fantascop

Чистый хозяин Собственного Мира. Роман. Глава 34-1

8 января 2015 - Женя Стрелец
article3244.jpg

Начавшееся  указанием  отдать артефакт Шершню через Буро, и через него же искать
доступ  к  последней  карте,  письмо  Олива  во  второй  части  сообщало Густаву
поразительные  сведения.  Относительно  Чудовищ  Моря.  Ему оставалось верить на
слово, ничего по сути не зная о них.
Олив  писал:  "Если  сейчас  ты жив, то значит, стал единственным из пытавшихся,
кто  дошёл  до  последнего  короля,  собирая проклятую колоду. Пусть тебя это не
обнадёживает.   Остался   Минт,   верно?  Он  погиб  закономерно,  учитывая  его
ненасытность.  И при том, непостижимо, учитывая его тактику и силу, характер его
преображения.  Избранный способ защиты и нападения Впечатления сохранили вполне.
Вот  что  сказал  мне  Шершень...  Почему  призрак  морской  прозвали Минтом? Он
становился  видим жертве только в предсмертном холоде. Заледеневшим, неподвижным
глазам.  Да,  ты правильно понимаешь, Впечатление тоже. Вот так. Холодным было и
его  оружие, но сейчас не об этом. Важно не как он охотился, будучи живым, а как
поймать  его  умерший  облик. Тёплому человеку в нормальном состоянии потрогать,
выпить  его Впечатление ничем не грозит, Минт покажется в нём призрачной дымкой.
Вот.  Я  выполнил  обещание. Могу добавить. Подобное свойство не было случайным,
побочным  эффектом  преображения.  Открытые  глаза  человека так же слепы, как и
закрытые.   Видит,  струящееся  из  них,  желание  увидеть.  Разглядеть.  Дважды
сильное,  правомочное  желание. Как тревожное стремление распознать опасность, и
как  обычное  жадное  любопытство, ищущее новизны. Тем и пользовался. Минт вовсе
не   прятался.  Голосом,  атрибутами  угрожающими  и  заманчивыми  он  привлекал
внимание,  старался  предстать перед врагом или жертвой. Показать им свой облик.
Но  не  взгляд,  а  зубы  Юбиса последнее, что увидел сам Минт..." Меланхолично,
философски закончил Олив письмо.
Весело… Ну и как быть?..


-  Минт,  Минт?..  -  проворчал  Буро,  забирая  искру  и  отдавая карту. — Пена
морская,  морозная?..  Не  знаю,  не знаю, может и есть где, среди старых чашек.
Если не высохла. Да там ничего не видать...
-  Я  осведомлён,  Биг-Буро,  -  чинно настаивал Густав. — Пожалуйста, Биг-Буро,
твои условия, твоя цена?
-  Какие  условия,  какая  цена?..  -  бормотал  Буро, по-королевски угощая его,
разливая  и  смешивая музыку и голоса отдельных Впечатлений, как один он умел. -
Поговори-ка  ты  с Гаем. Да, так будет хорошо. А дальше видно будет… Дальше по
ходу...
«Поговори!..  Кого  он  и  навещает,  кроме Раджи, на континенте? На Техно можно
поискать...  И  что я скажу? Гай-технарь, а не покажешь ли ты мне тварь морскую,
которую  не  увидеть, и сам не посмотришь, не сделаешь ли?.. А то мне карточного
короля  не  хватает...  Относительно Гая, какой-то нереальный бред, вообще». И к
шатру-то  с  его  пирамидкой  Густав  приводил  похищенных в отсутствие хозяина,
самого  не  дожидаясь.  Чего  ждать?  Когда  под  тентом  Белый  Дракон просияет
крыльями,  и  вот  уже нет его? В рядах, устремляясь куда-то в торговой пыли, не
то  чтобы  Гай  не  отвечал  на  приветствия...  Если  отсутствовала  интересная
механика  у  встречного  в  руках...  Но  встречный  сам  редко  горел  желанием
останавливать,  не  запасшись  предлогом  для  разговора… У Хан-Марика нашёлся
такой предлог.


В  общем,  большом  шатре  игроков  Против  Секундной  Стрелки  царило  азартное
оживление.   Не   ожидаемая   публичная  казнь  была  тому  причиной,  напротив,
полудроидам  не  свойственна  симпатия  к  неизбежному,  безвыходному. Они живут
столь   долго,   и   неопределённо  долго,  вольно...  Зрелище  чьего-то  тупика
озадачивает   и  отвращает  их.  В  частности,  плена,  одержимости  местью  или
единственной  страстью.  Такое  принято  скрывать.  Ещё  минус Густаву: какая-то
суеверная, проклятая колода...
Атмосферу  создавала  непривычная  теснота,  толпа хищников в одном шатре, много
гостей,  не принадлежавших к группе, пришедших на открытую игру, подразумевавшую
ставки  без  личного участия, без риска. От посторонних — тройные ставки, что не
уменьшило  число  желающих.  Которые  незнакомы,  получили  возможность завязать
связи,  иные  — возобновить знакомства. Иные же предпочли бы, не пресекаться, но
любопытство  победило  опасения.  Припозднившихся,  Марика  -  ждали  не скучая.
Просторный  тент  цвета  пыли стал рынком внутри рынка. Всем хотелось разглядеть
чужие  ставки.  Махнуться  без  церемоний  прежде начала игры. Публика собралась
опытная, разных артефактов захватили с собой на всякий случай.
Как обычно в интересах лидировала механика, скрытая механика.
Можно  объяснить  ценность  подобного на чём-то простом. К примеру, небывалой на
Мелоди,  но  ценимой  в  Собственных  Мирах,  арфе.  Вот кто-либо желает создать
Восходящим  или  из  похищенных.  В чертеже механики много деталей, у арфы много
струн.  И  то  и  другое, расположение условных шестерёнок, тон, натяжение струн
надо  знать, изучить прежде. Идеальный технарь, тренированный, вроде Гая, может,
сосредоточившись,  удержать  все  струны  или  шестерёнки  в  уме  одномоментно,
опуская  и  поднимая  руку  над  похищенным.  Ему достаточно одной жертвы, чтобы
создать  артефакт  целиком.  Но подобных мастеров очень мало! И они нередко… с
причудами.  Все прочие создают артефакт послойно, по деталям. Долго. Да ещё надо
сообразить  что куда. Полудроиды восхищаются сложными задачами, но склонности не
имеют  к  долгим  проектам  и  сосредоточению  не на минуты, а на годы… Арфа в
облачном  мире,  это  здорово.  Ещё  лучше,  если  сделал кто-то другой! Струнам
разные  свойства  можно  придать, от ветра поют… От приближения танцора… Вон
Густав до сих пор не забыл потерю.
Ещё  интересовали  народ  такие  вещи,  как Сомбреро Собирающее Дожди. Достояние
Биг-Джуна,  оно  разворачивалось  с  первыми  каплями  из невзрачной тюбетейки и
впитывало  столько воды, что хватало на десяток средних бутылей. Бродяжничество,
поиск  редкостей  в  ливнях  и грозах, единственное, чем занимался изредка Джун,
кроме  игр  и грабежей. Охотник он был никчёмный, заметный очень, хулиган, вроде
Марика.


В  шатре  становилось даже тесновато. Знакомые знакомых появляясь в обязательных
двух   шагах  перед  откинутым  пологом,  приветствовали  Злотого,  наблюдавшего
рыночные  ряды.  Интересовались  условиями  игры. Большей частью присоединялись.
Тесновато...  Обрезанная  вершина  общего  шатра  ждёт,  чтобы  продлиться ввысь
призрачным  шатром  победителя,  достигающим его Собственного Мира. Пространство
под   тентом   освещали   Пузырьки-Минутки,   развешенные  по  стенам  раковины,
испускавшие  струйки  пузырьков,  быстро  улетающих, но очень светлых. Пирамидки
договорились  ставить  в  последний момент, а то чёрт знает, во что эта толкучка
может вылиться. Дорогие артефакты, рисковые хищники.

Похожие статьи:

РассказыПоследний полет ворона

РассказыОбычное дело

РассказыПортрет (Часть 2)

РассказыПотухший костер

РассказыПортрет (Часть 1)

Рейтинг: 0 Голосов: 0 396 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий