1W

Улыбка в полночь

в выпуске 2016/04/20
8 сентября 2015 -
article5896.jpg

Корчма "Зеленая кошка"-1

      

       К полуночи оставалось еще несколько часов. Хотя у меня было достаточно времени, я предпочел уйти из дому пораньше: работы дома не было, а вид пустого жилища подавлял меня.

       Я вышел на улицу и медленно зашагал по хорошо известному мне пути. На улице уже давно валил красивый пушистый снег, который успел покрыть несколькосантиметровой пелериной все вокруг. Немногие прохожие на улице поглядывали на меня весьма озадаченно, а некоторые даже подозрительно -- одинокий мужчина с волосами, черными, как вороново крыло, и в плаще не светлее, какой-то не от мира сего, задумчивый, странно контрастировал с белизной снежного волшебства... Мда, вид со стороны, наверно, был необычайным, но мне было все равно, сколько народу меня заметит. Так или иначе, все встречные зрители через одну-две минуты не вспомнят обо мне -- я заботился об этом.

       Ветер начал усиливаться. Я накинул капюшон, чтобы немножко защитить глаза. То, что я потенциально мог промерзнуть до костей, ничуть не тревожило меня: когда достигну "Зеленой кошки", я согреюсь за считанные секунды. Да и, в конечном счете, Черному магу отвратительная погода, скверное настроение и потерянная любовь -- самый смак, как любил говорить мой учитель.

       О, знаю, что если я встречусь с кем-нибудь из вас на улице и представлюсь "Очень приятно, Терри Сторн, Черный маг", вероятно всего, что вы рассмеетесь мне в глаза. Наше прогнившее, отчужденное, неверящее и в себя самого тупое американское общество не может понять, что в порабощенном компьютерами третьем тысячелетии может быть место для людей вроде меня. Именно из-за глупых предрассудков моя профессия (то есть, то, чем я зарабатываю хлеб) совсем другая, а это мое единственное хобби -- маслице сверху гренка, так сказать. Так что, если вы спросите меня, как сочетается журналистика с магией, будет довольно трудно ответить. Но в конечном итоге все имеет и хорошую сторону... как в случае с исчезновеним бриллиантового ожерелья супруги сенатора Донахью и последующих таинственных событий -- за этот материал я получил свой первый "Пулитцер".

       Случится ли когда-нибудь описать этот случай поподробнее, я и сам не знаю, когда это будет. Вообще я сижу за компьютером с большой неохотой. Однако если бы я не писал эти историйки, мои друзья заставили бы меня рассказывать их, а рассказчик из меня, честно говоря, никакой. В конце концов, я человек пишущий...

       Погруженный в эти размышления, я вообще не заметил, как приблизился к месту, куда лежал мой путь. Едва опомнился, когда начались хорошо известные мне ощущения: воздух вокруг меня, казалось, сгустился и приобрел плотность желе или переслащенного сиропа, через него требовалось пробивать путь с усилием. Человек, который не посвящен в тайну места, вообще не в состоянии пройти эти несколько сот последних метров -- сопротивление (которого он бы даже не почувствовал) отклонило бы его слегка к Парк-лейн или к любой из соседних улиц. Мой добрый друг Айвен Рис -- еще один постоянный клиент "Зеленой кошки" и чертовски хороший физик -- один раз пытался объяснить мне хоть что-то об этом, но нагородил так много непонятных для меня терминов, что я, честно говоря, ничего не разобрал. Ухватил я только единственную, самую наивную метафору, которую он употребил в конце, когда увидел, я выгляжу тупее, чем хакер перед афганистанским компьютером. Вот, значит, по его словам, место, где находится корчма, что-то вроде тех каминов, что топят больше чем одну комнату, потому что они имеют не одно, а несколько отверстий и проходят через стену. В этом месте пространство и время были смешаны в такую основательную кашу, что не означали ничего, кроме бессмысленного набора звуков. Вот почему клиенты столь разнородны -- от рыцарей с тяжкими двуручными мечами, целиком закованных в железо, до совершенно нормально выглядевших банкиров, адвокатов и врачей, и до странно одетых мужчин, женщин и других существ, некоторые из которых, возможно, были жителями Земли, а другие -- планет или эпох, о которых только Мрак знает наверняка.

       Впрочем, вопрос о взаимопонимании в корчме был более чем прекрасно урегулирован -- все понимали, что говорят другие.

       Все посетители добирались до этой корчмы, которая была в их собственном городе, времени или планете... только все они в сущности были одна-единственная -- пресловутая "Зеленая кошка". Понимаете? Не волнуйтесь, и я сначала глядел умно. Мой учитель (которого, кстати, я встретил не в другом месте, а, естественно, в "Кошке") любил говорить: "Это грех -- не понимать что-то, грех притворяться, что ты понимаешь, и сотворить кучу глупостей из-за невежества".

       Между тем, пока я унесся в эти мысли, я незаметно успел достичь тяжелых дверей "Зеленой кошки" -- массивный дуб, окованный железными лентами, который пахнет так, будто вчера был срублен, оструган и отлакирован. Когда я постучал и переступил порог, ощущение плотного, непроходимого воздуха, как всегда, враз исчезло, стоило вдохнуть полной грудью ароматы атмосферы внутри. Дышишь дымом от камина, от густого и ароматного табака (чтоб ему пусто было, Рэю Макговерну, когда он успел пополнить свои запасы хоббитского пушилиста? В "Зеленую кошку" хоббиты не ступали годами... Явно опять кто-то нарушил запрет ходить в Средиземье...), запахами невероятно умело приготовленных яств, от которых даже свежеотобедавший живот разволнуется, хвоей молодой рождественской елочки в углу и еще много чем! Я улыбнулся. Я -- в своем втором родимом доме.

       Аккуратно раздвинув группу уже основательно подпивших, которые, кажется, никогда не вылезали отсюда, я приложил немало усилий, чтобы попасть в любимое место в углу барной стойки. По дороге, естественно, я остановился у камина, чтобы подольститься к талисману заведения -- роскошной зеленой персиянке, которая лениво потягивалась на теплых плитках перед огнем. Старые посетители любили рассказывать, как киска получила свою необычайную окраску и превратилась в крестную корчмы. Все произошло много лет назад, задолго до того, как о существовании этого места стало известно всем, когда в один прекрасный вечер подпивший хиервардский колдун поднял скандал из-за каких-то приписанных (по его словам) в счет пяти кружках темного эльфийского эля. С пьяных глаз чародеишка угрожал, что изречет одно из Запретных Заклинаний, и даже начал говорить его, но, к счастью, перепутал местами пять-шесть рун, а плюс к тому и конец забыл.

       После долгого шума, дыма и перевернутых столов, когда хиервардец был вынесен наружу для краткой и поучительной беседы с бодигардами, установили, что единственным, кто пострадал от экшна, была персиянка Рэя Макговерна. Не один и не два раза странствующие маги, которые опрокидывали в "Зеленой кошке" одну-две чарки на дорогу, предлагали Рэю исправить случившеесяу, но тот с присущим всеми корчмарям суеверием отказывался. Таким образом, киска пребывает в свежем весеннем цвете и по сей день.

       Когда я, наконец, с сожалением покинул мурлыкающую обаяшку, я сел на свой любимый стул, с большим удовольствием запалил одну из сигар, выложенных на баре в деревянном ящичке как бонус для постоянных клиентов, и откинулся назад. Рэй, как всегда, был на высоте -- без напоминаний налил мне полный стакан моего любимого напитка -- водки, приготовленной на 47 травах по древнему карличьему рецепту. Я приветственно кивнул ему, и он ответил мне дружелюбным рычанием, сопровожденным огромным клубом ароматного дыма. Черт его возьми, -- способ, которым он умеет постоянно удерживать в зубах свою колоссальную, набитую до разрыва трубку, до сих пор остается загадкой для меня. Сильно подозреваю, что, вопреки уверениям, насколько сильно он ненавидит магию, и тут не обошлось без некоторых трюков нашей братии.

       Однако, опять можно сказать, что я пришел вновь рано. Из моей компании никого не было. Я однако, не волновался, что на время остался сам по себе: пока прибудут мои друзья, найдутся одна или несколько душ, чтоб поговорить со мной. Я уверен в этом. Люди вроде меня, с черным плащом и серебряным перстнем с вырезанной из целого аметиста пентаграммой (отличительные знаки Черных магов) привлекали любопытных, как магнит. Злые языки даже разносили, что все комплексующие типы становятся Черными магами из-за неминуемого интереса противоположного пола, который следует после получения перстня. Фигня на палочке, конечно ...но я бы покривил душой, если б сказал, что часто оставался без компании.

       Сегодняшний вечер явно ничем не будет отличаться от остальных. Я не успел еще прочувствовать по-человечески первый глоток великолепного карличьего питья, когда рядом со мной села бесцеремонно, вообще не тратя время на вопросы вроде "Тут свободно?" и т.д., молодая девушка лет 20 -- 25 лет с вороново-черными, как у меня, волосами, перехваченными отполированной до блеска малахитовой диадемой. Очевидно, у ее венах была кровь дриады, но именно эти черные, как ночь, волосы в первый момент смутили меня -- как все знают, дриады в принципе рыжеволосые. Пока она умащивалась поудобнее на слишком высоком по ее мерке стуле, полы ее зеленой туники разошлись на минутку, что позволило мне увидеть две совершенные стройные ноги. На бедре одной, однако, совсем случайно удалось узреть вполне годно изготовленный эльфийский кинжал, с богато украшенной изумрудами рукоятью. От этого мне стало совсем плохо. Полудриада, полуэльфийка... В первый раз я видел подобную смеску здесь, в "Зеленой кошке".

       Ну, из соображений: истины смесь из двух настолько отличных друг от друга рас получилась блистательная. Девушка была в состоянии вызвать инфаркт и у каменной статуи. В сущности, "девушка" было, очевидно, очень сильно сказано, если учесть неистощимый сексуальный аппетит как дриад, так и эльфов...

       -- Макговерн, тролльская задница эдакая! -- заорала моя соседка, тотчас тоном и словами незамедлительно развеяв ореол магии, которым я уже начал обвивать ее, движимый мужским началом. -- Сколько веков человеку надо ждать в этой смрадливой корчме, чтобы получить кружку эля?

       Мда, вот еще одно доказательство, что в ее крови есть и эльфийская примесь. Ни одна настоящая дриада никогда не заказала бы эля и под угрозой смерти. Вместо этого возможно наипричудливым способом она пожелала бы вино или фруктовый сок. Так или иначе, однако, девица мне глянулась. Хотя бы она отличается от нью-йоркской размазни, которую я привык видеть всякий день около меня. Хвала Мраку, что по крайней мере в "Зеленой кошке" у меня была возможность время от времени увидеть подобные необработанные перлы.

       Рэй, очевидно, решил, что не было смысла испытывать терпение моего "необработанного перла", и бодро пустил к ней по прилавку огромную запотевшую кружку темного эльфийского эля. Вспыльчивая драгоценность сцапала ее столь поспешно, как будто умирала от жажды где-то в глубинах пустыни Грельдор, и отпила такой здоровый глоток, что люди вокруг меня выпучили глаза. Я, однако, нагляделся на сцены в стиле "Хрупкая невинная девчушка пьет до дна, как алорнский докер", и поэтому не был особенно впечатлен. Когда красавица в конце концов отлепила свои уста от кружки и поставила ее перед собой, я элегантно поднял свой бокал с водкой, наклонил слегка в ее сторону и вежливо промолвил:

       -- Ну, всё равно на здоровье.

       За учтивость я был награжден довольно взрывоопасным взглядом. Предполагаю, что если б на мне не было отличительных знаков Черного мaга, вероятно, вместо "на здоровье" я получил бы несколько дюймов эльфийской стали между ребер. Все же ее благоразумие взяло верх. Она улыбнулась (немножко неестественная, на самом деле, но все же улыбка...), вновь подняла свою кружку и пробормотал какие-то формальные благодарности.

       -- Меня зовут Терри. Не присоединившийся ни чему Черный Маг, -- продолжал я с нахальством. Странная смесь дриады и эльфийки дразнила мое любопытство странным образом.

       Еще один алмазно твердый взгляд, за которым последовало неохотное признание:

       -- Раниэль. Наемница.

       Я едва не подавился водкой. Это, хрупкое на первый взгляд существо -- наемница? И при том у нее нигде ничего, ничтожный кинжальчик, хотя бы и эльфийской работы? Что-то не складывается...

       -- Можешь не делать вид, что тебе приятно говорить со мной, -- предложил я ей кротко, надеясь, что маневр мне удастся. -- Если не желаешь, просто скажи, и я не буду больше досаждать тебе.

       -- Ничего, -- лед в ее глазах постепенно начал таять. Я мысленно поблагодарил природу, которая наделила меня даром слова и обаянием... хотя определенно, могла бы еще много поработать над моим внешним видом.

       -- Я не видел тебя здесь часто... -- продолжил я нащупывать почву.

       -- Так и есть, и если б это зависело от меня, никто не увидел бы меня вообще. Однако, к сожалению... -- Она не продолжила фразу, но вместо этого снова подняла кружку и отпила. До дна оставалось не больше одного или двух пальцев пива.

       -- Что тебе так не нравится это место и что ж за причина оставаться тут?

       Она улыбнулась, на этот раз... безусловно, поестественнее.

       -- Это звучит один к одному как "Что делает такая хорошая девушка, как вы, в таком гадком месте, как это?"... Ты меня не снимаешь?

       Была моя очередь смеяться.

       -- Старикан вроде меня? Издеваешься?

       -- Нет, надеюсь. В принципе, я избегаю ходить по корчмам именно из-за этого -- не могу стерпеть, когда все, кто не ленится или недостаточно пьян, клеят меня. Но сегодня мне необходимо, -- я обратил внимание, как она подчеркнула "необходимо", -- было прийти сюда... чтобы скрыться, чтобы выжить.

       Честно говоря, в первый миг я подумал, что не перебрал ли я случайно с алкоголем -- настолько абсурдно это прозвучало для меня.

       -- Мож, пива не переносишь? -- тактично предположил я. Как и следовало ожидать, девушка сразу же вспыхнула:

       -- Пошел ты на..., и все остальные придурки вроде тебя! Если бы ты знал, как я устала разговаривать с народом, у которого нет достаточно мозгов, чтобы заставить даже дракона лететь наискось...

       Спустя около десяти минут, когда даже казавшееся безграничным бранное красноречие Раниэль начало исчерпываться и в исключительно колоритной матерщине появились повторения, я учтиво прервал ее:

       -- Знаю, что это, вероятно, будет огромной обидой для твоего острого, как бритва, интеллекта, но не могла бы ты еще раз объяснить одному придурку в простых словах, что смертельная угроза висит над тобой?

       Дриада явно уморилась от руготни, так что за это удовольствовалась лишь одним убийственным взглядом. Только, как вы, вероятно, слышали, для Черного мaга такой тип взглядов -- как теплый весенний ветерок для щек влюбленной пары.

       -- Я оказалась втянутой в дела, которые угрожают всем мирам... или по крайней мере мне так объяснили, -- ответила, помолчав, Раниэль, когда убедилась, что попытки испепелить меня взглядом напрасны.

       -- И что это за дела, если не секрет?

       -- Ну... -- девушка явно колебалась, стоит ли поделиться всем этим с ненавистным представителем человеческой расы. В конце концов, однако, решилась заговорить: -- Вся проблема в моей одаренности...

       Я скользнул невольным взглядом по ее стройной фигурке. Неприкрытое мое восхищение стало той малостью, чтобы заставить ее вспыхнуть снова. Хвала Мраку, на этот раз довольствоваться только одним убийственным шипением сквозь зубы:

       -- Одаренности не тем, дурак... хотя не сомневаюсь, что ты хотел бы ее познать!

       Спокойно, Терри, не обманывайся... все, что я увидел в ее глазах, не было намеком то, что могло бы случиться...

       -- А чем?

       -- Стоит вопрос о моей одаренности как колдуньи. Как, уверена, ты уже почувствовал, Черный маг, я метиска -- потомок эльфийского принца и вольной дриады. Для нас не запрещено практиковать магию... но на прошлой неделе Совет Элианора сумел меня заловить.

       -- И что ты такого хотела сделать? Приворот для своей страшненькой подружки, которая сама не может по-человечески оплести своего возлюбленного?

       -- Хотела б я, что это было столь так безобидно... -- вздохнула она и на минуту по ее скульптурному лицу пробежала мрачная тень. -- Я пыталась вернуть мать из Вечного Мрака. Она... она умерла десять дней назад... в сущности был убита... стрелами зелуанских воинов, решивших слегка поупражняться в стрельбе по живой мишени.

       Я почувствовал, как у меня засвербело под ложечкой. Зелуанские стрелы довольно неприятная вещь -- не только по выделке, но и из-за привязанной к ним некой магии, которая не принадлежит ни к одному из миров, известных в "Зеленой кошке". Не то, чтобы я знал из личного опыта, но мне немало понарассказывали: стоит пропустить хотя бы одну из Проклятых Стрел, как их называют, и будешь молить всех богов, чтобы у тебя нашелся друг, который отрежет тебе голову и этим избавит тебя от мук.

       -- К счастью, я смогла забрать ее тело, прежде чем маги Зелуана добрались до него и превратили мою мать в нечто ужасное, не поддающееся описанию, ни живое, ни мертвое... нечто, что имело бы столько же общего с моей мамой, как обглоданный череп имеет с человеком, которому он когда-то принадлежал... Я унесла ее домой -- в Синтхар, самое мощное графство всего Элианора, куда зелуанские псы не смеют даже ступить. Ни на минуту я не могла представить, что не их стоит бояться, а моих сродников. В общем, я забыла, что мне запрещено практиковать магию сильнее, чем элементарные ведьмины дребеденьки. Я была не в состоянии думать... единственное, чего я хотела -- вернуть свою мать. И я была на волоске, черт! Оставалось не более минуты до последнего ритуала... когда в мой дом нахлынули друиды Элианора, которые смогли засечь мою магию. И тогда, -- ее голос пресекся на секунду, -- вместо того, чтобы остаться с гордо поднятой головой и встретить смерть рядом с безжизненным телом своей матери... я позорно бежала. Теперь я могу только ждать и надеяться, что друиды, наконец, доберутся до меня и проявят милость... Но это произойдет лишь, если прерванная мной на последней минуте магия не произвела нечто ужасное.

       Это меня заинтриговало. Не желая того, девушка впуталась в любимую мной область -- некромантию. Это была, так сказать, моя последипломная моя квалификация.

       -- И какую именно магию ты использовала, коллега? -- Я пытался вложить в вопрос побольше сарказма, чтобы хотя бы немного вытащить ее из темного болота депрессии. Я почти был уверен, что она скажет или Аархен, или Валь Ториан -- наиболее часто употребляемые молодыми и неопытными некромантами заклинания.

       -- Ритуал Орт'хаан.

       Я подавился глотком водки, что потягивал в этот момент.

       -- Во имя Мрака, Раниэль! Откуда ты научилась этому?

       -- Я читала об этом в одном из запрещенных манускриптов в Элианорской библиотеке, -- она опустила взгляд. -- Я вообще не предполагала, что он мне когда-нибудь понадобится... как не могла знать, что прочтенное врежется так глубоко в мою память...

       Мои глаза расширились еще больше.

       -- Великий Азраэль, ты хочешь сказать, что в Элианоре утаена копия "Некрономикона" Абдула аль-Хазреда? Орт'хаан описан единственно там!

       -- Да, можно и так сказать.

       Я почувствовал, что мои волосы встают дыбом от какой-то странной смеси возбуждения и ужаса. Возбуждения, потому что нет Черного мага, кто не знает, что все 666 переписанных копии "Некрономикона" были уничтожены по приказу Конвента Миров больше ста лет назад. И если действительно в Элианоре припрятан уцелевший экземпляр, это значило, что в самом скором времени мне надо открыть путь в те края. Нужно просто изучить его пообстоятельнее ...или прямо украсть, потому что это огромное искушение для Черного мага. А ужас исходил от факта, что Орт'хаан был одним из самых опасных ритуалов для призвания душ мертвецов обратно из Того света. Даже мои опытные коллеги, как и я сам, предпочли бы поразмыслить, прежде чем приступить к его исполнению, потому что секунда невнимания может привести к последствиям, которые были бы более чем ужасны. Мда, оставалось только надеяться, что девушка не нарушила какой-то порядок ритуала...

       Вдруг дверь "Зеленой кошки" со стуком отворилась, и в корчму ворвались семеро мужчин, одетых в зеленые плащи. Их волосы, которые виднелись из-под низко надвинутых капюшонов, были белы, как снег, а глаза отливали темно-фиолетовым. Друиды Элианора... сверх того, в полном комплекте -- все семеро, как если бы гнались за каким-то сверхмогучим колдуном... Хм. Не знаю, смогу ли я им противостоять если дело дойдет до схватки, хотя мои магические возможности были намного выше средних...

       Семь пар фиолетовые глаза медленно обвели корчму и остановились на моей новой знакомой. Они, кажется, не замечают меня вообще. Это хорошо, потому что я всегда люблю использовать эффект неожиданности с моей стороны. Я прикрыл руку с серебряным перстнем и попытался выглядеть понезаметнее.

       -- Раниэль, дочь Элианора! -- проговорил самый высокий из друидов, вероятнее всего -- их предводитель. На первый взгляд, он вообще не повысил голос, но я уверен, что все в "Зеленой кошке" услышали его более чем отчетливо, потому что разговоры тут же прекратились, как ножом отрезало.

       -- Да, лор-Калед! -- поднялась на ноги дриада. Вопреки тому, что она пыталась выглядеть смелой, я чувствовал, что под маской бесстрашия она на самом деле трепетала от ужаса. Понимаю ее: среди Черных Магов носились тысяч слухов об элианорских друидах и о том, что они способны сделать с телом и душой человека, дриады, эльфа или кого бы то ни было.

       -- Раниэль, ты обвинена в использовании Запретной Магии и согласно статье 74 Кодекса Миров признана виновной. Иди с нами добровольно, и Конвент примет это за смягчающие вину обстоятельства.

       Я почувствовал, как мне полегчало. Друид упомянул статью 74, которая была значительно легче, чем, скажем, статья 81 или 83. Это означало, что невезучей некромантке не удалось сделать невесть какие повреждения посерьезней. Хорошо. Значит, можно вмешаться, не опасаясь, что и мне могут влепить статью 84 -- "содействие и / или сокрытия особо опасных преступника" (по ст. 81 или 83)... Я заставил себя, однако, подождать еще немного.

       Раниэль резко вдохнула через стиснутые до боли зубы. Я поглядел на нее. Он был бледна, зрачки ее прекрасных глаза были сжались, как булавочные головки, а груди высоко вздымались от тяжкого дыхания. Я сглотнул. У Черного Мага вообще не должно быть проблем с подавлением плотских желаний, но каким искушение было эта девушка!..

       Я отодвинул стул и встал, потому что мне надоело таиться. Семеро оглянулись на меня, и глаза их расширились, когда они увидели черный плащ и перстень с пентаграммой. Хорошо. Я никогда не против того, чтобы моя репутация шла впереди меня. Так нередко можно избавиться от какой-нибудь досадной головной боли.

       -- Терри Сторн... -- медленно процедил сквозь зубы предводитель друидов, которого Раниэль назвала лор-Калед. -- Я должен был догадаться, вполне возможно найти тебя в дыре вроде этой. По легендам у тебя есть невероятный талант появляться в именно в смрадных и безбожных дырах вроде этой.

       -- Рад, что вы так хорошо знакомы с моей скромной личностью, -- сказал я беспечно, нацепив на лицо возможно наинахальнейшую улыбку, какую смог извлечь из арсенала наглости. -- Если ты так осведомлен, значит, знаешь, что вероятность того, что тебе позволят выйти отсюда с этой невинной девушкой, настолько же велика, как и возможность увидеть, как тролль танцует танго на дневном свете.

       -- Она не невинна! -- крикнул друид.

       -- Да! Ее единственная вина в том, что она сама попыталась оживить мать, изрешеченную зелуанскими извергами, вместо того, чтоб обратиться к специалисту моего класса. И если бы вы, праведнички окаянные, согласились в свое время помочь возвести магическую стену вокруг Зелуана, ей, наверно, вообще не пришлось бы зайти так далеко...

       -- Давайте не будем вмешивать политику в иначе очень приятную беседу, -- неожиданно вмешался одним из друидов. Он единственный из семи держал в руках жезл из тисового дерева. Наверное, это был координатор их маленького отряда -- то есть тот, кто впитывает в себя жизненную энергию от всего вокруг, а затем распределяет ее среди остальных друидов, которые уже используют ее по назначению. -- Это дело более чем элементарно: нам нужна девушке, Сторн! И тебе лучше не вмешиваться туда, где ты определенно нежеланен. В этом случае твое дело - сторона... даже если еще не успел включить эту полуэльфийский, полудриадский отброс в богатый список своих сексуальных завоеваний.

       Хм... Он явно знал и другую часть легенды про меня. Я спиной почувствовал любопытный взгляд Раниэль. Ну, всегда так : сначала работа, а потом удовольствие...

       -- Давайте разберемся: вы отваливаете отсюда, даже не помышляя обидеть девушку, а я обещаю никому не рассказывать, как семь здоровяков, вооруженных до зубов магией, преследовали по пятам хрупкое создание, которое мужчина может одним духом перешибить.

       Я заметил, как дриада зашевелилась и насупила брови, пытаясь сдержаться и не вмешиваться в разговор. Едва ли сейчас был момент льстить раненому самолюбию.

       -- Она -- носитель Древнего Умения, болван! -- прошипел лор-Калед.

       -- Да брось ты! Случайно прочитала "Некрономикон", а вы тут же обвиняете в третьем Апокалипсисе! Не смешите меня!

       Периферийным зрением я заметил, как пятеро друидов слегка отодвинулись друг от друга, а их Координатор стиснул жезл обеими руками. Он явно готовился атаковать в ближайшее время. Небрежным жестом я повернул правый кулак и поднял его над головой. Аметистовая пентаграмма загорелась студено-ледяным огнем.

       -- Померимся силами? -- поинтересовался я, когда с удовольствием заметил, как семерка приморозилась к своим местам.

       -- Терри, пожалуйста, не потроши мой инвентарь снова... -- откликнулся из-за стойки бара Рэй Макговерн. Я полностью понимаю его озабоченность: в прошлый раз, когда я дрался в "Зеленой кошке", он был вынужден заменить все стаканы. После того боя моя репутация среди постоянных клиентов значительно выросла, а родственники самозванного колдуна, который меня спровоцировал, долго преследовали с иском за кровь...

       -- Это едва ли необходимо, -- сказал предводитель друидов. -- Выбери мир, Черный маг, и мы вдвоем с тобой померимся силами. Глаза в глаза.

       -- Без посторонней помощи? -- удивился я. Начинало припахивать гнильем.

       -- Без посторонней помощи, без артефактов, без Запретных Заклинаний. Только ты и я.

       В его глазах вспыхивал огонь безумия. Это заставило меня поуспокоиться. В конечном счете, действительно, все друиды съехали с катушек на теме "личное превосходство над другими". Ловушки едва ли будут.

       -- Лады-ы-ы... -- медленно протянул я. -- Нет проблем. Я выиграю -- оставите девицу в покое. Ты выигрываешь -- делаешь с ним все, что хочешь.

       Раниэль побледнела.

       -- Спокойно, девочка моя, -- пробормотал я одними губами. -- Я -- профессионал.

       Я чувствовал себя превосходно, как восьмиклассник, который будет драться на глазах у офигенной киски из соседнего класса. Глупо, да, но я действительно хотел показать себя в наилучшем свете.

       -- Согласен. Назови мир, -- кивнул лор-Калед.

       -- Арлиндриен, Лес вздохов. Без грязных трюков, без убийства, все по правилам.

       -- Естественно, Черный маг. Мы -- люди чести.

       Я притворно лениво потянулся, пошарил в кармане и шлепнул банкноту перед Рэем Макговерном.

       -- Это за водку. Принеси мне еще одну, как вернусь. Постараюсь не задерживаться надолго. -- Я ухмыльнулся возможно омерзительнее, а глаза мои на секунду воспламенились красным. Дешевый номер -- его преподавали начинающим, но зато каков эффект... Друиды, кажется, испугались. Это, в конечном счете, и было моей целью.

       -- Давай глянем, что это я пью, -- проворчал я и подтолкнул Раниэль перед собой. На всем моем теле я чувствовал глаза всех посетителей корчмы. Рэй уже наполнил мне второй стакан водки. Всё же он хорошо знал меня...

       Один за другим друиды покинули корчму через массивную дверь. Мы с Раниэль последовали за ними. Еще не переступив порог, я извлек в своем сознании образ Арлиндриена и слился с ним. Как и я ожидался, мы вдвоем перенеслись без каких-либо проблем.

       Лес вздохов шептал и стенал. Десятки и сотни деревьев, каждое старше мира и одновременно моложе новорожденных бабочек, во все стороны качали зелено-коричневыми туловами, будто танцуя вальс с невидимым для обычного глаза партнером в бальном зале какого-то гигантского дворца. В лесу кроме тихого шелеста листьев и таинственного шепота вокруг не слышалось ни звука. Я вдохнул полной грудью. И едва не закашлялся -- настолько я отвык от девственного и чистого воздуха и сжился с ядовитыми миазмами большого города...

       Между тем друиды успели выстроиться в полукруг, в центре которого встал их вожак. Я похлопал девушку по плечу, подмигнул и прошептал ей:

       -- Свободна сегодня вечером?

       Хамская шуточка, но свершила чудесное дело. По крайней мере, Раниэль перестала трепетать, и на ее щеки постепенно вернулась краска. Я ухмыльнулся. Она подмигнула и бросила мне одними губами: "Удачи".

       Я выступил вперед:

       -- Приступим.

       Друид поднял обе руки вверх -- так, что ладони сошлись одна к другой. Координатор забил свой жезл в землю и сильно его стиснул, готовясь излить силу и энергию в остальную пятерку и всё вокруг своего собрата. В принципе, я -- любитель театральных жестов, но на этот раз решил обойтись без излишней показухи. Так что я только прошептал формулу для активации пентаграммы, вложенной в мой перстень. Она тут же ответила ледяной вспышкой. По окружающим деревьям и моем лицу затанцевали фиолетовые сполохи.

       Вдруг, без какого-нибудь предупреждения, ко мне устремился поток изумрудно-зеленой мощи. Я сумел остаться нетронутым, естественно, -- или по крайней мере Мрак поглотил все... ну, почти что. Но больше меня удивила ярость, с которой друид нанес свой удар. Это было что-то новое: обыкновенно друиды не поддаются так легко своим эмоциям и бьются хладнокровно. Этот лор-Калед, однако, явно твердо решил одолеть меня по любой ценой. Не знаю, в чем причина, но так или иначе я был уверен, что в состоянии справиться с ним. Друиды так легко предсказуемы...

       Так и случилось. После первой недоглядки мой противник сумел собрать и сфокусировать луч своей силы поточнее, пытаясь пронизать им защитную преграду фиолетового огня, которую я установил перед собой. Пока он мучился в поисках лазейки, я слегка свел пальцы правой руки. Два потока Мрака обхватили направленное в меня копье изумрудного огня и медленно, но верно начали отгибать его к друиду. На лбу лор-Каледа выступили крупные капли пота. Последним отчаянным усилием воли он попытался противостоять и отвернуть мою Силу, но не сумел. Из его глаз брызнули кровавые слезы, он крикнул и рухнул, беспомощный, на земле.

       -- Полагаю, этого достаточно, сын Элианора, -- ухмыльнулся я. Пентаграмма на моем перстне все еще не угасала -- просто страховка на случай, если остальным шестерым придет в голову заиграть нечестно.

       -- Да, -- выхрипел лор-Калед, который отчаянно пытался встать, но ноги его явно не слушались. -- Хватай свою ведьму и исчезай подале.

       Ненависть, которая блестела в его взгляде, нельзя описать обыкновенными человеческими словами -- тут требуется эльфийское красноречие. Моя улыбка стала еще лучезарней.

       -- Благодарю за позволение, друже.

       Я обернулся, чтобы увидеть, рада ли Раниэль простенькому факту, что спасла свою шкурку... и не увидел ее. Очевидно, она вернулась в корчму, как только друид сдался. И только. Ни благодарных слез, поцелуев, объятий, ни шепота "Ты мой герой!" и тому подобного. Женщины...

       Я перенесся обратно в "Зеленую кошку". Раниэль не было и там. Я кисло плюхнулся на свой стул и выпил водку. Когда я поставил бокал, Рэй Макговерн протянул мне кусочек пергамента размером с почтовую марку. На нем изящным эльфийским почерком было написано только одно слово: "Спасибо". И древние руны "P"... как Раниэль.

       Я улыбнулся и снова сделал глоток. Жизнь иногда бывает такой забавной... Но сейчас не было никакого смысла в рассуждениях о женщинах и прочих мелких житейских удовольствиях. У меня было дело, которое следовало завершить: я должен решить, когда сходить в прелестный Элианор, потому что наличие нетронутой копии "Некрономикона" щекочет мое любопытство посильнее, чем плотское желание познать смесь эльфийской и дриадской кровей в горизонтальном положении... И в конце концов, всему свое время, не так ли?

      

       (С) 2003, Сибин Майналовски

       (С) 2011, Перевод: Т. Модестова

Похожие статьи:

РассказыЖизнь под звездой разрушения. Глава 1. Танец под двойной луной, Принцесса и Важное решение.

РассказыЖизнь под звездой разрушения. Пролог. Смерть, Возрождение и его Цена. часть 1.

РассказыЧужое добро

РассказыЖизнь под звездой разрушения. Пролог. Смерть, Возрождение и его Цена. часть 2.

РассказыНаследник

Рейтинг: 0 Голосов: 0 789 просмотров
Нравится
Комментарии (2)
Mahita # 20 апреля 2016 в 16:14 +1
Необходимо отредактировать. Много опечаток, некоторые очень мешают.
DaraFromChaos # 20 апреля 2016 в 16:23 +1
"опечаток" О_О и еще раз О_О
да тут стиль надо выправлять по полной, а потом уж об опечатках говорить cry
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев