fantascop

Уповаете? Часть 7.

9 февраля 2021 - А. А. Вознин
article15104.jpg

 Глава 666
      Пока моя бригада «-Ух!» корпит над Большим Свитком Силы, бегу к Косте похвастаться и сказать ему большое человеческое спасибо за спасение. Карон, не отрываясь от конструирования очередной пирамиды отсылает меня куда подальше - в иные пределы Института. Что он подразумевает под пределами да ещё и иными, я не очень понимаю, но решаю применить свою не по годам развитую интуицию. Ощущая безграничные возможности после успеха со Свитком, иду искать друга в помещениях, граничащих непосредственно с Адом.
      Подвал встречает запахом сырости и... Смерти? Беру один из осветительных факелов и спускаюсь по каменным ступенькам вместе со стекающей вниз водой. Электричество здесь закончилось давным-давно: сырость, замыкающая проводку; всеядные крысы, вчистую обгрызающие изоляцию; пара бесследно сгинувших электриков - всё вместе взятое вернуло катакомбы назад в тёмное средневековье. Завхозу Института не оставалось ничего другого, как просто плюнуть на эти дополнительные площади и отказать в обслуживающем ремонте. И теперь вечный сумрак не позволяет лицезреть во всей красе жалкое зрелище нижних ярусов: осыпающиеся кирпичные кладки, тёмные провалы в стенах, крошащийся бетонный пол. Я иду внимательно глядя под ноги - ещё не хватало ступить в темноте во что-нибудь мерзкое. Тут и там попадаются сгнившие строительные леса, брошенные шахтерские каски, скрюченные скелеты заблудившихся диггеров. По Институту периодически начинали циркулировать слухи о страшных кровожадных существах, облюбовавших нижние пределы, но я в них не особенно верю. Какие могут быть в двадцать первом веке вампиры? Их уже лет сто как практически всех извело всесильное НКВД. Остался только один-единственный  кровопийца, я посмотрел на скрывающийся в темноте потолок.
      Проходя мимо дверей, как правило закрытых на большие заржавленные амбарные замки, с удивлением замечаю отсутствие этого обязательного атрибута на одной из них. Я осматриваю двери, и понимаю, что они скорее похожи на древние врата. Не долго думая - моя не подверженная влиянию времени черта характера - заглядываю в помещение, скрывающееся за почерневшим от тьмы веков деревом. Жара! Сухо! Тусклый свет редких масляных фонарей едва покрывает огромное пространство. Теперь понимаю, откуда этот гул, постоянно преследующий меня - гигантские прессы, этакие сказочные великаны, стоят в клубящемся вокруг них сумраке и, знакомо сотрясая стены, машут своими огромными молотами. Мрачная обстановка просто взывает, чтобы обслугой здесь шныряла пара весёлых чертенят, подрабатывающая в подвале на полставки. Правда, их в данный момент не наблюдаю, возможно, получают ценные указания у своего непосредственного босса - Др.Shark.
      Настороженно приближаюсь к одному из "великанов". Махина кажется вся вибрирует от мощи, заключённой в тусклом металле. В огромной литой станине торчит небольшой медный краник, из которого медленно капает маслянистого вида жидкость неопределённого цвета. Бутылки, что рядами стоят неподалёку, приметны до дрожи в ногах. По знакомым ощущениям, понимаю, что здесь не обошлось без сумрачного гения Др.Shark. Предательски подгибающиеся коленки делают мою походку более похожей на исполнение задорного танца краковяк, но ничего не могу с собой поделать. Ну, да. Конечно! Такие же стоят у шефа в шкафу. А я-то всегда думал, что это редкий коллекционный коньяк. Мимолетно заглянув в этакую ванну, служащую наковальней, в страхе шарахаюсь назад. Там в темноте копошатся какие-то омерзительные блеклые змеи. Некоторое время стою, пялясь в марево вокруг и пытаясь побороть страхи, дикой ордой рвущиеся из самых глубин подсознания. Набравшись мужества, которое у меня обычно в режиме строгой экономии, заглядываю снова и стараюсь рассмотреть, что же там всё-таки творится на самом деле. Пару раз увернувшись от молота, с грохотом трамбующего переплетение тел внизу, наконец разбираюсь, что там копошатся не змеи, а люди. Правда, какие-то маленькие. Дети, что-ли? С риском для жизни перегибаюсь через край и вытягиваю за конечность одно. Кукла. Ха! Облегчённо вздыхаю. Чёрте что покажется в этом филиале Ада. Разглядываю её внимательно и... - это копия Мордье. Что за... ? Ничего не понимаю. Вытаскиваю ещё одну - Карон. Пытаюсь рассмотреть остальные. Мелькающие под молотом лица кажутся знакомыми... Да это же маленькие копии сотрудников Института! Однако... Наводит на мысли. Обхожу станину, внимательно осматривая титанический корпус. И нахожу связывающие заклинания. Становятся понятны частые недомогания и болезни, которые обычно приписываются чудовищной экологии городской агломерации. Так вот что пьёт наш родной Др.Shark! Значит, живой крови секретаршь ему мало, подавай ещё и астральную прану сотрудников. Затея с МоГелом расцвечивается совсем иными красками. Хочется взять ноги в руки и прочь бежать от этого адского здания. Приходит уверенность, что это никакой не оборонный заказ, а личная инициатива Др.Shark. И если получится с одним Мигелем, то сколько их всего сможет наклепать Институт? Хотя... К чему мне эти проблемы? Смотрю на теряющиеся в сумрачной дали напряженно работающие механизмы. Моей куклы в прессах нет, в этом я себя легко убеждаю. Остальной мир пускай как-нибудь сам защищается. Ну вот и ладненько - увидел, забыл. Да и не болел я никогда, сколько себя помню. Достигнув внутренней гармонии, спешу в свой отдел.

      Когда крадусь мимо приёмной Др.Shark по вихляющему Styx, меня настигает оклик:
      - Эй!
      Замерев, осторожно оглядываюсь - ко мне прихрамывающей походкой спешит Золь. Ну конечно, исполнив задание шефа, теперь во вверенный отдел полимеров можно и не соваться, сжигая своё драгоценное время в пламени всё поглощающей страсти к горячительным напиткам.
      - Слушай, Войд, дело... На тысячу рублей, - Хриплый голос Золя на секунду прерывается от волнения.
      - А у меня контрольный вопрос. Я горю! Ничем не могу помочь, - получив таким образом на руки полис добровольного страхования, уточняю:
      - А что?
      - Понимаешь, мне надо справку отдать сегодня шефу.
      - Я-то ее откуда возьму?
      - Справка готова. Ее только надо того - передать... И всё-о-о.
      - Ну, так иди и передавай. - Я отворачиваюсь и хочу продолжать путь к личной славе. Если откровенно, меня всегда раздражала неземная любовь Золя к напиткам из категории «огнеопасно», смягченная лишь единожды бесполезной кодировкой.
      - Я не могу!- плачущим голосом взвывает он. - Я вчера немного того...
      Золь щёлкает себя по горлу. И чтобы продемонстрировать, как он вчера того, резко втягивает в себя воздух и выдыхает в мою сторону огненный факел, от которого едва успеваю увернуться, лишь слегка опалив волосы на макушке.
      - Во! Видал!
      - Ты что же это делаешь? - Дрожащей рукой я вытираю мгновенно вспотевший лоб. Хорошо хоть реакция не подвела. А судя по бесцветному пламени, этот огнедышащий дракон и вчера, и сегодня того...
      - Пойми ты меня, не могу я с таким выхлопом идти к шефу. Он меня сразу того...
      - Ну и правильно сделает. Сколько того... ?
      - Чего сколько? - Делает вид, что не понимает сути вопроса Золь.
      - Ну, как чего? Ты что же хочешь, чтобы я задарма под танк лег? - Непонимающе пялюсь на нашего ваятеля.
      - А-а! Штука! - Составитель справки протягивает хрустящую купюру, заметно повеселев.
      - Ладно, давай свою справку. - Я, честно говоря, после оглушительного успеха со Свитком, уверен, что шеф отнесётся к моему появлению благосклонно. - А вопросов не будет?
      - Не-а, все чисто. Только того... Отдать.
      Беру измятые листки, с сомнением заглядываю в них. Вникать в галиматью Золя совсем не хочется. Однако тысяча рупий в кармане требуют исполнения контракта. И, кивнув творцу сего опуса, иду к руководству. Елена потихоньку сползает со своего стула, наверное, теряя последние остатки девичьего сознания... Если в природе, конечно, такое существует. Тамбур, на удивление, встречает теплом и нежным призрачным светом. Слега удивившись столь странным переменам, казалось бы, вечного порядка вещей, аккуратно стучу в мягкую обивку. И дождавшись грубого оклика, проникаю в кабинет.
      - Др.Shark, разрешите?
      - Входи. - Голос шефа, вроде, звучит доброжелательно.
      - Здесь справка для Вас из отдела того.... Золь который.
      Соблюдая меры предосторожности, подхожу к столу и кладу справку.
      - Присаживайся! - Неожиданный приказ не оставляет времени ретироваться.
Однако... Проблеск запоздалого просветления осеняет меня краешком крыла, и, начиная предчувствовать подвох, сажусь на самый краешек стула.
      - Что Свиток?
      - Создается, - как можно многозначительнее отвечаю на вопрос.
      Др.Shark углубляется в чтение бумаг. Дьявол! А я даже и не знаю, что он там сейчас читает. Ох, не к добру это мягкое свечение тамбура… Было. Мужественное лицо шефа, обычно смертельно бледное, начинает постепенно наливаться краской. Уподобляюсь этакому итальянскому Чиполлино, который со страхом наблюдает за стремительным вызреванием сеньора Помидора. А по тому, как тот со всё нарастающим остервенением перелистывает страницы, окончательно осознаю, что того... Влип! Дочитав до конца, шеф молниеносно рвет стопку бумаги на куски и бросает мне в лицо. Мгновенно превращаюсь в сидящий соляной столб, без индивидуальных мыслей и эмоций, а внутри лишь древнее кладбище с завывающим вокруг обветшалых крестов ветром.
      - Что за га-ли-ма-тью ты мне принес?! - Голос шефа ревёт, как иерихонская труба. Волосы у меня на голове встают дыбом. Зарезал, без ножа же зарезал проклятый Золь!
      - Что это такое! Я что приказал?! ... А здесь? Не подчиняться приказам? Да я тебя в труху сотру! Да я тебя...
      Вскакиваю, готовый с высокого старта рвать когти из кабинета.
      - Стоять!
      Ноги подкашиваются. Всё! Предо мною разверзается алчущая бездна. Шаги смерти... Её мягкие лапы... Они приближаются ко мне. Видовое многообразие окружающего мира сжимается до размеров кабинета и продолжает стремительно уменьшаться. Др.Shark же наоборот начинает расти, раздаётся вширь, нависая надо мной. Вот он, не переставая орать, уже упирается головой в потолок.
      Стремительный рост и помножаемый на ноль кабинет заставляют его подогнуть голову, потом наклониться. Вот надо мной не потолок, а только чёрный плащ шефа. Складки опускаются вокруг, подобно последнему занавесу, и я пропадаю в полной темноте...

      Только неясное мычание вокруг:
      - ... -ми-ме-ма-мо-му-... !
      Далекий рёв:
      - ... -ри-ре-ра-ро-ру-... !
      Что? Присматриваюсь. А ничего. И вдруг осознаю, что ничего не существует — ни моего тела, ни пространства вокруг. Только какая-то неуловимая искорка сознания во мраке безвременья. Что за... ? Как только постигаю эту простую истину, понимаю, что моё Я начинает растворяться в этом ничто, грозя вот-вот сгинуть окончательно и бесповоротно. Борюсь как могу с неудержимым растаскиванием своей сущности.
      .-.-.-... с-с-ситуация, однако...
      И-и-и... ляпсус и ничего более...
      Е-е-е... соль мыслей вспыхивает адским пламенем и начинает пожирать изнутри...
      А-а-а... фак, точнее проклятье...
      О-о-о... мистика...
      У-у-у... ревёт, вибрирует и трясётся...
      .-.-.-... допрыгался, в смысле, Хана!
      И внезапно моё Я взрывается нестерпимо яркой вспышкой!
      Порождённый взрывом грохот не слышен, но осязаем каждой гранью раздираемого на части сознания. Огненное буйство стремительно разлетается по всем несуществующим направлениям, порождая из каждой частички моего бывшего Я всё новые и новые мерности. Наконец перворождённое пламя угасает, уступая место первозданному мраку, который одна за другой начинают прокалывать вначале редкие, затем уже многочисленные искорки звёзд. Некоторые разбухают и лопаются пузырьками мыльной пены, раскрашивая мироздание вычурными туманностями. И это повсеместное безумие невидимая длань аккуратною собирает в миллиарды миллиардов галактик. Само пространство непрерывно скручивается и сплетается в бесконечную сеть неведомым Великим Ткачом. И тут понимаю - вот Бог! Не могу сдержать восхищения уходящей в бесконечность тканью Мироздания. Неожиданно замечаю неподалёку гигантский звёздный водоворот, сливающийся в огромную Чёрную Дыру. Меня затягивает в него, и я всё быстрее и быстрее лечу словно на санках с горы навстречу неизведанному. Вижу странную переливающуюся поверхность, этакую радужную стенку мыльного пузыря. Да это же... Только-то и успеваю осознать, как, пробив горизонт событий, оказываюсь в странном месте: темно, тепло и мягко. Странный ритмичный звук успокаивает и убаюкивает, вместе с тьмой дарит неземное блаженство. И я умиротворенно засыпаю...
      Тревога! Совсем недавно такой родной и успокаивающий звук внезапно ускоряется и становится угрожающим. Мне страшно. Бархатистые стенки вокруг подрагивают, и внезапно что-то меняется. Нет больше родной тьмы, что была так добра ко мне. Звук, что звучал всё это время вокруг, сливается в непрерывный тревожный гул. И такой когда-то мягкий и теплый мир вдруг прорастает холодными острыми гранями. Они приходят вместе со светом и жадно вгрызаются в меня. Боль! Страх! Свет! Вселенная исчезает навсегда вместе с моим беззвучным криком...
      Не пойму, где это я. Подвешен за верёвку, тянущуюся прямо из моего живота. Оглядываюсь. Рядом висит на такой же верёвке склеенный из множества кусочков маленький Доплец. Мы и ещё пара таких же горемык тянем непосильным грузом к земле немолодую уже женщину. И мне до боли знаком этот звук, исходящий прямо из её груди.
      - Привет, - Доплец с трудом ворочает деформированной головой, смотрит на меня. Опухшее, синюшное лицо. Ужас!
      - Где я?
      - А ты не понял еще? - Он извивается, пытаясь занять удобное положение. Словно в его ситуации такое есть.
      - Не-е-т.
      - Может и к лучшему.  А вот я ожидаю прибытие еще одного себя. Дьявол! Что же никто не предупредил, что придется отбывать повинность в шкуре своего неродившегося ребенка. Чтобы я еще связался с этими сосудами греха!
      Начинаю припоминать. Борта. А я стал одним из её "украшений". Вот же влип!
      - Слушай, а долго нам тут висеть?
      - Я так понимаю, пока она не шагнет в двери выхода из Большой Игры.
      - И когда это произойдет?
      - А я знаю?! Я тут еще не во всех своих ипостасях присутствую. - Доплец злится, хотя если рассудить, сам виноват во всех своих бедах. Как, впрочем, и я. Б... !
      Вечность. Моё пребывание на шее "мамочки" можно сравнить только с вечностью. Но даже в этом кошмаре находим развлечения - иногда раскачиваемся на своих пуповинах, весело сталкиваясь лбами. Мы с двумя Доплецами радуемся, когда наконец срок древней старухи истекает, и призрачная рука беспощадно режет нить её жизни...
      И всё повторяется вновь. Рождение новой Вселенной, падение в Чёрную Дыру, проламывание горизонта событий...
      Давешний кабинет, откуда и началось моё Большое Путешествие...
      Снова стою на ламинате среди испуганно жмущихся линий орнамента. Рядом ничтожная спора — после лицезрения Мироздания и самой Вечности на нравоучительных качелях на троих с Доплецами, шеф кажется исчезающе малой величиной - орёт писклявым голоском, злобно топая маленькими ножками. Даже удивительно, как он мог до этого внушать всем столько ужаса? Неужели, это только субъективное восприятие смогло превратить этого карлика в монстра вселенских масштабов? Я молча разворачиваюсь и выхожу, не вникая в смысл слов, водопадом извергающихся вослед. Золь в одиночестве печалясь мается в Styx.
      - Ну, как? Понравилась шефу справка?
      С чувством жму ему руку и иду к себе. Захожу в кабинет, достаю лист чистой бумаги и быстро пишу карандашом фамилию, имя, отчество неудачливого просителя. Сосредоточившись, легко соединяю образ ваятеля с его ФИО. Бормоча про себя: "Бу-бо-ба-бе-би!", начинаю не торопясь, педантично стирать ластиком написанное. По мере исчезновения графитовых линий чувствую, как всё сильнее раскачивается лишённая антиалкогольных опор пирамида. И когда она превращается в груду стройматериалов, исчезают и все следы пребывания в этом мире Золя. Я спокойно сжигаю лист бумаги и выбрасываю пепел в форточку. Остаётся ещё один, последний источник бед. Но мне предельно ясно, что с Др.Shark такие детские фокусы с ластиком не пройдут.

      Что-то не так. Замираю посреди кабинета. Мысленно обдумываю, что могло меня встревожить. Делаю шаг... Ещё пару шагов назад... И... Так и есть. В отражении зеркала, висящего на стене перед входной дверью, меня нет! Что за... ? Делаю шаг вперёд, снова назад. Ага! Вот он я, стою как миленький и округлившимися глазами испуганно таращусь из-за стекла на самого себя. Подхожу вплотную. Да, это я. Шутя протягиваю своему отражению руку, а оно стоит столбом, не шелохнувшись! Вдруг, кивнув словно на прощание головой, поворачивается и выходит в дверь зазеркального кабинета! Рефлекторно пытаюсь посмотреть вслед и сильно ударяюсь лбом о холодную гладь стекла. Хрустальный мир опять пуст. Точнее, кабинет там есть, обстановка вся в наличии, а вот самого главного элемента нет! Словно и не стою, как истукан, перед этим проклятым зеркалом!
      Крепко зажмурив глаза, пять раз повторяю про себя универсальное заклинание на все случаи жизни:
      - Я сплю...
      Открываю... И в ужасе отшатываюсь - на меня смотрит давешняя тварь из маршрутного такси! Тёмный провал рта шевелится, словно желая что-то сказать. Прислушиваюсь... И то ли слышу, то ли взбудораженное воображение подсказывает:
      - Отражения!
      С-сума можно сойти! Оглядываюсь. Поблекли нежные тона... Исчезла высь и глубина... И чётких линий больше нет... Кругом серость. Серость. Серость. Мир исчезает, осталось только серое марево, и я в нём захлёбываюсь, тону... Ладно, к чёрту! Надо идти.

      Мой отдел заканчивает свой вклад в общее дело прихода в этот мир нового монстра - МоГела. Большой Свиток Силы на заботливо подобранном мной папирусе потихоньку проявляется в плотере. Смотрю на лист, где ради эксперимента фломастером нарисован знак 'Весы'. С обратной стороны проступает чёткое зеркальное отражение. Ха! Вот теперь и посмотрим, кто из нас... !
      Взяв сформированный Свиток и прихватив свой фирменный фломастер, не торопясь иду к шефу. Ни на миг не сомневаюсь в устоявшихся столетних рефлексах др. Shark. На удивление все пять коридоров, ведущие в приёмную, закаменели в ожидании неотвратимо приближающихся перемен. Возможно, на них так влияет нестерпимо яркий факел Большого Свитка Силы в моей руке. Вот она мощь истинного имени Бога!
      Без стука вхожу в кабинет. Грозного оклика не следует только благодаря пылающему в моей руке Свитку.
      - Дай ручку!
      Безразлично протягиваю фломастер. Др.Shark жирной линией обводит завораживающую вязь имени Бога.
      - Отнеси ваятелям! И пускай ждут, я скоро спущусь!
      Выхожу из кабинета, по дороге аккуратно сворачивая Свиток. Сам истинный первозданный Мрак начинает ослепительно клубиться в моей руке. Коридоры, ныне слитые в один общий, прямым проспектом несут меня вниз в наши казематы. Я спокоен, как удав. Ни капли привычного волнения. Словно сама Вселенская Пустота, безразличная к любым фрустрациям живых сосудов с коллоидным раствором. Зайдя в подвал к ваятелям, нахожу титанического МоГела, окружённого толпой сотрудников. Рабочие ползают по телу, смачивая бионический полимер, не давая ему ссыхаться. Нахожу главного конструктора Большого Бена, и молча протягиваю ему Свиток. Ваятель, благоговейно сунув артефакт с проступившими на нём знаками за пазуху, шустро лезет по приставной лестнице на голову полимерного колоса. Наверху, стоя на переносице гиганта, аккуратно вставляет имя Бога в лоб МоГела. Полимерное тело вздрагивает, судороги волнами прокатываются по конечностям, вызывая лёгкую панику среди ползающих по нему рабочих. Огромная ручища поднимается и, описав гигантскую дугу, громко хлопает себя по лбу, впечатав, словно надоедливого комара, Большого Бена в непросохший полимер. И Свиток оказывается надёжно замурован в третий глаз великана. Чудовище с шумом садится - ваятели летят с него, как чешуя с гниющей рыбы - потом встаёт. А я чувствую себя хитромудрым Одиссеем в пещере глупого циклопа. Ничего не напутал?
      - Где Др.Shark? - грохочущий, подобно Ниагарскому водопаду, голос своей неописуемой мощью прижимает всех к каменным стенам.
      Выхожу из тени и рукой показываю направление. Колос, гулко стуча огромными ногами и периодически задевая головой потолок, бредёт навстречу своему создателю.

      Придя домой, не раздеваясь, падаю в кровать.
      - Да провались все к ...! - мелькает последняя мысль, и сознание растворяется в ставшей такой родной бесконечности.

      Очнувшись, наконец чувствую себя бодрым и готовым к любым подвигам, поворотам изменчивой судьбы.
      - Эх, кабы я был директором Института... - мелькает шальная мысль.
      Одеваясь, напеваю про себя какую-то незамысловатую мелодию:
      - Ли-ле-ла-ло-лу!
      На остановке только заглядываю в полумрак салона остановившегося маршрутного такси и решаю пойти на работу пешком...

      В моём родном отделе все чинно сидят на местах. Первым подбегает Доплецов.
      - Приветствую шеф! Как прошла болезнь?
      - Какая болезнь? - оторопело переспрашиваю я.
      - Ну, Вас не было семь дней. Нам сказали, что Вы болеете.
      - Семь?
      Кто бы мог подумать! Я же только уснул и проснулся!
      - Ничего, спасибо, все хорошо.
      Подтягиваются и остальные работники. На шее Аллы Бортовой висит золотое ожерелье - с облегчением убеждаюсь, что это только ряд небольших слоников, смешно цепляющихся хоботами за вязь цепочки. Весело раскачиваясь, соударяются лбами, порождая до боли знакомые звуки. Мордов, Керхов молча пожимают руку, как всегда углублённые в свой непростой внутренний мир. У Доплецова из нагрудного кармана выглядывает ручка со встроенным цифровым диктофоном. У всех обычные лица, без каких-либо намеков на демонизм. Последние события представляются теперь в совсем другом свете - просто отражение реальности в кривом зеркале уставшего сознания.
      - Поздравляем вас с назначением! - Выступает вперёд учтивый Доплецов.
      - С каким назначением? - Я настораживаюсь. Судя по всему, затейливые игры подсознания продолжаются.
      - Как же, пришел приказ из Министерства, вы назначены на место безвременно почившего Директора!
      - А? - наверное, со стороны выгляжу, как впервые залетевшая барышня.
      - А где Николай? - спрашиваю у Доплецова.
      - Николай? А кто это? - Его вытянувшееся лицо выражает искреннее недоумение.

      Я сижу в кабинете Директора. Ничего общего с мрачным кабинетом Др.Shark, каким его помню. Кругом обычный евро-ремонт, офисная мебель. Заглядывает заметно поправившаяся и порозовевшая секретарша Елена.
      - Может коньяк?
      - Давай!
      Она плескает в бокал из знакомой бутылки. Я осторожен и недоверчиво нюхаю. Коньяк! Отличный, выдержанный коньяк! Отпиваю совсем немного, катаю горячую капельку на языке. Превосходно!
      Нажимаю кнопку связи с секретарем:
      - Начальников подразделений в двенадцать ко мне!
      - Но в двенадцать же начинается обеденный перерыв?
      - Ничего-ничего. Работа превыше всего. У меня появилась отличная идея! - Едва заметная дрожь пробегает по стенам, пол мелко вибрирует от равномерных ударов, доносящихся из такого знакомого подвала.
      Довольный собой кручусь в кресле, жидкость в бокале омывает стекло, оставляя густые маслянистые следы, отдельными каплями медленно стекающие вниз. Единым глотком отправляю содержимое в рот.
      А столик-то надо бы заменить на каменный!
 
      - Ну что, начальнички?
      Все напряжённо смотрят на меня. Скольжу незамутнённым взглядом по побледневшим лицам. Костяй и Олег сидят за столом замов. Правда Олег присутствует только в виде эфемерной проекции. Но его это никак не напрягает, как и меня. Костяй рисует в ежедневнике кладбищенские кресты и пустые секционные столы.
      - Пока я болел, мне пришла в голову отличная идея. Мы начинаем работу над новой разработкой!
      Известие звучит громом среди ясного неба, вороша уложенные причёски дам, холодя лысины мужчин. Перо в руке Костяя замирает на подножии очередного творения.
      - Отдел опытного производства! Задача: создать действующую человеческую голову, масштаб - двадцать один к одному. Материал мягких тканей - биополимер, черепной каркас из металлопластика с резонирующими полостями. Речевой аппарат приспособить под произношение максимального спектра, включая инфра- и ультразвук. Подачу воздуха обеспечить передвижным компрессором.
      Растерянные лица начальников лишь придают мне бодрости.
      - Отдел обработки информации!
      Доплец услужливо вскакивает, навостренный карандашик готов сделать запись в новенький еженедельник.
      - С вас первая и седьмая буква истинного имени Бога!
      Доплец начинает качаться, как молодая берёзка под холодным осенним ветром. Задрожавшие пальцы роняют карандашик, который закатывается под стул. Я же продолжаю:
      - Наименование продукции мною подобрано лично. АВОЛОГ модель НИДО. Вопросы?
      Все молчат. Жду несколько секунд и закрываю оперативку:
      - У-по-ва-е-ти?

 

Похожие статьи:

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПо ту сторону двери

РассказыПограничник

РассказыДоктор Пауз

РассказыПроблема вселенского масштаба

Рейтинг: 0 Голосов: 0 30 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий