1W

Что имеем - не храним (из серии про двух волшебников)

в выпуске 2014/02/17
6 декабря 2013 - Алексей Туманов
article1179.jpg

20 мая 20… года, Отрадное, 14 часов 18 минут

В обычном московском панельном доме, где-то в районе Отрадного, в самой обыкновенной квартире на 9 этаже сидели и пялились в магический шар два волшебника. Один – несомненно, Человек, в мятых камуфляжных штанах и футболке с невнятным логотипом. Второй, одетый в кимонообразную хламиду, судя по асексуальному лицу, волосам цвета выцветшей пакли и, главное, по заостренным ушам, явно был Эльфом.

— Ё-о-о… Бедный мужик, — Эльф грустно покачал головой. Человек лишь смачно плюнул.

— Не, ну она ж точно с глузду съехала!

— А что делать? – Человек задумчиво поскреб плохо выбритый подбородок, — Инструкцию ты не хуже меня знаешь. Отказать в этом случае мы не имеем права. Ну нет тут ни угрозы обществу или здоровью отдельно взятых личностей, это любой наш, да и не только наш юрист тебе скажет. Есть вмешательство в психотип? Так то по заказу и опять-таки без прямой угрозы жизни и душевному здоровью бла-бла-бла…

— И что? Будем выполнять заказ этой мегеры?

— Мне в падлу. И мужика жалко. Не, смотри, — он кивнул в шар, — я б на его месте… Главное, у меня ба-а-альшие сомнения, что после исполнения заказа вектор уйдет в позитив. Попортим отчетность, с нас стружку снимут. Премию порежут.

Эльф только вздохнул.

 

20 мая 20… года, Хамовники, 14 часов 19 минут

Татьяна орала на мужа, брызгая слюной.

— Ну что ты молчишь? Только и знаешь, своих дурацких солдатиков красить, как будто тебе 5 лет! Сидишь на своем заводе, ни черта не делаешь! Неужели не можешь найти себе нормальную работу? Я бьюсь, как не знаю что, чтобы нормально заработать! Все нормальные мужики… У человека должна быть ответственность… А ты… Мне стыдно говорить, что у меня муж на заводе работает!

Андрей, ее муж, действительно сидел молча. Он мог бы возразить, например, что работает он не на заводе, а в серьезном НИИ инженером группы хранения специзделий и получает примерно столько же, сколько и она, даром что бизнесвумен. Что его «солдатики» — военно-историческая миниатюра — нормальное хобби, а у нее и такого нет. Но он давно уже понял, что любое возражение приводит лишь к эскалации военного конфликта. Посему – молчал, что называется,  «как рыба об лед». Хотя многого не понимал. Ему хотелось обнять жену и спросить: «Танька! Ну что с тобой стало? Ведь ты раньше не была такой!».

Он не понимал, зачем ходить в кофе-хаус, где за чашечку дерут по 800 рублей, почему не выпить эту чашечку дома? Зачем возить дочь в школу на машине, если до школы ровно 8 минут быстрым шагом? Почему нельзя отдыхать на даче, а непременно надо вылезать вон из кожи, чтобы несколько раз в год ездить за границу и потом чваниться этим? Зачем платить офигенные деньги за билеты в модный театр, только для того, чтобы не выглядеть «белой вороной»? Почему, когда на свое 35-летие он хотел пригласить гостей домой, оказалось, что праздники дома – это отстой и «совок», что собираться за столом – это прошлый век и «совок». Вообще, «совок» стало последнее время любимым словом жены. Дача – «совок», работа на госпредприятии – «совок», старый автомобиль (у них был «Чероки» 1995 года) – тоже «совок».

Когда же это началось? Пожалуй, года два назад, когда эта ее толстая подруга устроила Таньку в какую-то совместную маркетингово-рекламную контору. Почти сразу же начались раскладки пальцев веером, зубов – шифером, разговоры о том, что в этой стране могут жить одни придурки, что надо жить так, как живет весь цивилизованный мир… А он не понимал, почему? Почему нельзя жарить на даче шашлыки, а только барбекю или фондю? Почему нельзя устроить на улице деревянные стол и лавки под навесом, а надо «легкую современную пластиковую мебель, как в Европе – в «Икее», между прочим, копейки стоит». Почему вместо такой привычной и удобной бабушкиной пуховой подушки надо спать на неудобном европейском валике с синтетическим наполнителем? И почему, черт возьми, ходить за шмотками надо только в бутик, хотя на вещевом рынке все то же самое в 10 раз дешевле?!

 

20 мая 20… года, Отрадное, 16 часов 01 минута

— Угу. Оторалась, — Человек «погасил» магический шар и полез в бар. – Вот так. Понты, они, друг мой остроухий, дороже денег!

Эльф закурил, и глубоко затянувшись, взял в руки заполненный бланк  наряд-заказа.

-  Что тут сказано? Мол, вправьте мозги, чтобы был нормальный мужик, а то у него «совковый» взгляд на вещи. Вообще, — Эльф сел на своего любимого конька, — типичный пример вашего, земного подхода к браку: поспешность выбора!

— Да причем тут это, — Человек, держа в руках серебряную чарку с коньяком, с увлечением руководил действием ножа, который сам, отрезав ломтик хлеб и намазав его маслом, равномерно распределял по маслу икру. Он поднял глаза на Эльфа, и почти готовый бутерброд шлепнулся на пол. Икрой, разумеется, вниз. Человек чертыхнулся и дематериализовал негодную закуску.

— Дело не в поспешности. Дело в ураганно меняющейся действительности. Пока эта Татьяна-как-ее-там сидела в своей стройконторе в орготделе, все было нормально. А теперь… (он выпил, не выпендриваясь с магией, намазал бутерброд и начал с аппетитом его жевать). Ладно, что делать-то будем?

Эльф вдруг пружинисто вскочил и принялся рыться в секретере.

— Вот! – он вытащил увесистый «Сборник должностных инструкций для персонала отдела коррегирования вероятностной матрицы реальности. ДСП», — придумал!

— Чё удумал-то, бюрократ? — Человек, забыв выпить вторую рюмку, подался вперед.

Эльф, не отвечая, листал инструкцию.

— Так, соответствие буквы заказа… бла-бла-бла… правота клиента… Вот, нашел. Зачитываю: «п. 10.8.12. Работа по коррегированию должна проводиться в соответствии с ТЗ, изложенного исполнителем со слов заказчика в бланке наряд-заказа (см. Приложение 9.1), и подписанного им в присутствии руководителя отдела. При нарушении…» Дальше не важно. Бюрократизм — он, друже, тоже полезен!

— Погоди. Я, кажется, понял. Только гранд-магу все равно надо звонить. Ему ж подписывать. И юристам нашим звякнуть нелишне.

— А шеф первый наряд-заказ еще и не видел. Она пришла, когда его не было, все равно завтра опять придет.

— Бить будут. Больно.

— За что? Все по инструкции. А за вектор я ручаюсь. – Эльф тоже «махнул» стопку и набрал на мобильнике номер начальника. – Шеф, тут такое дело…

Человек махнул рукой и пошел звонить в юротдел.

 

21 мая 20… года, офис отдела коррекции на проспекте Мира, 09 часов 58 минут

— Авантюристы, – гранд-маг неодобрительно вертел в руках переписанный Татьяной бланк наряд-заказа. – Вроде не подкопаешься… И как вы ее уговорили? «… Андрей (муж) должен обладать следующими качествами: …» — во, хитрецы!

Человек пожал плечами:

— Сослались на необходимость соблюдения формулировок, на требования юристов, на отсутствие двусмысленности…

— Ладно, работайте. Посмотрим, что у вас получится.

— Хреново получится, — с глубоким вздохом сказал Эльф. – Ей не мужей коррегировать надо, а мозги. Ладно, хоть мужика выручим.

 

21 мая 20… года, двор возле офиса отдела коррекции на проспекте Мира, 10 часов 03 минуты

Татьяна, глубоко задумавшись, шла через арку. Ей почему-то было страшно. Господи, что теперь будет… Вдруг раздался визг тормозов, возмущенное «би-и-и!!!» Прямо перед ней резко затормозил неизвестно откуда вывернувший джип. Дверь открылась, и на дорогу выскочил симпатичный мужик в дорогом костюме.

— Девушка, вы в порядке? Что ж вы по сторонам не смотрите…

Татьяна обалдело смотрела на мужика.

— Я… Это… Простите…

— Да это вы меня простите! Я только с самолета, заехал на работу, теперь домой еду. Вот и тоже расслабился. Давайте, подвезу вас. Вы тут живете, работаете?

— Да нет. Я тут… Просто по делам была. А вы где работаете?

— А вон! – мужик кивнул на красивую вывеску над одним из подъездов – «Банк Глобал-Франк плюс». – Можно сказать, банкир, — он заразительно рассмеялся. – Садитесь, пострадавшая! Вас как зовут?

— Татьяна. Таня можно. А вас?

— Андрей.

— Как моего мужа…

— Вы замужем?

Татьяне почему-то стало грустно.

— Уж и не знаю… А вы?

— Холост. Как-то все так… Все работа, работа. На личную жизнь и времени нет.

— Ну, так нельзя… — Тане вдруг стало легко и спокойно. Андрей уверенно вел тяжелый «Гелендваген», в салоне было уютно, и она подумала, что зря ходила к этим дурацким волшебникам, зря выкинула на ветер кучу денег…

— Я тоже много работаю. В бизнесе, — помолчав, добавила она. – Телевизор некогда посмотреть.

— А я его и не смотрю. Дебилизация одна. Если я хочу посмотреть новый фильм – иду в кино. Новости узнаю из Интернета, из газет, которые мне нравятся. Вообще,  поехали кофе пить. У меня вот два свободных дня нарисовались. Из Франции, из командировки, раньше времени прилетел. Я вдруг подумал – и правда, надо же отдохнуть. Я ведь с сетевого маркетинга начинал. Крутился, как белка. Пять лет без нормального отпуска. Сейчас в совете директоров… Не думайте, я не хвастаюсь. Вообще, у меня девиз – все время вперед. Мужик не должен сидеть на месте, он должен идти вперед! (Татьяна посмотрела на его строгий волевой профиль. У нее сладко заныло внизу живота).

— Вообще, мне интересно жить, когда я ставлю планку чуть выше, чем могу прыгнуть, — Андрей вдруг замолчал, — Надо же, как красиво заговорил! И что это меня понесло…

*  *  *

Эльф и Человек, наблюдающие за процессом в магический шар, удовлетворенно хлопнули друг друга по ладоням:

— Ну так!

— А то!

 

Год спустя

29 мая 20… года, Подмосковье, 09 часов 12 минут

Черноглазая улыбчивая Анечка, весело переговариваясь со свекровью, выгружала из багажника «Чероки» коробки с рассадой. Андрей уже суетился с лопатой на пятачке перед домом – готовил площадку под стол, лавочки. Ее десятилетний сын охотно помогал отчиму – пыхтя, волок у «месту застройки» доски. Вечером намечалось «торжественное открытие столового места», как шутил Андрей. Собирался подъехать ее отец, принять работу, Андрюшкины приятели… Как всегда, будут шашлыки, песни под гитару… «Господи, хорошо-то как!» — подумала Анечка и почему-то вспомнила своего бывшего мужа, жуткого сноба, старшего помощника младшего клерка в какой-то, как он выражался, «транснациональной корпорации».

«Я бьюсь, чтобы вытащить тебя из этого «совка», чтобы мой ребенок мог жить по-европейски…» — это была его любимая песня, когда он по вечерам, придя из своей конторы, сидел на кухне перед тарелкой борща. Ну да, зарабатывал он отлично, но Анечка все равно многого не понимала. Не понимала, зачем надо каждый день ходить на работу в другом галстуке и в новой рубашке, если старая еще не успела испачкаться? Что за идиотская работа, если с нее даже нельзя позвонить домой по городскому телефону, а только по мобильнику, да и то исключительно в обед? Зачем ему тратить деньги на обеды в бизнес-центре, когда можно перекусывать в недорогой кафешке напротив работы? И почему его так раздражает, что ей нравится смотреть телевизор, особенно боевики и американские комедии? Зачем в праздники устраивать какие-то выезды в модные кабаки, когда можно собраться, выпить-закусить дома? Кстати, зачем платить сумасшедшие деньги за коллекционные вина, когда все нормальные люди пьют водку? И почему она должна водить машину, если ей это не нравится? Только потому, что общественный транспорт – это «отстой» и «совок»?

Последнее, что переполнило чашу ее терпение – его заявление о том, что ей срочно надо менять работу – ему-де стыдно, что жена работает «каким-то дворником». Сначала Анечка хотела возразить, что вообще-то не дворником, а инженером по озеленению в ГУ ИС района, но потом плюнула, забрала сына и ушла к родителям. И почти сразу же, буквально через неделю, познакомилась с Андреем: во время ежедневного рейда  по району обратила внимание на мужика, который помогал дворнику снять повисший на ветке дерева пакет…

 

29 мая 20… года, квартира на Рублевке, 09 часов 12 минут

Татьяна была возмущена. Нет, не возмущена. Обижена. Оскорблена в лучших чувствах. Ей надоело ходить в домработницах, и она попыталась сегодня утром поговорить об этом с Андреем… Конечно, ее Андрей-новый был почти идеалом. Волевым, целеустремленным. Надежным. А толку? В ее-то жизни что изменилось? Та же стирка-готовка. И еще ребенка в школу на машине возить (она вдруг подумала – пешком-то до школы минут 10, а на машине – все 30 с учетом пробок и запрещенных проездов). Ну, отдыхает она за границей. Ну, одевает ее муж в бутиках. Только выпендриваться не перед кем. На работе подруги, узнав, за кого она вышла замуж, стали относиться как-то с прохладцей. Можно было бы уволиться – все равно ее 1500 «евриков» погоды в доме бы не сделали, у мужа только оклад был в 10 раз больше, не считая премий и прочего. А что делать, сидя дома? Вышивать она не умела, коллекционировать марки – не желала. Фитнесс-маникюрши-солярии? Да ну, скучно.

И вообще, мог бы и помогать по хозяйству, сказала ему она. Он только посмотрел на нее как на идиотку и сказал, что уют в доме – дело жены, на худой конец – приходящей домработницы. А мужик – добытчик.

Она вспомнила своего Андрея-старого. И чуть не заплакала. Он был… ну, не добытчик, конечно, зато его можно было послать в магазин, заставить пропылесосить ковер или выкинуть мусор. В конце концов, просто так, без повода взять и наорать на него…

 

Из отчета, представленного друзьями-волшебниками в Отдел коррегирования реальности:

«С учетом личностных качеств заказчика выполнение ТЗ не привело к сколько-нибудь заметным позитивным изменениям в ее жизни, за исключением вектора материального благополучия. В результате действий, совершенных по требованию заказчика, сохранен и приведен в прогрессирующее состояние векторы позитива жизни ее экс-мужа и совершенно постороннего человека Анны Н. Таким образом превышен процент по преумножению положительных изменений судеб по среднему показателю.»

 

 

Похожие статьи:

РассказыИнтервью

РассказыИероглифы порнозаклятия

РассказыКак вы яхту назовете...

РассказыВечная память...

Рассказы20 лет спустя

Рейтинг: +3 Голосов: 3 1357 просмотров
Нравится