fantascop

Тысяча Миров: Технос (главы 16 -20)

в выпуске 2016/09/09
27 января 2016 - Alex Luty
article7374.jpg

          Глава 16.

 

          Они действительно оказались в другом месте. Не просто в другом месте.

          Первым очнулся Ставр. Он сел и огляделся. Альтея лежала рядом. Чуть дальше лежали Григ и Ммм. Все дышали ровно. Значит, были живы. Потом юноша посмотрел по сторонам. Вокруг него был город. Странно знакомый город. С высокими шпилями домов. С выбитыми окнами и выломанными дверями. И всюду решётки и колючая проволока.

          - Мы на Глоке, - Альтея тоже очнулась, и села рядом с шаманом, осматривая окрестности. - В моём родном городе.

          - Но почему? - Ставр не мог поверить глазам. - Неужели я перепутал языки?

          - Не перепутал, - ответила девушка. - Я слышала твой заговор портала.

          - Тогда, я вообще ничего не понимаю, - помотал рыжей головой шаман.

          - Что-то это место слабо напоминает Стик и сильно напоминает Глок, - подал голос очнувшийся поэт.

          - Так и есть, - раздался голос с другой стороны улицы. Все повернули головы в сторону голоса.

          - Создатель, - воскликнула Ммм. Девочка тоже очнулась и стояла рядом с Григом.

          - Здравствуйте, - произнёс Творец.

          - Может, ты нам подскажешь, - спросил Ставр, - почему мы должны были попасть на Стик, а очутились на Глоке?

          - Подскажу. И расскажу, - улыбнулся пёс. - Мне пришлось переменить место и мир вашей высадки, в связи со сложившимися обстоятельствами. Вы узнали о камнях уничтожающих силу некроманта. Каким-то образом нашли Неотразимый Меч - единственное орудие, способное уничтожить Властелина. Но этого мало.

          Создатель почесал задней лапой загривок и продолжил.

          - Некромант сейчас в такой силе, что одними лунными камнями и мечом тут не справиться. Я долго думал. Раз есть камни слабости Властелина, значит, и есть камни его силы. И меч его силы.

          Творец немного помолчал, давая усвоить всем услышанное.

          - Мне удалось заглянуть в память некроманта. Много тьмы там. Много плохого. Много страшных вещей он совершил. Среди всего этого кошмара, я узнал немножко о камнях силы. Точнее о их примерном местонахождении. Они до сих пор на Глоке. Они дают ему власть над всем Техносом. Техно-зомби, боевые корабли и многие его механизмы питаются силой этих камней через некроманта.

          - Но Глок большой, - сказала Альтея. - Где нам искать их?

          - Об это вам расскажет ваш старый знакомый - Хрыч, - ответил пёс. - Он знает об этих камнях много больше меня.

          - Что будет после того как мы найдём и уничтожим камни? - спросил Григ.

          - Весь Технос, на всех Тысячи мирах, потеряет свою силу. Войне придёт конец. На всех мирах. Кроме Стика. Там где некромант, сила его будет действовать. Тем более, что меч его силы у него.

          - Значит, на Стик мы всё-таки отправимся, - сказал шаман. - Чтобы уничтожить Властелина. А с камнями силы некроманта, мой меч справится?

          - Неотразимый меч справится, - ответил Создатель. - Любой другой - нет.

          - И где нам искать Хрыча? - поинтересовался Григ.

          - В мастерской Альтеи, - пёс кивнул в сторону девушки. - Только будьте осторожны с големами. Они очень опасны. Старайтесь не попадаться им на пути.

          Ставр поглядел на девушку, затем на Грига и Ммм. Девочка-кошка всё это время молчала. Лишь её кошачье личико всё больше становилось серьёзным.

          - Вам пора, - сказал Творец. - И мне тоже пора. Берегите себя.

           И пёс растворился в воздухе.

          Друзья смотрели на то место, где ещё секунду назад сидел Создатель.

          - Пора, так пора, - наконец проговорил  Ставр. Потом он повернулся к девушке. - Ну, показывай дорогу.

          Спустя некоторое время, путники шли по узким улочкам мёртвого города, с опаской заглядывая за каждый угол, косясь на крыши домов. Ожидая услышать лязг открывающегося забрала голема. Спеша попасть к месту назначения.

          Каждая секунда такого шествия была длиннее минуты. Каждая минута была равна часу. Очень не хотелось вновь переведаться с ужасным порождением некроманта.

          Но прогулка закончилась без неприятных сюрпризов и довольно-таки быстро. Они стояли в самом центре огромного города. Перед цитаделью Властелина. Покинутой цитаделью.

          - Пойдём через парадный вход? - спросил Григ, задрав голову вверх и глядя на величественный, и одновременно пугающий монумент Злу. Злу с большой буквы. Всемировому ужасу.

          - У парадного входа нас ждёт голем, - ответила Альтея. - У меня здесь свои методы проникновения.

          Григ пожал плечами, а девушка повела всех к одной из стен цитадели. Когда они подошли к стене вплотную, Альтея нажала на один из камней на ней. Тут же перед ней, на земле, отодвинулась плита, и открылась лестница, ведущая вниз.

          - Нам вниз? - спросила Ммм. У девочки была ещё свежа память о страшной башне во Дворце Мёртвых.

          - Нам наверх, - ответила Альтея. - Но через низ. Пошли.

          Они пошли по лестнице. Она была не длинной, и как только девушка ступила на каменный пол, плита сверху задвигалась, и закрыла потайной ход. Друзья погрузились во тьму.

          - Сейчас свет зажгу, - сказала Альтея. Она поискала что-то на стене, справа от себя, раздался негромкий щелчок, и вспыхнул неяркий свет. Его издавали скляницы, что висели под потолком коридора. Света было немного, но достаточно, чтоб идти не спотыкаясь и не натыкаясь ни на что. А тут много чего стояло, лежало и просто валялось. Пустые рыцарские доспехи, кое-какое оружие, старые кресла и посуда, столы, сломанные стулья, куча всякого борохла. Создавалось впечатление, что это был какой-то склад или большой чулан. Но вот он закончился маленькой дверцей, за которой была лестница наверх. После лестницы, коридор, пустой и обшарпанный, с множеством боковых дверей, который вывел к большим двустворчатым дверям. За ним оказался тронный зал цитадели. Только трона здесь не было. Его увёз с собой на Стик Властелин.  Зал был пуст. Большие витражи окон были разбиты. И только воробьи да голуби порхали с балки на балку под потолком.

          Из тронного зала вели десятки дверей. Альтея повела остальных в одну из них. За ней был коридор, петляющий, то вправо, то влево. И опять двери, двери, двери. Девушка повела друзей к предпоследней из них. Она открывала путь на лестницу, ведущую и вверх и вниз.

          Альтея пошла вверх, и добралась до небольшой двери. Девушка попробовала открыть её. Но та была заперта изнутри. Тогда Григ ногой вышиб дверь с петель. За ней была просторная комната, сплошь уставленная какими-то техническими приспособлениями и механизмами. Посреди комнаты стоял испуганный бес.

          - Привет Хрыч, - как ни в чём не бывало сказала Альтея.

          Бес долго пялился, то на девушку, то на Ставра и его товарищей. Потом сделал невозмутимый вид.

          - Вы чего хулиганите? - сказал он. - Дверь вышибли.

          - Это мы так вежливо постучали, - усмехнулся краснокожий воин.

          - Есть хотите? - спросил Хрыч.

          - Надеюсь не крысятина? - с сомнением спросил Ставр.

          - Консервы, - ответил бес. - Тушёнка говяжья. И фасоль. Есть немного пива и кваса. Вчера ещё ром был. Только он вчера и закончился.

          - Говядина и пиво это хорошо, - расплылся в улыбке Григ. А потом тихонько спросил у Альтеи: - А консервы, это что?

          Вскоре все сидели за столом, с аппетитом поедали тушёную говядину и фасоль, и запивали пивом и квасом.

          - Расскажи нам о трёх камнях силы некроманта, - обратился Ставр к бесу, после того как все поели.

          - Камни? Зачем они вам? Вы их всё равно не достанете, - глаза беса были испуганны. Руки стали подозрительно трястись.

          Ты расскажи всё, что знаешь, - нахмурил брови шаман. - А что и как, это нам решать.

          - Их называют Камнями Крови, - мрачно ответил Хрыч. - Это окаменевшие сердца троллей.

          - Постой, постой, - перебил беса Григ. - Видел я обломки окаменевших троллей. Не было там ни сердец, ни других внутренностей. Просто куски камней.

          - Для того, чтобы получить Камень Крови, сердце нужно вынуть у ещё живого тролля, - назидательно поднял когтистый палец вверх бес. - После его смерти, сердце каменеет, но остаётся таким же красным. И только доставший сердце имеет силу над Камнем. Марций сам вырезал сердца у троллей, чтоб завладеть силой Камней.

          - Теперь понятно, - кивнул поэт. - И где теперь эти сердца?

          - А это самое страшное, - глухо произнёс Хрыч. - Каждое из этих сердец, сейчас находится внутри одного из големов, построенных некромантом. И чтобы достать его оттуда, нужно открыть грудную пластину голема.

          - Приплыли, - вздохнул Григ. - С ними нам не совладать.

          Альтея сидела бледная как мел. Ставр немного подумал, и спросил.

          - Камней всего три. А големов, насколько мне известно, четыре. Что внутри четвёртого голема?

          - Не четвёртого, а первого, - поправил Хрыч. - Это прототип. Его строил сам Властелин. Без моей помощи. И я не знаю, что в нём.

          - Ещё одна загадка, - протянул шаман. - И всё-таки, как бы то ни было, Камни нам придётся добывать.

          - Как? - воскликнул Григ. - Ты, забыл, что мы в прошлый раз еле спаслись от одного голема. А тут три. И ещё нападать на них.

          - Положим, кто спасся, а кто и не очень, - ехидно поддел краснокожего поэта Хрыч.

          - Мог бы и не напоминать, - нахмурился Григ. - Ты-то, сам, первым бежал. Только пятки сверкали.

          - Да, бежал, - выпучил глаза бес. - Потому, что прекрасно знаю, с чем пришлось иметь дело. И вообще, у меня пяток нет. У меня копыта.

          - Ладно вам обоим ерепениться, - чуть повысил голос Ставр. - Тут проблему решать надо.

          Все затихли и задумались. Прикидывали и так и эдак.

          - Ведь какой-то изъян у них должен быть? - не унимался шаман. - Не могут они быть сплошь непобедимыми.

          - Бластером их можно поразить? - спросил Григ.

          - У них броня толстая, - помотал головой бес. - Чтобы пробить броню, нужен не один выстрел, а несколько. В одну точку.

          - А если не просто стрелять, а резать? - снова спросил воин. - Непрерывным лучом.

          - Тут успеха больше, но всё равно, пока ты его достанешь, голем успеет тебя испепелить.

          Тут Альтея хлопнула себя ладонью по лбу.

          - Вспомнила! - воскликнула она. - Была у меня одна поделка. Незаконченная. Она нам поможет.

          - Что за поделка? - оживился юноша.

         Вместо ответа, девушка стала метаться по мастерской, роясь в грудах механизмов и инструментов. Через минут пять хаотичных поисков, она радостно воскликнула.

          - Нашла!

          И положила на стол перед товарищами предмет, напоминающий гарпун, но на острие был небольшой набалдашник.

          - Что это? - спросил Ставр.

          - Если такой штукой попасть в тело голема, то он отключится, - гордо сказала Альтея. - Правда, ненадолго. Минут на десять-пятнадцать. Но этого должно хватить, чтоб разрезать ему грудину и достать оттуда Камень.

          - Он ведь броню не пробьёт, - с сомнением посмотрел на гарпун Григ.

          - А пробивать и не надо, - ответила девушка. - На конце гарпуна магнит.  Как только гарпун пристанет к телу голема, то выдаст такой разряд электричества, что отключит все двигательные и  боевые системы голема. Сложные механизмы тут же запустят перезагрузку систем. Но, так, как голем - аппарат сложный, это займёт некоторое время. Вот тут нам и придётся действовать очень быстро.

          - Идея хорошая, - поддержал любимую Ставр. - Вопрос в одном. Где взять такую штуку, что с расстояния запустит этот гарпун прямиком в голема? Подходить к нему вплотную - смерти подобно.

          - Нужно сделать гарпунное ружьё, - ответила Альтея. - Говорила же, не успела доделать.

          - В этом я вам помогу, - отозвался бес. - По части оружия я мастер.

          Хрыч и Альтея принялись за работу. Ставр и Григ оказались на подхвате. Типа принеси-подай.

          Только Ммм не досталось заделья. Но девочка по этому поводу не сильно огорчалась. Она отошла в дальний угол комнаты, где стояла небольшая кровать, и свернувшись на ней калачиком, заснула. Её не тревожили ни лязг и скрежет металла, ни беззлобное переругивание беса и краснокожего поэта. Наверное, впервые за много дней, Ммм спала спокойным и мирным сном. Ей не снились кошмары, что терзали девочку всё время после нахождения в башне. Она была в кругу друзей. Ей было тепло и уютно.

          Проснувшись, Ммм обнаружила, что все спят. Кто прямо на полу, как Ставр и Альтея, обняв друг друга. Кто, сидя на стульях и склонив голову на стол, как Григ и Хрыч. Посредине стола стояла штука, которую удобно было держать двумя руками. В ней торчал тот самый гарпун.  Девочка обвела глазами затихшую комнату, и снова заснула.

          Через несколько часов, её разбудили тихие голоса.

          - Есть хочется, - сказал Григ.

          - Вот ведь проглот, - тихо возмущался себе под нос Хрыч. - Только недавно две банки тушёнки слопал. И снова жрать подавай.

          Ворчал. Но щедро делился едой с остальными. После еды, стали обдумывать план действия.

          - Нам что, придётся искать големов по всему городу? - доедая последнюю ложку фасоли, спросил краснокожий воин.

          - В том-то и дело, что не придётся, - помотал рогатой головой бес. - Внутри големов встроена сложная система сигнализации, которую не получится обойти. Как только мы нападём на первого голема, трое других сразу узнают об этом. И последуют на помощь своему "собрату". Всё будет зависеть от расстояния, на котором находятся все големы друг от друга.

           - С этим ясно, - подытожил Ставр. - Время - от минуты, до нескольких часов. Тут будем надеяться только на везение. С какого голема начнём?

           - Предлагаю, с того, что сторожит цитадель, - сказала Альтея.  - Тут местность хорошая. Можно забраться на один из балконов, и выстрелить в голема из гарпунного ружья. И, если он окажется довольно близко, перепрыгнуть на него, и вскрыть ему грудину. Заодно и забрать обратно гарпун.

           - Сложновато, - возразил Ставр. - Нужно, чтобы стрелял один, а резал другой. Будет быстрее.

           - А как же быть с гарпуном? - спросил Григ.

           - Его можно привязать большим мотком верёвки, - ответила Альтея. - Магнит на гарпуне мощный, но если сильно потянуть, он отстанет.

           - И ещё, думаю, Ммм должна остаться здесь, - сказала девушка. - Там  ей делать будет нечего. Хрыч за ней присмотрит.

           - Значит, идём втроём, - Ставр посмотрел на Грига и Альтею. - Кто на какую позицию?

           - Я оставляю за собой право стрелка, - сказала девушка. - Гарпун, как-никак я сконструировала. И стреляю я метко.

           - Тогда я буду разделывать тушки, - усмехнулся Григ, поднимая свой бластер.

           - Ну, мне ничего не остаётся, как присматривать за вами, - пожал плечами шаман. - И, в случае опасности, придти на помощь.

          Сборы были недолгими. Ммм обняла по очереди, сначала Ставра, потом Грига и Альтею.

           - Возвращайтесь, - сказала девочка. - Я буду за вас переживать.

          Бес, хмурил кустистые брови и жевал нижнюю губу.

           - Удачи вам, там, - наконец пробурчал он. Потом указал на девочку-кошку. - Если через сутки не появитесь, я её съем. Не то, вы все мои запасы подмели, почти начисто.

          Ммм сделала испуганное лицо, а Хрыч весело ей подмигнул.

           - Не бойся, - сказал он. - Я кошатиной не питаюсь.

          Трое друзей отправлялись на бой. Поистине, смертельный бой.

 

 

 

 

 

 

 

          Глава 17.

 

           - Далеко стреляет твоё ружьё? - спросил Ставр у Альтеи. Они шли по пустому коридору цитадели.

           - В теории - метров на двести, - ответила девушка. - Но у нас верёвки всего пятьдесят метров. Значит, придётся подпускать их поближе.

          Трое друзей подошли к двери в один из залов. В противоположном конце зала был небольшой балкончик.

           - Теперь тихо, - прошептала Альтея. - Голем прямо под нами. Слуховые сенсоры у него очень чувствительные.

          Они вышли на балкончик, и посмотрели вниз. Гигантская фигура голема стояла прямо под балконом. Шлем его почти касался низа балкона. Голем был неподвижен. Казалось, что это обычная статуя, вся из железа, одиноко стоящая у брошенной цитадели.

           - Приготовьтесь, - прошептала девушка. - Сейчас начнётся.

           Альтея перегнулась через балкон, нацелила ружьё голему в голову и взвела курок.

          Сенсоры голема засекли щелчок курка. Голова его моментально повернулась на сто восемьдесят градусов. Ноги голема удлинились, и голова оказалась на одном уровне с балконом. Створки забрала стали расходиться.

           - Стреляй! - прокричал Ставр.

          Альтея нажала на курок. Гарпун вылетел из ружья, прошёл мимо створок, и угодил прямо внутрь головы голема. Тот час по телу гиганта прошла мелкая сеть молний. И он застыл. Створки забрала наполовину открыты. Голем не двигался. Но внутри него, что-то зажужжало и заскрежетало.

           - Григ! - скомандовал шаман. - Твоя очередь.

          Краснокожий воин перемахнул через балкончик, и оказался прямо на груди голема. Заработал бластер, выжигая грудную пластину. Искры летели во все стороны. Спустя пять минут, большой прямоугольник раскалённого металла, Григ ногой вдавил в грудину гиганта. Кусок упал куда-то вниз и загромыхал в недрах брони.

           - Видишь камень? - крикнула Альтея вниз.

           - Вижу, - ответил поэт. - Сейчас достану.

          Камень был прикреплён к какому-то механизму. От него отходило множество проводков и трубок. Григ потянулся, и выдрал сердце тролля вместе с проводами. Гул и жужжание, внутри голема сразу стихли. Гигант был мёртв.

          Григ взвесил Камень на ладони. Он был действительно красным, был размером с детскую голову и весил не меньше восьми килограммов.

           - Лови! - крикнул воин Ставру, и подкинул вверх Камень Крови.

          Шаман ухватил тяжёлый камень, и сам чуть не перелетел через балкон.

           - Тяжёлый, - сказал юноша. Он положил камень на пол, взял двумя руками Неотразимый Меч, и, что есть силы, рубанул по нему. Камень рассыпался мелкой крошкой.

           - Один есть, - тяжело проговорил Григ, залезая обратно на балкон. - Будем ждать остальных.

           - Гарпун, - вспомнила Альтея.

          Она ухватилась за конец верёвки, и с силой потянула его на себя. Гарпун, после недолгого сопротивления отскочил от внутренней стенки головы голема и повис на верёвке. Девушка затянула его на балкон и снова зарядила ружьё.

          Ставр и Григ всматривались вдаль. Не идёт ли, между домов, ещё один гигант. Но пока всё было спокойно.

          Друзья уселись на пол, отдыхая, и время от времени поглядывая по сторонам.

           - А ничего так вышло, - улыбался краснокожий воин. - Мне даже понравилось.

           - Посмотрим, что ты запоёшь, когда по нам огонь откроют, - криво усмехнулся шаман.

           - Ну, петь я мастак, - снова улыбнулся поэт.

          Сидели и ждали новой опасности. Григ, от нечего делать, обследовал зал, и нашёл коробку засохшего печенья, и вскоре, друзья весело хрустели, уплетая лакомство.

          Ставр глянул за перегородку балкона и охнул.

           - Идёт, - вскричал он.

          Побросав печенье, все заняли свои позиции. Голем появился из-за высокого здания. Забрало уже было раздвинуто. Он поднял правую руку, ища цель.

           - Эффект неожиданности потерян, - прошептал шаман. - Альтея. Как только будешь готова - стреляй. Но постарайся подпустить его поближе.

          Голем остановился около своего поверженного двойника в десяти метрах и застыл. Только голова вращалась, то влево, то вправо, ища мишень. Гигант заметил движение на балконе и выпустил толстый луч в том направлении. Окно рядом с балконом расплавилось и потекло по стене.

          И в эту же минуту, Альтея встала во весь рост, и почти не целясь, выстрелила из ружья. Её выстрел совпал с ещё одним лучом железного монстра. Гарпун угодил голему в бедро, а луч обрушил на троих людей кусок стены. Балкончик подозрительно задрожал под тяжестью камней, но выдержал. Голем застыл на месте.

          Первым поднял всю усыпанную штукатуркой и мелкими камешками голову Ставр.

           - Все живы? - спросил он.

           - Живы. Живы, - наперебой ответили Григ и Альтея.

           - Нужно торопиться, - сказал шаман. - Григ. Допрыгнешь до него?

           - Далековато, - ответил поэт. - Придётся так спускаться.

          Он перелез через балкон, закинул бластер за спину, и цепляясь пальцами и ногами о выступающие камни стены полез вниз. Спуск занял у него примерно шесть минут. Воин спрыгнул с трёхметровой высоты на землю и побежал ко второму голему. Тот, уже вовсю жужжал. Система делала перезагрузку.

          Взобравшись по ногам и руке на грудину гиганта, воин сразу направил бластер на его броню. Скрежет всё усиливался. Когда же Григ выбил кусок брони с груди голема, тот уже начал двигаться.

           - Быстрее, - закричала Альтея. - Он уже включается.

          Через секунду, вновь заработавшие сенсоры, обнаружили посторонний объект на теле голема. Левая рука стала приближаться к копавшемуся внутри грудины Григу. Ещё чуть-чуть, и она схватит его своими железными пальцами, переламывая кости, дробя рёбра.

          Альтея еле сдерживала крик, готовый вырваться у неё. Но тут, Григ выпрямился. В руках он сжимал Камень Крови.  Голем умер. Рука так и не дошла до своего врага.

          Ставр, сразу начал спуск по стене. А Григ задумался. Лезть в низ, с тяжёлой ношей было неудобно. И он попросту бросил Камень на землю. Когда поэт слез , молодой шаман уже был рядом.

           - Как ты? - спросил он у Грига.

           - Нормально, - ответил тот. - Немного струхнул, конечно. Давай. Кончай с этим Камнем.

          Под ударом Неотразимого Меча сердце тролля рассыпалось в щебёнку.

          Ставр обернулся в сторону цитадели и посмотрел на девушку. Альтея, в это время, тянула гарпун на верёвке наверх.

           - Что там видно? - крикнул юноша ей. Девушка посмотрела по сторонам, и побледнела.

           - Идёт! Идут!!! - заорала она. - Один - с левой стороны, другой - с правой.

          Альтея суматошно стала заряжать ружьё.

           - Какой из них ближе? - крикнул ей Григ.

          Девушка быстро помотала головой.

           - Левый ближе.

           - Значит, бей левого, - крикнул Григ. - А потом прячься подальше и не отсвечивай.

          Шаман и поэт отбежали к цитадели и укрылись от сенсоров големов за какой-то дверцей.

          Левый голем был действительно ближе. Он не стал долго раздумывать и выискивать цели, а просто открыл огонь по всему, что видел перед собой.

          Толстый луч вырезал огромные куски у домов, попадавшихся ему на пути. Огромные руки крушили всё, до чего могли дотянуться. Вокруг голема всё горело и плавилось. Грохот и скрежет стояли такой, что хоть уши закладывай.

           Голем подошёл вплотную ко второму из поверженных гигантов, не переставая палить во все стороны. На какое-то мгновение, голова его повернулась в сторону от цитадели. Тут-то Альтея и выстрелила. Но голем уже успел повернуть голову обратно и страшный луч сжёг верёвку, привязанную к гарпуну, и снёс половину балкона.

          Ставр, что есть силы, молился Матери-Природе, чтоб Альтеи там уже не было.

          Тем временем, голем замер. И Григ припустил к нему. Пока он карабкался по скользкому литому телу гиганта, из-за дома, что стоял по правую сторону от цитадели, появилась голова последнего монстра.

          Ставр посмотрел наверх. Григ только начал вырезать грудную пластину. А последний голем был уже близко.

          Гигант, получивший уже третий сигнал бедствия от своих "собратьев", совсем обезумел. Он устроил вокруг себя настоящее пекло. Дома уже не рушились. Они плавились как свечи, или рассыпались в мелкую крошку под мощными ударами рук.

          - Григ! - закричал шаман. - Времени нет. Гарпун. Мне нужен гарпун.

          Григ, уже прожёгший половину пластины, посмотрел по сторонам. Гарпун торчал из шеи голема, на расстоянии вытянутой руки. Краснокожий воин потянулся, и ухватился за обрывок верёвки гарпуна. С силой потянув верёвку на себя, Григ оторвал гарпун от стального корпуса гиганта, и швырнул его вниз. Он потерял драгоценную минуту. За это время голем запустил свою систему и предпринял атаку.

          Обе руки голема понеслись к груди, намереваясь прихлопнуть поэта как паразита, ползающего по телу. Григ нацелил бластер на одну из рук, и срезал кисть. Обрубок беспомощно замотался в разные стороны. Зато вторая рука чуть не оставила от воина мокрое место.

          Григ еле увернулся от большущей ладони гиганта, с силой хлопнувшего себя по груди. Поэт подпрыгнул от удара на месте, и чуть не свалился. Но удержался, и срезал своим бластером вторую кисть железного монстра. Больше нападать на своего обидчика голему было нечем. Голова не наклонялась так, чтобы срезать лучом Грига. И голем бешено завертелся и задрыгался, тщась скинуть его со своего тела.

          Но воин крепко держался одной рукой, и бластером, который держал в другой, продолжил вырезать грудную пластину.

          В это же время, Ставр, подобрав с земли гарпун, направлялся к последнему голему.

          Подойти к нему близко было слишком опасно. Кругом всё горело и рушилось. Шаман подобрался на столько, на сколько смог. Жар от пожара обжигал его кожу. Рыжие волосы вспыхнули и сгорели в один миг. Юноша приглушённо рычал от боли, но не отступал.

          Ружьё пропало среди обломков балкона. И Ставр ухватившись за дротик, как за копьё, что есть мочи, бросил его в разбушевавшегося гиганта. Гарпун попал монстру в брюшину, и тот замер.

          Как раз в эту минуту, Григ, выломав кусок грудной пластины, потянулся за Камнем Крови, и вырвал его из груди голема. Гигант дёрнулся вниз, сбрасывая воина с себя, и замер навечно.

          Григ пролетел почти пять метров и, упав спиной на жёсткую мостовую, потерял сознание.

          Ставр терял силы. От нестерпимого жара и боли он не мог двигаться. Всё тело его было обожжено. Веки его лопнули. Левый глаз вытек из глазницы. Шаман мысленно приготовился к медленной болезненной смерти.

          Но тут, чьи-то руки схватили его и потащили прочь от пожара. Это последнее, что он успел понять. Дальше  нахлынула тьма. В этой тьме он увидел своего дедушку. Благомир, молча приблизился к юноше, встал перед ним на колени, и поцеловал его руку. Затем, дед встал, отвернулся, и начал таять во тьме. По лицу его текли слёзы. Дальше была лишь  тьма.

          Очнулся Ставр в мастерской. Сознание медленно приходило к нему. Он видел чьи-то лица.

          Альтея. Значит, убереглась от того выстрела, что снёс половину балкона. Лицо девушки было напугано и заплакано, но она улыбалась.

          Григ. Значит, всё-таки, добыл последний Камень Крови. Это хорошо. Лицо его весело, но чувствуется внутренняя боль.

          Ммм. Девочка слабо улыбалась, но пушистое личико её было немного осунувшимся.

          Позади, около стола стоял Хрыч. Рогатая голова его слегка поседела за эти часы.

          Ставр прислушался к своим ощущениям. Вроде нигде не болело. Ставр поднял руку, и посмотрел на неё. Ожогов не было. Кожа была как новая. Юноша провёл рукой по голове и лицу. Рыжие волосы приятно щекотали пальцы. На лице ни пятнышка.

          - Ставрушка, - бросилась к нему в объятия Альтея.

          Шаман обнял любимую. Тут к объятиям подключились и Григ с Ммм.

          - Что со мной случилось? - спросил Ставр. - Мы победили?

          - Победили, Ставрушка, - ответила девушка.

          - Ты был сильно обожжён, - произнёс Григ. - Альтея вытащила тебя из пожара.

          - Ты умирал у меня на руках, любимый, - тихо сказала Альтея. По её щекам снова потекли слёзы. Ставр только сейчас заметил тонкую белую прядку в её черных волосах.

          - Она принесла тебя сюда, всего обожжённого, - сказал издали бес. - На тебе живого места не было. Девочка-кошка вернула тебя к жизни.

          Шаман посмотрел на Ммм. Та виновато улыбалась. Ставр обнял девочку и поцеловал её в лоб.

          - Спасибо тебе, родная, - сказал он. - У тебя осталось всего две жизни. Береги их пожалуйста.

          - Там, на улице Камень, - сказал Григ. - Его бы уничтожить.

          - А что с четвёртым големом? - вдруг спохватился Ставр.

          - Стоит. Не шевелится, - ответила Альтея. - Наверное, прототипу мой гарпун оказался смертелен.

          - Надо сходить посмотреть, - сказал юноша.

          Все вышли на улицу. Пожар уже догорал. Четыре неподвижных голема стояли, как напоминание о прошедшем бое. Григ проковылял мимо третьего гиганта и помахал ему кулаком.

          - Всю спину из-за него отбил, - прокряхтел он. - Теперь там синяк здоровенный, наверное.

          Подошли к валявшемуся на земле Камню Крови. Ставр достал Неотразимый Меч, и рубанул им по Камню. Тот рассыпался в мелкую крошку, как и остальные.

          Потом пошли к последнему голему. Гигант стоял на месте. Обе руки его безвольно повисли. Голова смотрела в сторону.

          Шаман приложил ухо к железной ноге. Внутри что-то тихо жужжало.

          - Он не мёртв, - сказал Ставр. - Но двигаться не может. Надо посмотреть, что, вместо Камня Крови, засунул внутрь некромант.

          - Я туда больше не полезу, - сказал Григ. - Мне и тех трёх хватило.

          - Тогда полезу я, - ответил юноша.

          - Я с тобой, - сказала Альтея.

          Ставр взял у краснокожего воина его бластер, и вдвоём, они взобрались к голему на грудь. Шаман не торопясь выжег большой прямоугольник на грудной пластине, и сапогом вдавил её внутрь. Пластина полетела вниз, громыхая в недрах гиганта.  Юноша и девушка заглянули в открывшийся проём.

          Там, в большой нише, вместо Камня Крови, находилось какое-то существо.  Голова и лицо его были скованы железной маской, утыканной проводами и трубками. Но по телу было видно, что это человек. Точнее женщина. Она была нага, и исхудала настолько, что тонкая, почти прозрачная кожа, плотно прилегала к выступающим костям. Рёбра на её  груди еле заметно двигались.

          Ставр посмотрел на маску. Она была прикручена болтами к корпусу голема.

          - Нужно снять маску, - сказал он.

          Шаман поднял бластер, и аккуратно срезал болты. Потянувшись, юноша снял маску с лица женщины.

          В ту же секунду, Альтея издала истошный вопль, полный горя и боли, и отшатнувшись назад, чуть не упала на стоящих внизу Грига, Ммм и Хрыча.

          - Это моя мама, - давясь слезами, прошептала она.

 

 

 

 

 

          Глава 18.

 

          Лицо женщины было худым, изуродованным шрамами. Её веки впали, и когда они их подняла, глазных яблок не было. Женщина открыла рот в бесшумном крике, но Ставр услышал лишь слабый хрип. Её язык и зубы были удалены. Женщина умирала, и возможно не впервые. Она из последних сил протянула руку в сторону плачущей Альтеи и затихла. Грудь больше не поднималась. Мать девушки была мертва.

          - Её нужно достать отсюда, - сказал шаман. - Нужно похоронить.

          Григ залез в одну из комнат цитадели на первом этаже, и содрав с окна плотную штору, подал юноше. Ставр и Альтея завернули тело в штору, как в саван, и аккуратно спустили его вниз. Хрыч и Григ приняли покойную со всей почтительностью, на которую были способны.

          - Нужно выкопать могилу, - сказал юноша.

          - Я найду лопаты, - отозвался бес, и исчез внутри цитадели.

          - Её надо кремировать, - тихо произнесла Альтея.

          - Что? - переспросил шаман.

          - Её надо кремировать, - чуть громче повторила девушка. - Сжечь. Я не хочу, чтобы это повторилось снова. Её нужно сжечь. А прах похоронить между этих големов. Они будут ей защитой, там, в посмертии.

          Хрыч принёс две лопаты и кирку, и вместе с Григом стал копать могилу. Не длинную и не широкую. Но глубокую.

          Альтея и Ставр подготовили всё для погребального костра. На него ушла почти вся мебель из двух комнат цитадели, что на первом этаже.

          Парень и девушка уложили тело на костёр. Альтея достала свой бластер, и в нескольких местах подожгла им поломанную мебель. Сухое дерево, пропитанное лаком и краской, быстро загорелось, охватывая тело языками пламени. Ставр взял свой бубен, ударил по нему, и запел песнь Прощания. Ммм, осторожно подыгрывала ему на варгане.

          Четверо людей и бес, смотрели на пламя, до тех пор, пока костёр не догорел. Потом, Альтея собрала всё, что осталось от своей матери в большую вазу, что стояла в одной из комнат, и бережно поставила её в вырытую могилу.

          Пока могилу закапывали, Альтея плакала. Ставр нежно обнял её, стараясь успокоить.

          Из-за дома вышел большой пёс. Он подошёл к могиле, присел рядом с ней, и тихо завыл. Потом, кончив выть, пёс подошёл к Альтее.

          - Я очень скорблю по твоей матери, - сказал он девушке. - Прости меня. Но это было неизбежно.

          Альтея посмотрела на Создателя. Затем коротко кивнула. А Творец обратился уже ко всем.

          - Вы совершили небывалый подвиг. Почти вся Тысяча миров, теперь, свободны от гнёта некроманта. Но это ещё не всё. Властелин не даром таскал за собой по всем мирам троллей. Он предвидел, что такое может случиться.

          - Те тролли, что были у него - сбежали, - перебил Создателя Ставр.

          - Это так, - согласился пёс. - И сейчас, некромант ведёт активные поиски беглецов. Вам надо успеть уничтожить Властелина, пока он не завладел новыми Камнями Крови, и не начал всё заново.

          - Нам опять спускаться в катакомбы, полные крыс? - вспомнив, поёжился Григ.

          - Придётся, - ответил пёс. - Там самый ближайший портал. Следующий, находится в море, на глубине ста метров. Отдохните немного. Я знаю, вы очень устали, и много чего пережили. А потом, поспешите на Стик. От вас, всё ещё зависит судьба всех миров.

          Создатель растворился в воздухе. А маленький отряд, отправился обратно, в мастерскую, праздновать победу и поминать маму Альтеи.

          Праздника, как такового не получилось. Все были уставшими и измученными долгим боем и скорбящей обстановкой. Немного перекусив, все позасыпали.

          Творец постарался, и всем снились мирные, спокойные сны.

          А на утро, четверо путников отправились обратно в подвал дома, который служил началом входа в катакомбы. Бес проводил их до подвала. Обещал Альтее, присматривать за могилой её матери. Попрощавшись со всеми, Хрыч ушёл.

          Путники постояли, вспоминая все правильные повороты, а затем, вошли в подвал. До центра катакомб, на этот раз добираться было быстрее. Нет, крысы никуда не делись. Только, помня прошлую встречу с шаманом, и его белый от ярости взгляд, старались не мешать. Даже не путались под ногами.

          Портал открылся всполохами чёрных молний. Большой зал, в котором был портал, и без того тёмный, стал ещё чернее. Даже страшно было заходить в эту искрящую тьму. Но, всё-таки, зашли. Портал поглотил друзей, и растворился.

          Ставр вынырнул на Стике прямо из воздуха, метрах в двадцати над землёй. Внизу, густым тёмным покровом стоял лес. Поэтому падение было не смертельным. Но множество ссадин и ушибов он заработал, пока сталкивался с ветками и сучьями.

          Шаман упал на спину, и у него от удара, на полминуты вышибло дух. Рядом бухало и охало. Это падали Альтея, Григ и Ммм. Юноша полежал, приходя в себя, потом попробовал пошевельнуться. Вроде бы ничего не сломано. Шаман встал. Всё болело.

          - Альтея? Григ? Ммм? - позвал он друзей. - Вы живы?

          С разных сторон раздалось оханье и аханье. Ставр подбежал к Альтее. Та уже сидела на ковре из опавших иголок и ощупывала себя.

          - Кажется, обошлось, - сказала она. Парень помог девушке подняться на ноги, и они пошли к остальным.

          Григ сидел, баюкая сломанную руку. Сразу же наложили шину, из двух толстых прямых веток,  и тугую повязку. Хорошо, хоть, кость не торчала. Но левая рука его, теперь была не дееспособна.

          А вот Ммм нигде видно не было. Ставр стал звать её. Девочка откликнулась откуда-то сверху. Она лежала на большой ветви ели и боялась пошевелиться. Высота была небольшая, метра три.

          - Падай, - крикнул девочке-кошке шаман. - Я тебя словлю.

          Ммм заёрзала, и соскользнула вниз. Ставр подхватил её на руки и поставил на землю.

          - Цела? - спросил он.

           - Цела, - кивнула девочка. Глаза у неё были большие и испуганные.

           - Что будем делать дальше? - спросила Альтея.

          Ставр внимательно оглядел деревья, посмотрел на небо.

          - Мы сейчас южнее Дворца Мёртвых, - определил он. - Значит нам на север. Скоро вечер, значит, нужно найти место для ночлега.

          - Тут лес кругом, - удивилась Альтея. - Ночлег будет тебе под любым деревом.

          - Не верно, - возразил шаман. - Лес чужой, и зверь здесь чужой. Мало ли что. Нам надо устраиваться на ночлег подальше от звериных троп. А мы, как раз, на одной из них стоим.

          Все поглядели кругом, но никаких следов не увидели. Но Ставр настаивал, поэтому, пришлось топать за ним. Юноша долго петлял между деревьев, прислушиваясь и принюхиваясь везде. Наконец, он позволил всем расслабиться и передохнуть. Сам, пошел за хворостом.

          Вскоре, все сидели около костерка, глядя, как над лесом сгущаются сумерки.

          Утром друзей разбудил какой-то гул. Он всё нарастал и нарастал. Гул превратился в назойливое жужжание. На шею Григу уселась большая муха.

          - Ой, - вырвалось у поэта. Он попытался стряхнуть тварь здоровой рукой. - Она меня укусила.

          - И меня, - вскрикнула Ммм.

          И вот уже целый рой кровожадных крылатых тварей ворвался на маленькую полянку, на которой спали путники. Они облепили каждого с ног до головы. И кусали, кусали. Забивались в уши и ноздри лезли под веки и в рот. Невозможно было отбиться от летающих гадов ни мечом, ни бластером. Спасения не было нигде.

          Каждый укус мухи открывал маленькую кровоточащую ранку на теле. И на эту ранку набрасывался целый сонм жаждущих крови насекомых.

          Но тут, мухи переменили тактику. Они отстали от Ставра, Грига и Ммм, и толстым коконом облепили Альтею. Кокон поднялся над лесом, и исчез за деревьями.

         Шаман попытался бежать за ним, но слишком ослаб от потери крови. Он рухнул не пройдя и пяти шагов. Голова кружилась. Тело ныло от ран, и продолжало истекать кровью. Ставр обернулся. Григ и Ммм были в таком же состоянии. Юноша был в отчаянии.

          Ставр полежал немного, собираясь с мыслями. Если так будет продолжаться дальше, они просто умрут. И тогда шаман запел. У него не осталось сил потянуться за бубном. Он просто запел, прося Мать-Природу дать им сил. Дать сил не умереть.

          И случилось чудо.

          Воздух уплотнился, превращаясь в невидимый глазу, но ощутимый покров, накрывший троих умирающих людей. Покров засветился изнутри. Кровь, вытекавшая из множества маленьких ранок, покрывавших тело юноши, стала впитываться в тело обратно. Ранки начали закрываться и зарубцовываться. То же самое происходило и с Григом, и с Ммм. Когда покров растаял, Ставр и остальные, были совершенно здоровы. На теле ни единого пятнышка. И сил прибавилось вдвое, нежели было.

          Юноша поднялся. Григ и Ммм подошли к нему.

          - Нужно найти Альтею, - сказал Ставр. - Рой унёс её на восток.

          - Это не простой рой, - произнёс краснокожий воин. - Слышал я, в своём мире, о таком явлении. Это колдовство, какое умеет насылать ведьма. Обычно, таким способом, они воруют телят или детей. Но зачем ведьме понадобилась взрослая девушка?

          - Это, нам и предстоит узнать, - насупился парень. Взгляд юноши, снова стал белым от ярости, переполнявшей его. - Пошли.

          - Ох, чувствую, не поздоровится этой ведьме, - пробормотал Григ.

          Ставр шёл по лесу так, как будто всегда здесь ходил. Сейчас, он не боялся ничего. Ярость поглотила его, и плохо бы пришлось любому зверю, вставшему на его пути. Белый огонь пылал в глазах юноши. Воин и девочка-кошка, еле поспевали за ним.

          Но вот, шаман остановился. Он смотрел на хижину, что висела на ветвях трёх широченных дубов. Окон в доме не было. Лишь одна перекошенная дверь служила входом в него. Дверь была закрыта. 

          - Я скажу всего один лишь раз, - громко проговорил Ставр. - Отпусти девушку, и тебе не причинят вреда. Откажешься - пеняй на себя.

          Вверху, в доме, зашебаршило. Дверь открылась, и из неё, на ветвь дуба, вышла ведьма. Она была стара, но годы не сломили её спину. Глубокие морщины пролегали по всему её лицу. Глаза ведьмы глубоко впали в глазницы. Не сказать, что она была костлява. Скорее наоборот - чуть полновата. Видать не голодно ей жилось в лесной глуши. Ведьма опиралась на своё излюбленное оружие - метлу.

          - Кто ты такой, чтоб приказывать мне, повелительнице этого леса? - хрипло прокричала старуха.

          - Я - Ставр. Шаман из мира Сея, - грозно ответил юноша.

          - Шаман? Мальчишка, - закричала ведьма. - Ты, безусый юнец, только взявший шаманский бубен. Ты должен пасть ниц передо мной, Тысячелетней Ведьмой. Главной ведьмой этого мира.

          - Мне плевать кто ты, и насколько ты могущественна, - рыча от ярости произнёс Ставр. - Отдай девушку, или пожалеешь.

          - Сама девчонка мне не нужна, - подбоченясь сказала ведьма. - Если она тебе так необходима, можешь забрать её. Но не сейчас. Мне нужно то, что растёт внутри неё.

          - Что ты имеешь ввиду? - не понял парень.

          - Глупец, - расхохоталась старуха. - Она носит в своём чреве дитя. Твоего ребёнка. Заберёшь свою девчонку, после того, как она родит.

          У Ставра чуть не подкосились ноги. Но он посмотрел на ведьму исподлобья.

          - Зачем тебе мой ребёнок?

          - Шаман, а не знаешь, зачем ведьмам новорожденные, - снова захохотала карга. - Жир новорожденного может снова сделать меня молодой. Я убью его, и обмажусь его жиром.

          - Скорее ты умрёшь сама, - выкрикнул шаман, и выхватил бубен.

          Ведьма сделала движение рукой, и бубен загорелся в его ладони.

          - Мальчишка, - хохотала она. - Что ты можешь сделать без своего бубна. Я уничтожу тебя, а потом убью твою шлюху и её отродье.

          Григ попытался подстрелить ведьму из бластера. Но оружие переломалось пополам в его руках.

          - И твои никчёмные друзья тебе не помогут, - сквозь дикий смех орала старуха.

          Ведьма уселась верхом на метлу, и стала кружить над троицей, без умолку хохоча. Она указывала когтистым пальцем, то на Ставра, то на Грига, то на Ммм, и с конца когтя срывалась молния, и била в том направлении. Друзья, только успевали отскакивать.

          - Вы все умрёте, - хохотала старуха.

          - Настоящему шаману ничего не нужно, кроме Матери-Природы, - прорычал разъярённый юноша.

          Ставр запел. В его песне было столько ярости и отчаяния, что воздух, вокруг него стал плотным. Молнии ведьмы, ударяясь о невидимую преграду, стекали с неё, словно струи дождя.

          И тут, шаман выкинул вперёд руку, и ухватился за одну из молний, и бросил её обратно в ведьму. Потом ещё одну, потом ещё. Пока одна из них не достигла своей цели. Молния угодила в метлу. Ведьма закричала, и выпустила рукоять из руки. Метла вырвалась из-под ног, и улетела в лес, оставляя за собой шлейф чадящего пламени. Ведьма ударилась об одну из ветвей дуба, и свалилась на землю.

          - Она мертва? - осторожно спросил Григ.

          - Меня не так легко победить, - услышал он дикий хохот. - Тем более убить.

          Ведьма встала, и раскинула руки в разные стороны.

          - Попробуйте справиться с моими малышами, - прокричала она.

          Она произнесла несколько слов, и из дома вылетел рой кровавых мух.

          - Только не эти твари опять, - закричал поэт, отмахиваясь от насекомых.

          Старуха злобно хохотала.

          Тогда Ставр, закрыв глаза, сам раскинул руки. Мухи вдруг сжались в один сплошной шар. А потом шаман хлопнул в ладоши. Эффект превзошёл все ожидания. Раздался звук, будто две незримые гигантские ладони ударили одна о другую. Рой сплющило до тонкого блина. Когда невидимые ладони разошлись, мёртвые мухи посыпались на землю. Весь рой был уничтожен одним хлопком.

          - Гадёныш, - закричала ведьма. - Ты убил всех моих малюток. Я вырву у тебя сердце, и заставлю сожрать его.

          Ведьма бросилась на юношу с голыми руками. Она больше не хохотала. Ставр достал свой меч, и рубанул по старухе с плеча. Меч отскочил от её тела и переломился у основания.

          - Простым оружием меня не убьёшь, - зашипела ведьма, и вцепилась когтями шаману в горло.

          Ставр выбросил обломок в сторону, и взмахнул вторым мечом. Неотразимым. Голова ведьмы отделилась от туловища, и упала ей под ноги. Сморщенное лицо старухи выражало полное недоумение.

          - Этого не может быть, - прохрипела голова.

          Шаман сапогом раздавил голову старухи, как перезрелую тыкву.

          - Может, - тяжело дыша сказал он. - Сама виновата.

          Тело ведьмы свалилось на землю и загорелось. Через минуту, от головы и тела ведьмы осталась лишь горстка пепла. Июльский ветерок, подхватил пепел, и разнёс по всему лесу. Юноша убрал меч, и посмотрел наверх.

          - Альтея! - крикнул он.

          - Я связана, - раздалось из хижины. - Не могу пошевелиться.

          Ставр начал карабкаться по дереву к дому. Взобравшись к двери, он заглянул внутрь.

          Дом имел всего одну комнату, служившую и кухней, и спальней, и, судя по запаху, отхожим местом. Повсюду висели пучки с травами, засушенные летучие мыши и чучела животных. Девушка лежала на полу в дальнем конце комнаты. Ставр кинулся к любимой, быстро развязал её и сразу обнял.

          - Ставрушка, - тихо сказала Альтея. - Она хотела... Я хотела тебе сказать... Но она...

          - Я всё знаю, милая, - шаман обнял девушку крепче. Взгляд его, снова стал обычным. - У нас будет ребёнок. Сын. Или дочь. Не важно. Главное, что будет.

          Альтея поцеловала юношу. Ставру казалось, что важнее этой секунды, уже не будет.

          - Пойдём вниз, любимый, - прошептала девушка.

          Когда они вдвоём, держась за руки, появились в проёме хижины, Григ и Ммм разразились радостными криками. Ставр помог Альтее спуститься вниз.

          - У вас будет малыш, - улыбался поэт. - Среди всей этой каши, которая случилась за последнее время, это самая чудесная новость.

           Ммм подошла к девушке, и прижалась ухом к её животу.

          - Он родится весной, - закрыв глаза сказала девочка-кошка. - В апреле. Сейчас он спит.

          - Откуда ты всё это знаешь? - удивилась Альтея.

          - У меня мама - шаманка, - весело посмотрела на неё Ммм. - Я много раз видела, как она наблюдала за беременностями наших соседок, и принимала роды.

          - Всё это хорошо, - произнёс Ставр. - Но пока, у нас осталось одно маленькое дельце, которое не терпит отлагательств.

          - Точно, - кивнул Григ. - Покончить с Властелином.

          Этим вечером у Альтеи начался токсикоз.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

          Глава 19.

 

          Ставр смотрел на своих друзей. Хороши защитнички Тысячи миров. Девочка, пережившая множество пыток и смертей. Воин-поэт, со сломанной рукой. Девушка, пусть в великолепном защитном костюме, но беременная, и страдающая от тошноты. И он, шаман без бубна. Как таким отрядом пройти мимо армии техно-зомби, отыскать некроманта, и убить его?

          - Что-то не так, Ставрушка? - Альтея, словно почувствовав тёмные мысли любимого, забеспокоилась.

          - Всё хорошо, милая, - шаман улыбнулся, и погладил девушку по щеке. - Просто немного устал.

          - А мне интересно, - раздался голос Грига возле костра. - Ты остался без бубна. Как ты смог победить ведьму?

          - Я пел, - просто ответил юноша.

          - А если тебя лишить голоса? - не унимался поэт. - Что тогда будет? Ведь ты же, сейчас, наша главная опора и защита.

          - Ничего не будет, - улыбнулся Ставр. - Шаману не важны ни бубны, ни голос. Важна только вера. Вера в Природу. Если есть вера - всё получится.

          - Чего же ты раньше, так трясся за свой бубен? - ухмыльнулся Григ.

          - Потому, что раньше, я этого не осознавал, - ответил юноша. - Любое знание приходит не сразу. До некоторых вещей следует додуматься самому. Кое-что придёт только с опытом.

          - Ладно, - махнул здоровой рукой воин. - Это всё семантика. Философия. Нам нужно подумать, что мы будем делать дальше. Моя рука быстро не заживёт. Альтею, вот, тошнит ежечасно. С таким отрядом мы много не навоюем.

          - Тебе, вероятно, я смогу помочь, - сказал Ставр. - Есть одна травка, что помогает при переломах. Только не знаю, растёт ли она в этом лесу. Пойду, поищу её. Если найду - через пару дней, твоя рука будет как новая. И для Альтеи кое-что поищу.

          Ставр поднялся, и собрался уходить.

          - Подожди, - крикнул ему вслед поэт. - Травка, это хорошо, но есть нам, тоже что-то надо. Я пойду с тобой.

          - Как же ты будешь охотиться, с поломанной рукой? - спросил юноша. - Да и бластер твой, ведьма сломала.

          - Я возьму у Альтеи её бластер, - сказал Григ. - Он меньше и легче, и держать его можно одной рукой. Что-нибудь да подстрелю.

          И они ушли в лес. Вернулись, уже к закату. Воин нёс на поясе двух жирных кроликов. Ставр принёс травку для Грига, и целую охапку корешков для Альтеи. Он промыл один корешок, и дал ей пожевать. Тошнота сразу прошла.

          - Жуй корешок каждый раз, когда почувствуешь себя дурно, - сказал шаман. - Есть его не нужно. Просто глотай слюну, образовавшуюся от корешка.

          Потом Ставр занялся рукой Грига. Он развязал повязку, убрал шину, и осмотрел перелом. После этого, рукояткой ножа растолкал траву, и приложил её на перелом. Затем, снова наложил шину, и заново перевязал.

          Всё это время, Ммм занималась разделкой и потрошением кроликов. Ставр закончил с лечением, и стал помогать девочке. 

          Через некоторое время, кролики жарились на костре. По лесу разнёсся аромат жареной крольчатины. Вскоре, все с аппетитом уплетали мясо. Даже Альтея, наконец, приобретя нормальный розовый цвет лица, ела за двоих.

          Ночь прошла тихо. Никто не тревожил путников. На утро, друзья позавтракав, пустились в путь. 

          Странно, но за целый день, им не встретилась на пути ни одна живая душа. Ставр изредка посматривал на небо. Не летит ли там сокол. Но и сокола не было видно. Друзья шли, иногда разговаривая между собой.

          - Ставрушка. Расскажи мне о своих родителях, - попросила Альтея. - Про дедушку твоего я знаю, а о маме с папой, ты так ни разу и не обмолвился.

          - Я мало что о них помню, - спокойно сказал шаман. - Маму помню, только по тому времени, пока я был у неё в животе. Помню, как она пела мне песни. Как гладила свой живот, и я гладил её изнутри. Мама не перенесла родов. Я родился, а она умерла. Лишь успела взять меня на руки и поцеловать.

          - А папа? - спросила девушка.

          - Папа прожил на год больше, - ответил юноша. - Тогда был ураган большой. Многим в селе с домов крыши посносило. А отец в это время в лесу был. Охотился. Ураган в лесу вертеп устроил. Деревья валить начал. И папа, под одну из сосен попал. Погиб, в общем.  Дед меня вырастил и воспитал. Заменил мне и отца и маму. Научил всему, что сам умел.

          - Тяжело тебе жилось? Без родителей, - спросила Альтея.

          - Нормально жилось, - пожал плечами Ставр. - Дедовой любви мне хватало. У него сердце большое было. Шаман, одним словом. Благомир всегда знал, когда пожалеть надо, когда пожурить. Мудрый дед был.

          - Получается, все мы кого-то потеряли, - в слух размышляла девушка. - У Ммм, я знаю, отца нет. У Грига, вообще весь род погиб. Никого не осталось. Ты - сирота. И я, теперь - тоже.

          - Всё наладится, - успокоил её шаман. - Мы с тобой вместе. Ммм вырастет. Найдёт себе жениха. И Григ один не останется. Вон какой красавец. Девушки таких любят. А поёт как! Заслушаешься. Будем живы - не помрём.

         Альтея обняла одной рукой Ставра, но тут же, лицо её побледнело, и она поспешно запихала в рот корешок.

          - Вот-вот, - улыбнулся юноша. - Лучше о ребёнке думай, а не огорчайся по всякому поводу.

          К вечеру, подошли к городу, в котором стоял Дворец Мёртвых. Стояли, неподалёку от стены, глядя на чёрные ворота.

          - Опять полезем через стену? - спросил Григ.

          - Нет. Пойдём через ворота, - ответил Ставр. - Сейчас, нам нечего скрываться. Стажа сама приведёт нас к некроманту.

          - Но они отберут твой меч, и камни, - протестовал поэт. - Что толку, что мы придём к Властелину, без оружия, способного его убить?

          - Я укрою от чужих взглядов и камни и меч, - сказал шаман. - Даже если они дотронутся до них, то ничего не почувствуют и не поймут.

          - Тогда, пошли, - решительно сказала Альтея.

          Они подошли к воротам города. Двое стражей-орков, остановили их.

          - Кто такие? Зачем пожаловали сюда? - спросили они.

          - Я - дочь Властелина Марция, - выйдя чуть вперёд, сказала Альтея. - Направляюсь к своему отцу.

          - Предположим, так оно и есть, - сказал один из стражей. - А кто тогда с тобой? Его племянник, внучка и двоюродный брат?

          Оба орка захохотали. Девушка сохранила невозмутимый вид.

          - Это, мои спутники, - спокойно сказала она. - И они пройдут вместе со мной.

          - Хорошо, тебя проводят к Властелину, - сказал один из стражников. - Тебя, и твоих спутников. Только сдайте всё оружие.

          Стражники забрали бластер и пистолеты Альтеи, и все ножи Ставра. Потом обыскали каждого. Не забыли посмотреть и в сумку шамана. Но больше ничего не найдя, повели всех к караулке.

          Орк заглянул в караулку, и крикнул двоих чертей. Те, провели путников через ворота, и повели по городу. Ставр заметил, что повсюду ходили каменные воины. Черти прошли мимо главного Строения Дворца Мёртвых, и направились к одной из башен. Открыв дверь, черти повели друзей наверх. Все хорошо помнили эти стены из костей, и ступеньки из черепов. Открыв дверь на последнем этаже, стражники впустили их внутрь. Как только они вошли, дверь сразу закрылась.

          Это была большая комната. В ней не было ни черепов, ни костей. Только белые гладкие стены. Посреди комнаты стоял стол, со множеством инструментов. Ножи, клещи, крюки, пинцеты, скальпели, свёрла, пилы, и множество другого лежало на столе. Каждый инструмент был идеально чистым.

          За столом сидел человек. В белом халате, с моноклем на единственном левом глазу. Правый глаз отсутствовал и был закрыт чёрной повязкой.

          - Проходите, не стесняйтесь, - сказал человек.

          - Нас обещали отвести к Властелину, - сказал Ставр.

          - Теперь я ваш Властелин, - усмехнулся человек в белом. Он встал и вышел из-за стола. Полноватый, среднего роста, человек явно чувствовал себя хозяином положения. - Очень интересно будет посмотреть на девочку-кошку изнутри. И необычно красная кожа мне тоже любопытна.

          От этих слов, у Ммм подкосились ноги. И Григ поддержал её, чтоб она не упала.

          - Ты отведёшь нас к Марцию, - сказала Альтея. - Я - его дочь.  И он будет весьма не доволен, если ты этого не сделаешь, и причинишь нам какой-либо вред.

          - Вы - его дочь? - человек в белом слегка приподнял бровь. - Глупо, тогда, ослушиваться вас. Только чем вы докажите свои слова?

          Вместо ответа, девушка исчезла, и появилась уже за спиной человека, держа один из скальпелей у его шеи.

          - Веди. Нас. К Властелину, - выделяя каждое слово произнесла она.

          Человек мелко закивал головой.

          - Хорошо, хорошо, - произнёс он сдавленно. - Я отведу вас. Только скальпель уберите. Вы его запачкаете.

          - Я положу его, если ты не будешь дурить, - сказала Альтея. - А теперь, шагай. И хоть один  косой взгляд с твоей стороны, и я сверну тебе шею.

          Человек в белом, вывел четверых людей из башни, и направился прямиком в тронный зал. Стражники только проводили взглядами его и остальных. Но никто не сдвинулся с места.

          Тронный зал был пуст. Альтея выразительно посмотрела на человека.

          - Он должен был быть здесь, - монокль в его единственном глазу запотел, и человек, сняв его, стал протирать о полу халата.

          - Найди Марция, и приведи сюда, - сказала Альтея. - Но если ты меня обманешь, то на собственной шкуре ощутишь, что такое лгать дочери некроманта.

          Человек скрылся за дверью.

          - Не будем терять время, - сказал Ставр. - Видите три колонны. Я положу на вершину каждого из них по куску лунного камня. Григ. Твоя задача будет не дать страже ворваться в круг. Альтея. Будешь рядом со мной. Ммм. Спрячься куда-нибудь, чтоб тебя не увидели. Появишься, когда я скажу.

          Ставр разложил камни, и вместе с девушкой, встал посреди  узора на полу. Девочка-кошка спряталась в самом потаённом месте - за троном. Краснокожий воин, освободил свою руку от повязки, покрутил ею туда-сюда, и, взяв со стены большую боевую секиру, встал недалеко от колонн.

          В ту же минуту в тронный зал ворвался Властелин, в сопровождении десятка стражников-орков, вооружённых кривыми ятаганами.

          - Я так и знал, что это вы, - издалека закричал некромант, широким шагом приближаясь к Ставру. Он явно был в ярости. - Вы, каким-то чудом сбежавшие с Кладбища миров. Вы, уничтожившие мои Сердца Крови, вместе с моими големами. И теперь явились сюда.

          Властелин остановился возле круга, так и не войдя в него. Он указал своим посохом на Ставра.

          - Ты, деревенский шаманишка. Как ты сумел всё это сделать? Или ты безразмерно удачлив, или это не ты вообще сотворил такое.

          Потом остриё посоха указало на Альтею.

          - А ты! Ты, спуталась с этим шарлатаном. С этим мальчишкой. Я бы бросил к твоим ногам всю Тысячу миров. Но ты, предпочла отца, этому вшивому колдунишке.

          - Я видела, что ты сделал с моей матерью, - с горечью сказала Альтея некроманту.

          - Я подарил ей жизнь, - вскричал Марций. - Вечную жизнь. А ты, и твой оборванец убили её.

          - Не смей так говорить о моей матери, - зашипела девушка. - Только благодаря Ставру, я узнала, что ты с ней сотворил, изверг. Мы похоронили её со всеми возможными почестями.

          - Почести, - брезгливо произнёс Властелин. - Как это банально. А где же ваш краснокожий варвар? Где та девочка с головой кошки, которая не умеет умирать? Много часов, провёл я с ней, экспериментируя со смертью. Очень забавная штучка была.

           Григ вышел из-за колонны.

          - Я здесь, некромант, - сказал он. Он мерил на ладони тяжелую секиру. - И Ммм, тоже здесь.

          - Вот и славненько, - произнёс Марций. - Стража. Схватить всех. Заковать в цепи, и в пыточную. Сегодня мне некогда. Я как раз отловил беглых троллей. Этой ночью, мне есть чем заняться.

          Орки, выставив ятаганы вперёд, стали подходить к Григу. Поэт завертелся как юла, бешено крутя вокруг себя секиру. Завязался бой.

          - Сопротивление?! - вскричал некромант. - Разберитесь с варваром. Дочерью и ублюдком, я сам займусь.

          Властелин вытянул свою руку, и произнёс какие-то слова. В этот же момент, лицо и руки Ставра, стали покрываться язвами. Кожа его стала разлагаться. Боль была просто невыносимая. Но шаман, собрав всё своё мужество, тихо запел. Тот час, язвы закрылись, и кожа возвратилась в своё прежнее состояние. Сам же юноша, неуловимо быстро переменил мотив песни, и некромант стал сгибаться, словно под тяжестью многотонной плиты.

          Марций, кряхтя, бросил несколько слов, и незримая плита рассыпалась в незримый прах.

          В это же время, Григ, уже убивший двоих орков, отрубил руку ещё одному, и сам напоролся на кривой ятаган своим плечом. Поэт зарычал от боли, но скорость атаки не утратил. Секира разрубила обидчика пополам, от плеча до бедра.

          Альтею, в это время скрутила судорога рвоты, и она поспешно полезла за очередным корешком. Некромант, краем глаза, заметил её манипуляции.

          - Ублюдок! - вскричал он. - Ты посмел обрюхатить мою дочь. Жалкий червяк. Как смел ты к ней прикоснуться?

          - Твоя душа слишком черна, чтобы помнить, что есть на свете такое чувство, как любовь, - ответил Ставр. - Мне жаль тебя.

          - Я сдеру с тебя кожу живьём, - заорал Властелин. Он сделал шаг вперёд, и вошёл в круг. И тут же почувствовал, как силы уходят из него.

          Марций упал на колени, Его посох выпал из руки, и покатился по каменному полу.

          - Что со мной? - прохрипел он.

          - Самонадеянный колдун, - сказал шаман. – Неужто, ты подумал, что мы, найдя твои камни силы, не подумаем о камнях твоей слабости.

          - Но это невозможно, - вскричал некромант. - Этих камней нет ни на одном из миров.

          - Зато есть на каждой из лун каждого мира, - ответил Ставр.

          Марций поднялся. Он распахнул полы своего балахона, и вынул из ножен большой двуручный меч. Таких мечей Ставр ещё не видел. Лезвие его было изогнуто словно змея. На каждом из изгибов были острые шипы.

          - Если я и потерял свои колдовские силы, то мой меч восполнит их, - проревел некромант, и ринулся на шамана.

          Меч описал длинную дугу в воздухе, и рухнул вниз, метя разрубить юношу пополам. Но вдруг, наткнулся на какую-то преграду, и зазвенел.

          Ставр держал в руках неприметный короткий меч-гладиус.

          - Хорошая сталь, - хмыкнул Властелин. - Но она тебя не спасёт. Коротковат твой ножичек.

          Вместо ответа, шаман, не забывая обороняться, стал осторожно атаковать. Удар, ещё удар. Меч некроманта рассёк юноше плечо.

          Тогда Ставр переложил меч в другую руку, и сделав молниеносный финт с разворотом, очутился у самого лица Властелина. Вернее маски черепа, что скрывала лицо. Так близко, что сквозь шум битвы, крики орков и Грига, услышал дыхание Марция. Которое вдруг пресеклось.

          Некромант отступил на шаг. Потом ещё на один. Выронил змееподобный меч, который зазвенел по каменному полу. Ставр наступил на меч сапогом, и расколол его на трое.

          А Властелин, став заваливаться набок, издал протяжный вопль. В его груди, по самую рукоятку, был вонзён тот самый меч-гладиус. Неотразимый Меч.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

          Глава 20.

 

          Властелин был мёртв.

          Бой как-то, сам собой прекратился. Нет, Григ не уничтожил всех стражников-орков. Просто, как только некромант упал, все разом опустили оружие. Драться, отчего-то расхотелось.

          Ставр и Альтея подошли к телу Марция. Через секунду, к ним присоединился поэт. А ещё спустя минуту, покинув своё убежище, подошла Ммм.

          Шаман присел рядом с телом, и снял с него маску. Под маской оказалось обычное человеческое лицо. Немного худощавое и необычайно серьёзное. Седые короткие пряди волос спадали на высокий лоб. Глаза, точь-в-точь такие же, как у Альтеи, смотрели вникуда.

          Юноша смотрел на лицо Марция и думал, что лишь чудовищная ошибка могла сподвигнуть этого человека стать бичом всей Тысячи миров. Ведь, не обратись он к некромантии, ничего бы этого не было. Ни тёхно-зомби, которые сейчас лежат неподвижно во всех мирах. Ни войны, которая унесла, наверное, миллионы жизней. И Ставр никогда бы не встретил Альтею. Шаман решился.

          - Нужно его оживить, - сказал он.

          - Оживить? - Альтея не верила своим ушам. Даже забыла, что нужно всё время жевать корешок. - Но тогда, всё начнётся заново. Отец всех нас убьёт.

          - Не начнётся, - возразил юноша. - Ммм. Мне понадобится твоя помощь.

          - Что надо сделать? - девочка была готова ко всему.

          - Приготовь варган, - ответил Ставр. - Но сначала, нужно избавить его от меча.

          Шаман взялся за рукоятку Неотразимого, и вытащил лезвие из груди Марция. Полилась кровь.

          Потом парень запел. Он пел песню, которую обычно не поют мёртвым. Он пел о Доброте, Мужестве и Верности. И каждое его слово, слетало с губ тонкой струйкой магической силы, и растворялось в мёртвом теле. Варган девочки-кошки, как бы помогал расположить магическую энергию равномерно. Мягкое сияние разостлалось по всему телу, обволакивая его, впитываясь внутрь.

          Песня была долгой. Когда Ставр закончил, Ммм несколько раз встряхнула рукой, разминая уставшие от варгана пальцы.

          - Теперь твоя очередь, Ммм, - устало сказал шаман.

          Девочка подсела поближе к Марцию, и заглянула в его мёртвые глаза. Спустя минуту, Ммм закрыла свои глаза, и напряглась. По ней было видно, что её душа с тяжестью расстаётся с одной из своих последних жизней. Пушистое личико исказила судорога боли.

          Наконец, маленький светящийся шарик выплыл из её груди, и исчез в груди мёртвого некроманта. Примерно минуту ничего не происходило. А потом, Марций, одновременно судорожно вздохнул, сел, и часто заморгал.

          - Что со мной было? - спросил он.

          - Я тебя убил, - спокойно ответил Ставр. - Ммм тебя оживила. Как самочувствие?

          - Спасибо, нормально, - сказал Властелин. - Вернее, не нормально, а превосходно. Спасибо тебе, девочка-кошка.

          - Папа, - тихо произнесла Альтея. Было видно, что это слово далось ей с трудом. - Всё хорошо?

          - Да, моя чернобровочка, - сказал Марций.

          У Альтеи полились из глаз слёзы. В последний раз, отец называл её чернобровочкой, когда умирала мама. Марций снова стал нормальным человеком. Это поняли все. Не было больше ужасного некроманта. Не было жаждущего всевластия и крови Властелина. Остался только Марций. Отец Альтеи.

          Девушка со слезами  бросилась ему в объятия.

          - Папочка, -  сквозь рыдания говорила она. - Как мне тебя не хватало.

          Марций гладил по чёрным волосам свою дочь, и сам пускал скупую мужскую слезу.

          - Ты прости меня, дурака, - приговаривал он. - Столько бед причинил я всем мирам. Но больше всего стыжусь, что причинил боль тебе.

          Григ, вдруг, бросил свою секиру, и стал отплясывать джигу, прямо там, где стоял. Он делал это неуклюже, но так самозабвенно, что все стали смотреть только на него.

          - Я поклялся себе, - сказал улыбающийся поэт, закончив свой нелепый танец, - что если мы победим, то спою свою лучшую песню. А если всё обернётся, хоть на капельку лучше, то спляшу джигу, даже если сам буду полумёртвым.

          Тут, на новоявленного танцора, сверху что-то посыпалось. Все посмотрели на потолок. Там, в высоких сводах потолка, разрасталась большая трещина.

          - Дворец рушится, - сказал Марций. - Магия некромантии буквально пронизывает каждую косточку постройки. Без магии, он скоро рухнет.

          - Надо уходить, - сказал Ставр. - Или мы будем погребены под тысячами и тысячами черепов и костей.

          Пятеро человек вышли из тронного зала и покинули трещащий по швам Дворец Мёртвых. Когда они вышли на улицу, то увидели сотню каменных воинов, застывших на месте. Не осталось той магии, что приводила в движение этих великанов.

          - Вот и закончился наш безумный поход, - Григ уселся прямо на мостовую, и вытянул ноги. - Что теперь?

          - Я хотел бы посетить могилу Кассандры, - мрачно сказал Марций. Ставр впервые услышал имя матери Альтеи. - Хочу, хоть и с опозданием, попросить у неё прощения. Только, мои корабли больше не взлетят.

          Альтея достала из костюма небольшую коробочку. Перевела замысловатое реле на ней в определённое положение, и подвела маленьким ключиком циферки на табло. Потом протянула коробочку отцу.

          - Держи, - сказала она. - Нажмёшь на кнопку, и окажешься на Глоке. Если захочешь ещё куда отправиться, найди Хрыча. Он знает, как настраивать гипер-джампер. Поможет тебе разобраться.

          - А куда вы отправитесь? - спросил Марций.

          - Сперва, на Веанду, - сказал Ставр, весело посмотрев на Ммм. - Потом, на мою родную Сею. Решишь в гости заглянуть - милости просим.

          - Да, разве буду я желанным гостем, после того, как столько бед натворил? - понурил голову Марций. - Меня теперь везде в штыки принимать будут. А то, и вообще убьют.

          - Значит делами своими добрыми, ты должен заслужить прощение повсеместное, - ответил шаман. Он закрыл глаза, и протянул свою ладонь. На ладони засветилась маленьким огоньком песчинка чистой магии. Юноша протянул её Марцию. - Это тебе поможет. Когда поймёшь что это, и как это применить, вернётся к тебе расположение всех народов.

          - Я уже знаю, что это, - с улыбкой ответил Марций. - Это Доброта. И знаю, как её применить в деле. Мне пора. Лёгкого вам пути.

          Он нажал на кнопку, на гипер-джампере, и исчез. И в тот же момент, с оглушительным стоном, Дворец Мёртвых рассыпался в прах. Не осталось ничего, ни черепов, ни костей. Только толстый слой праха устилал пустую площадь.

          - И нам пора, - сказал Ставр. - Знать бы ещё, где тут у них ближайший портал.

          - В этом деле, я вам помогу, - раздался голос с небес. На вытянутую руку к юноше, опустился сокол. - Поздравляю вас с небывалой победой. Ваш подвиг будет воспет в песнях на всех Тысячи мирах.

          - И одна из этих песен будет моя, - пообещал Григ.

 - Просите у меня всего, чего захотите, - сказал Создатель.

 - У меня есть моя любимая, - сказал Ставр. - Скоро будет и прибавление. Есть друзья. Есть Мать-Природа. Я счастлив. А когда человек счастлив, ему больше ничего не надо.

          - Я - менестрель, - сказал поэт. - Пока есть те, кто любит слушать песни, пока есть друзья, да небо над головой, я ни в чём не нуждаюсь.

          - А я хотела бы поскорее увидеть маму, - сказала Ммм. - О другом и не думаю. У меня самые лучшие друзья. Мы остановили войну. Чего ещё можно хотеть.

          - Нам ничего не нужно, - сказала Альтея, и нежно обняла Ставра. - Только укажи нам путь к порталу. Нам пора домой.

          - Хорошо, - отозвался Творец. - Помните ведьмин лес? В её хижине портал. Она, сама того не зная, стерегла его всю свою жизнь. Удачи вам.

          Сокол расправил крылья и взлетел. Он сделал прощальный круг, и исчез из вида.

          - Ну, хоть дорогу мы знаем, - подмигнул девочке-кошке Григ.

          А потом... Потом было ещё много чего. Ммм возвратилась домой и наконец, увидела маму. Счастью обоих не было предела.

          Потом, все вместе, Ставр, Альтея, Григ, Ммм и Мрм, отправились на Сею. Там их встретили, как настоящих героев. Пир длился три дня. Краснокожий поэт вволю напелся, а благодарные слушатели подарили ему новое изобретение здешних мастеров музыкальных инструментов - гитару.

          Ставр, как и обещал отвёл друзей к местным корабелам. И те, с радостью прокатили всех на большом, трёхмачтовом летучем корабле.  Восторгам не было конца и края.

          После чего, Ммм и Мрм, отправились обратно на Веанду. Ставр привёл Альтею в свой родной дом. Григ пробыл у них гостем ещё месяц. А потом, беспокойная душа поэта затребовала новых путешествий и приключений. Григ ушёл, пообещав частенько наведываться в гости.

          По весне, как и предсказывала Ммм, Альтея родила. Родила двойняшек, мальчика и девочку. Карапуза-мальчишку назвали Благомиром. В честь Ставрова деда. А девочку, с прекрасными глазёнками и милой улыбкой, в честь мимы Альтеи - Кассандрой.

          Малыши были здоровые и жизнерадостные. И такие же непоседливые и игривые как их родители когда-то.

          А через год, стали появляться гости из других миров. С Веанды, Слима, Стика, Глока, Мирды, и многих других миров. Все, первым делом, желали выказать почтение знаменитому на всю Тысячу миров шаману и его жене.

          А Ставру было интересно, каким образом они попали в его мир? Но гости, почему-то, только улыбались, и говорили, что, мол, скоро сам всё узнает. Так сказать из первых уст.

          И верно. Не прошло и полгода, как в дверь дома шамана постучали. Альтея открыла дверь, и сначала, не узнала пришедшего. А как узнала, то охнула.

          На пороге стоял её отец, Марций. И не мудрено его было сразу не узнать. Он постарел. Отпустил густую седую бороду. Только глаза оставались молодыми.

          - Здравствуй, чернобровочка, - улыбнулся он.

          Альтея бросилась к отцу в объятия. Затем повела гостя в горницу. Там, за большим дубовым столом, сидел Ставр, изрядно возмужавший и, как бы помудревший. Рядом с ним под столом, копошились, играя, Благомир и Кассандра.

          Шаман встал, вышел из-за стола, и поклонился дорогому гостю. Тот поклонился в ответ. А потом они обнялись.

          - Здравствуй, Ставр, - произнёс Марций. - Вижу, в любви и довольствии живёт моя дочь у тебя. Отрадно видеть и внуков моих.

          Шаман усадил тестя за стол, который вмиг богато накрыла Альтея. Марций ел, и посматривал, то на дочь, то на её мужа. Когда с трапезой было покончено, Ставр стал выпытывать у тестя, что было после их расставания.

          - Я вернулся домой, - ответил Марций. - Побывал на могиле Кассандры. Да и остался там, в цитадели. Нашёл и Хрыча. Он мне здорово помог. Я всё думал, что можно такого сделать. Руки чесались, без привычной работы. И решил я гипер-джампер немного усовершенствовать. Твоим даром, Ставр. И получился у меня добр-джампер. Это, примерно то же, только хитрее. Им может пользоваться только тот, кто добр сердцем и чист душой. Ведь в каждой из этих коробочек, есть частица того Добра, что подарил мне Ставр. С помощью Хрыча, я сделал огромное множество добр-джамперов. Затем, перенёсся в один из миров, и нашёл там шамана. Я подарил ему пару добр-джамперов, и научил, как пользоваться. А ещё, сказал, что, если встретится на его пути хороший человек, то отправь его ко мне. Он тоже получит такой же подарок. Потом, отправился в следующий мир, и в следующий. Когда я раздал, всё, что у меня было, я вернулся домой. Там меня ждал уставший, но довольный Хрыч. Довольный, потому, что моя задумка сработала. И ко мне повалили гости. А уставший, потому, что налаживал производство добр-джамперов с первым, из посещённых мной шаманом. Тот, щедро делился Добром, и вскоре, сотни людей, могли путешествовать по мирам. Все хотели благодарить меня и Хрыча. Приносили подарки. Но я отказывался, говоря, что в этом, заслуга больше шамана по имени Ставр, который живёт на Сее, а не моя. Тогда они с радостью отправлялись к тебе. Не знаю, много ли тебя посетило гостей из других миров, но думаю, что изрядно.

          А гостей, действительно, приходило много. И не только людей. Были гномы и эльфы, бесы и орки, демоны и ангелы. Даже тролль был у них в гостях.

          Альтея отловила балующихся Каську и Мирку, и усадила Марцию на колени.

          - Вот, детки, - сказала она притихшим карапузам. - Это ваш дедушка. Он хороший, добрый. Любите его, как любите нас.

          Марций обнимал малышей, и по его щекам текли слёзы счастья.

          Ставр хотел рассказать ему, обо всех приключениях, что выпали на долю его и Альтеи, но передумал. Нечего ворошить старые раны. Было и прошло. Главное, что всё закончилось в лучшую сторону.

          Марций гостил у Ставра и Альтеи ещё три дня. А потом заторопился домой. Не умел он сидеть подолгу без дела. Ушел, оставив на прощание четыре маленькие коробочки.

         А ещё через полгода, появились Ммм и Мрм.  Девочка, за это время, подросла. Стала настоящей красавицей. Девушкой.

          Ставр, как-то украдкой спросил её, не жалеет ли она, что тогда отправилась с ним. Что осталась всего с одной жизнью.

          - И одну жизнь можно прожить как девять, - сказала Ммм. - Да и не было бы у меня и одной жизни, если бы с тобой тогда не пошла.

          А на следующий день, появился Григ. Друзья снова были вместе. Всеобщей радости не было конца.

          Поэт приехал не один. Привёз с собой молодую жену, эльфийку необыкновенной красоты.

          - Виданное ли дело - эльфийка, на мои песни запала, - смущённо улыбался менестрель. - Вот, теперь женатый человек. Песни пою, только для своей зазнобушки.

          И вечером этого же дня, в дверь снова постучали. На пороге стоял Лунный Странник. И тоже не один. А со своим двойником. С Создателем.

          Ставр смотрел, то на Странника, то на Творца, и не мог их различить.

          Разговоры и воспоминания продолжались почти неделю. Даже Создатель никуда не спешил, наслаждаясь гостеприимством хозяев. Сказал, что добр-джамперы Марция, не только могут определить, доброе ли сердце у владельца, а сами делают его добрее.

          Жители села, уже привыкшие к необычным гостям, что приходят в дом шамана, дивились на чудесных посетителей.

          Но, как и все истории, эта, тоже должна закончиться. Не было больше ни войн, ни набегов. Не кому стало захватывать страны и миры. Получившие большую популярность во всех мирах добр-джамперы, сделали своё нехитрое дело. Все стали добрее.

          Только одного пытливого и любознательного Ставра немного волновало: а вдруг, явится кто-нибудь извне, не из Тысячи миров? И такой же могущественный, как Создатель. Но мысли эти быстро проходили и забывались. Когда кто-то счастлив, он не задумывается надолго о плохом. 

Похожие статьи:

Рассказыckифы

РассказыТысяча Миров: Технос (главы 1-5)

ВидеоХохот Шамана.

РассказыВ поисках утраченных воспоминаний

РассказыТысяча Миров: Технос (главы 6-10)

Рейтинг: 0 Голосов: 0 522 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий