1W

Тьма придет за тобой 7 глава

в выпуске 2015/03/05
4 октября 2014 - Eva1205(Татьяна Осипова)
article2493.jpg

Доктор Крисс проснулся от телефонного звонка. Голос отца Ганкеля, показавшийся сначала таким далеким и забытым, теперь как будто стал более ясным и четким.  
         – Святой отец, сколько лет я не слышал ни слова о вас.  Мне так приятно слышать ваш голос…
         – Я рад это слышать, сын мой. Прости, что разбудил тебя, но… нужна твоя помощь. Дочь Оливера в опасности. Приезжай сейчас же…
         – Отец Ганкель, я в Ловере… как же быть…
         – Я понял тебя, дорогой друг, направляйся в Булеш,  я уже здесь несколько дней.   У меня есть много важной информации по поводу Оливера и его дочери.
Доктор Крисс в недоумении сел на кровати и вытерев, покрывшийся испариной лоб, обхватил лицо руками. Сон выветрился из головы, как мимолетное чувство влюбленности, которое заканчивается с последними днями лета. Он услышал какой-то шелест, подойдя к окну, и  увидел крупного черного ворона на подоконнике, смотревшего на него из ночи своими маленькими умными глазками. Они блестели, словно черные алмазы. Доктор Крисс опустился возле окна и прижал лицо к стеклу. Это была необычная, весьма странная птица. Он был уверен, что она прилетела к нему не просто так.
         – Скажи, о чем ты хочешь поговорить,- губы доктора Крисса дернула нервная улыбка. Ворон терпеливо наблюдал за ним. В какой-то момент Криссу показалось, что птица изучает, анализирует его.
         – Байден, не будь слишком самоуверенным! – услышал доктор Крисс. Голос, исходивший от ворона, заставил его покрыться мурашками.  Байден. Давно никто не называл его по имени, так давно, что он почти забыл, как звучит собственное имя.
         Много лет минуло со дня гибели его родителей. Уже сейчас, припорошенный  сединой, многого повидавший за свою  жизнь, Байден оказался в недоумении. Он  медленно опустился на пол, возле окна. Его память все еще хранила обрывки воспоминаний детства, которые больно ранили, даже спустя годы.
          Прошло больше половины жизни, тогда ему было десять – теперь пятьдесят три. Он шумно выдохнул, вспоминая гибель родителей. Его отец проходил свидетелем по одному делу в Даргинфилле. Байден не знал, не помнил подробностей того дела. Мистические события одной ночи перевернули все его отношение к реальному миру. Программа по защите свидетелей оказалась не спасением, а мучительным путешествием на туманный Альбион, где с Байденом начали происходить странные вещи. Голоса, видения. Кошмары, переросли в ночной ужас и его мать не находила себе места. Все закончилось, когда его родители разбились в автокатастрофе, и его взяла на воспитание сестра матери. Тогда его уже не звали Байден, в те времена у него появилось совершенно другое, чужое имя – Уильям. Он взглянул  на окно, птицы не было. Ворон знал его имя, пришедшее из давно забытых кошмаров. Доктор Крисс поежился. Воспоминания не хотели отпускать. 
         Когда-то он сотрудничал с полицией, работая судебным психиатром, ему удавалось находить пропавших людей и помогать следствию. Именно в то время он нащупал корни истории своей собственной семьи и  вероятную причину гибели родителей.  
         Даргинфилл. Унылый дождливый вечер рыдает уже четыре часа подряд, расплескивая лужи под колесами автомобилей,  поливая прохожих, забывших утром дома зонты.  Ронс Нюмари встречается с человеком Готы Тополи, чтобы оплатить последнюю часть своего долга. Ронс игрок в покер. Шальные деньги, о которых необязательно знать хорошенькой жене, принесли  лишь проблемы. Суэра не догадывается, что ее муж по уши в долгах и скоро заложит дом.
         – Я тебя не знаю,- Ронс внимательно смотрит на незнакомца, сообщившего, что он новый посыльный Тополи.
         – Деньги с собой?- грубовато бросает верзила, не вытаскивая сигарету изо рта. В его темных глазах пляшут кровавые мальчики, а длинные рыжие волосы стянуты в хвост.
          – Раньше я передавал часть суммы через Фладери.
         – Мое имя Тэо.  Теперь я вместо Фладери.
         – Гота не предупреждал меня о том, что будет другой человек,- Ронс испуган не на шутку, ощущая холодное дуло револьвера, прижатое к животу.
         – Деньги, или Тополи, пришлет тебе голову  одной из твоих цыпочек. А может быть,- смеется Тэо,- и фото для женушки. Ты ведь связал себя обещаниями!
        – Хорошо.
Ронс протягивает деньги и считает необходимым позвонить Тополи. Двадцать штук долларов – это не шутка. Пот проникает через рубашку, своим неприятным запахом ударяя в нос. Ронс садится в машину и едет домой. Все по-прежнему. Дом. Ужин. Суэра – она  такая красивая. Малыш Байди. Смех… Вкусный запах черничного пирога… Клетчатый передник на округлившемся животе Суэры. Через несколько месяцев он станет  отцом снова.
         Счастье длится не долго. Тополи не дает больше кредитов. Его новый вышибала не доверяет Ронсу.  Ньюмари понимает, что не может без игры. Его бизнес начинает давать трещину, которая расползается, разрушая все ранее созданное – все, что он любил раньше и любит сейчас. Они ссорятся с Суэрой. Ньюмари пьет, проигрывает, злится. Маленький Байден больше не смеется, встречая отца. Их жизнь постепенно превращается в  ад. 
        Суэра устраивается на работу в кафе, потому, что  Ронс уже не способен платить по счетам. Маленький Байден все вечера проводит один дома. Рисуя пальцем на запотевшем окне, он мечтает о том, что папа снова станет прежнем, и  они не будут ссориться с мамой. На кухне будут цветы и мамина любимая скатерть в красную клетку, запах ягодного пирога или жареной курицы. 
         Вместо этого – пьянство отца, долги, рассыпающаяся, как карточный домик, жизнь, казавшаяся, совсем недавно, настоящей, счастливой. Байден еще не понимает, что это маски, которые  не могут вечно цепляться за лица его родителей. 
         Однажды в доме погас свет. Мальчик зажег керосиновую лампу, расположившись, по своему обыкновению, возле окна. С неба, словно танцующие ангелы  падал снег. Зима. Темнота, которую он никогда не боялся. Неприятный мужчина с дымящейся сигарой во рту внимательно изучает окно, из которого на него смотрел Байден. Мальчик заметил, что  незнакомец ждет кого-то и почему- то решил, что его отца. Высокий парень с рыжими волосами медленно прогуливался возле дома, пока не появилась машина отца. Байден увидел, как  запаниковал отец, теперь он выглядит таким жалким. Мальчик сжал кулачки и отвернулся. Он думал о маме, и ему очень захотелось убежать к ней, чтобы больше никогда не оставаться одному.  Не ждать, не разговаривать с птицами за окном, с игрушками, которые всегда молчали. Байдену было шесть.  Друзей у него не имелось, так как в этом доме никого не было подходящего возраста, только вечно орущие младенцы, да взрослые ребята. 
         Он посмотрел на часы. Мамы все еще не было. Ключи. Они  находились в шкафчике в прихожей. Байден отлично знал, где это. Теперь ему хотелось одного  – найти маму. Он набросил потрепанное пальто на худенькие плечи, пальто было оставлено маминой подругой, у которой сын был старше Байдена. Однако оно было теплое, как и кепка, у которой отвороты отлично закрывали уши. Он видел, что папа и незнакомец о чем-то спорят, Нюмари не заметил проходящего мимо сына. В его затуманенном взгляде читался крик о помощи.
         – Из-за тебя я попал в настоящее дерьмо, Тэо… или как там тебя!
         – А ты разве выбирался из него? Идем, Тополи хочет видеть тебя. Он схватил отца за шиворот и, притянув к себе,  ударил в живот.
         – Папа! – вырвалось испуганно и слишком громко. Тэо, обернувшись, рассмеялся.
         – Твой щенок?
         – Байден… — новый удар заставил Ронса скорчиться от боли,- беги малыш!
Это был последний день. Последняя ночь. Мальчик бежал по заснеженному городу. Слезы казались позорным происшествием,  и он вытирал их покрасневшими от холода руками. В кафе было все разгромлено, столики перевернуты. Перепуганные официантки наперебой рассказывали полицейским о людях в масках и о том, что Суэре Нюмари стало плохо. 
         Доктор Крисс больше не хотел будоражить память. Он помнил, что мама потеряла ребенка. Отец стал похожим на призрак. Они снова помирились с мамой, но теперь все было по-другому. Они больше не улыбались. Мама больше не работала, она смотрела телевизор и готовила на кухне. Ее еда потеряла свой вкус и стала похожей на картон. Байдену казалось, что сырость и сумерки полностью завладели их домом. Отец больше не играл. Он пропадал на несколько дней, потом возвращался, мальчик не знал, чем теперь занимается папа.
       –  Уильям Крисс,- он вздрогнул от голоса новой учительницы в  Даргинфилльской школе. Одноклассники с интересом слушали слезливую историю жизни Байдена. Отец все-таки помог полиции сделать все, чтобы Тополи оказался за решеткой. Только о Тэо   никто больше не слышал. До того дня, как Доктор Уильям Крисс не познакомился с новым пациентом Оливером Филом.
         Он еще не верил, что Тэо Джанко вернулся. В то время он не знал кто он. Что он. Доктор Крисс посмотрел в окно, черной птицы не было, в душе что-то больно царапнулось, воспоминанья не хотели отпускать. Он медленно поднялся и, опустившись в мягкое кресло, налил себе выпить. Он знал, что с этим главное не переусердствовать. Усмехнулся. Сделал пару глотков и, откинувшись назад, закрыл глаза.
______________________________________________________________
         Вечерний Булеш распахнул свои объятия для бродяг и шлюх, раздавал деньги нищим и забирал у богатых, рисовал, красками огней, причудливые образы на воде, заточенной в каменные берега.   Отец Ганкель быстро шел мимо многоголосой толпы у бара.  Порок и грехи большого города колючим покрывалом цеплялись за его одежды. Он торопился в мотель, где хотел немного отдохнуть перед завтрашним днем. Ганкель вытащил ключи. Замок плохо поддавался, но потом, скрипнув, сдался и щелкнул, отрывая дверь. Он очень устал и, не разуваясь, прошел на середину комнаты к старому креслу возле телевизора, которое, натужно, икнув, впустило его в свои объятия.
        Несколько месяцев назад ему приснился непонятный и пугающий сон.  Кровь и смерть плели свою паутину, окуная его в немыслимые закоулки ада. Именно там отец Ганкель увидел Морису, он узнал ее, так похожую на Мизуко, он все видел происходившее в этом  месте.  Ему так хотелось проснуться, но управление сном было, ни в его власти – сон управлял его сознанием. Его страхи вернулись, он увидел  все то, что испытала бедная девушка и его восхищали ее смелость и выдержанность. Отец Ганкель понял, что ей необходима помощь и, связавшись с его преосвященством в Булеше, начал собираться в путь. У него было немного вещей, больше всего места занимала древняя книга, с которой он не расставался, хотя знал почти наизусть. Многолетняя практика экзорциста сделала его таким. Немного денег на первое время. Несколько рубашек и две пары потертых джинсов, всякая мелочь вроде белья, зубной щетки, и бритвенных принадлежностей.  Соммер Ганкель посмотрел на часы и, скорректировав время, захлопнул чемодан с вещами. Сначала он хотел добраться до  Булеша самолетом, но потом, передумав, купил билет на автобус. 
         В последние дни до приезда в Булеш он много думал. Ему не было страшно. Он был удивлен и озадачен тем, что выбрали именно его. Теперь он ругал себя  за то, что на минуту усомнился в существовании Всевышнего. В какое-то мгновение, сон коснулся его своим крылом, возвращая домой, туда, где он открыл запретную дверь. 
         Его книга начала сама перелистывать страницы, выпуская всевозможных элементалей, духов, демонов и всяческую нечисть, заточенных в ее пожелтевших страницах. Печать слова раскололась и они, вырвавшись на свободу, летели, чтобы отыскать того, кто заточил их заклинанием в книгу, пропитанную запахом мирты и елея. Они корчились, шипели, словно  караси на огне. Отец Ганкель, покачав головой, захлопнул старинный фолиант, и все вернулось на круги своя. 
         Темная тень метнулась слишком быстро. Соммер оглянулся, но никого не заметил. Осенив себя крестным знамением, он посмотрел по сторонам, но никого не увидев, опустился в кресло. Пот струился по вискам. Тень, она его напугала по настоящему, словно что-то древнее не покинуло его дом.
         – Кто ты? – спросил Соммер, стараясь сохранять спокойствие.
Тишина смеялась над ним, словно над сумасшедшим, разговаривающим с самим собой.
         – Явись! – произнес он громче. – Явись. Если ты посланник Ада, то помни, что мне нечего бояться и…
Аплодисменты, заставили его резко обернуться. Голубые глаза и хищная улыбка, рисовали образ птицы.
         –  Соммер Ганкель. Ты играешь с огнем,- незнакомец тихо рассмеялся, потрясая перед носом священника указательным пальцем. Обойдя кресло с правой стороны незнакомец уселся напротив него на пол, скрестив ноги «по-турецки». – Ты всегда был искренне верующим человеком. Поэтому,- незнакомец откинул назад длинные темные волосы,- мы решили обратиться к тебе.
         – Мы, значит,- улыбнулся Ганкель,- может, выпьете? Нет? Хорошо, тогда я себе, с вашего позволения, плесну,- Соммер  налил себе немного сливовицы и, поднеся бокал к губам, понял, что от напитка исходит тошнотворный запах. Посмотрев на дно бокала, он увидел червей, которых становилось все больше, пока они не стали пожирать друг друга, чтобы производить все новые и новые мерзопакостные особи. Соммер, выронив стакан, посмотрел на незнакомца, очутившегося  с ним рядом лицом к лицу.
         – Что вам от меня нужно?
         – Неверный вопрос!
         – Кто вы?!
        – Снова мимо!
         – Хватит себя вести так словно ты, умник, знаешь больше моего,- не выдержал Соммер, толкнув незнакомца в грудь.  – По крайней мере, это неприлично, заявляться, невесть откуда,  в мой дом и, не представившись, устраивать здесь свои фокусы!
       – Соммер, ну зачем так нервничать, ведь твоя жизнь так скоротечна… Мне же торопиться некуда, – он уселся в кресло и, открыв, неизвестно откуда появившуюся в его руках, бутылку с содовой, опрокинул  ее содержимое внутрь. – Тебе нужно мое имя? – на мгновение его лицо стало серьезным,- братья всегда говорили, что мои шутки не по душе, вам, людям. Но другие ангелы заняты…
         – Ну да, ты ангел,- рассмеялся Соммер,- что-то от тебя не пахнет ничем ангельским…
За спиной незнакомца развернулись громадные иссиня черные крылья, а из голубых глаз полился свет, пьянящий, сказочный, ради которого хотелось жить и умереть одновременно. Соммер Ганкель упал на колени, сжав ладони.  Трепет. Любовь и ужас. Все соединилось в одночасье.
         – Тебе нужно имя,- грянуло, словно раскаты грома. Его голос был везде. Казалось, он звучит внутри самого Соммера, вокруг него и под ногами. Он не в силах был, что-либо ответить, не властен, оторвать глаз от перевоплотившегося человека. – Человек. Насколько ты слаб. Как легко сбить тебя с пути! 
Соммер поднялся, с трудом превозмогая боль в коленях. Огонь, полыхающий. Святой огонь, который способен все сжечь на своем пути, не причинил ему вреда.
         – Прости, что я усомнился в тебе,- сказал Ганкель, опуская глаза.
         – Мое имя равное пяти словам — Арх Ангел Ми Ка Эль,  я есть посланник, старший среди ангелов. Князь войска  господня. 
         – И восстанет в то время Михаил, князь великий, стоящий за сынов народа твоего; и наступит время тяжкое, какого не бывало с тех пор, как существуют люди, до сего времени; но спасутся в это время из народа твоего все, которые найдены, будут записанными в книге, – прошептал одними губами Соммер.
         –  И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним, – архангел коснулся рукой щеки Соммера,- узри грядущее, человек. Близится последняя битва. Кровь и смрад закроют небесное светило, если девочка сделает неправильный выбор. Всего несколько дней, чтобы остановить войну. Девственница спасет мир, если искушение не проложит к ее сердце дорогу. Этот путь будет покрыт трупами, души которых не смогут подняться на небеса. Они будут оживать, и умирать – снова и снова, в ужасных мучениях. Ад выйдет на поверхность, пожирая каждого на своем пути. Грешники и праведники все станут пищей. Начнется великая бойня, в которой смертные не  смогут выжить, на благодатных пастбищах разольется кровь… — он замолчал и Соммер увидел в его глазах нечто знакомое и родное, что когда-то привело его в лоно церкви, направило на помощь людям. – Я все сказал, Соммер Ганкель. Мориса послана роду людскому не как проклятие, но как избавление. Направь ее и умерь гордыню, человек, придет время, когда нужно сделать решающий выбор! – Соммер опустился на пол, чувствуя, что силы покидают его. На глаза навалился сон. В последнюю минуту он увидел, как архангел Михаил взмахнул крыльями, превращаясь в черного ворона и, взметнувшись ввысь, растворился, осыпав Соммера перьями. Сон мягкой рукой укрыл его, слепил веки, сковав тело по велению Гипноса. Во сне он узрел будущее и то, что произошло с Морисой. Она стала совсем взрослой, улыбнулся во сне отец Ганкель. Он видел остров, хижину с неприкаянными душами и ворона, который нес в клюве массивный фонарь. Ворон летел далеко за облака, увлекая души на небеса, Мориса смогла освободить их, как он не имел понятия.
        Булеш. Ганкель, посмотрев в окно, видел, как рассвет окрасил своими лучами черепичные крыши города. Утро оставило головную боль от воспоминаний ночи. Соммер увидел, что проспал всю ночь на полу. Тело ныло,  а в висках стучало. Вынув из дорожной сумки свою записную книжку, он нашел телефон Уильяма Крисса и решительно набрал его. Длинные гудки, сонный голос. Время быстро лечит старые раны и притупляет воспоминания, которые становятся похожими на тени. 
Тени. Тени прошлого преследуют вас. Можно вычеркнуть все из памяти, но подсознание всегда сыграет злую шутку в неподходящий момент. Соммер Ганкель, улыбаясь, отключил телефон и посмотрел на часы, время начало свой отсчет. 
         Он склонился над журналом, где на развороте был путеводитель по Булешу. Две капли крови упали на глянцевую страницу. Соммер вытер кровь и огляделся, чувствуя чье-то незримое присутствие. Холод сочился по стенам, вгрызался ледяными каплями в обшарпанный паркет. Соммер, перекрестившись, вспомнил встречу, произошедшую еще в Гарлемдолле, закрыл глаза и мысленно обратился к князю войска Господня, прося о защите. Холод отступил. Время отматывало секунды, минуты назад. Ганкель открыл глаза, все еще держа телефон в руке, вспоминая свой разговор с доктором Криссом. Теперь он знал, что ему делать дальше.

Похожие статьи:

РассказыОтражениe

РассказыОстров демона глава 4

РассказыЗачем?

РассказыИгра

РассказыОстров демона глава 5

Рейтинг: 0 Голосов: 0 481 просмотр
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий