около 15 минут. Зеленоглазая красавица, вероятно, заметила,  как Арсеньев периодически осторожно бросает взгляд в ее сторону. Неожиданно она встала из-за столика и подошла к нему, громила последовал за ней.

- Здесь не занято? – спросила она.

- Нет, - ответил Николай.

- Можно сесть?

- Да, пожалуйста.

Брюнетка села за столик Арсеньева. «Минотавр» сел рядом с ней.

- Вы, я полагаю, художник? – промолвила женщина.

- Да. А как Вы догадались? – удивился Арсеньев.

- Это не сложно.  Интеллигентный вид, одухотворенное лицо, мечтательные глаза… и левая рука испачкана в краске. На маляра Вы не похожи, Ваши красивые руки не привыкли к физическому труду. Еще Вы минут 10 что-то рисуете в планшете, это сложно не заметить – с улыбкой сказала  красавица.

- Да, верно, - улыбнулся в ответ Арсеньев, - Вы не только красивы, но еще очень умны и наблюдательны.

- Спасибо, - ответила брюнетка, - Я польщена. Да, позвольте представиться, меня зовут Селена, а этого солидного мужчину – она указала на громилу - Рубидиус.

- Очень рад знакомству с вами – промолвил художник – меня зовут Николай.

      Николай пожал нежную руку Селены, затем подал для рукопожатия руку Рубидиусу, тот пристально и свирепо посмотрел на художника и крепко сдавил его ладонь до хруста.  Арсеньев не подал вида, что ему больно и про себя подумал, что в жизни не видел людей такой огромной физической силы. Вообще от этой пары веяло чем-то потусторонним. Фантастическая красота Селены и нечеловеческая мощь Рубидиуса, их странные имена и повадки были лишь «вершиной айсберга» той загадочности, которая исходила от них.

- Вы знаете, я очень люблю искусство, особенно живопись, - сказала Селена, - хорошая картина – это зеркало мира, причем, не всегда кривое. Художник может открыть наши глаза на незаметные для простого человека грани бытия.

- Да, Вы правы, - ответил Николай, - художник более чуток  и способен увидеть то, что не под силу другим людям. Но, говоря о живописи, я люблю сравнивать ее с дверью или окном. Она, как и другие виды искусства, помогает людям уйти от наскучившей реальности в прекрасный и захватывающий мир грез.

- Но здесь таится опасность, - улыбнулась Селена, - дверь в реальный мир может захлопнуться раз и навсегда.

- По-моему, лучше навсегда остаться в мире грез, чем всю жизнь прозябать в мире цинизма и жестокости, - сказал Николай.

- Вы не боитесь этого?

- Нет. Более того, я считаю, что это заманчивая перспектива.

- Мне кажется занимательным наш диалог, но мы с Рубидиусом уже должны идти. Но, я думаю,  мы еще встретимся с вами. До свидания.

- До свидания – ответил Арсеньев.

         Красавица встала из-за столика, приятно улыбнулась ему и при выходе из кафе помахала рукой. Громила же безмолвно последовал за ней. Николаю показалось странным такое неожиданное знакомство, разговор и то, что женщина сказала, что они еще встретятся, но при этом не оставила ему даже номера телефона. После ухода этой странной пары, Николай через несколько минут вышел из кафе и последовал на съемную квартиру.

                                                                              4. Сущности

         Придя в квартиру, Николай сразу же принялся рисовать на холсте странную пару, с которой познакомился в кафе. Для этого он использовал свои зарисовки в планшете, но сейчас он хотел изобразить их по-другому, в своем любимом сказочно-фэнтезийной стиле. Громилу он решил нарисовать в образе минотавра, здесь даже не пришлось особо менять его телосложение, широкие плечи, толстая «бычья шея» и мощные руки выдавали какую-то  нечеловеческую силу, а рост более двух метров внушал трепет и ощущение детского восторга.  Лицо, к слову, тоже не пришлось сильно менять – вздернутый нос с огромными ноздрями, сдвинутые густые брови и невысокий лоб прямо наводили на ассоциацию с бычьей мордой. В общем, было ясно, как изобразить Рубидиуса. Но что же делать с Селеной? Пара представляла собой очень яркий контраст – прекрасная, грациозная и общительная женщина и грубый, сильный, молчаливый и, по сути, уродливый мужчина. Но, несмотря на всю разницу между ними, что-то все-таки их объединяло. Еще в кафе Николай почувствовал что-то потустороннее и «магическое» в этих людях, но «магическое» со знаком минус. И это его насторожило. «Красивое лицо, черные волосы, зеленые глаза, необычайная притягательность… Ведьма! Конечно же, ведьма» - подумал Николай. И в его воображении сразу обозначились контуры будущей картины – комната в деревянной избе, освещенная свечами… полумрак… в центре комнаты стоит Селена в образе ведьмы, на ней одето багровое платье с глубоким декольте, на обнаженные плечи спадают длинные черные волосы, на груди висят магические амулеты, а на лбу серебряная подвеска с гиацинтами. Ресницы Селены подведены тушью, а губы накрашены в темно-алый цвет, она стоит над котлом с кипящим колдовским зельем, правой рукой бросает в него волшебные травы, а в левой держит древнюю книгу в кожаном переплете, из которой читает заклинания. Справа от котла на столе лежит огромный острый нож. В углу избы стоит метла, на стенах висят пучки трав, на полках стоят книги, емкости для зелья, черепа людей и животных, на полу сундуки и корзины, в одной из них клубком свернулся черный кот. В углу видна дверь, а около нее неподвижно стоит могучий минотавр с огромным топором в руке. Затем Николаю неожиданно пришла интересная мысль. Он решил соединить две своих последних картины в единое целое. Художник сделал это следующим образом – он нарисовал  контуры предыдущей картины в … ведьмином котле. Таким образом, соединяя две картины, он сюжетно объединил два вымышленных мира в одно целое. Ведьма смотрела в котел и наблюдала результат своего заклятия – оцепеневший, молчаливый замок, спящий король на троне и повергнутые в изумление и ужас принц и принцесса со свитой.

           Арсеньев закончил рисовать, когда шел уже второй час ночи. Он сильно устал от работы, лег на кровать и практически сразу уснул. Во сне он опять увидел свою комнату и картины в ней. От каждой картины веяло чем-то родным и привычным. На одной была изображена девушка в доспехах, скачущая верхом на белом единороге в ночном лесу. У нее большие голубые  глаза, алые губы и золотистые волосы… И девушка и единорог издавали какое-то необычное свечение, которое, казалось, освещало темный лес. На другой картине король во главе воинства рыцарей сражается с горными троллями. На третьей русалка с синими волосами играет на арфе уснувшему вечным сном юному моряку. С особой любовью Николай посмотрел на полотна с принцем Антуаном и принцессой Эльзой. Но когда он подошел к своему последнему холсту с ведьмой и минотавром, его охватило чувство непонятной тревоги. Ведьма на картине смотрела на него почти живым взглядом и, казалось, была готова сама вырваться наружу. Тем не менее, Николай решил сегодня побывать в этом новом мире. Он взял картину в руки, отпустил ее, она повисла в воздухе, привычным движением он увеличил картину, она стала огромной как стена. Арсеньев сделал шаг вперед. Изображение стало оживать, и ведьма заговорила:

- Здравствуй, Коля! Рада видеть тебя здесь. Я ведь говорила, что мы еще встретимся. Не понадобилось ни телефона, ни адреса, ни интернета. Талантливый человек выше всего этого.

         Николай очень удивился. До этого момента ему не приходилось встречать настолько живого и самостоятельного фантома.  В заданной реальности средневековая ведьма не должна была рассуждать ни о телефоне, ни об интернете… и не должна была знать о жизни Арсеньева ничего. Но ему это понравилось.

- Я тоже рад тебя видеть, Селена.

- Ну что ж, добро пожаловать в новую реальность! Иди ко мне, Коля.

         Фантом показался Арсеньеву уж слишком самостоятельным. Николая стало буквально затягивать в картину, и он начинал чувствовать, что теряет контроль над своим сном. Это насторожило его. Художник решил сделать шаг назад, что далось ему с большим трудом.

- Коля, иди ко мне… иди ко мне, Коля, - ласково произносила Селена, и ее голос звучал как заклинание.

        Картина затягивала Арсеньева еще сильнее, ее очертания теряли ясность и четкость, становились мутными и смазанными. Он попытался «вынырнуть» из ставшего навязчивым и жутким сновидения. Тогда лицо Селены изменилось, оно стало хищным и злобным, как у настоящей ведьмы. Она рявкнула:

- Рубидиус!

         Минотавр, стоявший у двери избы, в одно мгновение оказался рядом с Николаем, взял его за грудки и бросил к ногам ведьмы. Художник понял, что скоро окончательно «провалится» в обычный сон и сон этот станет кошмаром.

- Коля, ты даже не представляешь, какое наслаждение испытывает ведьма, отправляя очередную безбожную душу прямиком в ад, - сказала Селена и ее глаза загорелись хищным огнем, - какое счастье сделать из ее загробной жизни вечный кошмар, пытать ее, участвуя в этом кошмаре. Не один ты, Коля, умеешь играть в игры с подсознанием.

          Ведьма громко расхохоталась. И тут Николай понял, что это совсем не фантом… Когда Арсеньев только начинал осваивать практику осознанных сновидений, ему было всего 16 лет, в одной из книг, посвященных этой теме, он вычитал, что в осознанном сновидении человеку могут встретиться сущности, обладающие собственной волей и разумом и что встреча эта может быть весьма опасной. Он тогда не придал большого значения этим словам, так как был атеистом и вообще не был склонен верить во что-то паранормальное. И вот, он сам столкнулся с ними…

          Ведьма продолжала злобно хохотать. Сознание Арсеньева становилось еще более смутным. Вдруг по комнате стали летать черные вороны, пол наполнился ядовитыми змеями. Николай боялся змей. Стоявший рядом с Селеной Рубидиус, поднял его с пола и крепко схватил за руки за спиной и повернул лицом к ведьме, та взяла нож у котла и начала читать заклинания на латыни:

- Ad infinitum! Carmen horrendum! Dignus est intrare!

         Арсеньев понял, что слова о «вечном кошмаре» не шутка. В конце концов, он может умереть во сне он нервного перенапряжения. По крайней мере, он чувствовал как бешено колотится его сердце и сильно болит голова. К этому времени Селена закончила читать заклинания.

- Как же ты точно определил, - обратилась она к Николаю, - кто я на самом деле. Да, я ведьма! Самая настоящая ведьма. Художник действительно видит то, что другие не способны узреть. Но этот дар тебя сгубил. Самое смешное то, что ты сам открыл дверь в этот жуткий мир и останешься в нем навсегда!

      Селена замахнулась ножом над Николаем и начала произносить последнее заклинание. И вдруг он вспомнил про запечатленный на этой картине старый замок с принцем Антуаном и принцессой Эльзой. Он взглянул на ведьмин котел и увидел смутные очертания этого образа. На душе его стало легче,  разум прояснился и он почувствовал прилив сил. Арсеньев вырвался из лап минотавра и отбросил его на несколько шагов, но был не в силах противостоять мощной энергетике ведьмы. Тогда он подошел к котлу, быстрым движением увеличил его и бросился во внутрь. Сразу же он оказался в старом замке у трона Спящего Короля, но еще видел очертания колдовской избы с Селеной. Ведьма яростно завопила.

- Прощай, Селена! – сказал Николай, - в этом мире ты не хозяйка.

        Тогда она бросила в него нож сквозь «дверь», объединяющую два мира. Нож достиг цели… Художник почувствовал резкую боль в груди и упал замертво на ковре Тронного зала. В глазах Арсеньева потемнело и его сознание угасло.

                                                                                  Эпилог

                                                                                  Селена

        Спустя несколько дней столичные газеты пестрели сообщениями о внезапной смерти молодого и успешного художника Николая Арсеньева, который умер при загадочных обстоятельствах на съемной квартире в городе N. Ходили разные слухи о его смерти, одни говорили, что художник умер от передозировки наркотиков, другие, что он был убит завистниками, третьи, что в деле замешена женщина… В свидетельстве о смерти говорилось, что Арсеньев умер от разрыва сердца.  У Николая не было родных, он воспитывался в детском доме, поэтому часть его картин была передана в музеи, другие проданы на благотворительном аукционе.

      Самую последнюю и признанную лучшей картину Арсеньева приобрела за 50 тысяч евро французская модель, сногсшибательная брюнетка Селена де Вержи, которая специально приехала из Франции на благотворительный аукцион в Москву. Она отвезла полотно на свою виллу на Лазурном берегу и повесила его в гостиной. В свободное время ей нравилось сидеть в кресле, слушать музыку Берлиоза,  пить красное вино и созерцать подлинное произведение искусства. Рядом с ней был ее друг и охранник Рубидиус Элмерз, который порою пугал гостей Селены своей уродливой внешностью и грубыми манерами. Сама Селена тоже не внушала доверия даже своим друзьям. Ходили слухи о ее темном прошлом. В возрасте 22 лет она вышла замуж за богатого аристократа, который через несколько месяцев умер при невыясненных обстоятельствах. Все наследство досталось ей, в том числе роскошная вилла на берегу Средиземного моря. Селена была интересна окружающим людям, но в тоже время пугала их своим странным и эпатажным поведением. Никто, конечно же, не догадывался, кто она на самом деле.

                                                                              Николай

- Антуан, - произнесла принцесса Эльза, - Что с вами? Неужели увиденное настолько шокировало вас? Очнитесь же, наконец!

       Арсеньев открыл глаза и увидел склоненное над ним прекрасное лицо Эльзы, он осмотрелся и заметил, что лежит на полу Тронного Зала, что одет в рыцарские доспехи, а его голову украшает венок.

- Да, это повергло меня в ужас, дорогая, - ответил Арсеньев, - надо снять заклятье и спасти отца!

         Арсеньев почувствовал, что его сознанию вернулась ясность, и он  опять способен контролировать свое сновидение. Вспомнив события в мире ведьмы и минотавра, он захотел выйти из сна в реальность и уничтожить опасную для него картину. Но у него это не вышло. Художник стал пленником своей фантазии, дверь в реальный мир захлопнулась навсегда.

         Николая Арсеньева не стало, но зато остался принц Антуан, которого ждет много подвигов и приключений в сказочном и прекрасном мире теплой Адриатики. 

Похожие статьи:

РассказыПотухший костер

РассказыПортрет (Часть 1)

РассказыПортрет (Часть 2)

РассказыОбычное дело

РассказыПоследний полет ворона

Рейтинг: +5 Голосов: 5 782 просмотра
Нравится
Комментарии (13)
Станислав Янчишин # 24 августа 2017 в 14:49 +1
Ну, неплохо его закинуло - в принца, а не в свинопаса! joke
DaraFromChaos # 24 августа 2017 в 15:07 +2
Написано прилично, так что традиционный плюс новичку dance
Владислав Ороновский # 24 августа 2017 в 15:36 +1
Спасибо)
Анна Гале # 25 августа 2017 в 00:04 +1
Теперь принц Антуан будет шедевры писать, в сказочном мире smile +
Лавр Тревита # 25 августа 2017 в 00:08 +1
Отличный рассказ.

Чем то мы схожи с этим Николаем. Во всяком случае, снами я тоже управляю. И всегда знаю, что это сон и, если мне что-то в нём не нравятся и не получается изменить, то заставляю себя проснуться.
Но после этого рассказа призадумался...
Хотя, ведь, я не художник и давно уже не молод, так что, такой перспективы - быть пленённым волшебными красавицами из картины или из сна, - мне не светит. Успокоился!
Владислав Ороновский # 25 августа 2017 в 18:39 +1
Спасибо за отзыв) Есть замечательный анимационный фильм "Путешествие в подсознание", в нем очень хорошо и наглядно показан процесс погружения в осознанное сновидение. Очень интересно, советую посмотреть)
Лавр Тревита # 25 августа 2017 в 00:09 +1
Рассказ понравился
Плюс
DaraFromChaos # 25 августа 2017 в 14:41 +1
в тему smile не мое :)

олег лежит и представляет
как он с блистающим мечом
верхом на верном на диване
принцессу дивную спасёт
Владислав Ороновский # 25 августа 2017 в 15:00 +1
За верный диван можно не волноваться. Главное, чтобы его меч не подвёл)
DaraFromChaos # 25 августа 2017 в 16:13 +1
кого меч не подвел? диван?
он еще и сражаться умеет? О_О
rofl
Тина БАЛАБАЕВА # 29 августа 2017 в 21:57 0
Приятно удивила тема, выбранная молодым автором. Психология и все, что с ней связано, интересует давно. В рассказе весьма глубокий и важный смысл: мы сами открываем себе двери - в ад, в рай...Сами решаем, где остаться, что выбрать...Наши сны -это и есть мы сами,
они нами являются...Продумано всё - от эпиграфа до эпилога. Сюжет увлекательный, написано со знанием дела, неплохим литературным языком. В "сонном царстве", как известно, свои законы, запутанные дорожки...Но автор достойно и уверенно выводит нас из лабиринта. Хочу поздравить Владислава с удачной работой и пожелать счастливого творческого пути на литературной ниве. У него, на мой взгляд, есть все предпосылки к этой деятельности. Ведь главное для любого литератора - чтобы читателям нравилось то, что он выдаёт. Мне понравилось...Удачи!
Владислав Ороновский # 4 сентября 2017 в 22:29 +1
Спасибо за теплый отзыв и добрые пожелания)
Лавр Тревита # 30 августа 2017 в 09:54 +1
Полностью согласен с предыдущим комментарием. Отличный рассказ!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев