fantascop

Там, внизу во тьме печальной...

в выпуске 2015/10/22
20 мая 2015 - fon gross
article4593.jpg

Лес за прошедшие тридцать лет ощутимо постарел. Но и приобрел мрачное величие. Деревья черными колоннами вздымались к небу и шелестели высоко наверху сине-зеленой хвоей, закрывающей свет местного солнца. Потому внизу, даже в полдень царил полумрак. Подлесок исчез. Исчезла даже трава. Почва, между нечасто стоящими стволами, была покрыта серебристым, слегка фосфоресцирующим лишайником. Кое-где на земле догнивали толстенные бревна – останки погибших древесных гигантов.

Скалу я нашел быстро: рельеф, в отличие от леса, совсем не изменился, и добраться до нее было просто, даже без всякого намека на дорогу, следуя по дну лощины.

Дернул повод, заставляя коня объехать покрытую мхом стену. Приблизившись к каменной нише, спешился. Подошел вплотную к нише, пробормотал вдолбленное в память намертво заклятие. Лишенная мха, гладкая поверхность скалы в нише, засветилась ровным голубоватым светом. Потом стала прозрачной и через миг исчезла, образовав чернеющий проход, с мерцающими аквамарином краями – вход в первый промежуточный мир.

Сразу после морозного холода портала, на меня обрушился жар. Показалось, что затрещали волосы. И это притом, что прежде чем шагнуть в Огненный мир, я окружил себя защитным коконом. Прибавил магической силы в кокон. Стало прохладнее. Осмотрелся. Здесь ничего не изменилось за прошедшие тридцать лет, как, впрочем, и за все минувшие столетия. Та же каменистая, черная базальтовая  равнина с розовыми озерцами расплавленного металла, над которой нависло, дрожащее от марева, низкое багровое небо.

Я отошел от портала и двинулся к ближайшему валуну, в котором располагался портал в следующий мир. Добрался быстро. Так, а почему никто не встречает? Ага, легок на помине. Светящаяся малиновым поверхность ближнего озерца вздулась пузырем, лопнула и на берег выбрался огненный дракон. Его я создал еще тогда, в самом начале всей этой истории. Для борьбы с теми нашими преследователями, кто магией обладал и не погиб, от царящего здесь жара. Делал свое дело дракон неплохо: случаев прорыва через этот мир оказалось немного.

Огненный дракон встряхнулся, разбрызгивая вокруг себя мелкие брызги жидкого металла, и, радостно помахивая мощным хвостом, двинулся ко мне. Соскучился. Добравшись, положил свою громадную башку на мое плечо и в умилении замер. Скучно ему здесь одному. Ободряюще похлопал по охранника шее. Дракон вздохнул, убрал голову с плеча и посторонился, позволяя подойти к валуну. Я подошел к месту портала, активировал его, оглянулся. Страж огненного мира грустно смотрел вслед. Махнул ему прощально рукой и шагнул в открывшуюся тьму прохода.

Вы спросите куда же я иду? А иду я к своей любимой. Вернее, к тому, чем она стала. И началась эта грустная история больше двух тысячелетий назад.

Впервые я увидел Айрис на балу, устроенном в честь заключения очередного «вечного мира» между людьми и нами – темными эльфами. Только на моей памяти молодого тогда эльфа – всего-то семьдесят недавно исполнилось – таких «вечных миров» было заключено шесть штук. Хватало их лет на пять, максимум – десять, потом начиналась новая, обычно, вялотекущая война, изредка принимающая ожесточенный характер. А куда деваться: люди плодились, как кролики, для прокорма им нужны были новые пахотные земли, соответственно, они вырубали наши леса. Вернее, пытались это делать. Мы давали отпор. Людское поголовье уменьшалось и возникали предпосылки к заключению очередного «вечного мира».

Итак, когда я появился на этом мероприятии, бал был в разгаре. Отец, обнаружив мое появление, укоризненно покачал головой. Я покаянно прижал руки к груди: сам знаю – виноват. Должен был присутствовать вместе с родителем на открытии этого пышного спектакля. Но загонщики выгнали из черного  ущелья каменного ящера – исключительно редкая добыча – и мы с друзьями увлеклись. Потом, правда, честно спешили – гнали коней без роздыха. Потому успели хотя бы к середине действа. Все еще возбужденная успешной охотой и бешеной скачкой, да еще подогретая уже здесь на балу крепким вином, моя свита со мной во главе резвилась вовсю. Иногда чуть затихали, ловя строгий взгляд отца, но потом веселье разгоралось с новой силой. Трое моих друзей уже успели получить вызовы на дуэль, когда я увидел ее.

Вообще, я не сторонник межрасовых браков, как, впрочем, и подавляющее большинство моих соплеменников. Не скрою, интрижки с хорошенькими служанками из людского племени, которых при дворе моего отца более чем достаточно (а где вы видели служанок-эльфиек?), имели место быть. А у кого их не было? Но жениться темному эльфу на человеческой женщине, значило сразу записать себя в изгои. Все это мне было прекрасно известно. Но тут… Кажется, это называется любовью с первого взгляда. Меня сразу поразили глаза, зеленые, как изумруды. Казалось подсвеченные изнутри. Все остальное у Айрис, так же было на самом высшем уровне: точеная изящная фигура, лебединая шея, мягкие, приятные черты лица, но все это я оценил позднее. Главное – завораживающий взгляд. Словно сомнамбула, я подошел к девушке и, нарушая все правила приличия, представился ей напрямую. Заалев румянцем, Айрис назвала свое имя и статус. Голосом не менее чарующим, чем внешность. Она оказалась дочерью одного из человеческих королей, присутствующих на балу.

Потом последовало неловкое молчание. Я  не узнавал себя. С женщинами и человеческими и эльфийскими трудностей в общении никогда не испытывал. А тут… К счастью, зазвучала музыка и я пригласил Айрис на танец. Здесь меня чуть отпустило. Язык развязался, и через минуту девушка заливисто хохотала над моими шутками.

В общем, к концу танца я понял, что жить дальше без неё не смогу. На всем протяжении оставшегося вечера, мы не расставались, наперегонки рассказывая друг другу о себе. Бал закончился под утро. Днем гости разъезжались восвояси. Я провожал карету до вечера и, наверное, доехал бы до ее королевства. Но полсотни гвардейцев, догнав кортеж, почти силком завернули меня обратно. Дома ожидал разъяренный отец.

Я понимал, что веду себя совершенно недостойно единственного наследника Эльфийской Империи, но ничего не мог с собой поделать. О чем и поведал отцу. После  этого моего признания тот надолго замолчал. Потом вызвал охрану и приказал арестовать меня.

- Для твоего же блага, - напутствовал он. – И для блага Империи.

Я пробыл под домашним арестом две недели. Первые несколько дней бесился. Даже отказывался принимать пищу. Но этот добровольный пост, похоже, прочистил мне мозги. К концу первой недели я успокоился. Во всяком случае, внешне. К концу второй недели сделал вид, что смирился, попросил аудиенции, покаялся, был прощен и выпущен на волю. Мне хватило ума сразу не мчаться в королевство Айрин: далеко бы не уехал – люди императора следили за каждым шагом. Собрав волю, выждал полгода. Заодно тщательно подготовился к тому, что задумал.

Наконец, решил, что момент настал. В темную дождливую ночь в сопровождении троих самых верных друзей я отправился к своей любимой. Домчались быстро. Айрис совершала верховую прогулку. Здесь я ее перехватил и сделал предложение, предупредив, чем все мною затеянное, может закончиться. Она согласилась, не раздумывая.

Следующий портал открывался в водной толще. В самой глубокой океанской впадине этого мира. Магическое поле создало вокруг меня воздушный пузырь. Заклинание света родило голубой луч, прорезавший   кромешную тьму и осветивший черные скалы, торчащие из донного ила. Магический посыл и пузырь со мной внутри двинулся к ближней столбообразной скале с зубчатой вершиной. У ее основания находился портал в следующий мир. У здешнего портала тоже имелся охранник. Вот он медленно и величаво выплывает из грота, облюбованного им в качестве жилища. Громадное веретенообразное тело, подвижная голова с пучком мощных щупалец, рот с роговым клювом между ними, два круглых фосфоресцирующих глаза. Кракен совершил резкий рывок в мою сторону, растопырив щупальца и имитируя атаку. Это он меня всегда так приветствует. Шутник! Тем не менее, зрелище каждый раз впечатляет. Страж остановился на расстоянии вытянутой руки. Пузырь ощутимо качнуло волной. Потом он осторожно тронул самым кончиком щупальца пружинящую оболочку. Я приложил свою ладонь изнутри к громадному диску присоски. Подобие рукопожатия длилось несколько мгновений. Потом страж, подрабатывая плавниками, отплыл в сторону, освобождая дорогу к порталу.

Итак, Айрис дала согласие. За прошедшие полгода вынужденного ожидания я обдумал наши дальнейшие действия, обсудив их со своими тремя друзьями, которым доверял всецело. Мы решили перебраться в другой мир, благо таковых существовало огромное количество. Соответственно, найти нас там будет весьма не просто. И не нужен мне эльфийский трон. Так думали мы тогда. Наивные! Главной проблемой являлось то, что я был единственным наследником своего отца, и заменить меня было просто некому.

Первый мир, который мы с Айрис облюбовали для тихого семейного счастья, люди моего отца нашли без труда. Наш медовый месяц продолжался ровно неделю. С месяц продолжались уговоры и призывы образумиться. Я предъявил ультиматум: узаконить наш брак, со всеми вытекающими последствиями, понимая, конечно, что требую невозможного. Убедившись, что уговаривать меня бесполезно, переговорщики попытались переключиться на мою молодую супругу. Эти поползновения я пресек сразу и жестко. Может быть даже слишком жестко – благо возможности для этого имелись.

Нас оставили в покое. Где-то на полгода. Видимо, отец долго не решался на следующий шаг. Потом произошло первое покушение. Убить пытались Айрис. Логично: погоревав о потерянной любимой я, рано или поздно, вернусь в семью. По крайней мере, так считали советники отца.

Первое покушение не удалось по чистой случайности. Я и мои друзья такой подлости не ожидали. После этого мы, естественно, ввели все меры предосторожности. Но противники оказались целеустремленными и попытки продолжались. После очередного покушения, когда исполнителям почти удалось задуманное (Айрис была серьезно  ранена), я не выдержал и мы со всей моей небольшой свитой пустились в бега. По мирам.

Портал у основания подводной скалы замерцав аквамарином, открылся. Я махнул рукой на прощание другу-кракену и шагнул в следующий мир – ледяной. Здесь царила вечная стужа. Если бы я появился здесь без магической защиты – замерз бы в миг. Мир был по своему красив: лед, покрывающий поверхность, то ли суши, то ли океана – кто знает, что  там внизу - вздыбливался ледяными же скалами самых причудливых форм, меняющих цвет в зависимости от угла падения солнечных лучей. А солнце здесь светило всегда. Во всяком случае, когда я проходил через этот мир. Иногда бродил здесь по нескольку часов, любуясь изумительными пейзажами.

Не мешкая, двинулся вперед, обходя прихотливо изогнутые, полупрозрачные скалы. Вход в портал располагался, как и в других мирах, у основания одной из ледяных скал.

Рядом со скалой лежали, частично вмерзшие в лед, громадные обугленные кости – все, что осталось от моего здешнего стража. Погиб он давно, пытаясь предотвратить самую мощную попытку прорыва. Я постоял над останками, отдавая последний долг, и шагнул в портал, ведущий в мир, где мы с Айрис, пусть и недолго, но были счастливы.

Итак, преследуемые убийцами, мы скитались по мирам. Айрис устала. Я это видел. Взгляд ее потух, лицо осунулось. Дошло до того, что моя супруга предложила бросить ее – мол, так всем станет лучше. Нужно было собраться, сесть всем вместе и спокойно подумать, что можно сделать в этой ситуации.

Сели. Подумали. План предложил Глен – самый умный из троих моих друзей. Видимо, он давно прикидывал варианты и даже произвел кое-какую разведку на местности. Вкратце его предложение состояло в следующем: существует в бесконечном множестве миров мир, до которого весьма не просто добраться. Попасть в него можно только миновав три мира, в строгой последовательности. Сначала огненный, затем водный и последний – ледяной. Даже пройти через них было сложно – слишком негостеприимны оказались они для простых смертных. Да что там, и сильным магам миновать эти миры стоило больших усилий. Ко всему прочему, в них могло существовать одновременно только два портала – один, работающий на вход и один на выход. Таким образом, маг, создавший эти два портала, мог быть уверен, что других никто больше не сделает. Чтобы создать другие, нужно было уничтожить уже существующие, а это мог сделать только их создатель. Такова природа  порталов. Потому вход и выход в этих мирах нужно было вначале отыскать, а это совсем не просто, потом пройти через них, что тоже проблематично. Главное же – зная местоположение порталов, незваных гостей можно просто ждать рядом с ними вовсеоружии. Ко всему, миры выстраивались в пространстве, так, чтобы можно было пройти через все три к четвертому только раз в три года, и сохраняли такое положение лишь в течение трех дней. Так что организовывать засаду у переходов оказалось совсем просто: сиди три дня раз в три года и жди не прошеных гостей. Вполне осуществимо.

Обсудив детали, решили действовать незамедлительно. Тем более, истекал третий день из трех, во время которых имелась возможность пройти через порталы в нужный мир. Быстрые сборы, переход… Мы вчетвером смогли обеспечить защиту при переходе из мира в мир Айрис и ее небольшой свите.

Мир оказался, воистину, хорош! Зеленые холмы, голубые озера, прозрачные реки. Добродушные люди-аборигены. Три последующих спокойных года мы обустраивались. Построили красивый замок на вершине холма над озером, с впадающей в него прозрачной речкой и стали просто жить. Наверное, это и называется счастьем. Потом было три дня ожидания. Ожидания вторжения в этот наш мир СЧАСТЬЯ. Вторжения не последовало. Прошли еще три года. Мы немного расслабились и чуть не прозевали попытку добраться до нас в следующий период доступности. Отбились с трудом. Понесли потери. Опять же, оборонялись мы у выхода в наш четвертый мир. Не очень удачное решение. Нужно было всерьез строить оборону.

Назначили очередной совет. Решили, что оборонять каждый из цепочки миров, ведущих к нам, будет свой страж. В качестве этих стражей трое моих друзей предложили себя… Пытался возражать, но они уже все решили. И я дал себя убедить. Тем более, предполагалось, что это не слишком надолго – рано или поздно враги поймут бессмысленность попыток добраться до нас. Как мы ошибались!

Слайта я превратил в огненного дракона. Дракон получился славный – и так не слабые магические способности друга в теле дракона многократно усилились. Дракон стал сторожить вход и выход в огненный мир. Кейна превратил в кракена. Кракен поселился в водном мире. Ледяной мир остался охранять Глен. В виде гигантского полярного волка ростом с хорошего слона. С белоснежной шерстью. В магическом плане он уступал только мне. Потому волк оказался самым сильным из охранников.

Так мы прожили еще девять лет. Вначале, после трех дней ожидания вторжения, я развоплощал своих друзей обратно в первоначальный облик. Но процедура эта оказалась довольно трудоемкой, длительной и болезненной для превращаемого. Потому друзья мои от следующей метаморфозы отказались. По-моему, они даже нашли какое-то удовольствие в этом своем существовании в новых телах. Попытки вторжения происходили регулярно, но были они какие-то неуверенные, и враги, получив отпор, быстро отступали, не в силах пройти даже огненный мир.

Мы опять немного успокоились.

Четвертый мир, Наш Мир, так мы меж собой его называли, был, как и всегда прекрасен. Выход из портала находился в скальной стене гигантского холма, на котором когда-то стоял замок. Наш с Айрис замок. Я перешагнул порог и, убрав магическую защиту, вдохнул изумительно чистый, с запахом хвои и меда воздух. Легкий ветерок приятно обдувал лицо, щебетали птицы, в паре десятков шагов вниз по склону звенела между камнями речка. Двигаемся дальше? Да, только осторожно. Здесь я насеял, в свое время, столько ловушек, что уже сам толком не помнил, где находится какая. Потому, опять пришлось ставить защиту.

Попытки прорыва к настоящему времени почти прекратились: слишком много воды утекло с тех пор, мало кто помнил о принце черных эльфов и его супруге. Но иногда находились такие. Правда лезли сюда они чисто из любопытства, и хватало, чтобы их отогнать, обычно, огненного дракона. Хотя,  попадались счастливцы, или хитрецы, которым удавалось обойти всех моих оставшихся стражей, и тогда вступали в дело местные ловушки. Ловушки были хороши – я оттачивал искусство их изготовления столетиями. Но пару раз случалось, что любопытные пришельцы проходили и их. Конечно, Айрис они теперь повредить не могли. Такое и мне не под силу. Но эти шустрики добрались до моей любимой! Потому количество и качество ловушек увеличилось. Кроме того, ловушки  предназначались и для аборигенов, среди которых ходили легенды о нашем замке, и той, чей покой хранит холм, на котором он стоит. Самое удивительное, что многим из местных удалось добраться до Айрис. Их трупы, превратившиеся в мумии, теперь охраняли место ее упокоения – трогать Айрис в нынешнем состоянии было смертельно опасно.

Итак, после девяти относительно мирных лет, мы немного поуспокоились. И вот тут произошла самая мощная попытка добраться до нас. Следи мы за событиями, происходящими в нашем родном мире, то, наверное, смогли бы основательнее подготовиться к этому. Но мы, порвав с прошлой жизнью, не хотели ничего знать о покинутой Родине. А зря. Там, за это время, оказывается, произошли весьма значимые события. Умер император темных эльфов. А его единственный наследник, то бишь я, находился в бегах и не собирался занимать освободившийся трон. На империю обрушился династический кризис. Особенно страшный для общества, в котором традиции были возведены почти в ранг религии. В конце концов, разразилась война между кланами, жаждущими посадить на престол своего представителя. А «спасители отечества», все еще не потерявшие надежды на мое возвращение, снова попытались добраться до Айрис.

В этот раз они подготовились весьма основательно: были задействованы сильнейшие маги и воины. Ко всему, им каким-то образом удалось обойти два  мира из цепочки и попасть сразу в ледяной мир. Как так получилось – непонятно до сих пор. Глен сделал все, чтобы остановить вторжение, а мог он многое. Мой друг погиб, нанеся силам вторжения немалый урон. Его обугленные кости теперь медленно вмерзают в лед, ледяного мира.

К счастью, Глен смог подать сигнал тревоги и я успел подготовиться к встрече. Тем, не менее, первый натиск оказался страшен. Не считаясь с потерями, враги прошли через все расставленные ловушки и ворвались в замок. В дело вступила ближняя охрана и довольно быстро полегла в полном составе – слишком высоким оказалось количественное и качественное превосходство штурмующих. На верхних ярусах донжона пришлось вступить в ближний бой уже мне. И как боец и как маг я, без ложной скромности был не из последних в империи темных эльфов. Да что там, на момент нашего бегства только двое боевых магов могли надеяться свести поединок со мной вничью – кровь императоров многого стоит, знаете. Плюс обучение у лучших специалистов и изнурительные тренировки. Так что моя контратака заставила откатиться нападающих к первому этажу. Там они перегруппировались, собрались с духом и вновь атаковали. Не знаю, чем бы закончилась эта атака, если бы в дело не вступила Айрис. Да-да, как оказалась, у нее имелись магические способности, причем, не слабые. Редкость для людского племени. Так что помощь ее имела вовсе не символический характер.

Враги опять отступили, вновь перегруппировались и снова атаковали,  уже нас двоих. Сражаясь со мной, они избегали использовать смертоносные заклятия – принц эльфов был нужен живым. И сейчас их маги щадили меня. Зато по Айрис били во всю силу. Ну,  правильно – за тем сюда и явились. Защита моей супруги не могла удержать таких ударов. Я перенес часть энергии на ее прикрытие. Общими усилиями защитное поле удалось удержать. С помощью остатков энергии атаковал. И довольно успешно: увлекшиеся попытками поразить Айрис, враги почти забыли о защите и начали терять одного за другим своих бойцов. Опомнились они не сразу. Только тогда, когда у них осталось только две полноценных тройки.

Командир отряда вторжения, наконец-то, оценил происходящее, понял, что все потери и усилия, похоже, окажутся напрасными, обезумел от ярости и ударил всей мощью своей тройки по мне. Я, как уже сказал, бОльшую часть сил отдал на прикрытие Айрис. Тут бы мне и пришел конец, если бы на возникшую угрозу не успела среагировать моя любимая. Она мгновенно перенесла всю энергию на мою защиту. Удар удалось отбить. Тут же, используя нашу объединенную силу, я контратаковал.  Весьма эффективно – с самой сильной тройкой было покончено.  Но…

Мы, как-то, упустили из виду последнюю магическую тройку нападающих. И в момент, когда я выложился в ударе, покончившим с командирской тройкой, а Айрис отдала почти всю свою энергию мне, оставшись практически беззащитной, они атаковали мою супругу. Она еще смогла нанести встречный удар на остатках сил, который даже поразил одного из тройки, но доминант под прикрытием, оставшегося в живых ведомого, подобрался к Айрис вплотную и вскинул руки, готовя смертельный удар…

Я начал подъем на холм, придерживаясь старой дороги. Шел долго: холм, на котором мы в свое время возвели наш замок, был весьма внушительных размеров. Наконец добрался до плоской вершины, на которой располагались, все еще хранящие следы былого величия, руины нашего жилища.

Вход в пещеру находился на восточном каменистом склоне. Вход был небольшим и малозаметным. Местные искатели приключений за прошедшие века, тем не менее, умудрились его найти. Их кости начали хрустеть под подошвами уже на подходе – ловушки продолжали исправно функционировать. Вот и дыра в склоне. Здесь костей и черепов насыпано особенно густо. Пригнувшись, я вошел под своды пещеры, зажег магический светильник, и двинулся  вперед.

Тоннель на протяжении сотни шагов был почти прямым. Потом расширялся в небольшой зал. Правая стена зала состояла из горного хрусталя. В свое время, мы отполировали ее и когда посещали подземный лабиринт, обязательно останавливались у этой зеркальной стены. Сегодня я тоже не удержался, подошел к гигантскому зеркалу. Оттуда на меня глянул темный эльф с абсолютно белыми длинными волосами, угольно черной кожей лица, ярко голубыми глазами, широким лбом, высокими скулами, орлиным носом и волевым подбородком. Почти никаких следов прошедших тысячелетий. Так, складки от крыльев носа к углам рта, плюс мелкие морщинки у глаз. Наверное и Айрис не нашла бы больших изменений в моем внешнем облике.

Ладно, идем дальше. Еще полторы сотни шагов и я вышел к Большому залу, как мы его назвали. Зал, действительно, был огромен. Потолок его терялся в темноте. Дальняя стена тоже не просматривалась, не смотря на довольно яркий свет, исходящий от магического  светильника. Вдалеке, в середине пещерного зала, мерцал голубой огонь. Ноги ослабли. Так всегда случалось. Пересилил себя и сделал шаг. Получилось. Дальше пошло легче. Чем ближе подходил к центру зала, тем ярче становилось голубое сияние. Сделал последних несколько десятков шагов, минуя коленопреклонные мумии, и остановился на краю широкого бездонного провала правильной круглой формы, расположенного в центре пещеры. Мумии – это те «счастливчики», которым удалось, миновав все ловушки, добраться до Айрис и погибнуть уже здесь от нее, в ее теперешней ипостаси.  Почему-то эти пришельцы были не подвержены тлению и сохранялись в таком виде все это время. С тысячу семьсот лет назад, будучи в весьма мерзком состоянии духа после очередной неудачной попытки вернуть свою любимую, я собрал их по всему залу, достал со дна провала и поставил вокруг него в коленопреклонной позе.

Глубоко вдохнув, глянул вниз в центр провала, откуда исходило голубое свечение. Там внизу висел прозрачный, светящийся изнутри саркофаг. Он висел, поддерживаемый четырьмя серебристыми цепями, крепящимися к его углам. Противоположные концы цепей крепились к толстым кольцам, вмурованным в стенки провала. Внутри саркофага просматривалась обнаженная женская фигура – моя Айрис. Напряг зрение и приблизил саркофаг. Великолепная фигура моей супруги предстала во всей красе. Еще одно приближение и стало возможным рассмотреть волшебные черты ее лица. Лицо было прекрасным и безмятежным, как у спящей. Она даже слегка улыбалась. Эта улыбка играла на ее губах вот уже почти две тысячи лет…

С трудом оторвавшись от созерцания, сделал несколько шагов по краю, добрался до трона, созданного мной давным-давно, когда все это только что случилось, забрался в него и теперь уже с комфортом, продолжил смотреть на супругу. Попытки вернуть ее начинал всегда после вот такого созерцания. Иногда, в оцепенении проводил, больше суток. А что, спешить мне было некуда – прожил только половину отпущенного темным эльфам века. Айрис, тем более, некуда спешить – у нее впереди, вообще, вечность. Это если мне так и не удастся вернуть ее. Да, моя супруга добилась своего. Пусть и не совсем так, как хотела.

Нет, она не погибла тогда, в той схватке. В последний момент мне удалось перенаправить часть энергии на ее защиту и ослабить смертельное заклятие. Тем не менее, удар оказался весьма чувствителен. Айрис пошатнулась и со стоном упала. Я подумал, что все кончено и пришел в ярость. Откуда-то прихлынули новые силы. Используя этот, неизвестно откуда взявшийся поток энергии, взревев, ударил, по толпившимся на лестнице, врагам. Удар оказался страшен – тех буквально размазало по потолку, стенам и ступенькам. Всех до одного. Поняв, что с пришельцами покончено, я кинулся к поверженной супруге. О, счастье! Она дышала!

Что было дальше? Айрис на удивление быстро оправилась. Буквально через пару дней она уже принимала самое живейшее участие в восстановлении нашего жилища, сбору разбежавшейся прислуги из местных, налаживании нормального быта.

Оплакав погибшего Глена и друзей из свиты, мы зажили прежней жизнью. Так прошло лет пять. Крупных попыток прорыва больше не было. Видимо, в последней полегли самые упертые и фанатичные.

Тревожные признаки появились примерно за год до трагедии. Я их замечал, но не мог предположить, что все так закончится. А дело в том, что незаметно и подспудно в действие вступил самый страшный наш враг – время. Век темных эльфов – пять-семь тысяч лет. Век людей в сотню раз меньше. К тому времени Айрис исполнилось тридцать пять. Конечно, я понимал, что по любому, мне предстоит пережить свою любимую. Но загонял эту мысль глубоко внутрь. Опять же, с ее и моими магическими способностями  жизнь Айрис можно было продлить на сто-сто пятьдесят лет. Но ведь для женщины многое значит ее внешность. Жить старухой лишнюю сотню лет – сомнительное удовольствие.

Я все чаще заставал свою любимую сидящей в прострации у зеркала. При оклике она вздрагивала, улыбалась своей очаровательной улыбкой и вела себя, как обычно. Нужно было с ней поговорить, помочь встряхнуться, но я все откладывал этот сложный разговор. Идиот! А Айрис, оказывается, не просто сидела и наблюдала за своим старением. Она действовала.

Заклятия омоложения довольно сложны и действуют не долго. Причем, раз от раза все слабее и слабее. Потому Айрис решила пойти другим путем. Таким побоялся бы идти даже я – сильнейший маг в обозримой ойкумене. Айрис, с ее не слишком сильным даром не побоялась. За основу она взяла заклятие остановленного времени, но наплела вокруг еще много чего.

В общем, все эти ее тайные опыты закончились в один, далеко не прекрасный день, мощным взрывом, обрушившим стену донжона и вынесшим кусок стены замка.

Мы откопали Айрис из под обломков примерно через час. Уже такой, какая она сейчас – обнаженной, словно спящей. Тело ее было заключено в прозрачный, не подающийся воздействию ни инструментов, ни заклятий, кокон. Тело излучало голубоватый свет. Трое слуг, вытаскивающих Айрис из завала, тихо умерли в течение получаса после этого. А к вечеру превратились в мумии. Нетленные, как выяснилось позднее.

Я бился над возвращением своей любимой к жизни больше десяти лет. Перепробовал все что мог, перечитал древние фолианты, притаскивал в наш мир самых искусных магов. Все напрасно. Потом нащупал, вроде бы верный путь, посчитал, сколько потребуется магической энергии и пришел в ужас: количество ее стремилось к бесконечности. Никогда ни один маг не имел и миллионной доли необходимого запаса.

Но у меня появилась надежда. И цель. Я поместил Айрис в прозрачный саркофаг из горного хрусталя, усиленного заклятием прочности (соблюдая все меры предосторожности – прикосновение к ней продолжало оставаться смертоносным) и подвесил ее над провалом в нашей пещере. Как-то навредить ей теперь никто, судя по всему, не мог, но лучше подстраховаться. Потом понаставил в округе магических ловушек и пустился в странствия по мирам – собирать ману. Мои друзья дракон и кракен (даже про себя я их теперь только так и называю) остались охранять подходы к нашему миру. По-моему, они уже настолько привыкли к своему нынешнему облику, что не стремятся вернуться обратно в прежние тела, хотя большого смысла в охране уже нет. 

Самый эффективный способ для накопления маны – отобрать ее у другого мага. Тот, при этом, как правило, погибает – слишком глубоко в жизненные процессы проникала магия. Итак, я скитался по мирам, вызывал магов на поединки, побеждал и поглощал их энергию. Через тридцать лет решил, что стоит попробовать вернуть любимую из вечного сна – мана буквально переполняла мня. Увы! Ничего не вышло. Еще тридцать лет и новая попытка. Результат оказался тем же. После второй попытки меня накрыла волна отчаяния. Я забрался в какой-то совсем дикий мир, забился в горную пещеру и отшельничал там три года. Еду приносили местные горцы, после пары магических фокусов принявшие меня за воплощение какого-то своего бога.

 Потом, устав от одиночества, ударился в кутежи в другом уже цивилизованном мире. Тут меня хватило всего на год с небольшим. Айрис не отпускала.

Тогда снова занялся убийствами магов и накоплением маны. И занимаюсь этим до сих пор. Раз в тридцать лет пытаюсь вернуть свою супругу. Каждый раз, применяя все большую мощность для заклятий. Скольких магов я перевел! Счет уже идет на десятки тысяч. Эти убийства высушили душу. Если Айрис вернется к жизни, вряд ли она узнает во мне того веселого принца-шалопая, которого когда-то полюбила.

Но для этого ей нужно вернуться. Что ж, пора сделать очередную попытку. Я уселся на троне поудобнее, вцепился руками в подлокотники и собрался, готовя заклятие. За последние тридцать лет маны накопилось, как никогда много – раза в два больше того, что я применил в прошлый раз. Еще раз всмотрелся в лицо Айрис. Она улыбалась. Сегодня у меня предчувствие, что все, наконец-то, получится. Должно получиться! А если – нет? Что ж, значит приду сюда через следующие тридцать лет. А что мне еще остается…

  

Рейтинг: +2 Голосов: 2 470 просмотров
Нравится
Комментарии (4)
Григорий Родственников # 28 мая 2015 в 12:44 +2
Мне кажется, вы торопились, когда писали )
«похлопал по охранника шее». Лучше, охранника по шее.
«сиди три дня раз в три года и жди» жуткая фраза.
Вообще корявостей в тексте хватает. Некоторые фразы пришлось перечитывать.
Вы новатор, ни у кого из авторов еще не встречал, что Темные Эльфы живут в лесу… Как – то так сложилось, что их жилища подземелья… А в лесу –лесные эльфы, которых никто не называет темными. Правда в варкрафте были ночные эльфы, живущие в лесу, но они не относились к тёмным.
Грустная получилась история. Жалко эльфа и его супругу. Будем надеяться на счастливый финал этой фэнтезийной трагедии
fon gross # 28 мая 2015 в 13:35 +1
Спасибо за замечания. Надо будет исправить.
Леся Шишкова # 1 февраля 2016 в 19:32 +2
Такая грустная история... Но отчего? Но почему грусть моя светла и полнится надеждой? Не заморачиваясь этическими вопросами, хочется верить, что ни одна из жертв не была напрасной... :))) Но в любом случае, рассказ сумрачен и печален, но красив...
fon gross # 2 февраля 2016 в 21:27 +1
Спасибо.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев