fantascop

Цена смерти

в выпуске 2013/10/14
17 сентября 2013 - Григорий Неделько
article917.jpg

Если вы хотите познать суть смерти, откройте ваше сердце жизни.

Поскольку жизнь и смерть едины, так же как река и море.

Халиль Джебран

 

В отсеке энергопреобразования царила тишина. Рэй слышал только своё дыхание, которое не разряжало атмосферу, а, наоборот, делало безмолвие ещё более плотным. Мёртвым. Тишина окутывала Рэя саваном и ассоциировалась у него лишь со смертью.

Диана, его Диана, лежала неподвижно на длинном металлическом столе. Обезображенная ожогами, замолчавшая навеки, уснувшая навсегда. Её солнечная улыбка, заливистый смех, нежный взгляд — все они безвозвратно сгинули в том огне, который отобрал у Дианы жизнь.

Пустыми глазами Рэй смотрел перед собой, пытаясь свыкнуться с тем, что разрывало его на части. Сначала мысли метались, словно безумные, а затем вдруг остановились и исчезли, все разом — и ледяная бездна разверзлась в голове.

В этот момент раздалась трель видеофона. Рэй перевёл взгляд на него: второй пилот знал, кто его вызывает. Знал он и то, какие слова скажет ему этот человек. И всё-таки рука дотянулась до кнопки приёма и нажала её. На экране появилось мужское лицо: короткие волосы, рыжая борода, безразличные глаза. Затем зазвучал голос, глубокий, полный уверенности и силы:

— Рэй, открой дверь. Ты же понимаешь, что твои действия бессмысленны и даже опасны.

Пилот молчал, подняв взор к потолку, изучая его идеально ровную поверхность.

А капитан корабля между тем продолжал:

— Рэй, перестань. Никакой пользы от твоих благих намерений нет, ты только причиняешь нам вред. Мне очень жаль, что так случилось, я бы что угодно отдал, лишь бы с Дианой всё было в порядке. Я ведь её лучший друг, не забывай. Но всё сложилось так, а не иначе, и мы должны принять это. В конце концов, мы взрослые современные люди...

Дальше Рэй уже не слушал. Способность анализировать постепенно возвращалась к нему, и он стал размышлять о том, как поступить. Как выбраться из тупика, в который он сам себя загнал?

Фрэнк по ту сторону двери продолжал говорить, но его речь превратилась для Рэя в неразборчивый словесный поток. И на фоне этого бормотания всё чаще всплывала мысль: "Никак. Ты в западне".

"А ведь правда, — подумал Рэй. — Техпомощь прибудет через день, но к тому моменту закончится энергия и откажет система жизнеобеспечения. Я задохнусь. Умру рядом с любимой. Но что мне это даст? И что это даст ей? Ничего. А я хотел поступить, как герой, поступить правильно, но в итоге отдам свою жизнь ни за что. Может, Фрэнк прав?.."

Рэй опёрся на стену спиной, сполз вниз и сел на корточки. Охватив руками колени, он уткнулся в них головой.

— Рэй, ты не оставляешь мне выбора, — прорвались сквозь барьер в сознании слова Фрэнка. — Ты же знаешь, у меня как у капитана корабля есть доступ к системе жизнеобеспечения. Я откачаю воздух из отсека, где ты сейчас находишься, а когда ты потеряешь сознание, заберу тело Дианы. Скажи мне, ты э т о г о хочешь?

Второй пилот опять не ответил. Ему было всё равно, осуществит Фрэнк свою угрозу или нет.

Рэй поднял голову, посмотрел на тело возлюбленной, и тогда воспоминания, точно волна цунами, накрыли его собой. Он видел этот день, череду событий, что привела его сюда, в отсек с расплавленным дверным замком. Он вспоминал, а больше ему ничего не оставалось...

— Долго нам ещё лететь, кэп? — шутливо поинтересовалась Диана.

— Думаю, часа три — четыре, не больше, — ответил Фрэнк. — А что, ты уже устала?

— Я — нет, но, кажется, наш второй пилот засыпает на ходу. — Девушка бросила взгляд на Рэя.

Тот громко зевнул.

— Не-эу-уа… В смысле, нет, — сказал он. — Я держусь.

— Я слышу. — Диана негромко засмеялась.

— Ну, тогда продержись ещё чуток, — подбодрил пилота Фрэнк. — Ты нам нужен. Как же мы без тебя посадим корабль?

Рэй закивал, при этом не прекращая зевать.

Космический корабль "Брайт стар" преодолел больше девяти десятых расстояния, отделявшего Землю от Тауруса-5. Но почему-то сонливость напала на Рэя именно сейчас, когда их миссия была близка к завершению.

— Попей кофейку, — предложила Диана.

— Уже, — сказал Рэй. — Три кружки. Не помогает. Похоже, у меня иммунитет к кофе.

— Просто ты обленился. Тебе нечем заняться. — И Диана лукаво посмотрела на Рэя.

— Так это же хорошо, значит, всё идёт как надо, — отозвался второй пилот, сделав вид, что не заметил иронии. — А что ты предлагаешь?

— А что, я должна что-то предложить?

— Кажется, это был намёк.

— Да ну?..

— Не хочу прерывать вашего воркования, голубки, но придётся. — По голосу Фрэнка было понятно: возникла какая-то проблема.

Рэй и Диана замолчали и одновременно повернулись к капитану.

— У нас неполадки в системе энергоснабжения. — Фрэнк указал на карту, где мигал красный огонёк.

Диана притворно вздохнула.

— Ладно, раз уж я бортмеханик, так и быть, разберусь с этой проблемкой. — С этими словами она покинула капитанский мостик, по дороге игриво задев Рэя бедром.

Тот не успел среагировать. Улыбнувшись, он проводил Диану взглядом, остановив его на соблазнительно покачивающихся округлостях.

— Не насмотрелся ещё? — Фрэнк хмыкнул. — Иди, правда, займись каким-нибудь делом, а то совсем обленился.

— Вы с Ди два сапога пара.

— Однако выбрала она почему-то тебя.

— Со мной ей интересно — я же не такой.

— Не какой?

— Не зануда.

— Давай-ка лучше последи за показаниями приборов. А то прикажу отправить тебя в открытый космос без скафандра. — Фрэнк снова хмыкнул.

— Да, ваше начальничество, как скажете.

Рэй подошёл к приборам, окинул их неторопливым взглядом. Все показания были в норме, если не считать систему энергоснабжения. Но там Ди, она быстро со всем справится...

Рэю действительно нечем было заняться. Корабль шёл на автопилоте, а Фрэнк, совмещающий с обязанностями капитана роль первого пилота, целиком и полностью контролировал ситуацию. Учитывая всё это, очень сложно было ощущать себя причастным к благой миссии по спасению жителей планеты Таурус-5. На Таурусе свирепствовал вирус: люди заражались им от домашних животных, покрывались язвами и погибали в страшных мучениях. Началось бедствие около двух месяцев назад. В течение этого времени образцы заражённой плоти, взятые у погибших на Таурусе, исследовались учёными Земли. И вот, наконец, была разработана вакцина. Несколько ящиков с ней должна была доставить на Таурус-5 команда Фрэнка Сэмсона, состоявшая всего из трёх человек, включая самого капитана, а также второго пилота Рэя Вайсса и бортмеханика Диану Крейг.

Вначале высшие чины Тауруса были против применения каких-либо лекарств — на планете царил культ прошлого, её жители отказывались от любых новшеств в пользу древних правил и умений. Дипломатам с Земли пришлось потратить много времени, чтобы переубедить "ретроградов". Принять помощь таурусцы согласились, только когда на планете началась самая масштабная эпидемия за всё время существования колонии. Противоядие, которое было так им необходимо, хранилось в маленьких пробирках. Это привело Рэя к мысли о том, от каких мелочей порой зависит жизнь людей. А цена этой жизни...

Но мысль так и осталась незаконченной — её прервал внезапно раздавшийся сигнал тревоги. Рэй вздрогнул от столь грубого возвращения к реальности. На экране перед ним горел большой красный круг, в который превратилась точка, недавно обозначавшая неполадки в энергосистеме.

— Диана! Диана, отзовись! Диана, ты меня слышишь?! — кричал Фрэнк в переговорное устройство на тыльной стороне своей ладони.

Ему никто не ответил.

— Диана!.. Вот чёрт! Диана! Надо бежать к ней!

Рэй и сам пришёл к этой мысли. Со всех ног он бросился к двери, ведущей с капитанского мостика. По дороге пилот схватил висевший на стене огнетушитель.

Коридоры корабля сменяли друг друга, оставаясь позади. Рэй продолжал бежать изо всех сил. Фрэнк, несмотря на то, что был более грузным, отставал от него только шагов на пять. Вот, наконец, последний поворот, и у Рэя защемило сердце: он боялся узнать, что ждёт его за этим новым витком. Но надо спешить!..

Дверь в отсек была открыта. Внутри него, на полу, навзничь лежала Диана. Её кожа покрылась безобразными струпьями, одежда опалилась. Неподалёку, вырываясь из огромной дыры в накопителе энергии, бушевало пламя. Рэй направил на него струю пены. Боковым зрением второй пилот увидел подбежавшего Фрэнка.

— Накопитель взорвался! — громко произнёс Рэй. — Надо выключить его, пока мы не потеряли всю энергию!

Фрэнк кинулся к накопителю и дёрнул рычаг аварийного выключения. Раздался громкий гул, а затем в отсеке потух свет.

— У нас осталось меньше 5 процентов энергии, — сказал Фрэнк, взглянув на светящиеся белым цифры.

— Ничего, должно хватить. — Рэй поднял Диану на руки. — Я в медицинский отсек.

— Хорошо, я найду тебя там. А пока займусь дырой в накопителе — активирую автопочинку, и она...

Рэй не слушал его: все его мысли занимала бездыханная Диана, которую он держал на руках.

Медицинский отсек находился в противоположной части корабля. Добравшись туда, Рэй положил Диану на стол и принялся настраивать робота-врача. Закончив с этим, пилот включил оборудование, сел на стул и стал молча наблюдать за тем, как манипуляторы разрезают и снимают с Дианы одежду. Как шприц вонзается в её кожу. Как выезжают все новые и новые сочленения: одни держат ёмкости с веществами, которыми обрабатывают ожоги, другие исследуют тело. Появляется зажим с дефибрилляторами...

К тому времени, когда в медотсеке появился Фрэнк, прошло около тридцати минут. Он увидел Рэя, сидящего неподвижно и не отрывающего взгляда от прямой линии, что бежала по экрану одного из мониторов.

— Как она?.. — начал капитан, но тут же замолчал, взглянув на показания приборов.

— Она… — Голос Рэя звучал неестественно тихо и бесцветно. — Она… мертва.

Робот-врач тем временем продолжал свои манипуляции: холодному и безучастному, ему было всё равно — он просто выполнял работу, на которую его запрограммировали.

Рэй опустил голову на ладони.

— Выключи, — попросил он Фрэнка. — Мы зря тратим энергию, а у нас её осталось не так много.

Фрэнк подошёл к пульту управления и деактивировал механического доктора. Потом сел на стул рядом с Рэем.

— Не кори себя — ты сделал всё, что мог. Тут нет твоей вины.

В своей речи капитан часто использовал стандартные, клишированные фразы. Нет, сейчас они не раздражали Рэя — он просто не хотел о них думать. Ни о них, ни о чём бы то ни было ещё. Но путающиеся, навязчивые мысли пытались подчинить себе мозг.

— Как… поломка? — выдавил он из себя.

— Автопочинка залатала дыру, но ты прав: энергии осталось очень мало. И, боюсь, её не хватит, чтобы долететь до места назначения. Надо попросить помощи у космической службы — одно из их отделений располагается рядом с Таурусом. — Фрэнк ободряюще взглянул на Рэя и положил руку ему на плечо. Тот никак не отреагировал. — Я свяжусь с ними.

Капитан уже собирался уйти, но Рэй остановил его, сказав:

— Я сам с ними свяжусь. Это моя обязанность.

Фрэнк развёл руками, как бы говоря: "Поступай, как считаешь нужным". Он понимал, в каком Рэй состоянии. Если пилот решил таким образом отвлечь себя от ужасных мыслей, это его право.

Рэй покинул медицинский отсек и, медленно переставляя ноги, направился обратно на капитанский мостик. При этом его ни на секунду не покидали мысли о случившейся только что трагедии.

Очутившись на мостике, Рэй вызвал по рации службу космической техпомощи — ему повезло, на "звонок" ответили почти сразу же.

— СКТ слушает.

— Я — "Брайт стар", — отрешённо, словно говорил в пустоту, произнёс второй пилот. — Мои координаты… — Он назвал координаты корабля. — Полчаса назад у нас произошёл… инцидент, в результате которого мы потеряли много энергии. Оставшейся нам не хватит, чтобы долететь до пункта назначения — планеты Таурус-5. Запрашиваю дозаправку.

— Вас понял, "Брайт стар". К сожалению, сейчас все бригады заняты. Приблизительное время, через которое мы сможем оказать вам помощь, — двадцать два часа.

— Это слишком долго. Энергия закончится, и прекратит работать система воздухоснабжения. К тому моменту, когда вы прилетите, мы будем уже мертвы.

— На борту корабля должны быть контейнеры с энергией.

"А в самом деле, — подумал Рэй, — это могло бы решить наши проблемы. Только таких контейнеров у нас нет".

— У нас их нет, — произнёс он. — Скажите, вы можете прилететь быстрее? Возможно, какая-нибудь из бригад могла бы оставить свои дела… Поймите, речь идёт о жизни и смерти.

— Я понимаю вас, "Брайт стар". Но наши бригады находятся слишком далеко от вас. Ближайшая как раз в двадцати двух часах лёта на максимальной скорости.

— Значит, всё?

— Что, простите? "Брайт стар", что всё?

Не удостоив оператора ответом, Рэй отключил связь.

Стараясь не думать о Диане, хотя картины её обезображенного тела то и дело всплывали в сознании, второй пилот попытался найти выход из положения. Но чем больше он размышлял на эту тему, тем сильнее убеждался в том, что решения нет. Разве что… но об этом не хотелось даже думать!..

Надо было сообщить Фрэнку об их незавидном положении, и Рэй отправился в медотсек. Однако, оказавшись там, он обнаружил, что капитан куда-то исчез, а вместе с ним пропало и тело Дианы. Кошмарная мысль вновь пробралась в голову. Неужели Фрэнк способен на т а к о е ?! Но другого объяснения и быть не может — не хоронить же он её пошёл, да ещё без Рэя...

Второй пилот бежал к отсеку энергопреобразования, надеясь не увидеть там то, что он… да, непременно там увидит. Он знал это.

Когда Рэй подбежал к автоматической двери, она не открылась. Значит, кто-то запер её изнутри. Тогда пилот вытащил из-за пояса бластер и выстрелил в замок. Вспышка, искры — и дверь открыта.

— Фрэнк, стой! — крикнул Рэй, вбегая в отсек. — Не делай этого!

Слава богу, он успел: капитан ещё не запустил аппарат преобразования, чтобы превратить тело Дианы в энергию.

— Рэй, я подозревал, что ты будешь против, — примиряюще подняв руки, начал Фрэнк, — поэтому и хотел всё сделать тихо...

— Ах, тихо!..

— Подожди, не кричи. В этой процедуре нет ничего плохого или страшного. Вспомни, сколько людей на Земле подвергаются ей...

— А мне плевать — и на Землю, и на тех людей! Но мне не плевать на Диану.

— Она мертва, Рэй, пойми...

— Я уже это понял! Но я не хочу, чтобы её тело уничтожали, высвобождая накопившуюся в нём энергию!

— Все земляне идут на это. Если бы не энергопреобразование, как бы мы выжили? Источники питания — и природные, и искусственные — иссякают, ты сам недавно стал этому свидетелем. А в человеческом теле заключена огромная энергия. Её хватит даже, чтобы...

— Хватит меня учить — я сам всё это прекрасно знаю!

— Тогда в чём дело, Рэй?

— В ней. — Пилот кивнул на бездыханную девушку, лежащую на столе. — В Диане. Она достойна лучшего. Я хочу похоронить её — по старым обычаям.

— Это было в прошлом...

— А мне плевать, я говорю! Прошлое, не прошлое… Есть вещи, не подвластные времени, например, уважение. Я хочу почтить её память — так, как завещали нам предки.

— Она бы не одобрила...

— Откуда тебе знать? И с чего ты взял, что имеешь право говорить за неё?

Покачав головой, Фрэнк потянулся к пульту управления преобразователем.

— Только попробуй, — зло сказал Рэй, наставляя бластер на Фрэнка, — и я прикончу тебя. И выкачаю из т в о е г о тела энергию для корабля. Ну, как тебе такая перспективка?

— Рэй… — начал Фрэнк, но пилот перебил его:

— Видимо, тебе всё равно. Ну а мне — нет. Убери руки от клавиатуры и выходи в коридор. Живо.

Капитан выполнил его требования, на ходу бросив: "Ты же говорил, что тебе плевать".

Рэй ничего на это не ответил. Продолжая держать Фрэнка под прицелом, он зашёл в отсек. Когда дверь закрылась, пилот расплавил замок долгим выстрелом из бластера. Теперь Фрэнк так просто сюда не попадёт, и, если что, у Рэя будет время подготовиться к встрече.

Второй пилот отдышался, а затем огляделся и прислушался. В отсеке энергопреобразования царила тишина. Рэй слышал только своё дыхание, которое не разряжало атмосферу, а, наоборот, делало безмолвие ещё более плотным. Мёртвым...

Диана, его Диана, лежала неподвижно на длинном металлическом столе. Обезображенная ожогами, замолчавшая навеки, уснувшая навсегда...

Пустыми глазами Рэй смотрел перед собой, пытаясь свыкнуться с тем, что разрывало его на части. Сначала мысли метались, словно безумные, а затем вдруг остановились и исчезли, все разом — и ледяная бездна разверзлась в голове.

В этот момент раздалась трель видеофона. Рэй перевёл взгляд на него…… рука дотянулась до кнопки приёма и нажала её.… зазвучал голос, глубокий, полный уверенности и силы:

— Рэй, открой дверь...

… Дверь… Входная дверь… Открыть… Зачем?..

Кто там, снаружи… за дверью?..

Кто?..

… Мысли путались… голова кружилась… перед взором расстилался туман… Очень трудно, почти невозможно было отличить происходящее от воспоминаний, настоящее — от прошлого… Так вот что чувствует человек, когда умирает… Как похоже на… сон… Но почему так сложно… думать… почему?..

Рэй громко хрипел, задыхаясь от нехватки кислорода. Пилот упал на пол. Широко открывая рот, он пытался вдохнуть остатки воздуха, которого становилось всё меньше.

Последним, что он услышал, были звуки выстрелов.

Последним, что увидел, — ноги Фрэнка, вбегающего в отсек.

А последней мыслью было: "Проиграл..."

После чего весь мир ухнул в тёмную пропасть без дна...

… Открыв глаза, он увидел перед собой незнакомое лицо. Незнакомое, но очень приятное, принадлежащее молодой женщине. Судя по белой спецодежде, медсестре.

Кажется, он находился в какой-то палате.

— Здравствуйте, — с некоторым трудом сказал Рэй. — Я понимаю, что умер… скажите только, я в Раю или в Аду?

— Ты на Таурусе-5, парень, в единственной на всю планету больнице. К счастью, она предназначена для инопланетных туристов, — услышал Рэй знакомый голос, а затем показался и его обладатель — Фрэнк. — И ты жив. И проживёшь ещё очень-очень долго. Это я тебе говорю. Так просто из подобных передряг обычные люди не выбираются.

— Ты… ты чуть меня не убил!

— Я следил за тобой по монитору на капитанском мостике. Когда я увидел, что ты задыхаешься, то тут же бросился на помощь.

— А если бы ты опоздал?

— Но я же не опоздал.

— Вижу, вам есть, о чём поговорить. Я отойду, — сказала медсестра и отправилась проверять других пациентов.

Прежде чем задать следующий вопрос, Рэй довольно долго молчал. Наконец он произнёс:

— Что с Дианой?

— Я поместил её тело в морозильную камеру. К тому времени, как прилетели ребята из техпомощи...

— Они всё-таки прилетели?

— Да, оказалось, что одна из групп направлялась на базу, но забыла сообщить об этом. Они были менее чем в часе лёта от нас. Естественно, их потом хорошенько взгрели...

— Нам повезло.

— Я же говорю, дружище, ты не обычный парень. И я очень рад, что работаю с тобой бок о бок.

Рэй помолчал какое-то время, но он должен был задать этот вопрос:

— Почему ты не довёл начатое до конца? Почему сохранил тело Дианы?

Фрэнк пожал плечами.

— Ну, я подумал… можно немного подождать. Это всегда успеется. И не исключено, что ты был прав.

— А что, если бы...

— Для больного ты задаёшь слишком много вопросов. Лежи и восстанавливайся.

Фрэнк развернулся и собрался уже выйти из палаты, но его остановил оклик Рэя:

— Подожди. Когда мы вылетаем на Землю?

— Лекарства уже разгружают, и нас никто не держит. Ну, кроме тебя.

— Я хотел бы… В общем, если со мной что-то случится, я разрешаю тебе использовать моё тело в преобразователе. Возможно, моя жизнь… или смерть… спасёт других людей...

Фрэнк покачал головой.

— Какие темы порой волнуют больных, а. Отдыхай давай. Потом поговорим.

И вышел из палаты.

Рэй некоторое время лежал с открытыми глазами. Он думал о Диане, о том, как, вернувшись на Землю, устроит ей пышные похороны. В мире, где заканчиваются энергетические ресурсы, где мёртвых людей используют как батарейки, — это одна из высших привилегий, и Диана её достойна.

"Да, — думал Рэй. — Это будут самые запоминающиеся проводы из всех, что видела планета".

При слове "планета" в голове пилота родилась новая картина. Он представил, как обрадуются больные жители Тауруса, когда получат доставленные на "Брайт старе" лекарства. Тысячи людей будут спасены от смерти. При мысли об этом губ Рэя коснулось что-то, очень напоминающее улыбку.

Тогда он закрыл глаза и, наконец, позволил себе ни о чём не думать.

 

(Апрель 2011 года)

Похожие статьи:

РассказыПограничник

РассказыПо ту сторону двери

РассказыДоктор Пауз

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыВластитель Ночи [18+]

Рейтинг: +1 Голосов: 5 1253 просмотра
Нравится
Комментарии (2)
Константин Чихунов # 18 сентября 2013 в 01:28 +3
У каждого человека должно быть что-то, чем он не сможет пожертвовать даже ради спасения собственной жизни. Для каждого свое: другой человек, идея, воспоминания и т. д.
Может быть это и делает нас людьми, не позволяя опуститься до уровня инстинктивного существования. Возможно так и проще, но стоит ли тогда жить?
Григорий Неделько # 18 сентября 2013 в 01:36 +3
Спасибо за комм, Константин! :)
Вполне возможно, что ты прав, а я лишь ставил рассказом вопрос, предлагая вместе поискать ответ. Каждому свой и для себя же. :)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев