fantascop

Тусклые тени

в выпуске 2016/01/04
30 июня 2015 - Симон Орейро
article5065.jpg

            Совсем недавно, в один из самых обычных, рутинных вечеров зеркало в ванной комнате в моём доме треснуло. Это произошло в тот момент, когда я брился. Трещина появилась неожиданно, словно некие высшие, мистические силы создали её, чем-то провели по прозрачной поверхности. Огромный шрам на коже стекла разрезал моё отражение на две части. Я видел своего двойника, разделённого напополам, причём крайне неровно и уродливо. Что же, это лишь мелкий бытовой инцидент, не нужно придавать ему значения. Ещё в тот вечер я видел свой волос, тонкий волос, плавающий в воде. Но это тоже лишь незначимая деталь, мелочь.

            Зелёное дерево, кроны которого сильно поедены отвратительными насекомыми. От укусов дерево чахло, умирало. Я видел его на днях из окна автобуса. И мне неизвестно, мертво ли оно или ещё живо, но ждёт своей неумолимой участи. Участь дерева неизбежна, ибо яд от мерзких, жестоких и прожорливых насекомых-вредителей безнадёжно поразил всё его тело, проник в сами могучие корни. Ещё я видел худую старушку без ног, просящую подаяний.

            Деревянный стул на модном паркете, запечатлённый на старинной фотографии. Мой взгляд направлен на него. Кроме стула, кажется, ничего не существует. Та же эпоха, когда он стоял на паркете и был сфотографирован, безнадёжно ушла, конвейер времени невозможно остановить или повернуть назад. Но напечатанный её отголосок зажат моими пальцами, и он вполне материален, осязаем. Мёртвый котёнок лежит на липкой кровати. Его головка неестественно вывернута, тельце неподвижно. Между его шерстью ползают маленькие создания, похожие на блох или вшей, и своими зубами, миниатюрными бритвами, откусывают кусочки начинающей разлагаться детской плоти. Мне нравится ходить по комнате из угла в угол. Закрывая глаза, я воображаю голубые ладони. Откуда этот образ взялся в моём уме, я не знаю. Но какая-то неясная привлекательность в них, ладонях, есть.

            Мы все вынуждены вдыхать бетонную пыль, вовсе не запретную, которой предостаточно, от которой нигде не спрячешься. Эта волшебная пыль творит настоящие чудеса: нередко от неё старики смеются и поют, дети же умирают. Часто дети, вдохнувшие смертельное количество пыли, сотрясаемые инфернальными судорогами, с тихим, равнодушным смирением, лишаясь остатков чувств и разума, залезают в железные бочки, чтобы в них встретить небытие. Их трупики гниют в бочках, превращаются там в хилые и скрючившиеся скелеты. Эти бочки обычно утилизируются разными способами. Приходится принять эту сторону объективной реальности, чтобы сохранить цепкость и адекватность ума.

            В карманах документы и жетоны. Смысл существования чрезвычайно трудно найти. Укол иголки в кончик пальца заставляет губы и лицевые мышцы дёрнуться в гримасе. Пространства борьбы невозможно расширить, так как они ютятся в репрессивных рамках черепных коробок. А жареные черепа сладко хрустят во ртах гигантских муравьёв. Некоторые философы ищут в этом особые смыслы и особые резоны. Дырявые руки критиков едва ли могут стиснуть эти искания и мудрствования. Хорошо это или плохо – человеческий ум не постигнет.

            В радужных заливах плавают миллионы сигарет. Курение крайне вредно. Крутые парни из кинофильмов подтверждают это. Но всё же курильщиков отнюдь не становится меньше. Крылатый ветер обжигает верхушки опасных скал. От неизбежности огня мрут змеи, скорпионы, василиски и прочие гады. Они рассыпаются в прах. Тот же крылатый ветер разносит его в разные стороны.

            Мириады злых драконов летят по ясному голубому небу. Могущественный маг сидит на ковре-циновке посреди выжженной пустыни. Он колдует, произносит заклинания и мантры. Его магия даёт результат. Мёртвые драконы начинают один за другим падать с непорочных небес. Тяжёлые туши, сотрясающие бесплодную землю, быстро гниют. От смрада маг задыхается. Его труп ничтожно мал по сравнению с трупами драконов. Маг пожертвовал собой        .

            Подушка вся набита пухом безумия. Голова, долго спавшая на ней, сходит с ума. Человек острой бритвой перерезает себе горло. Алая органическая жидкость заливает его тело, заливает белоснежную постель. А тусклые тени, наполнившие комнату, спокойно созерцают это. Вернее, не совсем так. В их спокойном созерцании есть что-то зловещее. Расследование инцидента ни к чему не приводит. Лишь зубчатые колёса вращаются в промокших головах следователей. Они заставляют их выделять слюни дьявола, самые настоящие слюни дьявола. 

            Трупные пятна, невидимые трупные пятна возникают на асфальте. Они не видны, но очень велики в размерах. На этих трупных пятнах асфальта танцуют бесформенные тусклые тени. На одном мёртвом дереве висит труп повешенной беспородной собаки. Невидимые тусклые тени лижут шерсть принявшего кончину животного.

            На крайне антисанитарных свалках ползают хищные черепашки-мутанты. На них время от времени военные самолёты сбрасывают бомбы. Мощные взрывы создают грандиозные огненные вспышки. А завихрения разносят хлам во всех направлениях. Кровавые всадники являются блюстителями чистоты. В ржавых трубах нет мяса. Ведь ржавчина мясом не является.

            Борьба с государством может быть успешной, может быть, наоборот, неудачной. Диссиденты с упоением бьют посуду, наполненную тоталитарной пропагандой. Другие прыгают в воду, где превращаются в деревянные идолы, не могущие утонуть. Отдельные одиночные камеры, куда приходит белая фея весны, зарастают травой. Кочевым нитям окопов мешают сочные виноградники.

            Вдоль морского берега вытянулись стройные ряды хижин. В каждой из них находится сундук с пиратским золотом. Эти хижины методично взрывают отряды спецназа. Крокодилы и морские девы по этому поводу очень сильно огорчаются.

            Сожжённые детские качели. К ним подошёл старичок-карлик. Он пососал леденец. Когда леденец закончился, старик по-детски заплакал. Потом он лёг на холодную землю, весь сжался и вскоре умер. Сердобольные прохожие похоронили его здесь же. На могиле его выросло огромное зелёное дерево.

            Уважаемый и умный человек сбежал из родной страны от бывшего соратника, ставшего заклятым врагом в процессе борьбы за политическую власть. Но и за границей его нашла смерть. Точку в конце его жизни поставил ледоруб, проломивший ему голову. Отверстие в голове и символизировало эту точку. Тусклые тени были очень рады столь трагичному обстоятельству.

            На паркете война. Два вида муравьёв схлестнулись в схватке. Сражаются постоянно пехота и артиллерия. На обширном поле боя погибших много, но никто не может победить. Скорее всего, конфликт будет тянуться ещё долго.

            Тусклые тени пытались заставить меня покончить жизнь самоубийством. Но со мной подобное не пройдёт. Я никогда не позволю кому-либо завладеть мной. Я адекватен, я контролирую себя. Я продолжаю нормальную жизнь. Мои ноги шагают по холодному паркету. Я разглядываю старые фотографии и слушаю время от времени радиопрограммы (только что слышал, что в одной из стран Латинской Америки повстанцы захватили в плен генерала армии). Всё, что могут делать тусклые тени – это лишь исходить бессильной злостью и досадой.  

              

Рейтинг: +2 Голосов: 2 306 просмотров
Нравится
Комментарии (2)
DaraFromChaos # 30 июня 2015 в 00:17 +1
как всегда: и сказать-то нечего.
потому что просто отлично. и все
Катя Гракова # 30 июня 2015 в 09:43 +1
Автор, не кури больше эту траву
А мне финал понравился. Несмотря на кажущуюся психоделичность, текст пропитан современной проблематикой. Спасибо, плюс.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев