1W

Хроники одиночества

в выпуске 2014/08/25
10 апреля 2014 -
article1710.jpg

2.11.2027

Я не знаю, зачем пишу эти строки, переводя на это последние чернила и бумагу. Наверное, просто хочется скоротать время, не надеясь, что их когда-либо прочтут. Некому их читать…

Наш мир погиб. Я помню тот момент, когда стоя у иллюминаторов нашей космической станции, я обнимал и успокаивал Яну, нашего инженера, смотря на пролетающие астероиды, некогда бывшие частью моей родной планеты. Это зрелище было красивым, я не спорю, но одновременно и резало душу памятью о погибших друзьях и родственниках. Я помню солнечные лучи, сверкавшие на мельчайших крупинках пыли, каменном крошеве, когда-то бывшем пристанищем для миллиардов живых существ…

Я не знаю, что случилось… В 12.37 мы получили последнее сообщение, вы котором нам пожелали скорейшего возвращения домой, а через двадцать минут этот наш дом рассыпался в прах вместе с нашими мечтами. Нас осталось трое… Боже мой, трое человек, навеки отрезанные от всего, к чему привыкли и чего желаем…

Почему мы не погибли со всеми? Этот вопрос не оставляет меня в покое. Почему со всего человечества остались инженер Яна, потерявшая двоих детей, Сергей, капитан не имеющий никаких особенных качеств кроме властолюбия и наглости… И я, простой исследователь, прилетевший сюда для рассмотрения Пояса Орта. Наверное, просто происки судьбы…

3.11.2027

Мы подсчитали остатки нашей пищи и воздуха. Результат очень удивил и подарил надежду, на долгую смерть в этой консервной банке. По нашим скромным подсчетам, мы сможем прожить на этом корыте минимум несколько десятков лет, если до того времени не покончим с собой.

Яна сдалась. Я целую ночь не мог уснуть, слушая ее плачь через тонкую переборку. Серж тоже растаял… Удивительно, но мне кажется, я вчера слышал, как он молился в своей каюте. Наверное, действительно показалось, ну не мог наш доблестный капитан говорить с несуществующим богом и воздавать кому-то хвалу. Да и за что? За лишние минуты жизни, рассматривая жалкие остатки того, что раньше было нашим домом?

Раньше я мечтал о космосе… Грезил о несбыточных контактах с пришельцами, путешествии в таинственной пустоте космоса… Желал подняться в небо, чтобы прикоснуться к звездам… И что дальше? Мечты исполнились, вот только нет от этого никакой радости. И звезды не стали теплее, несмотря на все мои желания, они все так же холодно жгут глаза своим мертвенным светом.

Мы не стали ближе к счастью. Мы просто дрейфуем в этом океане тьмы, разбавленном обжигающими лучами солнца и тонкими иголками света звезд…

7.11.2027

Дни тянутся бесконечной чередой. Судьба словно издевается над нами, заставляя смотреть на пояс астероидов, солнце, пустоту бесконечного пространства.

Первое оцепенение прошло. Серж сейчас занялся осмотром нашего корыта, у него появилась идея… Бредовая идея, честно говоря, но сейчас я его понимаю… Использовать фольгу, поймать солнечный ветер словно парусами и отойти подальше, чтобы не видеть осколки того, что раньше было частью нас. И пусть, что тогда, мы просто затеряемся в этой тугой тишине. Некому нас уже искать…

Яна, кажется, начала сходить с ума. Она практически не показывается на палубе, заперлась в своей каюте. Ночами отчетливо слышен ее плачь, который временами переходит в истерический хохот. Серж вчера зашел и предупредил, что с ней нужно быть осторожным… К чему эта осторожность, все равно нет уже ничего, что могло бы привязать нас к этой жизни… Все осталось позади, впереди только неизвестность и осознание, что так уж утроена наша природа. Мы будем цепляться за жизнь, несмотря на то, что в ней уже ничего нет. Именно в такие моменты проходят мысли о самоубийстве, с осознанием того, что кроме жизни у нас ничего не осталось…

21.11.2027

Мне хорошо… Мы сегодня раскупорили бутылку вина, выданную нам на прощание при нашем вылете… Мне очень хорошо…

Все тревоги остались позади, скрытые пеленой алкогольных паров. Яна наотрез отказалась пить вместе с нами, она не хочет ничего. Ну и пусть… Нам с Сержем осталось больше. Сегодня мы отмечали завершение плана, сейчас в проходной находилось нечто, что я бы никогда в самом бредовом сне не решился бы использовать. Конструкция, состоявшая из труб и расстеленной между ними фольгой.

Нет, мы думали ее сегодня же поместить на наше корыто, но не решились… Пусть ничего нас здесь не держит, пусть… Но тяжело уходить из того, что у тебя осталось в прошлом, сжигать за собой последний ветхий мост, связывающий нас с погибшим миром.

Сейчас я просто хочу спать. Забыть на время причитания Яны, гул приборов, солнечные лучи, обжигающие кожу… Просто забыть и уснуть… Спокойной ночи, друзья, пусть в том мире, куда вы отправились, вас ждет то, к чему вы стремились.

22.11.2027

Серж погиб… Нас теперь осталось двое в этом мире, я и практически безумная женщина, которая в том взрыве потеряла намного больше, чем все мы… Она потеряла в нем себя, свою душу…

Сегодня мы цепляли наш парус. Невзирая ни на что, Яна отказалась выходить вместе с нами в открытое пространство. Нет, виной не страх, просто именно там ты чувствуешь настоящее одиночество, которое не способны развеять никакие мысли. Ты словно остаешься наедине с Богом, с тем, в которого ты не верил никогда, а в настоящее время готов разорвать его зубами, если эта тварь существует…

Все проходило успешно. Мы прикрутили один из парусов, занялись следующим, когда из-за обломков камней проглянули солнечные лучи. Они обжигали глаза, несмотря на защитный шлем. Господи, неужели эта громадина и есть то ласковое солнышко, на которое мы привыкли смотреть там внизу, в нашем прошлом? Тогда мы и не замечали его, наблюдая только за возмущениями и их влияниями на атмосферу. Сейчас уже все по-иному.

Серж стоял. Он смотрел на эти лучи со странным выражением в лице и по его лицу текли слезы. Его глаза были обожжены, но он не мог отвести взгляд… Мимо пролетел одинокий камень, едва не ударив по нашему корыту. Да, он был прав, что отсюда нужно убираться.

Я дернул его за руку, прося продолжить работу. Мы уже возвращались назад, когда маленький осколок все-таки поразил его. Я смотрел на его гримасу боли, не зная что делать дальше. Простой камешек, не больше спичечного коробка ударил его просто в забрало шлема, проделав в нем внушительную дыру… Я подхватил его, пронес невесомое тело к шлюзу…

Когда я снял шлем, Серж уже не дышал… Нет, камешек просто черкнул его по уху, не нанеся практически никакого вреда. Он задохнулся от нехватки воздуха. Глядя на его посиневшее лицо я думал, что сейчас нужно вколоть ему адреналин из аптечки, заставить работать его сердце, чтобы легкие сумели вдохнуть этот пахнущий озоном воздух. А затем просто накатила апатия…

Зачем приводить его в чувство, заставлять жить, когда он видел эту мертвенную красоту вокруг? Чтобы и дальше продолжить его мучения? А имею ли я на это право? Странно, раньше люди создавали сами для себя моральные устои, размышляя, могут ли они забрать чужую жизнь… Я не Бог! Я не имею права даровать кому-то жизнь! Или имею?

23.11.2027

Вчерашний вопрос, оставшийся без ответа, не давал мне покоя целый день.

Сегодня мы похоронили Сержа. Как и положено, я включил маленький магнитофон с записью Гимна, засунул тело в целлофановый мешок. Он хотел быть похоронен на планете, так пусть его тело парит между ее обломками.

Даже Яна решилась покинуть свою каюту. Она просто стояла рядом, смотря на него невидящими глазами. Я стоял и смотрел на нее. В голове моей проносились мысли о том, что она осталась последней женщиной, оставшейся от нашего мира. В голове гулко била кровь…

Я не знаю, что произошло дальше… Я словно сошел с ума. Сделав шаг ей на встречу я рывком разорвал ее комбинезон. Она не сопротивлялась. Я взял ее прямо здесь, у тела погибшего товарища и мне было все равно, что произойдет потом. Она была словно кукла, ни малейшей эмоции в душе…. И даже потом, когда я встал, она тоже поднялась, натягивая одной рукой обрывки одежды.

Я отправил тело Сержа в шлюз, закрыл его и выбросил труп в открытое пространство. Он пролетел совсем рядом, у иллюминаторов. Казалось, что стоит протянуть руку и можно к нему прикоснуться… Яна развернулась и пошла назад в свою каюту. Я догнал ее, схватил за руку, но в глазах женщины не было совершенно ничего.

Я оставил Яну и пошел к себе… Она моя женщина и я не позволю ей страдать! Вот только как именно можно вернуть душу человеку?

25.11.2027

Я не знаю, что делать… Я перепробовал все, но она просто смотрит сквозь меня и не говорит ни слова… Без разницы ей были даже все мои попытки вызвать смех или разозлить. Тогда я принял единственное решение.

Я перенес свои вещи к ней в каюту. Я знаю, что там и так тесно, но хоть буду уверен, что с ней ничего не случится и она ничего себе не сделает. В тесноте, да не в обиде…

О Серже к удивлению почти не вспоминается. Ну был такой, ну работали вместе, ну погиб… Сейчас мои мысли заняты больше Яной и нашим полетом. Я поймал солнечный ветер, сейчас мы медленно двигались прочь от этого проклятого места. Да, я понимаю, что подобного движения нам очень мало, но лучшего все равно не сделать…

С недавних пор меня посещает одна мысль, которая раньше казалась мне бредовой. Ну невозможно, что ни на одной планете не было жизни, кроме нашей. Может нам помогут, подберут усталых путников… Ведь не даром столько было свидетельств о контакте с представителями иных миров… Сейчас главное продержаться…

14.12.2027

Яна беременна… Осознание этого ударило меня словно обухом по голове…

Я ведь раньше думал, что не имею права даровать кому-либо жизнь, а тут я внезапно могу стать отцом. Даже она расшевелилась немного, распорола свой свитер, достала две проволоки и начала вязать какую-то ерунду…

Теперь все зависит только от меня. Я должен сохранить жизнь ребенку! Боже, никогда не думал, что способен на такие чувства, но с какой же радостью я взял бы на руки своего ребенка… Мне хочется быть отцом! Я понимаю, что не смогу ему ничего оставить, кроме этой консервной банки, но по-иному я не могу…

Вот теперь я начинаю жалеть, что рядом нет нашего капитана. Нет, я не соскучился за его самодовольному оскалу, просто сейчас мне приходится выполнять его роль, осматривая станцию. Я все меньше времени провожу со своей женщиной…  Я не назвал бы мои ощущения любовью, это просто непонятная гамма, но твердо знаю, что не могу потерять ее или свое дитя…

20.09.2028

У меня родился сын. Крошечный малыш, смешно дергающий ручками и практически постоянно спящий. Ну, по крайней мере, в то время, когда не плачет…

Роды пришлось принимать мне. В итоге я подготовил кусок тряпки, ножницы, теплую воду. На удивление, растерянности не было. В душе я уже был готов к этому. Когда он появился на свет, и я поднес его к лицу Яны, слезы хлынули из ее глаз. Она поцеловала свое дитя и произнесла свои первые слова, за все время одиночества – «Артур». Это было имя ее сына, погибшего в том взрыве…

Сейчас Артурка тихо посапывал на кровати, в объятьях Яны. Материнское чувство во многом оживило ее, она перестала быть похожа на безвольную куклу… Сегодня я впервые за очень долгое время увидел ее улыбку. Жаль ее, конечно…

Теперь мы стали похожи на настоящую семью. Конечно, до совершенства еще слишком далеко, но все-таки у нас появилась возможность почувствовать настоящее счастье.

19.07.2029

Я не писал уже очень давно. Никогда бы не подумал, что воспитание ребенка сможет занимать столько времени. Сейчас я уже практически постоянно занят, то починкой оборудования, то просмотром сохранившихся припасов, то игрой с малышом. Яна уже практически полностью отошла от того состояния, она практически все свое свободное время отдает Артурке.

Мой сын растет очень быстро. Не так давно он уже сказал свое первое слово – Папа. Было приятно и одновременно больно до слез. Меня так никто никогда не называл. Я и не подозревал, что в одном простом слове может таиться столько любви и нежности.

Яна снова забеременела. Я понимаю, что делать это является очень большой глупостью, поскольку вместе мы не сможем долго продержаться на этой посудине. Но иного выхода у нас нет.

Мы постоянно передаем в эфир призывы о помощи на всех частотах. Ну не может быть такого, что нас никто не спасет. Мы не одни в этой вселенной, надежда все так же как и раньше сжигает мою душу. Хоть кто-то, но должен откликнуться.

Сейчас мне уже все равно, что со мной может случиться. Если это необходимо, я отдам жизнь за то, что у меня осталось. За мою семью…

12.04.2030

Жизнь идет своим чередом. Сейчас я пишу эти строки, Яна лежит с нашей дочерью, Дианкой, а Артурка старается посмотреть, что же я делаю.

На сей раз роды прошли еще легче, чем в прошлый раз. На свет появилась здоровая девочка, немедленно оглушившая меня своим криком. Она была еще меньше, чем мой сын, когда появился на свет.

Сейчас я начинаю понимать, что долго так продолжаться не может. Если мы хотим добра для наших детей, для тех, кто может продлить род нашего вида, мы должны исчезнуть. Я не говорю о том, чтобы прямо сегодня, сперва нужно поднять на ноги Артурку, обучить его всем премудростям работы с приборами… У него гораздо больше шансов найти спасение, чем у меня с Яной.

Дианка, пусть и является его кровной сестрой, но должна принять свою роль в этом всем. Именно от нее зависит, будет ли наш род существовать дальше. Я знаю, что это грех, но иного варианта для нас нет.

В  морозильной камере, где хранились наши припасы, сейчас находились два маленьких шприца, ожидая своей очереди. Я сам составил эту смесь лекарств, основываясь на тех знаниях по медицине, которые у меня имелись. Когда придет время, мы просто уснем, тихо и спокойно. Жизнь обязана идти дальше…

31.07.2035

Вот и пришло время, которое мы так долго оттягивали. Мой сын, несмотря на свою молодость и семилетний возраст, уже успешно может чинить приборы и постоянно сидит рядом, внимая нашим рассказам. Мы рассказываем о всем, кроме мира, которого он лишен… А что ему говорить?

Дианка сейчас тоже подросла. Она словно маленькая барышня всегда хочет быть самой красивой и требует, чтобы Яна создала для нее новую одежду. Было бы из чего.

Артурка уже знает о наших планах. Он ничего не сказал, не расплакался. Конечно, он все прекрасно понимает. Сестре он пока ничего не скажет, она в настоящий момент просто не сможет правильно понять нас. Почувствует себя преданной.

Я пишу эти строки и мне жаль, что все происходит именно так. Но мы и так выиграли в эту лотерею, продлили свое существование. Я не жалею о том, что делал все это время. Яна тоже уже давно меня простила, поняла, что по иному мы просто не могли… Не имели права… Я жалею только об упущенном времени. Мне жаль, что не смогу увидеть взросление своих детей. Вот что сжигает мое сердце.

Странно, раньше я был зол на Бога. Я готов был его разорвать, но сейчас я ему благодарен за чувство отцовства, которое он мне подарил. Даже если и прошло оно через временное помешательство.

Мы уже вкололи гадость, приготовленную мной. Сейчас Яна тихо лежит на кровати возле меня, обняв одной рукой мою грудь. Она не закрывает глаза, хочет увидеть момент перехода, пусть это и бессмысленно. Это словно детская мечта увидеть таинственного старичка, в зимнее время дарящего подарки… Но я ее понимаю.

У меня слипаются глаза. Очень хочется уснуть, но для начала я хочу поцеловать ту, которая сумела подарить мне счастье, пусть и неуместное в нашей ситуации. Придет время, я надеюсь, эти записи попадут нашим потомкам, и они сделают свои выводы, поняв нас и наше решение. Придет время. Если оно придет…

Похожие статьи:

Рассказы"Генезис"

РассказыСпиридонов и "тролли". Часть 2

РассказыПесочный человек

СтатьиИскусственная Луна

РассказыСпиридонов и "тролли". Часть 1

Рейтинг: +1 Голосов: 1 625 просмотров
Нравится
Комментарии (1)
DaraFromChaos # 25 августа 2014 в 12:18 +1
Очень неплохой рассказ.
+1 без, вопросов
Но... автор... уважаемый... запятые!!!!! За что вы их так не любите?

И в некоторых местах отдельные слова не вполне точно подобраны. Это тем более обидно, что таких моментов мало, а глаз за них цепляется. (но сие, как всегда, имхо).
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев