fantascop

Человек со звезды

в выпуске 2019/01/21
3 января 2019 - Макми
article13792.jpg

   

                                                                     1.

 

   Звездолёт вспыхнул, словно сухой пучок травы, неосторожно поднесённый к жаркому пламени. Не прошло и десяти минут, как космический корабль, который создавали почти год, разлетелся на несколько огромных частей. Но прежде, чем это случилось, от него стремительно отделился небольшой светящийся предмет, и плавно двинулся в сторону Земли…

 

                                                                                                      2.

 

    В маленьком кафе, расположенном в тихом центре огромного города, почти не было посетителей.

   - Слыхал?

   - Про «Селену»? – на всякий случай спросил Павел. - Об этом сейчас все говорят! Этот полёт так долго готовили, и тут — на! Такая страшная авария... впервые за последние двадцать два года...

   Он отхлебнул пиво из своей кружки.

   - Вот уж не повезло ребятам... - пробормотал Андрей. - Тринадцать человек... и все из нашего города...из нашей академии… Могли бы жить и жить...Бывает же такое!

   - Только один и спасся, - мрачно сообщил Павел. - За несколько секунд до взрыва пошёл что-то проверять в аварийную капсулу, автоматика сработала на опережение, и отбросила его в этой самой капсуле в сторону Земли.

   - Правда? - изумился Андрей. - А ты откуда знаешь?

   - Этот парень в центральной больнице лежит, - сказал Павел. - У меня там родной брат главным врачом работает. Потому и знаю. Его Олегом зовут. Сын Горячевых, они оба учителями работают в школе. В этой…в семнадцатой гимназии.

   - Олег Горячев выжил? - поразился Андрей. - Наш сосед?

   - Ага, - бесстрастно отозвался Павел.

   - Повезло парню... - только и смог, что сказать, седеющий Андрей.  

   - И не повезло тем тринадцати, - сухо проговорил Павел. - Кто бы мог знать...

   Он посмотрел на свою большую кружку, на стенках которой виднелись остатки пивной пены.

   - Завтра похороны, - добавил Андрей. - Мэрия сделала официальное сообщение.

   И, помолчав, добавил:

   - Они сделают всё в наилучшем виде. Если это слово вообще уместно в данной ситуации.

 

                                                                                                   3.

 

   - Гляди, Олег Горячев!

   - Тот самый?

   - Ага!

   Три парня отошли от дверей магазина и приблизились к молодому человеку с малозаметными ссадинами на лице.

   - Привет, Олег! - поздоровался с выжившим астронавтом невысокий парень по имени Макс. - Как поживаешь?

   - Нормально поживаю, - отозвался Олег. - Врач уже домой отпустил. Говорит, через две-три недели смогу в строй вернуться.

   - А Сашка не сможет, - зло сказал Макс. - И Мишка тоже, и Эдик, и Серёга...

   Олег напряжённо молчал.

   - Да! - громко сказал Макс. - Сашка уже не сможет! Никогда! Ясно тебе?! Никогда!

   - Макс, - подал голос один из его друзей, - да ладно тебе...

   - Чего ладно? - орал Макс. - Чего? Сашка жил рядом с нами! Он мне велосипед всё время чинил! А сколько раз мы с ним на озеро ходили?

   - Комиссия в предварительном расследовании чётко сказала, что всё случилось так, как случилось, - сурово проговорил Олег. - Я вообще-то не специально в эту капсулу залез... Только после того, как автоматика первый раз сработала... Это входило в мои обязанности!  

   - Что нам эта комиссия? - не унимался Макс, хотя товарищи уже пытались увести его в сторону. - Что? Может, она и ребят нам вернёт? Вернёт, а?

   Олег не стал продолжать бесплодную дискуссию с людьми, которых он и знал-то не очень хорошо. Парень молча повернулся на сто восемьдесят градусов, и двинулся прочь, засунув руки в карманы...

 

                                                                                                        4.

 

   - Вот, - сказал полковник, указывая на свой стол. - Возьми эти награды, и развези их по домам. Знаешь, всё-таки личное участие… это будет не так формально… Да, и скажи, что открытие памятника состоится в следующий четверг. Пусть приходят все. Все, кто сможет. Я же всё понимаю…

   Он повернулся на своём старом стуле, вглядываясь в окно, за которым, вообще-то ничего интересного с самого утра так и не появилось.

   - Тут же тринадцать коробок, - удивился заместитель, худощавый подполковник по фамилии Пряжников. - А экипаж «Селены» из четырнадцати человек состоял. Мне казалось, что...

   - Тринадцать коробок, потому что у нас героев — тринадцать! - резко сказал полковник. - А этот... Горячев... хватит ему и того, что он выжил! И так весь наш город две недели от шока отойти не может! Герой! Твою мать!

   - После предварительного расследования комиссия установила, что Олег Горячев действовал по инструкции, - осторожно напомнил Пряжников. - Они даже уверены, что если бы эта капсула...

   - На хрен комиссию! - крикнул полковник. - Езжай! Хватит болтать!

   Пряжников молча кивнул. Он всё равно не стал бы спорить с полковником. И не потому, что тот был его начальником.

   Просто один из погибших на звездолёте был племянником полковника. И об этом знал весь их огромный город.

 

                                                                                                      5.

 

   -  Здравствуйте! - бодро поприветствовал Олег соседку. - Как поживаете?

   Соседка ничего не ответила. Обычно добродушная и словоохотливая, на этот раз она не проронила ни слова. Она даже не посмотрела в его сторону.

   - Что-то случилось? - немного обеспокоенно поинтересовался Олег. - А? Тётя Наташа?

   Женщина продолжала молчать, и это совсем не понравилось молодому человеку. Впрочем, справедливо полагая, что у каждого есть право на молчание, он слегка махнул рукой и вышел на улицу.

   Здесь Олег наткнулся на старого Василия Петровича. Тот шёл с большой сумкой прямо к электробусной остановке, пыхтя от натуги.

   - Давайте помогу! - предложил парень. - Вам же тяжело!

   - Иди, куда шёл! - резко бросил старик. - Не смей прикасаться к моим вещам!

   Олег опешил. Старик знал его давно. Настолько давно, что мог смело называть его своим сыном. Или даже внуком.

   - Да что случилось? - не понял Олег. - Я же просто помочь хотел!

   - Себе лучше помоги! - крикнула дородная женщина из соседнего подъезда. - Тварь!

   Олег замер на месте. В его голову пришла одна странная мысль. Настолько странная, что он решил пока ни с кем ею не делиться. 

   - Да вы что, сговорились тут, что ли? - прошептал он. - Какого хрена вам от меня надо? Что здесь происходит последнюю неделю?

   Олег был прав.

Они действительно сговорились.

В середине ХIХ века это представлялось вполне пустяковым делом.

Особенно если на горизонте маячила перспектива слегка улучшить свою жизнь.

Пускай и за счёт кого-то другого.

 

                                                                                                      6.

 

   Поздно ночью в квартире, где обитал Олег, звонко разбилось окно. Увесистый камень шлёпнулся на большой ковёр, и откатился под кровать.

   Парень встрепенулся. Совсем немного, и булыжник попал бы прямо ему в голову.

   - Э! - закричал он, обращаясь в тёмную пустоту. - Вы что?!

   Вместо ответа в окно вновь полетели камни. Один, второй, третий, четвёртый...

   Олег свалился на пол, прикрывая голову руками. Дело принимало скверный оборот. Кто-то неизвестный, или даже целая группа неизвестных решили основательно попугать его.

   И он даже понимал, зачем.

   Олег отполз в сторону. Здесь, за большой спинкой кровати было безопаснее, и он слегка передохнул. Парень взглянул на стену, где висели его семейные фотографии. Ему стало спокойнее из-за того, что  он несколько недель назад, сам о том не догадываясь, сработал на опережение.

   Оснастив свою квартиру кнопкой экстренного вызова полиции.

 

                                                                                                     7.

 

   - Мы не поедем! - рубанул рукой воздух лейтенант Семёнов. - Так и передай в управление!

   - Срочный вызов! -  повторила диспетчер. - Улица Центральная, строение три!

   - Сказал не поедем, и всё тут! - подытожил лейтенант. - Это же дом Олега  Горячева! Той сволочи, из-за которой всё и случилось!

   - Миша! Миша, успокойся! - попыталась сгладить ситуацию диспетчер Маргарита. - Это просто парень! Который выжил после страшной катастрофы! И у него есть кнопка вызова полиции! Которую, кстати, поставили задолго до трагедии! И ты должен сделать свою работу — приехать на место вызова!

   - Я Горячеву ничего не должен! - крикнул лейтенант. - Раз он выжил после катастрофы, выживет и сейчас! Я всё сказал!

   Маргарита замолчала. Такое в их управлении случилось впервые. Полиция исправно проверяла все сигналы, даже если потом оказывалось, что речь шла о пустяковом инциденте.

   - Маргарита!

   - Да!

   - Ты ещё не сообщала другим экипажам?

   - Нет, - быстро отозвалась она. - Ты поедешь?

   - Нет, - спокойно проговорил Семёнов. - И никто из наших не поедет. Слышишь, Марго, никто? Ни-кто!

   Женщина отложила телефон в сторону.

   Она слишком хорошо знала лейтенанта, чтобы усомниться в его эмоциональных словах.

 

                                                                                                    8.

 

   Мэр говорил очень проникновенно. Про то, как тринадцать человек погибли через несколько минут после старта. Про то, что их короткие жизни навсегда останутся в памяти всех тех, кто их знал. Про то, что у каждого человека всегда есть шанс совершить подвиг. Впрочем, как и возможность стать трусом и подлецом.

   После последних слов разношёрстная толпа у свежего памятника погибшим астронавтам заметно оживилась.

   - Правильно!

   - Подлецом легче быть!

   - Если бы всё можно было предвидеть заранее!

   - Почему здесь нет Горячевых?! - вдруг завопил долговязый Егор. - Какого хрена они спрятались?

   - Стыдно, вот и спрятались! - крикнул кто-то с другой стороны площади. - Сволочи!

   Толпа заколыхалась. Прошло всего несколько секунд, и вот уже десятки людей, практически не сговариваясь, двинулись к дому Горячевых. Никто и не понял, в какой момент в руках разгорячённых людей появились камни, палки, топоры и даже огнестрельное оружие...

 

                                                                                                      9.

 

   - Опять к нам… - покачал головой главный врач областной больницы. – И двух месяцев не прошло после аварии с «Селеной», и тут – снова… кажется, Горячев его фамилия? – обернулся он к темноволосой медсестре.

   - Ага, - кивнула она, и взглянула через плохо прикрытую дверь в палату к Олегу, которого четыре дня назад, в тяжёлом состоянии, после личного звонка губернатора определили в травматологию.

   Высокий охранник, сидевший у двери, прикрыл глаза, и казалось, что он спит.

   Но это только казалось.

   Едва в коридоре показался невысокий человек с фотоаппаратом, охранник встрепенулся, и бросился тому наперерез.

   - Нельзя в палату! – сурово отстранил он неизвестного.

   - Я с центрального канала! – попытался протестовать тот.

   - Да хоть от самого президента! – лицо охранника оставалось всё таким же суровым. – И так человек натерпелся, незачем к нему лезть!

   Вместо «незачем» крепкий телохранитель хотел употребить слово грубее, но вовремя спохватился.

   Всё-таки – областная больница, да ещё и человек с первого канала перед ним.

   Если не врёт, конечное.

   Ну, а если врёт, так ему же и хуже.

   Охранник присел обратно на свой стул, и даже не стал двухсекундным взглядом, как обычно, оценивать физическую форму незнакомца.

   И так понятно, что тот дрался буквально пару раз в жизни.

   - Идите сюда! – махнула рукой медсестра представителю телевидения.

   Тот послушно проследовал за ней в просторный коридор.

   - А какой канал? – поинтересовалась девушка в белом халате.

   - Второе общественное телевидение, - сообщил незнакомец. – Пётр Худяков, - быстро протянул он свою худую руку девушке.

   - Таня, - представилась она, осторожно пожимая слегка запотевшую ладонь Худякова.

   Тот даже замер в почтительном ожидании на несколько секунд.

   - Его четыре дня назад к нам привезли, по скорой, - начала девушка. – Так странно получилось…вы же знаете, что он единственный – кто выжил после аварии «Селены»…

   Пётр кивнул.

   - И после этого началось, - слегка волнуясь, продолжила Таня. – Все…почти все в нашем городе отчего-то решили, что раз он выжил – значит, это неправильно. Стали попрекать его, тыкать в глаза этим спасением…он, кстати, после аварии тоже у нас лежал…были проблемы у парня со здоровьем…лёгкие ранения.

   Худяков одобрительно кивал головой, держа в своей правой руке диктофон.

   - Ну, вот… - Таня слегка кашлянула. – Может, родственники погибших всё устроили…а может, природа человеческая такова…в общем, в понедельник…четыре дня назад, то есть, после открытия памятника погибшим…

   - Да, - поддакнул корреспондент, - я мимо сегодня проезжал, видел…

   - … так вот, после этого толпа, вы понимаете, толпа каких-то отморозков рванула к дому Олега, и устроили вот это всё, - она кивнула в сторону палаты. – Хорошо, что полиция вовремя успела!

   - А я, знаете, слышал, что полиция тоже не очень… - осторожно начал Худяков.

   - Да, там тоже были…как бы сказать помягче…странные люди, думали, что Олег – сволочь, и специально сбежал с ракеты…и что раз все погибли, а он – нет, то надо ему искупить такую вину кровью…А какая в этом вина? А?

   Таня сурово сжала губы.

   - Если бы губернатор не вмешался, всё закончилось бы куда хуже! – добавила она.

   Корреспондент вопросительно взглянул на неё.

   - Ну…он дал команду Олега срочно определить в травматологию, выделил шестерых охранников, и самое главное – прочитал в прямом эфире большое заключение специалистов по поводу гибели ракеты.

   Худяков напрягся.

   - Так вот, комиссия однозначно определила, что Олег всё сделал правильно! – рубанула она рукой воздух. – Он изменил траекторию последующего падения ракеты…хоть она уже и не ракета была…так, куски металла…в общем, это всё упало далеко за городом, и никто не пострадал, а ведь всё к тому шло!

   - К чему? – не понял Пётр. Он сегодня мало спал, и плохо соображал.

   - К тому, что части ракеты могли свалиться прямо на Северный район! – выпалила Таня. – Там четверть города живёт! А Олег, перед тем, как спастись в капсуле, успел нажать кнопки аварийной защиты. И он, кстати, никак не мог к экипажу вернуться. Там автоматика – дай дорогу! Она и закрыла все двери…или как там правильно называется?

   Медсестра перевела дух.

   - Да уж… - осторожно сказал Худяков. – Дела…и про решение комиссии впервые слышу…

   - Вечером обещали его на всю страну обнародовать, - сообщила Таня. – Пока так.

   - А вы, простите, - Худяков кашлянул, пытаясь изобразить смущение, - здесь потому, что он…

   - Я просто медработник, - отрезала девушка. – И ранее его не знала. Если не считать первого раза, когда травмы после падения аварийной капсулы были не такие серьёзные.

   Она повернулась в сторону лифта, давая понять, что разговор почти окончен.

   - Но чисто по-человечески мне его жаль, - произнесла она через пару секунд. – Вы ведь это хотели услышать, верно?

 

                                                                                                    10.

 

   Сознание вернулось к Олегу лишь на пятые сутки.

   Его раны не позволили сделать это раньше.

   - Ну вот, очнулся, - удовлетворённо сказала Таня, находившаяся в это время в палате, и улыбнулась.

   Она бы даже  погладила парня по голове.

   Или слегка обняла.

   Но быстро сообразила, что это будет несколько неуместным.

   К её удивлению, Горячев выглядел вполне здоровым.

   - Поесть бы чего, - тихо попросил он.

   - Сейчас, - вскинулась Таня. – Схожу в столовую.

   Она вернулась буквально через пять минут. Охранник возле двери одобрил её возвращение в палату кивком головы, и девушка, аккуратно балансируя подносом в правой руке, свободной левой рукой повернула ручку.

   Очутившись в палате, медсестра быстро плотно закрыла дверь, и поставила поднос на стол. Только после этого она повернулась к Олегу.

   То, что она увидела, заставило молчать её добрых пять минут.

 

                                                                                                    11.

 

   - Знаешь… - тихо говорил Олег, - я как из космоса вернулся…с этой «Селены», так понял, что случилось что-то со мной…что-то странное…но не опасное…

   - А как…как ты это понял? – осторожно спросила Таня.

   Она всё ещё держала в руках стакан с йогуртом, забыв отдать его Горячеву.

   - Я в тот день дома сидел…думал, сейчас кто-то в дверь позвонит из соседей…так и получилось – дядя Паша за пилой пожаловал…а потом вечером я неловко стакан со стола опрокинул…так представляешь, успел его у самого пола подхватить…как будто время замедлилось…

   Говорил Олег медленно – сказывались тяжёлые и несправедливые раны, полученные им менее недели назад.

   - А потом – вот это, - он кивнул головой в сторону окна.

   Метрах в двух от изголовья кровати прямо в воздухе висела больничная фаянсовая кружка. Олег смотрел на неё пару секунд, и она плавно двинулась в дальний конец комнаты, затем вернулась обратно. Таня наблюдала за этим священнодействием молча, и так увлеклась, что слишком сильно наклонила стакан с йогуртом. Несколько капель полезного напитка очутились на полу.

   - Ой, извини! – дёрнулась он. – Пей, это тебе!

   Олег осторожно прильнул губами к стакану.

   - Ну вот… - продолжал он, - а потом я как-то заметил, что мне слишком легко подниматься по лестнице на свой третий этаж…словно…словно я сбросил килограмм тридцать. И тут, тут я подумал: а что, если я смогу летать? Если эта чёртова авария что-то сотворила со мной? Раскрыла какие-то мои скрытые резервы? Так ведь бывает, верно?

   Раненый замолчал.

   Таня встала со стула, и подошла к окну.

   - И если…если это так…если я могу летать, - Олег кашлянул, - то представь сколько пользы я смогу принести?

   - Если бы мог летать, то да – сказала девушка. – Это такое дело…такое, что весь мир может измениться.

   - Иди сюда, - попросил Олег.

   Таня слегка покраснела.

   - Я ведь действительно умею летать. И не только летать.

   Медсестра снова с изумлением уставилась на этого странного человека.

   - Если часто думать о звёздах, о свободе, о ветре, то это рано или поздно даст о себе знать…я тебе сейчас кое-что покажу…только сиди спокойно…а потом я тебе многое расскажу…чёрт…сил мало…ну, ладно…успею…

 

                                                                                                       12.

 

   - В какой он палате? – быстро спросил высокий человек главврача.

   Молчать было нельзя. Потому что минутой ранее незнакомец сунул под нос врачу удостоверение Министерства Охраны Информации.

   - В сорок пятой, - ответил врач. – Это четвёртый этаж.

   - Вот и славно, - сухо улыбнулся представитель МОИ. – Приготовьте его к перевозке.

   - Он в тяжёлом состоянии! – напомнил врач. – Очнулся совсем недавно!

   - Значит, подготовьте его как можно лучше! – отрезал незнакомец. – Такой прекрасный образец должен доехать до столицы в наилучшем виде!

   - Образец??? – чуть не задохнулся от волнения врач. – Прежде всего – он человек! Которому столько досталось за два месяца!!! Ему нужно лечиться! Сам губернатор…

   - Губернатор нам не указ, - коротко бросил незнакомец, словно подчёркивая безграничные возможности своего ведомства. – Такой экземпляр, как этот…м-м-м…Горячев, требует детального изучения! И если всё подтвердится, вы даже не представляете, сколько он сможет принести пользы нам…нашей стране…нашему президенту! Сколько денег мы тогда сможем привлечь в казну!

   - Денег? – побагровел врач.

   Незнакомец понял, что сказал лишнее.

   - Идите к нему, - распорядился офицер. – Даю вам двадцать минут.

   За окном внезапно появилось  солнце, хотя с самого утра небо было хмурым.

   - И не вздумайте дурить, - просто сказал незнакомец. – У нас там во дворе три оперативных машины с вертолётом ждут.

 

                                                                                                           13.

 

   - Ясно, - спокойно подытожил Олег, выслушав сбивчивые и эмоциональные слова главного врача. – Значит, дали вам двадцать минут?

   - Ну, уже семнадцать, - тоскливо проговорил человек в белом халате. – Сволочи…

   - Всё равно хватит, - проговорил Горячев.

   - Хватит на что? – почти одновременно подались к кровати медсестра и её начальник.

   - На то, чтобы доказать им, что я – не подопытный кролик. И не безликая единица для получения прибавочной стоимости и других дивидентов.

   Он замолчал, прикрыв от усталости глаза.

   - Я попробую, - сказал он после долгой паузы. – Видит Бог, я хотел, чтобы всё было хорошо. Поэтому…поэтому и допустил, что так получилось…тогда…когда они пришли ко мне домой с камнями и палками…

   В палате вновь воцарилась тишина. Она прервалась через полминуты.

   - Ты, Таня, делай так, чтобы всё справедливо было, - произнёс он. – У тебя получится. И это…ты всё запомнила, что я тебе сегодня рассказал?

   Врач перевёл удивлённый взгляд на девушку.

   - Теперь идите, - попросил Олег. – Идите…и скажите им, что я хочу побыть один. Перед дальней дорогой. А через пятнадцать минут пусть приходят. Я буду готов.

 

                                                                                                   14.

 

   - Как?!! – орал высокий полковник. – Как?!! Это…могло случиться?!!

   - Я же говорил, что сейчас это делать нельзя! - кусая дрожащие от волнения губы, ответил врач. – Он был жив ещё пятнадцать минут назад! Пока мы не сообщили ему о ваших намерениях!

   Полковник находился в сильном замешательстве, поэтому даже не заметил, что на него в ответ кричит кто-то из гражданских.

   - Зовите сюда всех! – не унимался офицер. – Его надо спасти!!!

   - Поздно… - пробормотал врач. – Это случилось минут десять назад…Всё! Слышите – всё!!!

   В палате совсем скоро появилось множество народу. Растерянная охрана суетилась, не в силах выдавить всех обратно в коридор; кто-то пытался снимать происходящее; во дворе уже вовсю неприятно звучали сирены, а местный завхоз даже зачем-то включил сигнал воздушной тревоги.

   Главврач пришёл в себя только на лестнице.

   - Ты чего улыбаешься? – невпопад спросил он Таню.

   Она и вправду улыбалась. Не так сильно, как это привыкли видеть её близкие люди, но достаточно заметно.

   - Он хорошо подготовился к их приходу, - просто сказала она.

   - Ох… - пробормотал врач. – Пойдём вниз…ну и дела…

   Только на первом этаже врач немного спохватился.

   - Иди-ка домой, Танюша, - сказал он. – Без тебя тут справимся. Такая беда…

   Они оказались у большой двери кабинета. Врач вытащил из внутреннего кармана ключи, и сделал три оборота одним из них в замке.

   - Он хорошо подготовился к их приходу, - повторила Таня. – Так просто. И так доходчиво. Теперь…теперь  многое изменится…

   Только сейчас врач осознал смысл сказанного.

   - Так ты думаешь, что он провернул это специально? – поразился собственной догадке медик. – Что он таким…таким неожиданным образом…

   Таня не отвечала. Врач снял с себя халат, сунул его в шкаф, затем, немного помедлив, вытащил из него початую бутылку коньяка. Седой мужчина обернулся в сторону девушки, но замер, не успев ей ничего сказать.

   Прямо перед ним висел стакан. Висел в воздухе, просто так. Но не по своей воле, а благодаря непостижим пока усилиям девушки, у которой от напряжения на лбу даже выступил пот.

   - Вот… - пробормотала она. – Как-то так…

   Врач молча вернулся к двери, и закрыл её изнутри ключом.

   - Ну-ка, - быстро сказал он, - покажи и мне, как это так ловко получается…

 

 

 

  

 

 

Похожие статьи:

РассказыБеспроигрышная лотерея

РассказыПринц Элова

РассказыПритча о жадном короле

РассказыРасстрельный отряд

Рассказы"Ракета в окне"

Рейтинг: +1 Голосов: 1 569 просмотров
Нравится
Комментарии (8)
Евгений Вечканов # 21 января 2019 в 21:29 +2
Ну вроде бы интересно. Вроде бы и ничего.
Но на плюс не нажал.
Не хватило мне немножко для плюса.
Сыровато, не очень оригинально, концовка очень смазана, как-будто в спешке дописывалась.
Но задумка интересная.
Макми # 21 января 2019 в 21:52 +1
Эх...как же так??? smile Как же теперь жить??? smile Ну ладно, всё равно - огромное спасибо!!! Надеюсь, фильм будет интереснее рассказа. С уважением, Максим.
Евгений Вечканов # 21 января 2019 в 23:14 0
Подождём фильм. ;)
А жить надо! И писа́ть, обязательно писа́ть!
Макми # 21 января 2019 в 23:30 +1
Фильм месяца три-четыре снимать будем. Это только в том случае, если актриса найдётся. Пока 3 претендентки были, и отказались...
Игорь Колесников # 22 января 2019 в 19:12 +1
Наивно очень и прямолинейно. По-детски немного.
И ошибки детские. Много лишних запятых, особенно между однородными членами с союзом "и". Или вот: "только и смог, что сказать, седеющий Андрей" - с запятыми получилось очень смешно, ведь они свидетельствуют о том, что "что сказать" - вводное словосочетание. Типа "так сказать". То есть, его можно удалить без ущерба для смысла. Останется "только и смог седеющий Андрей".
Лишние слова, повторы: "держа в своей правой руке диктофон" - это очень важно, что в правой? Мог ли он держать микрофон в чужой руке?
Неправильный порядок слов, искажающий смысл: "спросил высокий человек главврача" - что за человек главврача? "Дал команду Олега срочно определить" - что за команда Олега?
Смешные "Донцовские" выражения: "несколько капель полезного напитка" - жуткий неуместный канцеляризм. "Прильнул губами к стакану" - экая страстная сцена!
Почему "Донцовские"? Это я только что термин придумал, вспомнив похожую манеру Донцовой заменять повторы синонимами, некоторые из которых далеко уходят по смыслу или неуместны в используемом контексте.
По сюжету - космонавт спасся, но приобрёл некие сверхъестественные способности. Кем только не была обсосана эта тема!
По логике - как могла гореть ракета в космосе? "Звездолёт вспыхнул, словно пучок сухой травы". Как могли повредить земле "так, куски металла"?
Туманно насчёт проверки модуля. Вроде как это чуть ли не на взлёте произошло? Какая проверка, к чертям?
Самое интересное, что в виде фильма история вполне может смотреться совершено по-другому. Надеюсь, что лучше.
DaraFromChaos # 22 января 2019 в 19:41 +1
Самое интересное, что в виде фильма история вполне может смотреться совершено по-другому. Надеюсь, что лучше.
Неа ))))
Снимать фильмы, так же, как и писать рассказы, надо учиться.
А тут - из раза в раз одни и те же ошибки. sad бог с ними, с орфографией и пунктуацией (это лечится), тут беда с сюжетом, композицией, действием и пониманием в целом "что такое рассказ".
Шестое чувство подсказывает, что со "сьемками фильма" та же история.
Макми # 23 января 2019 в 01:00 0
Да, конечно! С уважением, Максим.
Макми # 23 января 2019 в 01:01 0
Да, верно, логики в истории мало. С уважением, Максим.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев