1W

Хочу ребенка. Марик. Начало.

на личной

12 июля 2018 - Елена Поцелуева
article13051.jpg

  Юлия лежала на операционном столе и ждала решения. Прядь белокурых волос выбилась из прически и упала на фарфоровое личико, закрывая нежно-пряные голубые глаза. Врачи суетились вокруг нее, делали какие-то анализы снова и снова, что-то уточняли и уточняли. Жизнь проносилась перед Юлией, как кадры из кинофильма. Она вспоминала все, что произошло с ней. Как хотела она вернуть то беззаботное время, когда еще она сама могла выбирать, родить ей или нет, и никто не мог указывать ей, что делать. Почему раньше, раньше она не родила, да хоть от кого угодно. Тогда Юлия, не верившая никому, тем более мужчинам, и подумать не могла, как все обернется. Сейчас все изменилось:  время, законы. Общество  диктовало свои правила. По законам нынешнего времени женщина могла родить только здорового ребенка. Генетически здорового. Ей 41 и время не ждет. Очень боязно, что откажут, заставят сделать аборт, на основании клеточной экспертизы. Общество борется за здоровых, полноценных детей. Это счастье выпадает не многим.

   В 2210 год была принята директива о том, что планета  нуждается только в здоровых членах общества. Борьба против алкоголизма, курения, наркомании -  все прибрело слишком плачевные масштабы. Не всем было разрешено рожать. Проводили тщательную экспертизу ДНК, отбирали самых  лучших, у кого нет повреждений структуры генетической цепи. Получалось, что должны были рождаться только идеальные дети.  Детей  с отклонениями не допускали на свет: малейшее отклонение от нормы – приговор для маленького нерожденного человечка.  Образовались целые районы, в которых не было детей, из-за того что родителям просто отказывали в счастье иметь ребенка. Люди сходили с ума, как некогда жизнерадостная соседка Ирочка, или замыкались в себе, как Любовь Андреевна, и начинали разводить кошек. Это было своего рода гетто. Гетто без детей. Юлия жила там. Это было безумно, безумно странно. Выходя на улицу, она постоянно озиралась по сторонам. Ее соседи не были сумасшедшими, но у любого могла поехать крыша от запрета на размножение. Некогда любившая друг друга пара, узнав об этом, завела куклу, которую возила в коляске и называла Вовочка. Они заботились о нем, как о настоящем младенце, и их не смущало то, что он не рос. Они улюлюкали с ним. Жутковатое зрелище. На улицах было тихо и глухо. Не было слышно ни детского смехи, ни детского плача. Было пусто, так же как и в сердцах их обитателей. Попав однажды в другой район города, Юлия была удивлена, увидев детей. Она казались какими-то другими,  созданиями с другой планеты. Она смотрела на них долго-долго. Пока на нее не обратил внимание полицейский. Что это были за создания: маленькие ручки, маленькие ножки, пухлые губки, они бегали и тянулись своими ручонками к мамам, гоняли голубей и кричали. Это был другой мир, не доступный ей. Сокровище!!! Любой ценой она хотела маленького человечка себе, домой, обнять, зацеловать, любить его. Буква закона была против! Еще 6 лет назад ей оказали в рождении ребенка, сказав, что ДНК отца печально скажется на развитии плода, и ей пришлось пойти на аборт, другого было не дано. При вынесении решения, ее накрыла настоящая истерика, она билась в припадке, ее держали санитары, когда тащили в зал операционной. Вот почему, учитывая прошлый опыт,  перед вынесением решения ее заранее привязали к гинекологическому креслу. Крепко накрепко, чтобы не убежала, унося внутри себя новую жизнь.

   Правительство нашло оправдание своим действиям: не стало детских домов, перенаселение планете больше не грозило, человечество будущего будет освобождено от болезней, т.к. размножаться будет позволено только генетически идеальным, здоровым людям. Подруга Юлии, Такира, работала в Министерстве здравоохранения секретарем, и однажды увидев документ, рассказала о нем Юлии. Это был новый свод законов деторождения. В нем говорилось, что с начала 2214 года, перед принятием решения о разрешении деторождения, будет проводиться экспертиза родственников обоих родителей до третьего колена, что повлечет за собой новую волну несчастных людей, вынужденных жить бездетными. Не прошедшие проверку,  подлежали  полной стерилизации.  Новый Закон  гласил, что  зачатие ребенка будет разрешено только в полноценной семье. Желание  многих  заключить фиктивный брак с целью зачать малыша, будет караться тюремным заключения сроком 25 лет, так же как и развод. Этот закон должен был отбить  желание у мужчин помогать одиноким женщинам в желании иметь ребенка, как это происходило теперь. Дальше были цифры, статистика, итоги, выводы.

  Таким образом, у Юлии оставалось не так много времени до 2215г. Она  решила действовать! Весь 2211 она искала подходящего партнера для зачатия. Банки спермы на тот момент были пережитком прошлого. Их уничтожили, ссылаясь на то, что в замороженном состоянии якобы происходит искажение будущего восприятия мира ребенком, что влияет на его социальную позицию, а, значит, он вырастет неполноценным членом общества. К тому же, в будущем, узнав, как он был зачат, у ребенка может развиться депрессия или вялотекущая шизофрения. С закрытием банка спермы была отнята надежда у многих одиноких женщин.  Появилась  сеть подпольных доноров, готовых за баснословную сумму осчастливить тебя.  Найти их было настолько сложно, что не представлялось возможным. Все о них знали, но никто не знал, где их искать. Пораскинув мозгами, Юлия, подумала, что у таких жеребцов должны быть агенты, которые зарабатывают на них, а, следовательно, они заинтересованы в клиентах и ищут их очень осторожно, чтобы не засветиться. А значит засветиться должна она.  Юлия дала объявления вовсе газеты. Всего лишь одна фраза: « ХОЧУ РЕБЕНКА!», адрес и телефон. И стала ждать… неделя… две… три… Отчаяние...Звонок в дверь. Разносчик пиццы.

- Что Вам, черт возьми, надо!? Я не ем пиццу!!

- Разве? А я думал вы только о ней и мечтаете?- сказал парень и положил поверх коробки газету с обведенным красным фломастером объявлением :  « ХОЧУ РЕБЕНКА!».

 Сердце Юлии бешено заколотилось.

- Да. Да. Конечно. – Затараторила она. Я совсем рассвирепела от голода. Так долго вы ехали. Конечно, я только о ней и мечтаю, - Юлия схватила разносчика за грудки и втащила в квартиру – Заходите же.

Оказавшись внутри, парень снял форменную бейсболку разносчика и улыбнулся холодными огоньками синих глаз.

- Ну, что, мамаша, готовы?

-Готова! – почти прокричала Юлия.

- Наши услуги очень дорого Вам обойдутся. Три миллиона и деньги вперед.

- Я согласна.

- И как я смотрю,  на все.

- Да.

- Тогда слушайте. Вначале нужно сделать тест на овуляцию, чтобы не вхолостую, ну, вы поняли.

-Да, да Юлия смущенно потупила взор.

- Как придет день, звоните сюда, парень протянул визитку пиццерии.

Юлия недоуменно покосилась на него.

- А как вы думали?! У меня же должно быть прикрытие. Скажите, что хотите организовать праздник,  и вам нужна помощь в подготовке. Вас тут же свяжут со мной. Вы скажите только одно: «мне Вас рекомендовала Валентина Петровна». Я приеду. Он натянул бейсболку и повернулся к двери. Остановился.

- Вы что же ничего больше не спросите? Как? Где? Кто?

- А зачем?

- И правда! Видно вы пойдете до конца. Так прижало?

Юля кивнула.

- До  встречи.  Он вышел и хлопнул дверью, звук которой привел Юлию в сознание. Она опустилась на стул. Лучик надежды забрезжил на горизонте ее лишенной счастья жизни.

    С тех пор, как погибли родители, она осталась совсем одна. Она, девочка из хорошей семьи, попала детский дом. Там и пришел конец ее беззаботной жизни. Ее изнасиловал мерзкий пьяный воспитатель, и ей несовершеннолетней втихомолку сделали аборт. После чего Юлия и сбежала. Сбежала, куда глаза глядят, далеко-далеко, на чем смогла: пешком автостопом, в грузовых вагонах, на крышах автобусов -  как можно дальше от этого места, но не от своих воспоминаний.

   Устроившись в придорожную кафешку официанткой, она начала новую жизнь. Никто ее не искал, она никому не была нужна. Юлия работала с завидным усердием, пытаясь накопить на собственное жилье. После смерти родителей, чинуши-стервятники провернули все так, что ей ничего не досталось. Обложили все несуществующими долгами, и сказали, что она должна быть еще и  благодарно, что они эти долги списали.

    Кафешка, где работала Юлия, была довольно-таки захудалой, придорожной и прибрежной. Юлю пленил запах морского бриза, который окутывал это место, и делал его немного привлекательнее. Жила она там же при кафе, благо хозяин сдал ей небольшую комнату во флигеле. Юлия украсила ее ракушками, которые  стала коллекционировать здесь, и воспоминаниями о доме. Прошел год. Она старалась очень старалась полюбить новый дом, но он был пуст, в нем не было ни одной живой родной души,  а любить стены? Не кажется ли Вам это довольно уныло?!  Ее  пустоту вскоре заполнил Джим Беллоуз, молодой моряк, ходивший на катере и частенько заглядывавший сюда, чтобы подкрепиться. Джим! Он был хорош! Высок и строен. Мужественные скулы и жгучие глаза, которыми он бессовестно съедал Юлию. Однажды он улыбнулся ей, и она поплыла, поняла что пропала. Подойдя к нему чтобы взять заказ, и нечаянно коснувшись его руки, она вся зарделась, стала запинаться, и, смутившись, хотела убежать.  Джим не дал. Он встал и протянул ей еле живую, запыленную душистую ветку сирени.  Юлия бросилась к себе и закрылась, ее сердце трепетало. Почти всю ночь она не спала, не могла надышаться дурманящим ароматом, стоявшего на подоконнике цветка, смотрела на луну и  мечтала. Утром, проснувшись от стука в  дверь, Юля подскочила с кровати, босиком побежала открывать. На полу в огромном ведре стояла охапка сирени.  С трудом освободив цветы из их железной тюрьмы, Юлия принялась искать, куда поставить их, и не найдя, вернула обратно: «Простите, мои милые! Побудьте здесь, пока я не заработаю на вазу».

  Джим стал наведываться в чаще и чаще, пока однажды не пригласил Юлию на свидание. Впервые за долгое время она стала прихорашиваться. Смотря   на себя в зеркало, она увидела стройную, изящную девушку с запуганным взглядом и копной волос цвета блонди. Точеную фигурку облегало летящее голубое платье. Юля затянула потуже атласную ленту на поясе. Она уже и забыла, какая она красавица. Джим был очень робок, не уверен, все время запинался и заикался. Он был очарователен. Они ели смородиновое мороженое, бродили по пирсу. Почти все время молчали, но Юлии впервые за все время, что она осталась одна, было спокойно. Она была уверена, что Джим никому не позволит обидеть ее. Ах, если бы тогда она знала, что он сам с успехом будет делать это.

-Мэм, мэм, вы заснули?

Юлия открыла глаза. Должно быть она задремала.

-Пройдемте со мной. Нужно кое-что пересдать. У лаборатории возникли сомнения.

-ОООО, эти мне Ваши лаборатории…

-Спокойно, Мэм. Рядовая процедура.

-Что опять пункцию?! Да, вы что?! Сколько можно?! Что происходит?! Юлия орала во все горло. Процедура была не из приятных, мягко говоря. И повторять ее снова Юли не желала. Она стала кричать, что будет жаловаться, и требовала позвать главного.  Тогда санитар, пришедший за ней, повернулся и, глядя внутрь нее через глаза тихо спросил: «Мэм, вы хотите ребенка?» Юлин пыл потух мгновенно, она пошла за ним, как смирная овечка. Войдя в «пыточную», как она называла процедурку, Юля легла на живот, и закрыла глаза, она знала, что будет очень, очень больно. Пытаясь отвлечься, она стала вспоминать моменты, когда ей было хуже, намного хуже. Конечно Джим, несравненный Джим.

   Счастье Юлии с Джимом продлилось не долго. Всего пару месяцев, пока он таскал ей сирень, и кормил мороженным. В один из таких вечеров он остался у нее на ночь. Тут-то все и началось, точнее закончилось. Но тогда Юлия считала себя самой счастливой на свете, строила планы о совместной жизни и куче детишек. Проснувшись, Джим нахмурился, посмотрел на нее, напялил свои джинсы, рубашку и стал обуваться. Юлия стояла и молча хлопала глазами, она не понимала, что происходит.

- Джим, милый, ты куда? Постой.

-Отстань, шлюха!

-Что?

-Шлюха!

-Но, но.. Юлия разрыдалась.

- Я думал, ты девственница, а ты уже успела повеселиться с кем-то до меня!

-Нет, нет. Это когда я жила в приюте, там, там -  Юлия бормотала сквозь слезы обиды и нахлынувших воспоминаний. Пьяный воспитатель, я была совсем девочкой, он, он изнасиловал меня, а потом аборт, они насильно сделали, они не хотели огласки, пичкали меня транквилизаторами, чтобы я никому не рассказала. А я, я их перестала принимать, и как-то ночью сбежала. Джим. О, Джим, я думала, ты любишь меня, и мы будем вместе. Джим посмотрел на нее невидящим взглядом, хлопнул дверью и ушел. Юлия проболела весь день, на работу она смогла выйти только к вечеру. Благо клиентов не было,  и хозяин не хватился ее: сам уезжал куда-то. Вечером Джим пришел, как ни в чем не бывало, улыбаясь, вручил ей,  букет сирени. Юлия отшатнулась, но он грубым движением притянул ее за талию и впился в губы.

- Ты моя, слышишь, только моя! Поняла?!

   Юлия простила любимого,  и ночь они провели вместе. Она пыталась забыть обиду, но не знала, как это сделать. Джим все время напоминал о ней.  Он стал очень ревнив. Однажды к ним зашел заезжий паренек, сделал заказ и стал заигрывать с Юлей. Она отшила его. А вот Джим. Он просто взбесился. Схватил Юлию за волосы и выволок из кафе.

- Ты, что, спала с ним, шлюха?!

-Джим. Опомнись!! Я даже не знаю его.

-За то он смотрю, тебя знает. Джим с силой ударил Юлию по лицу. Она упала

- За что?!

- За то, что ты шлюха. Не прощу тебе…

- Что, что не простишь?

- Что я не первый!

- Я же рассказала тебе все!

- Откуда мне знать? А, может, ты врешь?

- Ты что? Как ты можешь?

Но Джим уже спешно уходил. Такие сцены стали происходить все чаще и чаще, с той лишь разницей, что побои становились все яростнее и яростнее. Юлии не раз приходилось выходить на работу с синяками на лице, и не только. Джим совсем измучил ее. Он не мог простить ей, того, что с ней случилось, но и жить без нее он тоже не мог. У него были прояснения сознания, когда он любил ее, ласкал, гладил волосы, жалел. Это были редкие минуты счастья для Юлии. Потом, все становилось на свои места, и он начинал опять оскорблять и бить ее. Каждый раз Юлия, не видевшая ни от кого и крошки тепла, прощала Джима. Он хоть изредка дарил ей эти крохи счастья. Окружающие жалели малышку Юлю, но понимали, что вмешиваться в их отношения не имеют права. При горячности Джима, это боком выходит бедняжке. Ей уже казалось, что разорвать этот порочный круг ничего не сможет. Она смирилась и жили дальше, молча снося побои и оскорбления, до тех пор,  пока не узнала, что беременна. Юлия запрыгала до потолка от новости, которую ей сообщила тест-полоска, кричавшая двумя красными черточками : «УРА! Ты беременна!» Больше Юлия не могла позволить Джиму избивать себя. Спешно забрав свои вещи и сбережения, она двинулась на автобус. Уже стемнело. Это было ей на руку. Джим всегда приходил с работы поздно.  Юлия, укрывшись в темноте, бросилась к автобусной остановке. Она бежала без устали и смогла вздохнуть, только когда села в автобус. Она сбежала,  сбежала. «Теперь мы  вместе с малышом начнем новую жизнь. Новую», – думала она. Уж малыш-то точно будет любить ее, а она-то его как! Юлия уснула с улыбкой счастья на губах. Под утро автобус дернуло, он резко остановился, так, что Юлия ударилась головой о переднее сидение. Что это?! По салону шел разъяренный Джим. По его налитым кровью глазам Юлия все поняла и истошно закричала. Он схватил ее своими огромными ручищами, вытащил из автобуса и стал избивать, ожесточенно, яростно, ногами, куда попало. Юлия орала. Кричала. Звала на помощь.  Перепуганные пассажиры боялись двинуться с места. Джим остановился только, когда она потеряла сознание. Очнулась она в какой-то клинике. Первый вопрос:

- Как мой ребенок?

-Сожалею, мэм! Мэм, мэм…

-Мэм,- доктор стал трясти Юлию за плечо. Вам плохо, мэм? Юлия вздрогнула. Пункцию взяли. Она с трудом поднялась.

- Что теперь?

-Ждем. Пройдите в палату.

   Юлия дошла до койки и упала навзничь, мысли мутились в ее голове, боль пронизывала тело. Она лежала, слеза застыла на щеке, глаза устремились в потолок. Все! Ждать, ждать! Юлия пыталась отвлечь себя, вспоминая что-то хорошее, но его было так мало в ее жизни, что  она возвращалась снова и снова к тому, что владело ею всецело: ребенок.

  Она вспомнила,  как увидела того идеального мужчину, к которому ее привел разносчик пиццы. Она позвонила, как было условлено, и он пришел. Пришел за ней.

- Это вы! Поехали, - Юлия схватила ключи от квартиры и готова была выбежать. Курьер остановил ее, уперевшись своей рукой ей в грудь.

- Не торопитесь, мэм. Возьмите  с собой все необходимое на три дня, и предупредите знакомых, родственников, коллег, что вы уезжаете и вас не будет три дня. Три дня, - повторил он. Юлия засуетилась, забегала, покидала в сумку зубную пасту, щетку, расческу смену белья, халат, еще какую-то одежду.

- Все. Все поехали. Курьер улыбнулся. Мэм, вы в тапочках.

-Юлия посмотрела вниз. Да. Она была в домашних тапках.

Переглянувшись,  они расхохотались.

- Пора! ах, да. Деньги, мэм, деньги вперед. Юлия передала ему сверток. Посадив Юлию на заднее сидение своего автомобиля, он  дал ей широкополую шляпу и завязал  глаза.

- Это в целях конспирации. Пояснил он и завел мотор. Машина зажужжала и тронулась.  Пока ехали, Юлия представляла этого мужчину с идеальной ДНК. Это очевидно высокий рослый брюнет с восхитительной улыбкой, накаченными мускулами и высоким интеллектом, который ведет здоровый образ жизни, играет на саксофоне и в баскетбол. Они ехали довольно долго. Остановка.

-Выходите, мэм! Он открыл дверь и подал ей руку. Юлия осторожно ступила на тротуар. Смеркалось,  никто и не заметил бы,  что у женщины в широкополой шляпе завязаны глаза. Они поднялись по лестнице, условный стук и дверь открылась. Сердце Юлии бешено забилось.

-Тише, тише, милая. Не надо так волноваться. Голос говорившего был довольно приятен. Не бойтесь, снимайте повязку. Юлия  молниеносно сорвала повязку и обомлела. Перед ней сидел невысокий лысый очкарик, курил сигару и прихлебывал виски из граненого стакана. Юлия открыла рот от изумления.

- Что не таким вы меня представляли,  - усмехнулся очкарик?

Юлия запаниковала.

- Вы что?! Эт что? Это «идеальный генофонд»?! Да, вы похожи на Чикатило! Какие дети от вас могут родиться! Вот я дурра! Поверила первому встречному. Верните деньги. Я ухожу!

-Спокойно, истеричка. Сееесть!!!- «Чикатило» заорал так, что Юлю парализовало. Она плюхнулась на стоявший рядом стул. Курьер сунул ей стакан с виски.

- Пей, милая! Юля хлебнула и закашлялась.

- Теперь слушай сюда. Не знаю,  какого прЫнца ты там себе намечтала, но у меня действительно идеальный генофонд и в этом бизнесе я уже акула. На, вот, смотри.  Он встал и сунул ей кучу листов: заключений, анализов. Видишь? Это все  и-де-аль-но.  Юля стала рассматривать все эти бумажки. Они все были с отметками дорогущих клиник.

- Одна просьба, милая: на таких,  как я объявлена охота. Поэтому, когда Вас начнут спрашивать, где вы нашли такого идеального мужчину, скажите, что это был случайный секс. Юлия поморщилась.

-Тьфу. Да  что такое. Не переживайте секса у нас с вами не будет. Он открыл не большой холодильник, стоявший позади него. Там на полочках стояли колбы, пробирки с какой-то молочно-мутной жижей. Юлия снова поморщилась.

- Ну, опять. Вы прямо, как маленькая. Да, это то,  что вы подумали.  Завтра  и через день вы введете это себе во влагалище с помощью специального инструмента. Все. Вуаля. Ждите родов.

- Но Вы курите и пьете, осторожно спросила она. Это же повредит ребенку. Вы ли сдавали анализы, что они такие идеальные?

- Опять сомнения?

- Да. А как же? Я плачу такие деньги! Мне нужны гарантии.

- Милая,  ваши деньги я трачу на анализы, как Вы заметили даты везде свежие, я сдаю их раз в месяц в самых проверенных и дорогих клиниках города для таких сомневающихся, как вы. Остальное  на съемные квартиры, которые часто меняю так же, как  свою внешность и документы. Все это очень дорого обходится.  Приходится прятаться. Я уже говорил за такими, как я объявлена охота. Все не просто.  Требования к «идеальному» человеку растут. В планах создание искусственно - выведенных клонов от одного генома, армия одинаковых людей: одинаковые мужчины, одинаковые женщины. Люди хотят оставить Бога без работы. Поверьте мне, создатель разгневается и ни к чему хорошему это не приведет.

-Вы пьете! Курите! Как у Вас такие анализы? К-а-к??

- Милая. На мои гены это не влияет никоим образом. Я с другой планеты. Он улыбнулся.

- Ага, - подхватила Юлия. С Марса, видимо.

- Да, как и Вы. Как все мы! Стой лишь разницей, что  я родился именно на Марсе, и поэтому  могу считать себя коренным марсианином.

Юлия выпучила глаза.

-Да, вы уже изрядно нахрюкались, «Ваше идеальное величество».

«Чикатило» молча подошел к пошарпанному подоконнику, взял с него алкотестер и дунул. Алкотестер  самозабвенно загорелся зеленым. Тогда очкарик хлебнул еще и еще виски, снова дунул. Результат тот же.

-О, я Васс умоляю. Юля подошла к нему взяла прибор и дунула сама. Красный.

- Это Вы пьяны, милочка. Как вам не совестно?! Пожурил ее  он.

Пристыженная она отошла к своему стулу и села. Очкарик, понял, она готова его слушать и продолжил.

- Милая, Земля всего лишь колония Марса. Правда, более везучая, чем сам Марс. Марс заполыхал, когда на лунном склоне стали извергаться все вулканы. Магма  хлынула наружу и затопила планету. Нам пришлось спешно спасаться. Мы разлетелись кто-куда. Я оказался здесь. Опять. Опять.

-Опять?

-Да, милая. Опять. Когда-то марсиане жили здесь. Но Земля стала не пригодной для жизни: ядовитые газы, которые терпела и копила Ваша планета, вырвались наружу. Земная атмосфера, отравленная ими, потеряла способность защищать все живое от негативного воздействия космоса, и все живое стало вымирать. Как динозавры. Тогда-то наши поселения и перекочевали на Марс. Эту планету уже давно осваивали ученые, предвидя такой конец. Потом извержение на Марсе и я опять здесь. За время пребывания на Марсе атмосфера Земли восстановилась, никто больше не травил ее гадостью. Все очевидно.

- Очевидно? Для Вас. Сколько Вам лет?

-Ооо. Да, вы думающая женщина. Радует, что у моего будущего ребенка  такая сообразительная мама. При прохождении через слои атмосферы Земли и Марса происходит преломление пространства, оно искажается, искажая и время. Поэтому для меня, коренного марсианина, на самом деле прошло не так уж и много лет. Атмосфера Марса так устроена, что наши клетки перестают реагировать на воздействия извне. Они остаются такими же, как и при рождении, то есть, как вы поняли, «идеальными». Мне  не повредят ни алкоголь, ни никотин, ни радиация. Я  могу выпить ртуть, и все останется без изменений. Хотите?

- Хочу! Сказала Юлия и тут же испугалась. А что если он врет. Бедный маленький человечек. Он умрет! Что же я наделала.

- Нет, не надо. Не пейте. Я, я пошутила.

- Вы сомневаетесь. Не бойтесь. Мне ничего не будет. Позвоните в ближайший аптечный пункт доставки и закажите, чтобы вы не думали, что у меня какой-то специальный градусник, или не настоящая ртуть, а то еще вздумаете повторить за мной, как с алкотестером. Я не хочу быть виновным в Вашей смерти.

Юлия набрала номер, заказала. Стали ждать. Донор опрокинул еще стакан виски и смачно закурил.

- Не хотите?

- Нет. Я же не идеальная, как Вы, - съязвила Юля.

- Да от Вас ничего не зависит. Мои клетки дополнят ваши, и ребенок будет идеальный.

-Ага, похожий на Вас. Юля сделала большой глоток.

- Хахаха. А повезло моему будущему сыну или дочке. У вас отменное чувство юмора. Нет, он будет похож на Вас. Такой же красавец, или красавица. Мои гены лишь закроют пробелы в ваших, если, к примеру,  у Вас кривые мизинцы на ногах,  или склонность к аллергии. Человеческий геном устроен так, что все недостатки будь-то физические, физиологические, психические передаются по наследству. Проще говоря, если в Вас есть какая-то червоточинка, она в обязательном порядке передастся ребенку.  У нас же все наоборот. Наш геном  восполняет все недостатки, которые есть у кого-либо из родителей. Все.

- А очки? Вы же носите очки. Ваше зрение, оно не в порядке?

-Это конспирация, милая, всего лишь конспирация. Это обычное стекло.

   Звонок. Это  прибыл курьер из аптеки. «Чикатило» подошел к двери. Вернувшись  в комнату, он разорвал пакет, вытащил градусник, отломил кончик, вылил в рот, поморщился и запил виски. Юля смотрела на это действо ошалелыми глазами.

- Юля, прекратите. Вы смотрите на меня, как на супермена!

- Вы и есть!

- Да ты пьяна, деточка. Ложись-ка спать. Хватит с тебя на сегодня.

  Юлия проснулась от запаха свежей выпечки, разносившегося по дому вместе с мурлыканьем закипавшего чайника. Она  сладко потянулась, в животе заурчало. Юлия глубоко вздохнула и открыла глаза. Стук в дверь.

-Можно?

- Да, да, заходите. Юля натянула на себя одеяло.

-Доброе утро, милая!  Я думаю нам пора познакомиться. Владимир.

- Юлия.

-О, Джулия. Можно я буду Вас так называть?

Юлия кивнула. Какая разница. Владимир протянул ей нечто напоминавшее медицинский шприц только без иголки.

- Держите. Введите поглубже и впрысните все до конца. После этого полежите еще минут двадцать. Сейчас у Вашего тела самая благоприятная температура для зачатия. К тому же утро, так символично – начало дня, начало новой жизни.

Через полчаса Юлия выбралась из- под одеяла, накинула халат и прошла на кухню. Владимир сварил кофе и сидел у окна, разглядывая прохожих.

-Джулия. Уже? Все хорошо?

Юлия кивнула и уселась за стол. Она стала уплетать круассаны один за другим, запивая вкуснющим кофе.

- Да, вы прямо, как после секса. Аппетит у вас отменный.

Юля поперхнулась и закашлялась.

- О, извините за неуместную шутку. Кушайте на здоровье.

   Владимир вышел из кухни, а Юлия принялась за круассаны. Дальнейшие два дня Юлия провела довольно не примечательно: ела, спала, ела и снова спала. После ее забрал курьер и отвез обратно домой. Все закончилось, и пока Юля не могла проверить одна она или уже нет.

-Мэм, мэм.

- А? Что? В чем дело? Юлия напряженно привстала на кровати.

-Все  хорошо, мэм. Мы проверяли так долго, потому что слишком  уж идеальная ДНК для наших дней. Думали, что ошибка. Нет. Все в порядке, мэм. Вы можете рожать. Ребенок соответствует нормам.

Юлия откинулась обратно на кровать.

- Что с Вами, мэм? Вы в порядке?

- Да, теперь  - да, - Юлия разрыдалась, громко в голос. Все  напряжение, страхи, мысли, скопившиеся за это время, -  все плохое уходило, утекало из ее жизни  вместе со слезами, освобождая место для нового, счастливого,  радостного.

  В срок Юлия родила мальчонку, удивительно похожего на нее, удивительно здоровенького и крепкого. Роды прошли благополучно. Она  светилась от счастья. Теперь она не будет одинока, теперь она будет счастлива, вместе с ним, со своим сыном.

- Ну, здравствуй, маленький марсианин! Марсианин. Марик. М-а-р-и-к.

 

 

 

Похожие статьи:

РассказыРЕБЁНОК

РассказыАистёнок!..

РассказыПраздник ( миниатюра )

РассказыНовые туфли

РассказыДомовой

Рейтинг: -6 Голосов: 8 303 просмотра
Нравится
Комментарии (12)
Дед Иван # 12 июля 2018 в 14:50 0
Мдя...
Придется мне, старому, самому чего-нибудь родить... а иначе выкидыши преждевременные одолеют... окончательно...
Жаль времени сейчас нет... да и память моя однобока - час зачатья я помню не точно
Анна Гале # 12 июля 2018 в 16:07 +2
Роди, дедушка, рассказик, а? Он у тебя генетически идеальным получится )
Елена Поцелуева # 12 июля 2018 в 15:18 -6
ВАУ!!! У меня постоянные поклонники, которые читают все мои рассказы. Так приятно. zst Обожаю вас!!! angel
Светлана Аксенова # 12 июля 2018 в 19:14 +1
а еще будет продолжение? Про Марика...
Светлана Аксенова # 12 июля 2018 в 19:23 +2
Кафешка, где работала Юлия, была довольно-таки захудалой, придорожной и прибрежной.
Может как-то иначе построить предложение?
Захудалая кафешка, в которой работала Юлия находилась у дороги, недалеко от моря.
А то очень много прилагательных подряд.
Inna Gri # 13 июля 2018 в 10:07 +1
Вы случайно не сёстры?
Светлана Аксенова # 13 июля 2018 в 17:18 0
А должны быть?
Славик Слесарев # 13 июля 2018 в 09:35 +3
Кафешка, где работала Юлия, была довольно-таки захудалой, придорожной и прибрежной.
Кафешка, где работала Юлия, была довольно-таки захудалой, слегка придорожной и чуточку прибрежной.

Предлагаю ввести новый поджанр: "репродуктивная фантастика" и назначить Е.Поцелуеву его матриархом!
Юрий Симоненко # 29 июля 2018 в 16:19 0
А перед этим:
Устроившись в придорожную кафешку официанткой, она начала новую жизнь. Никто ее не искал, она никому не была нужна. Юлия работала с завидным усердием, пытаясь накопить на собственное жилье.
Но это так, мелочь. А вообще тексты Поцелуевой это нечто! Не каждый специально написанный юмор так развеселит rofl
Светлана Аксенова # 29 июля 2018 в 16:23 0
хорош уже ржать))
Юрий Симоненко # 29 июля 2018 в 16:25 0
А чего, нельзя, что ли? laugh
Светлана Аксенова # 29 июля 2018 в 16:31 0
Можно))
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев