1W

Хранитель

на личной

26 августа 2016 - Alex Luty
article8980.jpg


                        Алексей Вертинский

                            Хранитель.

          - Вероника, - окликает меня Джордж. - Смотри, какой классный спуск. Клянусь, его ещё никто не опробовал. 
          Я вглядываюсь в иллюминатор. Мы летим на вертолёте над Альпами. Джордж мог себе позволить прокатиться на вертолёте. Мог себе позволить кататься там, где он хочет, а не где разрешено. Спуск был крутоват. Но очень соблазнителен.
          - Красивый спуск, - кричу я, стараясь переорать вертолётный гул. 
          - Снижаемся на это плато, - указывает Джордж пилоту. Тот кивает, мол, понял.
          Вертолёт идёт на снижение. Немного покружившись, выискивая ровную поверхность, пилот сажает аппарат. 
          - Ждите нас у подножья горы, - говорит Джордж пилоту. - Мы будем там примерно через час.
          Мы смотрим, как вертолет улетает. Подойдя к самому краю спуска, мы стараемся запомнить первые метры. Все изгибы и заносы. Снег искрит на солнце, словно приглашает покататься. Затем, начинаем готовиться к спуску. У меня - мой любимый сноуборд. Джордж, всегда предпочитал лыжи. Вот и сейчас, он помогает мне пристегнуть ботинки к доске, а затем, сам себя, намертво пристёгивает к горным лыжам.
          Опираясь на лыжные палки, Джордж ещё раз осматривает окрестности. 
          - Ну что, любимая, прокатимся?  - с улыбкой говорит он мне. 
          - Давай, - говорю я ему. - Только, ты впереди. Я буду ехать по твоим следам.
          - Как скажешь, - снова улыбается он. - Смотри, не отставай.
          Позёр. Знает же, что я на сноуборде езжу лучше, чем он на лыжах. Джордж надевает лыжную маску и очки, и легко оттолкнувшись палками, начинает спуск. Я спешу надеть свои очки, и направляю свой сноуборд вслед за ним. 
          Сперва, спуск довольно пологий. Скорость хорошая, но уши не закладывает. Первые триста метров мы проезжаем как по маслу. Затем начинается круча. Тут, следует быть предельно осторожной. Малейшее неверное движение телом, и можно полететь кубарем, и переломать себе все кости.
          Скорость возрастает настолько, что мне становится немного страшно. Слишком крутой спуск. Чересчур крутой. Джордж едет немного впереди. Никаких признаков нервозности по нему не видно. Значит, он уверен в себе. Значит, всё нормально. Я немного успокаиваюсь, но не теряю концентрации внимания.
          И тут случается непредвиденное.
          Впереди Джорджа, снег начинает осыпаться вниз. Шапка снега перекрыла узкое ущелье, а мы нарушили целостность этой шапки. Скала оголилась, раскрывая зубастую пасть ущелья. Джордж замечает провал, и пробует притормозить. У него не получается. Слишком крутой спуск. Тогда Джордж пытается снова набрать скорость, чтобы перелететь ущелье. Но скорость уже ниже, чем нужно.
          Джордж взлетает над пропастью, и падает в её разверстую пасть. Я не слышу его крика, сквозь рёв ветра в ушах. Меня вгоняет в ступор. Я просто качусь, по инерции, вниз, выкрикивая имя своего любимого. Глаза под очками начинают наполняться слезами.  
          Вдруг, меня отрывает от земли. Я чувствую бешеный полёт. Неужели, я повторю участь Джорджа?
          Но, нет. Я перелетаю ущелье. Я, даже не пытаюсь сгруппироваться. Мои ноги, словно налились свинцом. Я приземляюсь на доску, но наклоняюсь вперёд, и кубарем качусь вниз. Метров пятнадцать продолжается карусель. Я кричу, не замечая ушибов и ссадин. Потом, я сильно ударяюсь обо что-то твёрдое. Резкая боль в ноге. Тьма застилает мои заплаканные глаза. Потом - беспамятство.
          Несколько раз, я прихожу в себя. Потом, снова проваливаюсь в небытие. Первый раз, чувствую холод. Я лежу лицом в снегу. Второй раз, лежу лицом вверх. Слышу негромкие голоса. Третий раз, меня куда-то несут. Нет. Не верно. Я медленно плыву над землёй, не ощущая ни рук, ни носилок. Рядом идут две размытые фигуры. Я пытаюсь рассмотреть их лица, но снова теряю сознание.
          Долго. Очень долго продолжается тьма. Складывается ощущение, словно, я тут уже годы. Потом, резкая вспышка света. Почти на грани невыносимой боли, и нежного, ласкового тепла. Затем, снова темнота. Не такая страшная и гнетущая, что прежде. Скорее наоборот - успокаивающая, целительная. Исцеляющая душу.
          Я открываю глаза. Передо мной лицо. Доброе, светлое, участливое. И абсолютно безволосое. Ни бровей, ни ресниц, ни всего остального.
          - Как вы себя чувствуете? - человек говорит на чистом французском.
          - Где я? - спрашиваю я.
          - Вы в безопасности, - отвечает человек.
          - Кто вы? Как я здесь очутилась? Где Джордж? - продолжаю задавать вопросы я.
          - На первый вопрос, я затруднюсь ответить, - чуть смущённо говорит человек. - Видишь ли, у меня нет имени.
          - У всех есть имя, - хмурюсь я. - Если это какая-то тайна - можете не говорить.
          - Нет никакой тайны, - пожимает плечами человек. - У меня действительно нет имени.
          - Как вас называла мама? - спрашиваю я.
          - "Будущий", - отвечает человек. - Только это не моё имя. 
          - " Будущий" кто? - спрашиваю я.
          - Хранитель, - отвечает человек. - Мы называем себя Хранителями.
          - И что вы храните? - опять задаю я вопрос.
          - Людские души, - просто отвечает Хранитель.
          - Это для меня, пока, сложно, - морщусь я. - Как насчёт остальных моих вопросов?
          - Мы перенесли тебя, когда ты замерзала в снегу, - отвечает Хранитель. - Ты сломала правую ногу. Джордж - твой парень, как я понимаю? Он не перепрыгнул провал в скале. Упал, с высоты двухсот метров. К сожалению, после падения с такой высоты, выжить он не мог. Соболезную вам.
          Слёзы влажными бороздками прочертили мои щёки. Я отворачиваюсь. Потом встаю, и осматриваю помещение, в котором нахожусь. Небольшая комнатка, типа кельи в монастыре. Мы с Джорджем однажды посещали монастырь, недалеко от Вены. Очень похоже. Голые стены, словно светятся изнутри мягким, голубоватым светом. Пол и потолок издают точно такое же спокойное свечение. Окон нет. Двери тоже нет. Вместо неё - обычный проём. За ним виден длинный коридор, ведущий к таким же маленьким комнаткам. Я оборачиваюсь к Хранителю.
          - Вы так и не ответили мне, - говорю я. - Где мы?
          - Вы находитесь в Храме Душ, - отвечает Хранитель.
          - Это какая-то новая религия? - спрашиваю я.
          - Скорее, одна из старейших, - произносит Хранитель.
          - А где этот Храм находится? 
          - В горах. В Альпах.
          - Почему о вас ничего неизвестно во всём мире, раз вы исповедуете древнейшую религию? - не унимаюсь я.
          - Не каждому дано увидеть этот Храм. Тем более попасть внутрь его. Можно сказать, мы действуем тайно. Не привлекая особого внимания общественности.
          - Так, почему же я, удостоилась этой чести? Быть здесь?
          - Ну, во-первых, вы умирали, почти у порога Храма. А во-вторых, у вас есть Дар, - отвечает Хранитель.
          - Дар? О чём вы говорите? - спрашиваю я.
          - Есть люди, которые имеют Дар, - произнёс Хранитель. - Их немного. И они рассеяны по всему миру. Кто-то открыл его в себе, и научился применять. Кто-то живёт с Даром всю жизнь, и не подозревает о нём. 
          - И какой же у меня Дар? - мне становится интересно.
          - Этого никто не знает, пока Дар не проявит себя, - говорит мой загадочный собеседник. 
          - И когда он себя проявит? - спрашиваю я.
          - Здесь мы в силах помочь, - чуть улыбается Хранитель. - Наш Храм неспроста находится здесь, в Альпах. Тут, внутри горы, находится источник небывалой по силе энергии. Мы называем его Исток Мира. Именно он излечил тебя. Он же, и поможет раскрыть твой Дар, понять его суть. А мы, Хранители, поможем быстрее освоиться с ним.
          - На что похож ваш Исток Мира? - снова задаю вопрос я.
          - Вскоре, сама увидишь, - отвечает Хранитель.
          - У вас есть Бог? Или вы поклоняетесь источнику?
          - Мы верим, что есть высшее существо, создавшее Вселенную. Творец, или Создатель. Так мы его называем. Но, мы не поклоняемся ему. Живём своей жизнью, стараясь не нарушать и не портить то, что создал Творец. Помогаем другим жить легче. И платой нам служат счастливые лица тех, кому мы помогли. Большего нам не надо.
          - Если вы живёте в горах, среди вечного снега, то чем вы питаетесь? - мне, действительно, очень хотелось есть. Словно я не ела неделю.
          - Нас кормит источник, - говорит Хранитель. - Достаточно подойти к нему, и представить то, что ты хочешь съесть или выпить, и в твоих руках окажется желаемое. 
          - Я хочу видеть этот Исток, - говорю я. - Я голодна.
          - Понимаю. Позволь, я провожу тебя к нему, - соглашается Хранитель.
          Мы выходим из кельи, и проходим по коридору. Проходя мимо других таких маленьких комнат, в некоторых, я замечаю людей. Некоторые похожи на Хранителя, такие же безволосые, с добрыми лицами. Другие, кажутся обычными, ничем не приметными людьми. Неужели, у каждого из них есть Дар? Мужчины и женщины смотрят на меня с интересом. Кто-то улыбается.
          Мы подходим к повороту, за которым лестница. Спускаемся на два пролёта вниз. Перед нами большой зал, в котором около десятка человек. Сначала, я ничего не замечаю. Но подходя ближе к центру, ощущаю небывалый прилив сил. И только подойдя почти к самому центру зала, я вижу Исток Мира. Это мощный поток энергии, напоминающий вертикальный столб лавы. Только лава эта, голубоватого цвета. От неё исходит мягкое тепло.
          - Подойди к потоку, - говорит Хранитель. - Протяни к нему руки ладонями вверх, и мысленно представь, что бы ты хотела.  
          Я подхожу и протягиваю руки. Закрываю глаза, и представляю себе бутерброд с сыром и чашку чая. Я чувствую мимолётное дуновение ветерка. Что-то ложится на мои ладони. Когда я открываю глаза, в правой моей руке лежит бутерброд, а в левой, на маленьком блюдечке, чашка с ароматным чаем.
          Я озираюсь, ища место, куда всё это положить.
          - Подойди к стене, - говорит Хранитель. 
          Я подхожу. Хранитель прикасается к светящейся поверхности стены, на уровне пояса. Стена начинает расти именно там, где он прикоснулся. Вскоре, получается небольшой столик без ножек. Я ставлю чашку на столик, рядом кладу бутерброд. Хранитель прикасается к стене рядом с коленом. Из стены вырастает сидение.
          - Присаживайся, - приглашает Хранитель.
          Я осторожно сажусь на сидение, и утоляю голод. Чай  просто великолепен, а сыр на бутерброде, так и тает во рту.
          - Куда мне деть чашку? - спрашиваю я.
 - Оставь на столе, - говорит Хранитель.
 Я встаю, и сиденье и столик, а вместе с ним и чашка, снова погружаются в стену.
 - Когда мне можно будет узнать суть своего Дара? - спрашивая я Хранителя.
 - В любой момент, - отвечает тот. - Ты можешь вернуться в келью, и отдохнуть, если хочешь. А если хочешь, можешь воспользоваться Истоком.
 - Что я должна сделать? - задаю я ещё один вопрос.
 - Войти в Исток Мира, - говорит Хранитель. 
 Я поворачиваюсь к лавовому столбу, и иду к нему. Прежде чем окунуться в источник силы, я останавливаюсь.
 - Ничего не бойся, Вероника, - говорит Хранитель. - Исток не причинит тебе вреда.
 - Откуда вы знаете моё имя? - спрашиваю я, повернув к нему голову. 
 - Я - Хранитель Душ, - отвечает Хранитель. - Я знаю имена тех, с кем общаюсь.
 - Тогда, понятно, почему ты не знал имени моего любимого, - говорю я, и делаю шаг вперёд. 
 Меня поглощает голубоватый лавовый поток. Он течёт по мне, в меня, сквозь меня. Тело и душа становятся единым целым. Хочется жить, как никогда прежде. Исток открывает мне мою тайну. Мой Дар. Через мгновение, я выхожу из мощного потока энергии.
 - Ты знаешь суть своего Дара? - спрашивает меня Хранитель.
 - Я знаю, когда человек родится, и когда он умрёт, - говорю я.
 - Вы можете привести пример? - спрашивает Хранитель.
 - Мэтью Гомонис. Родится через четыре дня в Ливерпуле. Через месяц, умрёт Мелиса Ваймонд из Нью-Йорка. Девятнадцатого августа, умрёт Динован Варлинг из Сиэтла. Первого сентября родится Сергей Бубенцов в городе Сморгонь. Шестого октября он умрёт, - я произношу каждую дату и имя выборочно. Я вижу их всех. Тех, кто рождается, или скоро родится. Тех, кому суждено умереть, или сейчас умирает. 
 - Это воистину великий Дар, - говорит Хранитель. - Ты не только знаешь их даты рождения и смерти. Ты можешь предугадать, как назовут того или иного новорожденного.
 - Зачем он мне? Этот Дар? - спрашиваю я. - Я знаю, когда я умру. Я знаю, когда умрёте вы. С этим сложно жить. 
 - Придётся, Вероника, - отвечает Хранитель. - Не каждый Дар приносит его владельцу пользу. Но и твой дар можно использовать во благо.
 - Как? - чуть не кричу я.
 - Зная дату рождения, помочь роженице разродиться. Зная дату смерти, сделать уход в Иной Мир человека менее болезненным, благостным. 
 - Это так сложно, - шепчу я.
 - Ты справишься, - говорит Хранитель.
 - Хотелось бы верить, - печально говорю я.
Я смотрю на Исток Мира. Столб светящейся лавы мерно бурлит в центре зала. Всё это невероятно. Этот Дар, Исток, чудесное исцеление, Хранитель Душ. Но, ничто не вернёт мне Джорджа. Сердце обволакивает тоска и боль. Я еле сдерживаюсь, чтобы не заплакать. 
 Почему я не владела своим Даром раньше? Возможно, зная дату гибели Джорджа, я бы не пустила его на этот спуск. Мы бы провели последний день его жизни иначе. Может быть, мы бы сходили в ресторан, или вообще провели весь день в постели. Я бы сделала всё, чтобы мой любимый провёл этот день со мной хорошо и спокойно. 
 Но, Джордж был большим любителем экстрима. Мне нравилось его шальное веселье. Его лукавая улыбка. Ну, раз не удалось как-то помочь ему, значит, моя судьба помогать другим. Хранитель терпеливо ждёт, пока я брожу в собственных мыслях. Я смотрю на его доброе лицо.
 - Научите меня правильно использовать мой Дар, - говорю я.
 Хранитель улыбается.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 184 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий