fantascop

Чем ниже голова, тем глубже мысли

в выпуске 2017/08/14
17 июня 2017 - Тёркин
article11283.jpg

     В шкафу было не страшно. Снаружи щёлкали выстрелы и ухали взрывы, но в моём убежище всё шло своим чередом. В «спальне», у пуховой подушки, подрагивал огонёк свечи. На «кухне» полторашка воды и шпроты, чтобы продержаться до темноты. Бабушкин шкаф и Кэрролл убаюкивали картинками детства. Последний раз я читала «Алису» лет двадцать назад. А сегодня схватила первое, что попалось под руку, когда снова начали бомбить. Зазеркальная история сильно напоминала действительность за дверью. Взрывы, как тяжёлая поступь бармаглота, подбирались всё ближе. Зазвенели разбитые стёкла, меня подбросило, и шкаф заполнился пылью. А потом всё загрохотало, закрутилось, и я полетела в кроличью нору. «Вы не можете представить, как у вас захватит дух. В тот момент, как вас подбросят и вы прямо в море — бух!»

***

    Если я умерла, то болеть не должно. Но бок и колено саднило так, что хотелось заплакать. Вокруг кромешная темнота. Где-то капает вода. Захотелось прополоскать забитый пылью рот, но вставать не хотелось. Я начала шарить вокруг в надежде отыскать свою бутылку.

    Рядом что-то зашевелилось. Раздался громкий щелчок, в глаза ударил яркий свет. Вместо крика у меня получилось какое-то сипение. Я прикрыла глаза ладонью. Пятно света заметно подрагивало. Оставив меня в покое, луч метнулся вниз, потом заскользил по стенам, пошарил по потолку и исчез. За это время я успела разглядеть силуэт с автоматом и понять, что свалилась в какой-то подвал, потому что вокруг был сплошной бетон и трубы. Я лежала на куче обломков рядом с дверью от шкафа. Внизу кто-то гневно пробурчал на непонятном языке. Значит, я свалилась не к кролику, а угодила прямо в лапы грязного бармаглота.

   Снова зажёгся фонарик. Пятно света расплылось на полу. Стало немного уютнее. Я осмотрелась. Бутылка с водой лежала рядом. Тут же валялись свечи и покрытые пылью подушка с книгой. Аккуратно, чтобы не шуметь, я подтянула воду к себе. Трясущиеся пальцы не сразу справились с тугой пробкой. Я тщательно прополоскала рот - хоть поорать перед смертью вдоволь. Когда закрыла бутылку, бармаглот снова что-то сказал, и в свет фонаря влезла протянутая рука.

- Пить хочешь? – уточнила я больше для того, чтоб проверить, заработал ли голос.

- Вота, вота, - попросила рука.

Рука была вполне себе человеческой. Страх, как ребёнок, пытающийся оживить куклу, оставил тщетные попытки вытрясти моё сердце из пластиковой оболочки. Мозг несмело начал оценивать реальность. Бармаглот говорит по-английски, значит, можно попросить пока меня не убивать. Нужно только найти банку со шпротами. Я протянула бутылку, и полезла искать консерву. Вместо неё нашлись спички. Я зажгла свечу, установив её на обломок плиты. Бармаглот пробубнил что-то одобрительное и выключил фонарик. Я обернулась и чуть не всплеснула руками. «Какой же ты бармаглот!» Правильные черты лица, пронзительный карий взгляд, тонкая переносица. Даже недельная щетина не казалась отталкивающей. Левая нога незнакомца была перетянута какой-то тряпкой. Из-под неё по камуфляжу расплылось бурое пятно. Он натянуто улыбнулся.

- Привет, бармаглотище, - улыбнулась я в ответ.

- Валока, - ткнул он себя в грудь.

- Очень приятно, - изобразила я подобие книксена.

- Ю нейм? - кивнул на меня Валока.

- А-ли-са, - зачем-то соврала я. Правильно говорила бабушка: «Читать в темноте вредно».

Валока улыбнулся и приставил ладони к макушке. Потом обвёл руками наш склеп и сказал: «Кэрролл».

- Да ну? – удивилась я вслух и бросилась к своей книжке. Стряхнула с неё пыль, быстро нашла иллюстрацию с безумным чаепитием и протянула Валоке.

Он с недоверием изучил картинку, аккуратно закрыл книгу и положил рядом с собой.

- Файв о клок, - постучал он по часам на руке и полез в небольшую сумку за спиной.

Шпроты я так и не нашла. Мы перекусили валокиными галетами с джемом и моей водой.

- Давай-ка я тебя перевяжу, - показала я на его окровавленную ногу. Вспомнив, что он меня не понимает, я сдёрнула с подушки наволочку, вытряхнула её и попыталась разорвать. Но плотная бязь никак не хотела поддаваться. Валока протянул мне нож - тяжёлый и страшный. С такими обычно кровавые злодеи в фильмах бегают. Пока я кроила бинты, в голову лезли дурацкие мысли. «Если поглубже полоснуть по пальцу ножом, из него обязательно пойдёт кровь… Самим нам отсюда не выбраться – рухнувшие плиты даже вдесятером не сдвинуть. Пока там стреляют, искать нас не будут. Меня точно, а Валоку может и да, он же солдат. А если найдут его, то и меня тоже. И куда меня отправят? В плен? Про плен я читала – это очень страшно. Лучше умереть тут от голода. А если не найдут? Сколько в той сумке галет? Даже если разделить по одной в день? Даже если я отыщу свои шпроты?» Я представила, как Валока вот этим же ножом стучит по большой разделочной доске из двери, разрезая на ней большие куски мяса. «Какая же я Алиса, я - кролик. Большая консерва для бармаглота, притворившегося до поры добреньким».

- Вота, - сказал Валока и протянул мне пластиковую фляжку. – Вота, - он ткнул пальцем на угол, в котором капала вода.

«Сообразительный. Про воду я не подумала. Значит, и он думает о том же».

- Перевяжу сначала. Никуда твоя вода не денется, – огрызнулась я, орудуя ножом. - Раскомандовался тут.

- Вота, - показал он на свою раненую ногу.

«Вот дура! Правильно, сначала же промыть надо».

Я кое-как установила флягу между камнями, чтобы в узкое горлышко попадали редкие капли. В моей бутылке ещё оставалось немного воды. Этого хватит, чтобы ополоснуть его рану.

- Снимай штаны, - показала я жестом Валоке, чувствуя, как щёки заливаются краской.

Нет, мужчина у меня был, и даже не один. Просто сейчас в голову полезли такие мысли, о которых я до этого и не подозревала.

У него были очень красивые ноги. Бархатистая смуглая кожа, упругие икры. Огонёк свечи подогревал мои ладони, и тело бессовестно откликалось на это тепло, принимая не предусмотренные процессом перевязки позы.

Когда я затягивала бинты, Валока вздрогнул, но смолчал. Я вытрясла из бутылки последние капли влаги на оставшийся кусок наволочки чтобы протереть ему лицо, и вдруг наверху снова ухнуло. Совсем рядом. С потолка посыпались камни. Густая пыль заволокла подвал, погасив свечу. Ещё взрыв. Почти над нами. Железные прутья нависающей плиты противно заскрежетали. Отбросив тряпку, я кинулась к Валоке и обхватила его, как муравей соломинку. Он высвободил руки, щёлкнул какими-то застёжками, сграбастал меня и повалил на пол. В ушибленный бок воткнулся булыжник.

- Погоди, - отстранилась я, вновь зажигая свечу. – Тут же камни. Валока возмутился, но я уже схватилась за дверь, стягивая её с кучи.

Под звуки канонады мы лихорадочно готовили ложе, словно это был корабль, на котором можно покинуть пылающий порт. Бросив на дверь куртку и плащ-палатку, Валока протянул руку. Схватившись за неё, как за спасательный круг, я взобралась на шаткую палубу и оказалась в объятиях капитана.

Громыхать наверху перестало, но мы никак не могли остановиться. Валока был настойчив, а я упряма. На любое его движение я отвечала своим. Неизвестно чем бы закончилась наша борьба за место у штурвала, если бы Валока не запел. Это было что-то знакомое и очень красивое. Я не понимала слов, но мелодия пробиралась внутрь, опутывая кружевом тело. Моя пружина дала слабину, и… Мы поплыли. Горящий порт вместе с осаждающими его врагами остался позади. Кругом лишь бескрайнее море. Но мой капитан не собирался в долгий поход. Несколько рывков винта, и кингстоны открылись, погружая меня в глубины мирового океана. Вода заполняла кровеносную систему. Теперь я на песчаном дне, покачиваемая тёплыми волнами, лениво отгоняю пальцами назойливых рачков и мелкую рыбёшку. Но в голову уже упорно лезут кадры из «Титаника», где бедному Леонардо не досталось места на спасительной двери. Если бы не дверь... Оказывается, не каждый бармаглот – зверь.

***

Мы спали, обнявшись, когда снаружи залаяла собака. Я подскочила и встала на четвереньки, прислушиваясь.

- Есть кто живой? – крикнули из-за плиты.

- Мы! Мы живые! – что есть мочи заорала я и расплылась в улыбке – говорили по-нашему.

- Отойдите подальше! Бульдозером будем тянуть!

Послышался лязг гусениц. Я закидала Валокины вещи с автоматом грудой камней, подхватила его под руку и отвела в дальний угол. Пока нас освобождали из бетонного плена, как могла, объясняла ему по-английски, что нужно делать, когда выйдем на свет.

- Сколько вас тут?

- Двое. Я и брат мой, Володька. Только он дурачок, кроме своего имени ничего не говорит.

Похожие статьи:

ОбзорыАлиса в Зазеркалье

Рейтинг: +7 Голосов: 9 973 просмотра
Нравится
Комментарии (25)
Евгений Вечканов # 17 июня 2017 в 16:43 +4
А очень даже неплохо! Жаль, что проиграл!
Первый плюс мой!
Inna Gri # 17 июня 2017 в 16:55 +3
мелодия пробиралась внутрь, опутывая кружевом тело. Моя пружина дала слабину, и…
Теперь я на песчаном дне, покачиваемая тёплыми волнами, лениво отгоняю пальцами назойливых рачков и мелкую рыбёшку.
атмосферно получилось.
+
Ворона # 17 июня 2017 в 20:14 +2
атмосферно получилось.
Ворона # 17 июня 2017 в 20:19 +2
ды? атмосфЭрно? scratch .. э-э...
А можно тему дуэли узнать? может, поможет атмОсферу нагнесть... joke
А то пока ощущение, что Володькина сеструха сама не то что слегка алиснутая, а ваще тоже с неслабой придурью crazy
Тёркин # 17 июня 2017 в 22:31 +1
А можно тему дуэли узнать?
Надо было раскрыть характеры героев через постельную сцену.
Да, девочка и планировалась немножко алиснутой. Посидишь в шкафу под грохот разрывов месяцок, всех близких потеряешь, ещё не так запоёшь. Я порезал её рассуждения, где она убеждала себя, что спасть с солдатами врага ради спасения жизни или пропитания - не есть плохо. Собственно, так многие женщины во время войн поступали. Но в таком варианте логика концовки не клеилась, и читатели женского полу оченно сильно возмущались. Так что пришлось выкручиваться, но блядский характер уже не сотрёшь )
Тёркин # 17 июня 2017 в 22:38 +1
А сюжет мною бессовестно спёрт из сцены с бомбёжкой "Группового портрета с дамой" Генриха Бёлля. Там у героев похожая ситуация приключилась, только без врагов.
Ворона # 18 июня 2017 в 00:45 +2
чёта шкаф в качестве бомбоубежища какта слабо катит. Ладно бы она ещё под чугуньевой ванной принорилась - сёжки какая-никакая посерьёзней заслонка. А то шкаф - этож практичски один в один с укрыванием под спасительным одеялом от подкроватных монстрей.
Не, подруга точно кукукнутая, причём неслабо так. Да и все реакции на происходящее далеки от достоверности, чересчур жизнеутверждающие, чуть ли не потешные, ни разу не угнетённые.
Ну и какое может быть нафик раскрытие характера, если клиническая картинка налицо?
При подобных экстремальных ситуэйшнах у жёстко удерживающихся в рамках нормы и то должно со свистом крышку срывать, чо тада про заранее заведомых неадекватов речь-то вести, смысл? каки у них, к богу, можут быть характеры-то ещё - при сплошных-то искажениях? уш и низнай прям. Ниудашный получаицо расклад.
По хорошему-то если уж заводить базар-бадягу, то и исходная постановка запроса грешит вопиющим нестыком - постель однозначно зачёркивает практически любой характер в подавляющем большинстве подходов. Тут жеж рулит безоговорочно физиология, и мошшно до того заруливает, что верхнюю голову отключает практически вчистую за ненадобностью, третьестепенностью да и вовсе в виду вредности для процесса. Как уж там, у мужукоф особенно наглядно отражается - "усиление кровоснабжения одного органа за счёт выраженного ослабления питания другого". Да ну и тётки хороши.
Не, ребяты, эт вы тута, сдаётся, изначально чёт подзачудили... взялись отстаивать справедливость недоказуемого и затеялись забраться во вникуды.
Тёркин # 18 июня 2017 в 15:02 +1
чёта шкаф в качестве бомбоубежища какта слабо катит.
Это и есть первый маркер. Расклад - да, никудышный. Две крайности получилось. Ну так я же сказал, что "неудачная попытка". Не чета Липатову ) Вон, какой фанфик забабахал. Я чуть в порнуху после прочтения не побежал )
А насчёт отключения головы - не совсем согласен. Иначе бы люди в клубы по интересам не собирались, и детей было бы на порядок больше )
Ворона # 18 июня 2017 в 17:39 +2
насчёт отключения головы - не совсем согласен
дак про отключку - это когда уже непосредственно в постели, а все к ней подходы и укладывания с двух сторон осуществляются постепенно и осмысленно, с толком, чувством, расстановкой (не считая "запрыгивания в постель"). И, собственно, не считая ни в коем разу из вышеперечисленного "чуйсво" - за лихорадку подлой любови, которая сама по себе вполне в состоянии всю трезвую картину замутить и перебаламутить. Не, "с чувством" здесь - сугубо способность отчётливо прочухивать (а также непременно отдавать себе отчёт о происходящем): что конкретно в отношении тебя предпринимается и как именно тебе необходимо реагировать.
При этих вот каграс танцах-шманцах на подходе , думается, и могут быть отслежены худо-плохо характеры действующих лиц.
А када вся "постеля" стрясается с бухты-барахты, подменяясь, собственно, в качестве таковой сорванной дверью и плащ-палаткой - то тут уж вот фся харАктерность отлетает на двацетьпятый план. И остаётся отшибающая башку напрочь галимая чуйсвенность.
А обстановка смертельной опасности, обеспечивающая обострение жажды жизни со всеми проистекающими - это ещё один экстремальный перечёрк для характера и вапше отдельная военная пестня. У мня вон героиня ввиду обещанного доктором скорого карачуна получила первый сексуальный опыт с кем зря и как попало исключительно по причине того, что уверовала - он и будет единственным, поскольку ничего другого ей уже не светит, бо попросту не успеть.
А склеп у Бёлля - думается, таки из другой оперы. там же превалировал сознательный выбор.
Тёркин # 18 июня 2017 в 18:11 +1
А склеп у Бёлля - думается, таки из другой оперы.
Однозначно из другой. Я в смысле завязки: война, подвал, бомбёжка, мужчина и женщина.
Матумба(А.Т.Сержан) # 18 июня 2017 в 19:54 +2
насчёт отключения головы - не совсем согласен
дак про отключку - это когда уже непосредственно в постели, а все к ней подходы и укладывания с двух сторон осуществляются постепенно и осмысленно, с толком, чувством, расстановкой (не считая "запрыгивания в постель").
Чиво, чиво? Какие ещё "с чувством, расстановкой"??? Хватаешь мать детей своих будущих за осиновую (я хотел сказать - осиную) талию, бросаешь поперек седла, припечатываешь дланью широкой горячую ее "пониже спины" и ходу! Ходу! Какик могут быть еще осмысления, тикай пока не отняли! Всю жизнь так делали! Кто мы такие, чтобы нарушать завещанное? Галь, ты, прямо сказать, откуда то с Венеры свалилась!
Ворона # 18 июня 2017 в 20:23 +3
от хде романтик-та! Мечтатель!
Саша, такие поперекседельные осиновоталийщицы перевелись вместе с завещателями. smoke
И за длань шаловливую могут в глаз припечатать, сняв вчистую свою кандидатуру с выдвижения в производительницы будущих троглодитских отпрысков hoho
Матумба(А.Т.Сержан) # 18 июня 2017 в 23:29 +1
Галя, ты еще скажи — каннибалы перевелись! Жрать, захочешь... Тоже самое и с поперекселельником... Не, Галя, никто никуда не перевелся. Пять тысяч лет цивилизации и сорок миллионов лет полового созревания - чувствуешь разницу?)))
Дмитрий Липатов # 18 июня 2017 в 13:28 +4
Брат

«- Сколько вас тут?

- Двое. Я и брат мой, Володька. Только он дурачок, кроме своего имени ничего не говорит».

- Ни хрена себе братишка,- вырвалось у сержанта Акопяна, когда он вытащил из завала негра.- Што же у тебя Володька усы не сбрил?- обратился он к девушке.

- Вота, вота…-

- Вота и я говорю, какой ты на хрен Володька,- снимая с руки спасенного часы, сержант подозрительно посмотрел на девушку.- У тебя трусы наизнанку.

- Извините,- пронзительный карий взгляд девушки пробежался по рваной штанине бойца.

«У него тоже ноги ничего,- Алиса облизнулась.- Задница, поди, еще волосатей».
На заросшем щетиной лице дрогнули крылышки горбатого носа. Дёрнулся кадык, заискрились глаза. Сержант повёл стволом автомата вверх.

«Чаво эт он?».- На всякий случай Алиса медленно подняла обе руки. Майка на пупке задралась и взору спасателя открылась чуть заметная волосяная дорожка, исчезающая под тонкой резинкой розовых трусиков.

- Какой ты красивый,- на последнем слове Вазгену не хватило воздуха.

Негр улыбнулся.

- Это он мне,- Алиса гневно зыркнула на брата.

- Скажи ему, пусть отвернётся,- Вазген встал перед девушкой на колени, положил автомат. В глазах джигита вспыхнуло яркое солнце. Вершины Малого и Большого Араратов окутанные облачной дымкой оторвались от священной армянской земли и понеслись в бездонное синее небо. «Вазген, братишка,- кричал Ной,- мы ждём тебя. У одной твари на нашем ковчеге нет пары-ы-ы».

- Вота…- вклинился пленник в нежные мысли кавказца.

- Слышь, братан,- грудь Вазгена вздымалась как у загнанного коня,- я же тебе не мешал.

- Действительно,- чуть дрожащим голосом сказала Алиса,- ты же не один. Тебя перевязали, дай другим помочь.- И скинув майку.- Какие вы всё-таки американцы единоличники…

Это было что-то знакомое и очень громкое. Алиса не понимала слов, но ритм лезгинки возбуждал всё сильнее и сильнее. Перья от подушки сыпались словно снег. Мелкие камешки впивались в разгорячённое тело. Грубые, немытые руки елозили по дрожащему телу.

Впервые в жизни боль принесла Алисе такую остроту чувств, что она широко раскрыв рот, жаждала чего-то большего. Испуганный взгляд брата только раззадоривал. Никогда она ещё не была рядом с двумя мужчинами. Изрезанные щетиной соски горели, кожа на ляжках сочилась кровью, по телу носилась буря сладострастия. Скрюченный, мозолистый палец, словно прочитав мысли змеёй залез в рот. Жёсткая ладонь вдавливала лицо в кирпичную пыль. Заветренные губы искали ухо.

- Тварь,- шептал самец.

- Да…

- Сучка…

- Да…

- Вота,- ожил брат.

- Мамат кунем.- стены разрушенного дома загудели. Разлетелась стая ворон, клевавшая разложившуюся плоть,- кайфолом.

Крепко обняв сержанта, Алиса закинула ему ноги на спину и, впившись в губы, промычала: - Щыои с ныгрыв вызяти…
Ворона # 18 июня 2017 в 13:58 +2
Василь:
пришлось выкручиваться, но блядский характер уже не сотрёшь )
- ватыманна... sad
Тёркин # 18 июня 2017 в 15:04 +2
что-то знакомое и очень громкое. Алиса не понимала слов, но ритм лезгинки возбуждал всё сильнее и сильнее. Перья от подушки сыпались словно снег.
Липатов, да вы романтик ) Какая патриотишная эротика получилась ))
Ворона # 18 июня 2017 в 18:04 +1
он такой. angel
а патриатизьма штоль в снеговых пёрьях? scratch
Тёркин # 18 июня 2017 в 18:12 +1
а патриатизьма штоль в снеговых пёрьях?
В превосходстве черно..пых над чернокожими )
Ворона # 18 июня 2017 в 18:51 +2
упасть shock
где превосходство - всё ж по очереди. joke
Тёркин # 18 июня 2017 в 22:14 +1
упасть
Аха ) У нас семейная фраза на такой счёт есть: "падающая крыска", по самому популярному смайлику в переписке.
Леся Шишкова # 18 июня 2017 в 18:22 +3
Плюс поставила, комментарий хотела наваять... Но после прочитанных выше, чей-то все мысли разбежались по другим песочницам... crazy Частенько сначала пишу свой, следом читаю другие, надо так и делать, дабы не уходить, ища, где поискать отдохновение для души в других рассказах...
Ворона # 18 июня 2017 в 19:05 +2
после прочитанных выше, чей-то все мысли разбежались по другим песочницам...
извини, Леся, за их убёг...
сначала распоганиваешься потрындеть, потом жалеешь об своех глупостев, а уже не воробей sad
Mef # 18 июня 2017 в 21:22 +2
Мне кажется, что самой шикарной была последняя фраза laugh +
Тёркин # 18 июня 2017 в 22:15 +2
Вот так Вороны и получаются )
Жан Кристобаль Рене # 20 июня 2017 в 01:10 +1
Рассказ хорош, хотя соглашусь с Вороной - героиня слишком керолнутая, и вместе с тем довольно шустра в сексе и соображает быстро (это про братца Володю). Эротика? А она есть? Там ну очень общие фразы как бе.... zst
Но, повторюсь, рассказ хороший, сопереживательный)) Молодца солдатик, лови заслуженные перекрещенные шпалы! smile
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев