1W

Тень Семаргла. Часть 2

13 апреля 2018 - Вячеслав Lexx Тимонин
article12697.jpg

За час до назначенного срока Вика вошла в небольшой холл у выхода номер сто семнадцать. Встала около широких автоматических ворот, ведущих на взлётно-посадочное поле, несмотря на то, что для редких в этой части космодрома Западный посетителей, в центре помещения были предусмотрены удобные сиденья. Девушка их проигнорировала, думая, что создаст лучшее впечатление о себе на капитана Купцова, если продемонстрирует таким образом свою заинтересованность в должности пилота.

Через час ни капитан, ни его помощник не появились. Выждав ещё пятнадцать минут, Вика с помощью инфона вызвала Микаса. Коммуникатор человека-кота не отвечал. Искусственный интеллект, обслуживающий системы связи планеты, томным женским голосом проворковал, что абонент находится вне зоны действия приёмопередатчиков и предложил оставить сообщение. Это очень странно, так как мультисвязь на Новом Сармате всегда была непрерывной, даже в глубоких промышленных шахтах и на обоих её лунах. Нельзя случайно оказаться вне зоны покрытия, разве только если тебя вообще нет на поверхности планеты, под ней, в её атмосфере и в ближайшем космосе.

Вика оставила Микасу короткое послание, в котором сообщила, что ждёт уже давно. Хотела добавить что-нибудь ёмкое про вежливость, мол, если опаздываешь, то предупреди, но благоразумно промолчала, ограничившись простым напоминанием.

Через пятнадцать минут штурман «Тени» не перезвонил, ответное сообщение не прислал. Вика понимала, что не совсем корректно поступает, вроде как напрашивается, но снова оставила Микасу напоминание о себе. Будь это обычное романтическое свидание, она, конечно, так не сделала бы, но Микас не её парень, и это не свидание.

Нехорошее предчувствие постепенно переросло в уверенность. Вика не сомневалась, что её жестоко обманули. Капитан Купцов, вероятнее всего, нашёл другого, лучшего пилота, и решил не заморачиваться с ней. Улетел по своим патриотическим делам на свой дурацкий Дикий Запад, даже не утруждаясь оповестить её об изменении решения. Наобещал романтики с три короба, а потом просто взял и свалил. Цинично и подло. Теперь ясно, почему он не прислал контракт! Не спешил, чтобы не обременять себя какими-то ни было обязательствами.

Вика грустно уставилась через панорамное окно на уходящее вдаль взлётно-посадочное поле космодрома и сильно ударила кулаком по толстому стеклу, злясь одновременно на весь несправедливый мир, и на себя бестолковую.

Она мысленно вызвала интерфейс инфона и пролистнув виртуальное меню, открыла галерею. Нервно перебирая голоснимки, сделанные вчера вечером, девушка всё больше убеждалась в неискренности своих несостоявшихся работодателей. Вот ехидно улыбается Микас, а вот Купцов глядит на неё своим надменным взглядом. Человек-кот томно щурится, – Вика не могла не отметить, что эта его моська заставляет её дышать чаще даже сейчас. Капитан хмурится, смотрит куда-то в сторону. А, это Терентия приводит в чувство бармен. За ним виднеется группа молодых людей, сидящих за столиком в противоположном углу. Один из них оборачивается и пристально вглядывается в неё. Пронзительная догадка заставила Вику замереть от неожиданности. Там в полутёмном и затянутом табачным дымом закутке сидел Еремей. Встретившийся ей впервые буквально несколько часов назад обладатель дурного парфюмерного вкуса выпивал с какими-то мрачными личностями.

Совпадения, конечно, случаются, – мысленно пожала плечами Вика. Возможно, парень заприметил её давно, раз, как оказалось, сосед по этажу, но не решался познакомиться. Может, он скромняга, обычный портовый служащий, зашёл после работы отдохнуть с друзьями. Увидел её в прокуренном салуне и вот, наконец, решился. А может быть маньяк. Сексуальный. Хотя преступления подобного плана в Секторе Росс огромная редкость, всё же случаются. В основном их совершают выходцы из других регионов. Пьянеют от обретённых свобод и мнимой вседозволенности, не осознавая ответственности. Нужно дорасти умом, чтобы ассимилироваться в Россе, мысли должны соответствовать, течь в созидательном русле. А они привыкли у себя дома, как говорит Купцов, словно пауки в банке. Вот и сносит крышу.

Нет, не может быть, что Еремей такой. Решив, что зря наговаривает на парня, Вика пролистнула ещё несколько снимков, наткнулась на улыбающегося Микаса и со вздохом разочарования мысленно закрыла галерею.

Проверяя список входящих, Вика зацепилась взглядом за утренний звонок от служащего Почтовой Службы. Может быть место пилота почтового модуля ещё свободно? Кольца так кольца… Привередничать в отсутствие выбора, похоже, не в её положении. А через пару лет она снова попробует устроиться на звездолёт.

Вика почти нажала виртуальную кнопку вызова.

Рёв планетарных двигателей возник словно ниоткуда. Вот была тишина, а вот здание сотрясает мощный рокот. Только сумасшедший или совсем неопытный пилот заходит на посадку с такой скоростью и в опасной близости от космопорта! Или тот, кто очень спешит.

Не успели за стеклом смолкнуть мощные турбины, как створки ворот зала ожидания плавно разошлись в стороны. В проёме возник знакомый силуэт человека-кота Микаса. Штурман «Тени» напряжённо всматривался в глубь коридора, его лицо выражало крайнюю степень тревоги, уши забавно шевелились, как настоящие кошачьи, явно выискивая опасные шорохи, а грудь вздымалась и опускалась, словно он только что пробежал марафонскую дистанцию. Правая рука лежала на рукоятке импульсного пистолета, торчавшей из расстёгнутой кобуры на поясе.

Не увидев опасности, он наконец-то обратил внимание на шокированную его появлением Вику.

– Идём! – приказал вместо приветствия. – Времени совсем нет, – энергично поманил за собой и выскочил в проём обратно на поле.

Появление Мика было ну очень эффектным. Заинтригованной Вике ничего не оставалось делать, как схватить сумку и броситься вдогонку.

Выбежав из здания, Вика чуть не задохнулась от счастья, увидев самое замечательное зрелище в своей пресной жизни. В полукилометре от неё, опираясь на четыре мощные опоры, возвышался белоснежный звездолёт. На фоне бездонного синего неба, чуть подёрнутого пушистыми облачками, его обтекаемое металлическое тело стремилось в зенит.

– Какой он классный! – выдохнула Вика, и ноги сами понесли её к звездолёту.

Недовольный окрик Микаса остановил её. Человек-кот бежал не к белоснежному красавцу.

Недалеко от здания космопорта стоял небольшой видавший виды серо-металлический корабль, похожий на птицу. Правда, не на грациозного лебедя, а на приземистую, очень толстую чайку. На месте воображаемых крыльев торчали толстые бочонки маршевых двигателей, по два с каждой стороны. Грязные закопчённые сопла создавали впечатление, что крылья подпалены на кончиках. Сзади чайка опиралась на вполне характерные ноги-ласты, спереди на длинную гидравлическую опору, заканчивающуюся металлическим башмаком и поддерживающую неказистую рубку управления. Острый, далеко выпирающий нос, утыканный штангами датчиков и антенн, венчала загнутая вниз фазированная решетка сканера дальнего обнаружения. В качестве герба, над открытым пассажирским люком, была изображена белая крылатая собака, объятая пламенем. Сомнений, что этот старый корабль и был грузовиком класса «Пилигрим», не возникало. Из малых планетарных двигателей, расположенных двумя рядами по краю жирного металлическом брюха, с рёвом вырвались раскалённые струи и ударили в многострадальный бетон. «Тень» готовилась взлетать.

Вика бежала к неказистому кораблю, буквально заставляя себя передвигать ноги. Ожидания не оправдались. Яркие и красочные фантазии в очередной раз обернулись унылым реализмом. Ну за что ей такое? Почему ей ТАК не везёт? – думала несчастная девушка.

У центрального здания космопорта она заметила какое-то движение. Вскоре появились машины службы безопасности. Завывая сиренами и сверкая маячками, они понеслись к месту посадки корабля нарушителя.

– Быстрее! – крикнул Микас, стоявший уже у пассажирского трапа. – Или мы улетим без тебя!

Начало службы казалось слишком опасным. Старый корабль не внушал доверия, как и его странный капитан. Но обещанные им приключения обещали быть захватывающими. Ситуация в целом была интригующей, а штурман Мик, в распахнутой на груди рубашке и с оружием в руках – волнующим. Мысли путались в голове, но Вика всё же решилась. Перехватив поудобнее сумку, трусцой припустила вслед за человеком-котом. Какие-то новые звуки влились в какофонию, созданную шумом от готовящегося к взлёту корабля и десятка воющих сиренами гравиков. Среди голосов полицейских, усиленных мощными громкоговорителями, требующих остановиться и не совершать глупостей, Вика услышала резкие сухие щелчки и тявкающий лай. По бокам от беглянки по бетону зачиркали раскалённые штрихи. По ней кто-то стрелял из боевого оружия. Настоящего! Боевого! Оружия!

Вика на бегу обернулась и ощутила царапающие спину коготки страха. Из дверей выхода номер сто семнадцать выбежало несколько человек в чёрной одежде. Шею и лица они закрывали матерчатыми платками, глаза – панорамными очками. В руках у них было разномастное оружие. Это явно была не охрана космопорта и не инспектора транспортной полиции. Сотрудники охраны правопорядка обычно применяют станнеры, вырубающие нервную систему на несколько часов или шоковые электропалки, ну в крайнем случае парализующий газ. А полицейские пользуются короткими автоматами, заряженными нейроблокирующими пулями или транквилизаторами.

 Рикошет от вольфрамового дротика, выпущенного с двукратной скоростью звука из армейского импульсного карабина, выбил россыпь искр прямо у ног Вики. Осознание смертельной опасности придало ей хорошего пинка, и она что есть сил рванула к трапу. Преодолев оставшиеся несколько метров со скоростью спринтера, перепуганная девушка буквально в последнюю секунду запрыгнула на отрывающуюся от земли подножку трапа. Горящие огнём от недостатка кислорода легкие пылали, но она устремилась наверх по крутой узкой лестнице, с натянутым в качестве поручней пластиковым тросом. Взбежала буквально за пару секунд, перескакивая как лань через две-три ступеньки. На последней запнулась и кубарем ввалилась через проём люка внутрь корабля. Позорное падение спасло ей жизнь! В тот же миг раскалённый сгусток плазмы с шипением влетел в шлюзовую камеру и смачно влипнув в металлическую переборку с грохотом разорвался. Если бы Вика в этот момент стояла, выстрел из энергетической винтовки разворотил бы ей грудь, после чего не помогла бы никакая хвалёная россовская медицина. Живо представив свои спёкшиеся внутренности, Вику передёрнуло от ужаса.

Недовольно рыкнув воздушными заслонками турбин, «Тень» приподнялась на набирающих силу огненных струях, неуклюже покачнулась и стала потихоньку набирать высоту. Трап с металлическим лязгом разделился на три сегмента, компактно сложился и под утробное ворчание сервоприводов убрался в специальное углубление в брюхе корабля. Вика заметила, как на прощание мелькнул разноцветными огнями громадный комплекс космодрома, затем дверь шлюза захлопнулась, и ускорение нещадно вдавило девушку в пол.

Да кто же так стартует?!

Вика лежала, не в силах пошевелиться, на жесткой металлической поверхности, больно уткнувшись щекой в клёпку и крыла саму себя последними словами. Услышав которые из уст дочери, мама бы точно неделю отходила от культурного шока. Ну вот как её угораздило влипнуть в такую передрягу? – корила она себя. Если первый день службы начинается с нервотрёпки, смертельно опасной стрельбы из боевого оружия по ней, и вполне реальной физической боли, то, что же будет дальше?!

Когда тряска немного поутихла и ускорение медленно выпустило тело из цепких объятий, в шлюз ступил незнакомец. Не успела Вика вздохнуть полной грудью, как увидела гигантский ботинок, цокнувший магнитными подковками у самого её носа. Высокий, за два метра ростом, заросший, как медведь, Горец или, быть может, Аланец (как заключила девушка по характерному надбровью, носу и бороде) был одет в одежду военного покроя. Из потёртой кобуры на широком ремне торчала рифлёная рукоятка импульсного пистолета высокой мощности, на бедре был приторочен огромный нож в красивых, расписанных замысловатыми узорами ножнах. Из рукавов не очень чистой серой футболки, заправленной в штаны с кучей кармашков, торчали бугрящиеся мышцами волосатые ручищи. А размерам грудных мышц, пожалуй, позавидовали бы некоторые женщины. Вика так точно оценила.

– Я Арс, – представился гигант. – Иди за мной, а то скоро ускоряться будем, – и скрылся в недрах корабля.

Ускоряться? Опять? О нет! – ужаснулась Вика. Так же нельзя! На корабле явная проблема с генератором искусственного тяготения. Если её так вжало планетарными на взлёте, то что будет, когда пилот врубит маршевые двигатели? Её же просто размажет миллиметровым слоем по полу шлюза, а лишнее выдавит на кормовую переборку. Забыв о шутках пониженной гравитации, Вика резко вскочила, и немедленно вознеслась к потолку. От удара затылком о металлическую плиту в глазах потемнело, отчётливо клацнули зубы. Чертыхаясь, она сгруппировалась и с помощью специальных скоб, вмонтированных в переборки, ловко перебралась в соседний отсек. Благо тренировок в невесомости в Лётной Школе было предостаточно. Новое помещение представляло собой перекрёсток, проходную комнатку с четырьмя люками. Тот что справа, вел в трюм, слева – в рубку и каютам экипажа, а тот, что прямо – вёл в комнатку, где висели скафандры для работы в открытом космосе и лежал всякий инструмент.

Вика логично предположила, что гигант Арс вряд ли бы повёл её пережидать ускорение в трюме или хламовке со скафандрами, поэтому смело направилась в рубку. Пол в коридоре, плавно подымающийся к носу корабля на высоту около двух метров, когда-то ребристый и покрытый пружинящим противоскользящим материалом, сейчас был затёрт тысячами прошедших по нему ботинок до матового блеска. У входа в рубку коридор расходился в стороны, круто заворачивая по направлению к корме. Судя по знакам на переборках, боковые проходы вели к каютам экипажа и кают-компании. Вика ступила в освещённое призрачно мерцающим светом приборов помещение рубки и огляделась. Почти всё свободное пространство занимали два больших комфортабельных кресла, установленные перед полукруглыми пультами управления. Получался как бы полумесяц, разрезанный посередине. Узкий проход был нужен для доступа к приборам и внешним сенсорам, расположенным в носовой части корабля. Места там было как раз, чтобы втиснулся один человек на карачках. Но, например, гигант Арс туда бы точно не поместился. В кресле первого пилота (справа) сидел Микас, капитан занимал соседнее. Люди были заняты приборами и на девушку внимания не обращали. По боковым плоскостям рубки змеились многочисленные кабеля и световоды, толстые жгуты проводов уходили куда-то в переборки и внутри стен за панелями дальше в среднюю и кормовую части корабля. Между спинками кресел и стойками с аппаратурой, перемигивающейся сонмом разноцветных индикаторов, были небольшие проходы. Худенькая Вика, пожалуй, втиснулась туда не разворачивая кресла, если бы ей вдруг взбрело в голову залезть в бортовой управляющий или навигационный компьютеры во время полёта. Но какой идиот будет делать это в космосе? Все работы по настройке тонкой электроники должны проводиться высококвалифицированными специалистами в специальных доках, с применением специальной высокоточной аппаратуры. Желательно контролируемой толковым ИскИном. Но судя по туче красных сигналов, предупреждающих о сбоях, неплотно прилегающим крышкам и обшарпанной поверхности блоков, говорящим о том, что внутрь часто лазают, на эти особенности проведения технического обслуживания, команда давно наплевала. Как там сказал Микас: совмещать работу пилота и инженера? Что ж, Вике стоит как можно скорее загрузить в инфон базу данных по кораблям класса «Пилигрим» и подключиться к бортовому компьютеру «Тени». Вряд ли капитан доверит ей пилотирование раньше, чем она починит корабль.

Самое интересное в рубке было наверху. Её укрывал большой, сильно вытянутый к носу корабля прозрачный купол. За толстым, армированным вольфрамом жаропрочным стеклом раскинулся необъятный космос; чернильно-чёрный, усыпанный щедрой рукой Творца мириадами звёзд, он завораживал своей бесконечной глубиной. Прямо по курсу корабля сверкала целая плеяда очень ярких звёзд, чётко выделяющаяся среди других голубым светом и характерным расположением. Небесная Арка манила к себе Вику, как и многих других путешественников, приглашая в глубины вселенной. Глядя в бесконечную даль, девушка испытала щемящую боль в груди. Неужели она в космосе, на борту корабля, и готовится в своё первое межзвёздное путешествие? Неужели свершилось то, к чему она так долго стремилась? Непривычное чувство победного торжества сводило на нет всё то плохое, что недавно пережила Вика.

– А, добро пожаловать! С вами всё в порядке? – воскликнул Купцов, заметив, наконец, девушку, уже несколько минут как застывшую посреди рубки с раскрытым ртом.

С трудом оторвавшись от потрясающего зрелища за стеклом, девушка склонилась к капитану. Панель на его пульте была открыта, он сосредоточенно ковырялся в недрах, перебирая световоды на контрольном разъёме тестером, и систематически повторял какое-то незнакомое девушке иностранное слово, звучавшее как явное ругательство. На фоне недавних событий, миллион вопросов готов был сорваться с её уст. Вика не знала даже с которого начать, любопытство так и распирало её.

– Дмитрий Николаевич, я вот что хотела спросить… – начала было она, но капитан знаком мягко её остановил.

– Все вопросы потом. За нами увязался надоедливый хвост. Пока что это одиночный гражданский корабль, но когда недотёпы из космопорта очухаются, то запросят патрульный крейсер. С боевым кораблём шутки плохи. Лучшее всего будет уйти в гипер до его появления.

– Хвост? Крейсер? – Удивилась Вика. – Полиция? Комитет?

– Нет, нет, органы правопорядка тут не причём. Пока. Всё гораздо запутанней... Но об этом потом!

– Но…

– Стажёр! – Осадил её Микас. – Приказы капитана не обсуждаются. Разве вам преподаватели не объясняли такие прописные истины?

Вике пришлось на время обуздать своё любопытство. Вопросов становилось больше и больше с каждой минутой. Что касается корабля, её опытный взгляд подметил, что Микас вручную вводит в программу полёта поправки курса, сверяясь с показаниями датчиков, часть которых показывает полную чушь. Значит на борту примитивный ИскИн, возможно он даже неисправен. Дальше. На контрольных панелях полно сигналов о критических отказах различных систем. Капитан занимался их ремонтом во время взлёта, значит техобслуживание корабль проходил очень давно. В купе с неполадками в системе искусственной гравитации, хочется громко спросить: как эта «Тень Семаргла» вообще летает? Очевидно, что роль пилота на такой посудине незавидна. Вика поняла, почему другие пилоты, со слов капитана, якобы по причине мягкотелости, ему не подошли. Они просто оказались умнее её. Выяснили, что им подсовывают хлам и отказались. А она, дура, повелась на красивые слова о романтике и приключениях среди звёзд. Так-с, как же покинуть эту старую посудину до того, как она с грохотом взорвётся?

Мысль о возможном взрыве возникла у девушки в голове, как бы сама по себе. Вике даже чётко представилась последовательность развития событий. Плохо закреплённый высоковольтный кабель с громким треском и яркой вспышкой вылетает из гнезда и разбрызгивая капли расплавленного металла начинает извиваться внутри кабельного канала, как взбесившаяся змея. Световоды информационной сети, проложенные там же, плавятся. Бортовой компьютер сходит с ума, неверно восприняв управляющие сигналы, и даёт команду на коррекцию силы гравитации. Повреждённый инерционный компенсатор не выдерживает и отключается. Летящий с ускорением, во много сотен раз превышающим земное притяжение, корабль молниеносно превращается в скомканный кусок металла и взрывается беззвучной вспышкой посреди безмолвного космоса. Причиной могла быть, например, перегрузка реактора, нагруженного сверх меры. Но откуда такая перегрузка?

Тем временем, капитан закончил ковыряться в паутине проводов, торчащих из пульта, и коснулся светосенсоров на консоли. Корабль ощутимо вздрогнул, Вика почувствовала, как на неё наваливается тяжесть искусственной гравитации.

– Всё! Инерционный компенсатор в норме. – Купцов подал знак Микасу и захлопнул крышку консоли. – Можно прыгать.

– Вовремя, капитан! Они всё-таки вызвали патрульный крейсер. Только что с него пришёл приказ остановиться для досмотра. – Человек-кот ловко пробежался пальцами по светосенсорам, активировал программу гиперпрыжка и вывел на экран таймер. Кресла пилотов изменили конфигурацию и приняли предстартовое положение, из спинок выскочили удерживающие механизмы и с металлическим звяканьем зафиксировали неподвижно пилотов.

– Готов! Даю отсчёт. 10, 9… Великий Космос! Стажёр, ты что тут делаешь?! Бегом в люльку!

Вика заметила испуганное выражение лица Микаса и рванула прочь из рубки. Если переходный момент гиперпрыжка застигнет её посреди коридора, а не в противоперегрузочном ложе (иначе люльке), то серьёзных травм, а то и переломов не миновать.

Она нырнула в левый боковой проход и беспомощно замерла перед рядом кают. Запоздало сообразила, что не знает, какая её. Куда?!

В кают-компанию! Там наверняка должны быть запасные кресла.

Бросилась дальше по коридору. Нырнула в проём. Проскочила мимо обеденного стола. Слава Великому Космосу! Плюхнулась, наконец, в одну из двух люлек, примостившихся в кормовом закутке. Защёлкивая на груди замок страховочного ремня, она услышала из динамиков: – Ноль! – и её разум словно провалился в бесконечную тёмную пещеру. Чувство времени исчезло. Впрочем, как и любые другие ощущения. Вика ничего не видела, не слышала, но и не теряла сознание. Инфон завис, когда выводил на сетчатку глаза тревожную надпись о превышении допустимых нагрузок на организм.

Рассказывая свои байки, старые звездолётчики говорили, что в момент перехода в другое измерение, когда гипергенераторы рвут ткань бытия, душа покидает тело человека. Некоторое время блуждает в потёмках междумирья, и даже, бывает, не возвращается. Если в ты человек хороший, то накопил много жизненной энергии, которая притянет душу обратно как магнит. А если плохой, то силы вернуть душу недостаточно, она не сможет пройти Барьер и потеряется навеки.

Из абсолютно чёрного ничто перед глазами Вики возникло яркое до боли пятно. Сначала маленькое, острое как луч лазера, оно постепенно выросло, пока не превратилось в огромный кипящий всевозможными оттенками красного шар, на фоне которого замерла чёрная надпись: «Перегру…».

Вика зажмурилась и… через бесконечно большое мгновение открыла глаза. Тишина. Яркий свет резанул по глазам и боль пронзила мозг раскалённой иглой, заставив девушку дёрнуться и жалобно всхлипнуть. Инфон на мысленные команды не отзывался. Сомкнув веки, девушка осталась тихонько, стараясь не шевелиться, лежать в люльке. В ушах что-то щёлкнуло, будто выключатель, и слух вернулся. Со всех сторон слышался тонкий назойливый писк, прерываемый иногда гулким басовитым эхом.

Что это за писк, Вика знала. Все корабли «пели китам». Кокон энергетического поля, окутывающего корабль в гиперпространстве, наводится гипергенератором по внешнему корпусу с помощью отъюстированных фазированных решёток. Небольшие колебания напряжённости поля вызывают вихревые токи в металлокерамическом сплаве, покрывающем обшивку, создавая высокочастотные вибрации и резонируя в местах стыков плит. Чем старее корабль, тем больше он гудит, пищит и зудит по-комариному во время гиперперехода. На удивление, «Тень» «пела китам» еле слышно.

Шумно было в кают-компании из-за множества голосов.

– Ой, смотрите, она проснулась! – воскликнул чей-то звонкий, женский.

Ему ответил знакомый мужской.

– Ну слава Великому Космосу! Целый час продрыхла, я уж думал совсем «потерялась», – Микаса.

– Это она просто неотёсанная ещё, – Арса.

– Не неотёсанная, а необстрелянная. Вот ты, Арсак, нерусь! – Мик засмеялся.

– Э-э, не зови меня так, котяра, сколько говорить, – Арса. Обидное, наверное, для человека-кота слово, гигант произнёс на удивление тепло. Видимо между мужчинами подобная перепалка была как дружеский диалог.

– Ну, на самом деле, Мик. Сегодня реально тяжело прыгали. Я до сих пор отрыжкой мучаюсь. – этот голос был Вике незнаком. Грубовато-насмешливый, с хрипотцой, он мог бы принадлежать мужчине лет пятидесяти.

– Скажи спасибо инерционному компенсатору, – отмахнулся Мик. – Снова барахлит.

– Нечего было вчера пиво хлестать, – ответил хриплому девичий.

– Эй, мила дева, ты там жива? – спросил обладатель хриплого, адресуя вопрос, вероятно, Вике.

Больше таится не было смысла, она приоткрыла глаза. Со зрением что-то было не так. В промежутках между спазмами, вызывающими головную боль, она то видела чётко и ясно, то никак не могла сфокусироваться. Как будто то надевала очки, то снимала. Наконец она разглядела людей за большим продолговатым столом. Они обедали, весело звеня посудой и переговариваясь.

Симпатичная светловолосая девушка в свободном платье-разлетайке без рукавов вышла из-за стола и подошла к Вике. Двигалась она очень плавно и легко, словно плыла на антигравитационной платформе.

– Привет! Тебе нехорошо? – девушка улыбнулась и откинула толстую русую косу за плечо. В её огромных, очень красивых, стального цвета глазах, казалось, можно было потеряться. – Я Света, космобиолог, типа всяких зверушек инопланетных люблю. Хотя все здешние, – она повела рукой вокруг, – больше кличут меня целительницей. Магия у меня такая есть. – Она прикоснулась ко лбу Вики. – Погоди милая, сейчас тебе станет легче. Я помогу.

Тонкая изящная ладонь девушки сначала показалось Вике ледяной, но вскоре приятно потеплела. Несколько минут Света что-то странно бормотала, забавно хмурясь при этом, и делала странные пассы второй рукой. Когда ладонь стала буквально горячей, прошептала:

– Ну вот и всё. Скоро совсем пройдёт. Идём к нам, – улыбнулась и вернулась за стол.

Вике действительно полегчало, головная боль и дезориентация прошли. Очень удивившись эффекту, произведённому Светланой, она резко попыталась встать с кресла, но забыла про ремни. Дёрнулась, и жесткий пластик больно впился в тело.

– Эй, стажёр! – окликнул её великан Арс, накладывая в тарелку салат из большой миски. – А ты чего в рубку-то попёрлась? Я тебя в каюте ждал. Чуть сам под пресс Мика не попал. Любит он резкие старты. Ветренный, как Галаг…

Вика ответить не успела, тем более, что не знала, что и сказать. Её перебил Мик.

– А я-то что? – возмутился он. – Я всегда легонько стартую, пытаюсь не перегрузить нашу старушку.

– Ну да, ну да, знаем мы твоё легонько.

– Да я мягок, как лапки у котяток. Это Степа во всём виноват. Обещал устранить высокочастотные колебания в контуре, но так и не добрался. Как обычно.

– А ты не злорадствуй, не злорадствуй попусту, – в шутку грозя пальцем, ответил упомянутый Степан, обладатель хриплого голоса. Лысоватый низкорослый крепыш в засаленной спецовке выглядел как среднестатистический механик. В меру наглый и всегда в смазке. – Дело не во мне, а возрасте волноводов. Я давно и не однократно говорил капитану, без полной проверки фазированных решёток не обойтись. И знаешь, что отвечал мне капитан?

– Что?

Степан красноречиво развёл руками.

– Это неделя в сухом доке. Минимум. Нереально с нашим-то расписанием!

Тогда Арс, умявший тем временем всё, что наложил на тарелку, снова обратился к Вике, освободившейся уже от пут и собиравшейся встать с противоперегрузочного кресла.

– Знай, стажёр, с гравитацией у нас экстрим. Чудит она тут, и в трюме, и много где ещё. Кстати, я слышал, ты не совсем пилот, а больше спец по электронике? Так быть может поможешь Стёпе разобраться?

– Кто? Она? Девчонка?! Да я! Да мне… О! – Степан не успел хорошенько возмутиться, считая какого-то там стажёра, да ещё девушку, себе не ровней. В кают-компанию вошли капитан Купцов и миниатюрная брюнетка в строгом брючном комплекте. В руках у неё был стеклянный чайничек с каким-то тёмным напитком, настоянным на травах. Вика назвала бы её возраст неопределённым. Это когда женщине уже за, но она ещё ого-го. Тонкие губы и характерный разрез глаз выдавали в ней восточные корни. Галантно пододвинув стул спутнице, капитан уселся во главе стола.

Команда замерла, уставившись на командира. Тот устало потёр глаза.

– Степан Степаныч, неделю и сухой док не обещаю, но дня три у тебя будет, – объявил он, глядя на притихшего механика, который из-за своей комплекции, выдающихся усов, и бакенбард, стал похож на испуганного хомяка.

– Ну! Капитан, – воскликнул Арс, – не томите! Вам всё же удалось нагнуть барыгу Нестеренко?

– Дмитрий Николаевич? – Света схлопнула ладони и восторженно смотрела на Купцова так, будто он был фокусником, готовым достать кролика из шляпы.

– Друзья, – капитан хитро улыбнулся, и кивнул, – у нас есть-таки приглашение на Омелию!

– Вот это дело! – похвалил Арс.

– Я же говорила, что всё выйдет как надо! – поддержала Светлана.

Вика вылезла из люльки и потихоньку подсела на свободное место за столом. Рядом с Арсом, о чём впоследствии пожалела. Он ел как троглодит, чавкая и разбрасывая кусочки еды вокруг себя.

– Всё получилось, – уверил капитан. – Не зря мы все рисковали и чуть не разбились при посадке на Симоне-4. Нестеренко оценил наши труды. Информпакет пришёл десять минут назад по гиперсвязи. – Капитан замолчал, – Только вот, ребята, есть один нюанс….

– Кто бы сомневался, – прыснул Арс. – Всего один?

– Это как всегда, – отмахнулась блондинка-целительница. – Какой, Дмитрий Николаевич? – и пододвинула ему тарелку.

Степан промолчал, хотя его с головой выдавало выражение, застывшее на лице. Оно как бы говорило: – «Ну вот опять».

Купцов продолжил.

– К сожалению, мы так и не нашли помощника для Эммы Риотовны.

Брюнетка согласно кивнула. Она грела ладони о кружку со своим горячим напитком и потихоньку прихлёбывала его мелкими глотками.

– «Тень» обходилась без него, сколько я себя тут помню, – пожала плечами Светлана. – А что, Эмма не справится?

– Эмма Риотовна, конечно, справилась бы. Но дело в том, что она женщина.

– Что?! – Арс чуть не подавился.

– Понимаешь, Светик, – за капитана ответил Мик, – ггунны жутко старомодны. Прям как Арс, – он указал на великана. – На планете царит патриархат в самом что ни на есть классическом проявлении.

– Очередная цивилизация времён Ангелов, построенная на рабстве? – оживился Арс. –Гаремы, невольницы? Это я люблю! Очень интересно их спасать!

– Ох, и дубина ты, Арс, – брюнетка разочарованно мотнула головой, – кто о чём, а ты всё о своём.

– А чего сразу дубина-то? – великан обиженно уставился на неё исподлобья.

– Потому что не перебивай капитана, не дослушав до конца.

– Ага, – продолжил Купцов, – женщин ггунны уважают. Даже восхваляют в песнях. Просто считают, что война, политика и торговля – строго мужские дела. Удел женщины – домашнее хозяйство, искусство… ну, в общем… банальные мужланы. Короче, торговец не может быть женского пола, и всё тут. Кстати, геномодификантом тоже.

– И что теперь делать?

– Вместо Эммы в качестве переговорщика на торги пойду я. Арс тоже пойдёт. Ггунны не проводят торговые сделки без участия воинов. Типа формат такой, два на два. Боюсь, это всё, что нам известно. К сожалению, информации об их субкультуре в открытом доступе очень мало. Будем учиться на своих шишках. Не впервой.

Вика робко, как на занятиях по гиперпространственной физике, подняла руку.

– А чем вы будете торговать? Бусами и зеркальцами?

Капитан усмехнулся. Остальные члены экипажа тоже оценили шутку. Только вот Вика не шутила.

– А, это ты стажёр. Как самочувствие?

– Нормально. Вроде.

Микас покачал головой и добродушно, но с намёком, вставил:

– «Капитан» добавлять не забывайте, стажёр Виктория Макошева. Уважительно и подобострастно глядя в глаза.

Вика замялась.

– Простите… капитан.

– Ладно, ладно, Мик, не кошмарь девушку. Это он шутит. Помотался по заграничью, насмотрелся всякого.

Но девушка чувствовала, что штурман не шутит. Что-то в отношении Мика к ней неуловимо поменялось. Пока они были на планете, он проявлял куда больше доброжелательности.

– Я вообще-то… – ответил Мик тихо, – родился там. В заграничье.

– Ага. Видишь ли, Вика, они там все помешаны на субординации. Важно им точно знать, кто кому в ножки кланяется… Э-э, ладно… будь неладный с ними. Рад, что всё обошлось. «Тень» хоть и выглядит потрёпанной, на старте любой современный фрегат за пояс заткнёт.

– Да это я сама виновата. Всё как-то очень быстро произошло, неожиданно. Стрельба, экстренный старт.

– Ну я же обещал работу трудную, но интересную? Терпи, стажёр, – усмехнулся, – капитаном станешь.

Тут уж не поспоришь, Вика не могла не согласится: трудную. Опасную. Насчёт «интересной» пока не решила, но энергично закивала:

– Я постараюсь. Капитан.

– Вот и отлично! Так вот, значит, про ггуннов… Продавать мы будем не бусы. А план такой. Полёт до системы Сальмона займёт около двух недель. Там выходим из гипера и на всех парах мчим к Омелии. Сильно надеюсь, что не нарываемся на какой-нибудь заблудший патруль Конфедератов и впритык успеваем зарегистрироваться на Ежегодные Торги. Вот.

Вика неопределённо пожала плечами,

– Отличный план, капитан, а что там, на торгах?

– Планета Омелия богата металлами, очень много открытых месторождений. Да вот сама погляди, – капитан подал мысленную команду бортовому компьютеру «Тени» через свой инфон, и над столом вспыхнула голограмма, изображающая медленно вращающийся грязно-коричневый шар, перечёркнутый бурыми облаками. Колонки цифр и статистической информации всплывали по мере поворота планеты вокруг оси.

– Выглядит так, будто в древности её кто-то перепахал гигантским плугом, – прокомментировал Арс.

– В основном это выходы металлической руды, но есть и залежи редкоземельных элементов. Омелия – планета домна. Атмосфера, вода и почва загрязнены. Жизнь там не простая. Как и на многих планетах Западной Конфедерации.

Есть на Омелии такой обычай: сделки местные заключают ровно на год, а, чтобы отношения были крепче, ставят подписи в дни летнего солнцестояния. Мол, чтобы и тени недоверия не было. Ну или что-то в этом роде, не знаю. В общем, скоро как раз эти критические дни. Будет большой праздник, называемый Ежегодные Торги. На Торги съедутся представители Больших Домен, крупнейших горнорудных корпораций, слетится множество инопланетников. Народу будет туча.

Наша задача предельно проста: встретиться с нужным человеком, передать некоторую информацию и получить от него ответ. Проще говоря, заказчик просит, как бы продлить контракт за него, и всё. За выполнение поручения обещает неплохой гонорар. Чтобы дельце выгорело, нам нужно будет официально зарегистрироваться, и сделать вид, что мы реальные потенциальные покупатели. Если получится, попробуем заключить контракт на добычу тантала для Россоборонзаказа. Или палладия для НИИ Ростех. Ну или… короче, чего-нибудь стоящего. – Капитан устало потёр пальцами переносицу. – Понятно? Тогда занимаемся своими делами.

– Понятно… – поджала губы Вика. – А мне что делать?

– Ну, не знаю, – капитан неопределённо развёл руками, – смотрись тут, что ли. Познакомься с ребятами. Узнай, в конце концов, где твоя каюта. Мик покажет тебе корабль.

Человек-кот показал открытую ладонь и кивнул: я, мол, только за, обязательно покажу. А Светлана воскликнула:

– Ой, чур я первая знакомиться!

– Как скажете, капитан. – Вика рассеяно кивнула. – А по прибытии на место «Тень» поведу я?

– Э-э, нет, боюсь, за штурвал тебе пока рановато. Ты это… Отдыхай, короче. Поешь, вот, – Купцов показал на стол. – Я, кстати, тоже чертовски голоден.

– Капитан! – с, по боевому поднятой бровью, Светлана бросилась к нему с тарелкой, – Я вам самый лучший кусок отложила. А то этот троглодит Арс, опять чуть всё не сожрал.

Купцов, рассеянно улыбнувшись, принял из её рук тарелку и взялся за вилку. А Света пересела поближе к Вике и принялась без умолку тараторить, посвящая её в последние события, произошедшие на корабле.

Похожие статьи:

РассказыТень Семаргла. Часть 1

РассказыВремя костров

РассказыВремя Исканий

РассказыПират

РассказыТень Семаргла. Часть 3

Рейтинг: +2 Голосов: 2 97 просмотров
Нравится
Комментарии (11)
Вячеслав Lexx Тимонин # 13 апреля 2018 в 16:45 +3
Продолжение Тени. Следующая часть через неделю. Если не забью. У меня прям реальная дилема: оставить ГГ Александрой или запериеименовать в Ангелину.
Анатолий Хаузерман # 13 апреля 2018 в 20:20 0
А добавьте твист!))))
Вячеслав Lexx Тимонин # 15 апреля 2018 в 21:05 +1
Твист???? Танец, штоль?
Станислав Янчишин # 14 апреля 2018 в 13:40 +1
А и плюсану! Мне начало понравилось. smile
Вячеслав Lexx Тимонин # 15 апреля 2018 в 21:04 +2
Пасибки!
Андрей В.Болкунов # 22 апреля 2018 в 23:55 +2
Нравится, как меняется рассказ. Посмотрю, что будет дальше)

ЗЫ:
Почему ей ТАК не везёт? – думаЛ несчастная девушка
Вячеслав Lexx Тимонин # 23 апреля 2018 в 11:23 +1
Спасибо! Помарку учел. laugh
DaraFromChaos # 23 апреля 2018 в 11:47 0
вот так вот: из мальчиков девочек делать :)))))
Вячеслав Lexx Тимонин # 23 апреля 2018 в 12:10 +1
Толи ещё будет. crazy
Штурман Микас - человеко-котэ.
А на подходе уникальные способности некоторых членов...
DaraFromChaos # 23 апреля 2018 в 12:25 0
уникальные способности некоторых членов...
а вот с этого места поподробнее пожалуйста
после нестандартных концов и девушек шарпеев я с интересом жду новых извращений от космолетика
hoho
Вячеслав Lexx Тимонин # 23 апреля 2018 в 12:50 +1
Обязательно. Их быть у меня.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев