1W

Тот, кто приходит в грозу (буддийская легенда)

в выпуске 2016/05/18
14 мая 2016 - DaraFromChaos
article8293.jpg

Я стою на монастырской стене и смотрю, как все ниже спускаются тяжелые, свинцово-серые тучи. Их раздобревшие, переполненные дождем и снегом тела подобны жирным, уродливым телесам демонов, повелевающих Тьмой и Миром Мертвых. Тучи накрывают вершину горы, пряча в темном, плотном тумане вечные снега и сверкающие золотом башни храма; укутывают тяжелыми, удушающими одеялами жилище монахов, дом собраний, маленькие пагоды и сад для медитаций. Сквозь ночную темноту, пришедшую раньше, чем скрылось за горизонтом солнце, проблескивают злобные оскалы молний. Откуда-то издалека суровый северный ветер приносит глухие, бухающие раскаты грома.

Сегодня к нам на гору придет гроза – такая, какой давно уже не бывало в этих краях – злобная, как вырвавшиеся на свободу чудовища и грехи человеческие; опаснейшая, чем лавина, сходящая с горы; страшнейшая, чем внезапный весенний разлив всегда тихой ласковой речушки. Гроза, несущая на своих крыльях колючие осколки льда, градины размером с кулак и леденящий, промораживающий до костей дождь. Смертоносная гроза, убивающая всех, кто рискнет встретиться с ней на горной тропе или в открытом поле; всех, кто не успел укрыться под надежной крышей родного дома, кто не добрался до гостеприимного монастырского подворья.

И монахов, и юных послушников, и сторожевых собак, и бредущих по скалистым дорогам паломников, – ждет долгая опасная ночь.

Все монахи собрались в храме и возносят молитвы Будде: чтобы избавил он их от страха, дал сил и мужества выполнить свой долг; чтобы укрыл полой своего плаща всех путешествующих и странствующих, дозволил им пережить грозу.

И только я стою на монастырской стене, смотрю на темные тучи, сверкающие злобными очами демонов, и вспоминаю.

 

Помню, как в далеких северных горах помогал я монахам иной веры, но столь же милосердным и добросердечным, как люди моего монастыря; как очищали мы от завалов путь к храму Святого Бернарда. И вместе с нами трудились огромные собаки, разрывая могучими лапами завалы, вытаскивая обмерших путников, погребенных под снегом и льдом. А потом псы Господни согревали несчастных своими телами и, дружелюбно облизывая теплыми языками и ткнув рыже-белой мордой в лицо, побуждали бедняг выпить толику крепкого вина и взобраться на лохматую спину. И так, на спине собаки, что сильнее коня и выносливее мула, добраться до ворот монастыря, где можно было прийти в себя и согреться.

 

Помню, как после страшной бури, что разрушила мост через горную речку и изломала деревья в нашем саду, беседовал с я путешественником из города, что построен не на прочной земле, но на насыпях и берегах, возведенных на топях и болотах; на суше, отвоеванной людьми у бурного моря. Дивился тот странник и нашим обычаям, и нашим нарядам, и нашему языку. И обещал, вернувшись, написать книгу о них.

Узнал я позднее от других путешествующих, приходивших в монастырь, что в той книге (а она воистину была написана), упомянул Марко и обо мне: рассказал о наших беседах, о нашей дружбе; о том, как вместе мы работали в саду, сажая новые деревца взамен погибших, как расчищали завалы и восстанавливали мост, чтобы новые и новые паломники могли придти к Будде с молитвами и бедами своими.

 

Помню, как в давние-давние годы встречался я с великим Философом, что постиг все секреты природы земной и небесной. Тогда, после страшного землетрясения в Аттике, я с сотоварищами, и он – с учениками и добровольными помощниками – помогали восстанавливать храмы и дворцы; излечивали раненых и утешали сирот. А после, в оливковой роще, слушая доносящийся издалека шум бурного, все еще сердящегося на людей моря, мы пили густое темно-синее вино и говорили о тайнах природы и загадках звезд. И пусть различными были мысли наши, и не сходились наши пути, в одном были мы едины: сила духа человеческого превыше самых высоких гор, прочнее самых крепких стен. Ибо вся жизнь человека с мига его рождения – всего лишь постоянная борьба со смертью. Но, ведя этот обреченный на поражение бой, человек находит в душе своей силы, чтобы открывать секреты натуры; растить детей; сажать деревья; радоваться каждому новому дню, создавать прекраснейшие статуи и строить храмы – во имя тех, кто придет следом.

 

Много еще иных историй помню я, ибо бесконечно долог мой век, и уже не в первый раз спускаюсь я по сверкающей небесной лестнице в маленький монастырь, что притулился на высоком склоне горы, возле самой границы вечных снегов. Спускаюсь сквозь черные тучи, вопреки воле злых ветров, которыми повелевают темные демоны, - каждый раз, когда людям этого мира грозит беда.

 

***

- Трудная ночь ждет нас сегодня, - шепчет старик-настоятель. - Давно не приходило к нам такой страшной грозы. Словно все демоны Мира Мертвых сошли на землю, дабы погубить множество людей. Но, во имя высшего милосердия, должны мы найти силы, чтобы отыскать тех, кому требуется помочь. Верю я, братья, мы сумеем выполнить свой долг, как бы ни был он труден и тяжек. И да пребудет с нами благословение Будды.

Монахи, вооруженные тростями, скалолазными кошками и лопатами, чтобы пробираться через завалы, с закрытыми светильниками в руках (да не погасит их ветер!), - выстраиваются в цепочку. По бокам их встают огромные псы – добровольные помощники и надежные друзья, - рыжие, черные, пепельно-серые. Те, в чьих телах вернулись на землю души почивших монахов. Те, кого наградил Будда очами духа, ибо белые пятнышки под глазами собак - это вторая пара очей, чтобы могли звери-спасатели лучше видеть в темноте слабые огоньки еще живых душ, нуждающихся в помощи.

Увидев, что все готовы, я спрыгиваю со стены и становлюсь во главе колонны монахов и собак.

 

Тонкая, прерывистая оранжевая ниточка, сияющая на белом снегу ярче, чем сверкают молнии на черном небе, - вытягивается из ворот монастыря и движется навстречу свинцово-черным тучам, несущим лед и дождь во чревах своих; навстречу сшибающему с ног ветру; навстречу ярости духов.

И впереди всех, раздвигая грудью тьму и грозным рычанием прогоняя демонов, идет огромный белоснежных пёс – священная собака Будды Милосердного.

 

* Легенды говорят, что, оседлав белого тибетского мастифа, Будда спускается с небес на землю к тем, кто молит о помощи.

 

Похожие статьи:

РассказыСказка для Ксюши

РассказыБруно Сикерз и принц

РассказыМася

РассказыПриключения кота Квадратека

Рассказыгончие псы

Рейтинг: +10 Голосов: 10 964 просмотра
Нравится
Комментарии (12)
Анетта Гемини # 14 мая 2016 в 18:08 +2
И кто тут настойчиво уклоняется от звания "кружевницы-рюшечницы"?! Одно описание туч чего только стоит. *завистливо кусает накрахмаленное жабо*
Очень красиво и одухотворенно.
Жан Кристобаль Рене # 14 мая 2016 в 18:13 +1
Красота какая! В сборник! Немедля! Дар, молодец! Ну, очень здорово!
DaraFromChaos # 14 мая 2016 в 18:19 +1
*раскланивается, пряча рюшечки под боевым доспехом*
спасибо, други!
Кристо, ты, как собачник, надеюсь, оценил ГГ? :)))

вот к чему приводит попытка выбрать собачку (если потенциальный хозяин - графомань записная) laugh
Жан Кристобаль Рене # 14 мая 2016 в 18:22 +1
Пфф) Конечно заценил)
Темень Натан # 15 мая 2016 в 15:19 +2
Сейчас я тебя для порядка поругаю, потом похвалю. Готовься)
Описание грядущей грозы... кто-то тут рюшечки помянул... как по мне, так это пафосные красивые штампы. Злобные оскалы молний... гхм. Но их не много, так что спишу на стилизацию. Замечание здесь же: Дар, полные дождя и снега тучи не ассоциируются с чем-то жирным. Представил жирные (в смысле промасленные и тп, как чебуреки) тучи, и упал под стол)) Лучше бы толстые...
новые паломники могли приДти
Не, ну как можно, а? Редактор, йолки...
На этом ругань закончилась, перехожу к приятной части. (вынимая из загривка парочку сюрикенов) Герой загадочный, сразу не догадался. Собаки с белыми пятнышками под глазами радуют. Люблю собакенов. Коротко, с интригой, по-человечески приятно. Здесь плюс, без разговоров. (Да, в последней фразе ошибочка "огромный белоснежныХ пёс".)
Плюс+
DaraFromChaos # 15 мая 2016 в 15:23 +2
ыыыы :))))))))
приДти сказал гадский планшет :)))
спасибо, сейчас поправлю
точнее, не поправлю sad ибо уже в выпуске когда успели?

что касается "жирных", так, Нат, конечно, ассоциации - они у всех разные. но у тибетского мифологического персонажа жирный, скорее, чрезмерно толстый, а не масляный :)
так что не тронь мои рюшки - они вполне в контексте :)))

иди лучше нелогичное Море поругай :)))

а собакенов я тоже люблю :))) кстати, тибетские мастифы реально с белыми пятнышками под глазами :)
Beatris # 18 мая 2016 в 15:21 +1
Дарочка, какие рюшечки!!!! Красиво!!!
DaraFromChaos # 18 мая 2016 в 15:28 +2
кушайте на здоровье, дорогой читатель!
laugh
Beatris # 18 мая 2016 в 15:30 +2
Спасибо на добром слове angel
Константин Чихунов # 6 июня 2016 в 16:18 +2
Красивая легенда в красивом исполнении!
DaraFromChaos # 6 июня 2016 в 19:54 +1
спасибо, Костя!
собрала много разных легенд в кучку, перемешала, добавила своих идей - и вот вам результат - много собачат smoke
Сказочница Наташа # 25 июня 2016 в 10:51 +2
Красиво!
Слов нет, одни эмоции...
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев