1W

Чудеса горизонта. Недра Кулона

в выпуске 2014/11/06
18 июня 2014 -
article1985.jpg



Большая планета была в неделе пути.  Наш космолет скоро завис на ее дальней орбите, и мы принялись ее изучать.
 Ночью планета напоминала ледяную пустыню, в ней все замирало в черной пыли. Днем же поверхность ее раскалялась и казалась расплавленным сыром с множеством маленьких дырочек. Многочисленные метеориты летели на землю, разлетаясь на мелкие части, они оставляли причудливые ямы и длинные рвы. Издалека эти ямы и рвы создавали некую пористость, очень похожую на сыр. На планете не было атмосферы, но часто встречались ураганы коварных ветров. Они кружились и выли как голодные волки.  Казалось, что кто-то невиданной силой орудует огромным космическим веником, сметая оставшийся  сор большим и дырявым совком. Лучи и частицы неслись на поверхность, они жгли и мешали, словно готовили звездный омлет из слабых погибших планет.
— Жуткое зрелище, — Флед наблюдал через сферу экрана. 
— Это точно, — улыбнулась Пали. Она что-то искала в пределах рабочего места, то и дело, вращаясь на воздушном кресле. Перед ней светились карты звездного неба и чуть в стороне цветное изображение планеты в разрезе.
-  На  зиму похоже…., — продолжил Флед, — сидишь в теплом доме, а за окном вьюга, метель. Трюфеля уплетаешь с виртуальных заказов.
— А мне больше шоколадушки нравились, — ответила штурман и засмеялась, — ты к чему это, — девушка обернулась, — по дому скучаешь?
— Нет, — ответил механик,   - вернее скучаю, конечно….  Просто вспомнил, что спрятаться можно.
Пали нежно смотрела на Фледа красивыми голубыми глазами.  
— Куда спрятаться? – спросила она.
  — Внутрь планеты. – Флед улыбнулся, — Ты же сама говоришь, что внутри есть пространство.
— Не пугай меня, — девушка отвернулась к экрану.
— О чем речь? — Тидо зашел в рабочую зону.
— Да, вот, — ответила штурман, — некоторых все к ядрам  так тянет.
Командир посмотрел на механика.
— Там же высокая температура. Что там искать? 
— Жизнь, — ответил Флед и подошел к экрану информации, — смотри.
Планета смотрелась в разрезе. Различные светящиеся линии и цветные диаграммы менялись в картинках. 
— Видишь громадные пустые области, — показывал Флед, — а здесь температура ядра не настолько высока и сильно зажата. Также спектральный анализ фиксирует движение малых объектов.
-  Ведь не раз уже к этим ядрам и зонды пускали. Нет ничего там,  кроме лавы тяжелых металлов! – ответил Тидо.

Уже спустя час мы спускались к планете. Флед сидел на втором кресле пилота. А я как опытный летчик легко управлял челноком. 
Положение ладони в пространстве очень просто меняло движение. Анализатор считывал мысли, а сложная программа не допускала ошибок в пути. Аппарат всегда шел по нужному курсу. От моей руки в сторону экрана были тонкие голубые нити, едва заметное изображение активности управления. Они давали понять о включенном режиме. Наклоняя ладонь к горизонту, аппарат послушно повторял движения. Он также вертикально взлетал положением руки, ускорялся или тормозил. Информационная сфера достоверно отображала пространство вокруг челнока. Казалось, что летишь сквозь него, просто сидя на кресле. И только рифленый пол под ногами и желтая сетка экрана внушала некую уверенность и защищенность.
Я медленно наклонял ладонь к горизонту. Челнок ускорялся и начал пикировать вниз. Нас сильно прижало к креслам пилотов. Поверхность планеты очень быстро неслась к нам навстречу. Мы летели вниз головами, чувствуя прилив крови возле висков, сердце сильно сжималось в груди. Сетка желтых линий постоянно менялась, то и дело, возвращаясь к привычным квадратам. 
Механик сразу отменил перегрузку и с укором смотрел на меня. Я же с неким восторгом пикировал вниз. 
— Зря с тобой полетел, — пошутил Флед. Я улыбнулся.
Поверхность планеты нарастала большим черным горизонтом. Сильный метеоритный дождь летел вместе с нами. Множество различных камней причудливой формы хаотично вращалось и падало вниз. При столкновении они разлетались на мелкие части по всем сторонам, образуя причудливые ямы на теле планеты. Вся ее поверхность была покрыта пылью от постоянных атак метеоритов и напоминала последствия страшной войны. 
Мы подлетели к огромному кратеру. Звезда спряталась за сферу планеты. Но, несмотря на полную темноту, экран хорошо различал  всю поверхность. Медленным движением руки я приземлил наш челнок. Плотная мелкая пыль  закрыла все  виды. Даже звездное небо скрылось от глаз.
— И что дальше? – спросил я у Фледа.
 Он  изучал диаграммы. Тонкие красные линии на экране прокладывали путь к центру планеты. Цифры говорили о затратах энергии и возможных перегрузках.
— А дальше вниз, — улыбнулся Флед. 
Он нажал рукой на некую область экрана, отчего по всему периметру сферы возникло слабое красное свечение. Голубые тонкие линии от моих рук сразу исчезли. Стало понятно, что включился особый режим. Заработали излучатели по курсу движения, яркие белые лучи исходили от периметра диска и соединялись в одной точке. Эта точка и была направлением нашего погружения. В челноке включилась искусственная гравитация, и мы спокойно висели вниз головой. Вернее привычно сидели в своих креслах, не чувствуя силы притяжения планеты. Перемещение под землю выглядело плавным движением вверх. Яркие лучи над нами грели плотный грунт, отчего он превращался в полужидкую, красную форму. Мощные поля впереди челнока раздвигали пространство и невидимыми веслами двигали аппарат к центру планеты.  Не было привычного реактивного движения. Челнок передвигался сквозь грунт по другому закону. Мы наблюдали, как красная масса плотным потоком обтекает корпус и сползает за нами. Весь экран информации светился желтыми цифрами. Они сообщали обо всех показателях нашего погружения.
Общее время перемещения к центру планеты должно было составить 18 часов, Расстояние до пустого пространства 2700 километров.
Мы, молча долго сидели на креслах, наблюдая, как трудятся белые лучи. Экран сильно уменьшил их яркость. Все системы работали  в полностью автоматическом режиме. И скорость челнока была высока.  А все перемещение напоминало быстрое движение корабля через темно-красную воду. Она бурлила плотным потоком позади него, оставляя на время воздушную пробку. Меня, также забавляли различные графики и цветные диаграммы, постоянно менявшиеся во время движения. Своим дрожащим мерцанием они, как языки пламени, привлекали мой взгляд. И я бездумно долго смотрел лишь на них. 
Мы решили попить чай, обедать совсем не хотелось. Большие кружки с напитком возникли с системы подачи. И терпкий вкус аромата согревал наши души.
 Механик начал рассказывать истории из своей жизни. Он уже третий раз спускался к центру планеты.
— Раз сто только зонды пускали, — говорил он, — брали образцы.
— Ну и что там было? – спросил я.
— Как обычно громадные плотности и температуры. Стандартный набор элементов ядра.  Потом прекратили. Одно и тоже.
— А когда сам погружался? – интересовался я.
— Тогда тоже были пустоты, но гораздо меньших размеров и температура была выше немного…. Что внутри? – механик задумался, — да такие же ядерные процессы. Чем-то похожи на термоядерные, на звездах. Только гораздо более мелкие, и слабые, как догорающий костер…. Мы тогда с Бреном спускались…. Выходим из грунта. Там лава тяжелых металлов, — Флед засмеялся, покачивая головой, — резко бьет в нас. Экран весь красный. Я сам испугался. А Брен, тот под кресло свалился. Кричит. Ругается. До сих пор меня вспоминает за эти ядра планет.
— Поэтому, ты и взял меня…, что больше никто лететь не хотел?
— Ну, почему? – Флед округлил румяные щеки, — ты самый лучший десантник.
Механик рассказывал еще много историй. Я молча слушал и размышлял о том, что в центре планеты. Может там все-таки ад с расплавленной лавой?

Внешнее поле и сила гравитации планеты заметно уменьшались. Двигаясь к центру, мы наблюдали, как падают их величины. Где-то на 1300 километрах от поверхности эти цифры достигли ноля.
— И что это значит? — спросил я.
— Сила притяжения планеты развернулась на 180 градусов. Теперь она направлена не к центру, а в сторону поверхности. 
Флед также рассказывал про  изменения состава и плотности грунта. Все это было весьма интересно. 
Прошло много времени с момента нашего погружения. Глаза стали «слипаться» от усталости, хотелось поспать. Кресло пилота вытянулось под удобное положение моего тела. Оно каждый раз меняло форму, когда я ворочался в нем. Анализатор комфорта постоянно подстраивался под мои ощущения. Получалась кровать с интеллектом. Спать было в ней одно удовольствие. Но, мне снились жуткие черти в горящем аду. С котлами, печами и с кучей золы.…
Спустя время, механик  меня разбудил.
— Просыпайся, Алексей, — он тряс меня за руку, — скоро выйдем из грунта в центральную область.
Я потянулся и потер глаза. Сколько же спал? Почти шесть часов. Кресло пилота приобретало привычную форму. Спал ли друг Флед? Похоже, что нет. Не заспанный вид, и с блеском в глазах, словно принял несколько порций кофеина. Я посмотрел на экран информации. До выхода в светлую область оставалось 10 минут. Об этом говорила диаграмма с планетой в разрезе. Белые лучи впереди челнока продолжали трудиться, оставалось чуть-чуть подождать. Они как неутомимые труженики, не знающие покоя и отдыха, упрямо рыли вперед.
 Флед протянул энергетическую таблетку на завтрак и немного воды.
— Подкрепись, — сказал он.
 Ощущалось волнение. Что же там впереди?
Я проглотил таблетку, запив ее водой. И мы принялись ждать.
За двадцать секунд до выхода из плотных слоев Флед уменьшил скорость движения, и мы стали медленно плыть. Система автоматики отключила лучи в последний момент, перед поверхностью. Мы пробкой выскочили из грунта. Челнок вошел в обычный режим, и я сразу взял управление в свои руки. Компьютер мгновенно сканировал местность. Явной опасности не было. 
Мы огляделись. Перед нами открылась картина внутренней жизни планеты.

Вверху, в самом центре было что-то, очень похожее на солнце. Оно также ярко светило. Большие белые лучи искривленными нитями исходили от него. Это был природный ядерный реактор. С течением времени он выжег определенную область внутри планеты,  сильно уплотнив грунт и превратив одни элементы в другие. Образовалось пространство, которое представляло собою смесь газов со сложным химическим составом  и высокой плотностью. Слабая прозрачность и преломление света были в них очевидны. Наблюдалось искажение от разных углов зрения, и очертания рельефа сильно менялись. 
Температура поверхности 96 градусов. Она красно-синего цвета с глянцевым блеском. Сила притяжения во внутреннем пространстве направлена в сторону грунта и уменьшается к центру планеты. Возле светила была невесомость.
 
Удивительно спокойный и совсем неизменчивый мир. Здесь светило всегда находится вертикально над головой и день не меняется ночью. Уникальная стабильность давлений и температур. Никаких времен года и прогнозов погод. И с чего решили, что ад под Землей? Стоит лишь вспомнить, что творится снаружи планеты: атаки метеоритов, излучения, громадные перепады температур. Внутри же полная защита от всяких угроз. 
Надев специальный костюм можно ходить по внутренней поверхности планеты. Абсолютно не чувствуешь себя внутри сферы. И если смотреть в сторону горизонта, здесь также не видно краев и земля под ногами кажется плоской. 

Челнок пролетел несколько сотен километров, и сканер определил изменения рельефа. Мы остановились, изучая информацию на экране. Желтые линии квадратов продолжали сжиматься, приближая объект. Перед нами возникало скопление необычных возвышенностей, высотой до 100 метров.
— Я знал, — громко сказал Флед, — это точно цивилизация! Ты представляешь, что это значит?
Мы включили режим невидимости. Специальные поля «обводили» путь света вокруг аппарата, делая его совсем незаметным. Это придавало нам дополнительную уверенность и защищенность. Таковы были правила безопасности в таких ситуациях. Я отодвинул ладонь от себя и челнок послушно ускорился. Мы полетели к скопленью объектов. Флед постоянно следил за информацией на экране. Всевозможные сканирования и тесты программ проводили исследования новых участков. 
 Движением руки на себя я остановил челнок возле непонятной возвышенности, похожей на большой каменистый муравейник серо-желтого цвета, где-то темно-синих и красных тонов. Сканер экрана увеличил картинку до мелких размеров, выделяя определенные зоны. Он показал и объекты, имеющие жизнь. Различные графики цифр говорили о многом.
— Это недра! – сказал Флед, — цивилизация, живущая внутри планет. Я знал, что рано или поздно найду их. 
Полупрозрачные камни бледно-красного цвета медленно перемещались по поверхности. Они были разных размеров, но одинаковых форм. Мы подлетели поближе, пытаясь их рассмотреть. Овальные тела не имели углов, а отсутствие конечностей, и каких либо органов вызывало сомнение. Компьютер определил абсолютно однородную структуру. Неизвестное химическое соединение в виде формул и цифр появилось на экране. Сложная программа проводила подробный анализ. У объектов было необычное строение внутренних связей, их кристаллическая решетка могла сильно меняться. Флед долго изучал трехмерное изображение, пытаясь понять. Одно было очевидным – это были живые существа. Овальные формы перемещались очень медленно. Механизм  движения был непонятен. Они не шагали, не ползли, не катались. Они как бы плавно скользили по поверхности. Редко встречаясь, друг с другом, они явно сливались телами на время. Потом возвращались в привычные формы и продолжали движение. Сканер определил непонятное энергетическое излучение, которое постоянно исходило от них. Программа подтвердила изменчивость поля, как возможный язык информации и принялась его изучать. Ранее известные способы считывать мысли не имели эффекта. 
Мы облетели также строения. Город был довольно большим, в нескольких сот километров. Серо-желтые постройки имели причудливые формы. Понять их  назначение было непросто. У строений не было острых углов. Очень похоже на пчелиные соты или большой муравейник. Ни труб, ни мостов, ни квадратных домов. Также отсутствовала привычная растительность, и соединения воды, характерные для жизни. Единственное, что вырисовывалось на экране, это разные уровни полей. Они представлялись в виде карты, наложенной на изображения объектов. Определенные постройки имели свои величины. Отсканировав их, мы могли по полям определять все объекты. Компьютер выдал карту движения существ, их маршруты также уходили под землю. 
— Ну, вот и все, — сказал Флед, — вроде расшифровали.
— Что именно? – я смотрел на изображение экрана. Многое для меня было неясно. Система табло выдавала много картинок. Чтобы ориентироваться в них, нужен был опыт, а его не имел.
— Язык недра, — ответил механик и нажал виртуальную кнопку, — можно наладить контакт.
— Что за язык? Как они общаются? – спросил я
— Изменением энергий, полями. Система их просчитала.
— Поразительно
— Они безопасны и дружелюбны. Надо начать диалог, — Флед нажимал виртуальные кнопки, задавая режим.
— Здравствуйте, — сказал он, обратившись к одному из существ.
Диаграмма уровней полей на экране выдала изменения. Компьютер перевел слово в энергетические импульсы и послал их объекту.
— Здравствуйте, — прозвучало в ответ, — кто вы?
Флед заулыбался и потер ладони.
— Кто мы? Пришельцы? – спросил у меня.
— Гости с другого мира, — предложил я.
— Мы с другого мира. Желаем добра, — произнес Флед.
 Низкочастотная модуляция голоса дрожала в картинке. Смысловые графики бегали по средней строке. Программа переводила слова в изменения полей и выдавала сигналы.
— Откуда Вы? – спросили в ответ.
— Из космоса.
Компьютер перевел информацию в виде данных о строении планеты и пространства вокруг нее.
— Ваша цель?
— Изучаем мир, — ответил Флед и посмотрел на меня.
— Изучайте.
Мы стали задавать очень много вопросов. Диалог занимал большое количество времени. Существа или недра, как назвал их механик, были очень медлительны. Но все, что узнали от них, представляло большой интерес. Особенно для меня. Я не имел большого опыта подобных исследований и находился под впечатлением. Еще постоянно проводил аналогии с нашей Землей. То, что узнал я внутри планеты, наводило меня на очень серьезные мысли.
У собеседника было сложное имя, занимавшее множество строк. Поэтому мы с Фледом сами назвали его. Кулон предложил я, как ювелирное украшение с красивым бриллиантом. Овальная форма бледно-красного камня подсказало название, имя. Размеры же недра были большими, почти до трех метров. Общаясь с нами, он неподвижно стоял лишь на месте.
Недра Кулон рассказал нам массу историй.
Его древнейшая цивилизация зародилась несколько миллиардов лет тому назад (в нашем исчислении). В то время ядерный реактор внутри планеты стал «остывать». Первая разумная жизнь представлялась расплавленной лавой. Недра развивались, изучая планету. Они много раз выходили на ее поверхность с извержением вулканов. Это был единственный путь покинуть ядро. Множество трудностей испытали они в своих переходах. Нормальной для их жизни была температура несколько тысяч градусов. Покидая горячее ядро, они остывали, превращаясь в неподвижные формы. Попытки выйти в космос были совсем неуспешны. Очень трудно придумать устройства, позволяющие сохранять такое тепло. И со временем горячая лава неизбежно превращалась в застывшие камни. Эти камни до сих пор живут на разных участках планеты, от ее центра до поверхности. Их неподвижность – это всего лишь очень малая скорость процессов. Словно время почти замерло или крайне медленно движется. Изменения можно заметить, наблюдая за ними лишь тысячу лет.

Кулон рассказал и о другой жизни, бывшей на этой планете.
 Когда-то на ее поверхности была атмосфера, она защищала от атак метеоритов и страшных частиц, поддерживала температуру. Было много воды и разных животных. Со временем появились разумные существа, (мы их назвали мудоны). Они быстро развивались, осваивая планету. Их внешность была похожа на наших людей, чуть выше ростом, с большими ушами, с глазами рептилий и вытянутым ртом. Трехпалые руки и ноги с перепонками между пальцев позволяли им находиться также в воде. Мудоны очень любили воду и большую часть жизни проводили именно в ней. Их необычные города были усеяны множеством разных каналов и искусственных рек. Всевозможные водопады и фонтаны украшали постройки. Замки, где жили мудоны, представляли собой многоуровневые бассейны с обилием труб и переходов. Они перемещались по ним между комнатами и этажами. По просторам суши мудоны путешествовали на специальных кораблях, в которых были емкости с водой. Они сидели в своих ванных и управляли устройством. Корабль имел большие колеса, высотою в пять метров и легко проходил все препятствия. Водородный двигатель использовал пресную воду, из которой получал водород. Управляющими сигналами служили волокна растений, они соединяли все элементы корабля и передавали импульсы в нужный момент. Паутина водорослей и всевозможных растений также  покрывала планету и служила источником связи. По ней общались на всех расстояниях. Другие растения, даже животные приспосабливали под разные нужды. На их основе создавались различные устройства, дающие холод, тепло или звук и много другого. Даже телевизоры представляли собой симбиоз из различных существ.
— Мы наблюдали за ними, всегда пытаясь помочь, — рассказывал недра.
— Каким образом? – спрашивал Флед.
— Мы давали им ценные камни. Они находили их в глубине, как полезные ископаемые. Эти камни позволяли создавать уникальные материалы с особой прочностью и другими необходимыми характеристиками. Наша раса верила, что мудоны добьются всего, имея большие возможности. Они опередят нас в своем развитии и улетят в космос к далеким звездам. Мы давали им все и даже лечили….
— Каким способом вы их лечили? — спрашивал Флед.
— Мы имеем поля и способны общаться потоком энергий, а также лечить. Они добывали полезные камни и исцелялись от многих болезней. Даже не знали, что мы существа.
Кулон рассказывал, что мудоны были жадны, ненасытны и очень жестоко эксплуатировали мир, приспосабливая его под свои нужды, и нисколько не думая о бедах других.  Недра верила, что они поумнеют со временем, и поэтому им помогала. Но, все развивалось совсем по-другому пути. Набравшись силы прогресса, они стали бездумно истреблять всю планету. Они ставили свое превосходство превыше всего, в своих технологиях, загрязняя поверхность, перерыли всю землю, истребляли животных. От их деятельности атмосфера планеты начала разрушаться, появились болезни. Но их стремление быть лучше других и погоня за властью не могли прекратиться. И поверхность планеты  погибла через тысячу лет. Мудоны погубили ее.
— Да, печально, — подумал я и вспомнил Землю.

Но жизнь на планете сохранилась в ее глубине. Спустя время светило ядра начало остывать и появились пустоты. Недра при такой температуре теряли подвижность. Их жизнь превратилась в существующий вид. Все многообразие форм разноцветных камней, кроме глянца красно-синей поверхности – это все существа древнейшей цивилизации. Они также есть в грунте планеты. Большинство неподвижны, и чтобы увидеть их жизнь, их надо сильно нагреть. 
Недра очень добрые, они всегда помогают друг другу и всем остальным. Такова их природа. Есть миры, в которых существа пытаются отнимать у более слабых, также у других форм жизни и видов. Они все имеют, сполна забирая, А есть недра, которые все отдают, помогая другим. Они также имеют сполна, получая все от своих собратьев. Опять отдают и всегда получают. Вот такое отличие жизни. Но, как показывает история данной планеты, недра живут, а все погибают.
На первый взгляд также может казаться, что жизнь здесь скучна, примитивна. Но это абсолютно не так. Она сложна, уникальна. 
Слияние красных камней – это форма любви. И если проводить аналогии с нашей Землей, они любят друг друга и чаще и лучше. Общение имеет постоянный характер, и нет расстояний и всяких преград. Их мир чувств, ощущений вероятно огромен. И что интересно, у них есть и театры, музеи, картины и есть развлеченья. И много другого, что нам не понять. Только происходит все в форме полей и потока энергий.
Строение желто-серых камней специально для нас показало спектакль. Программа переводила поля в изображение на нашем экране. Информация преподносилась в виде кино. Перед нами красивые камни превращались в разноцветные фигурки разных животных, вероятно живших когда-то на этой планете. Они забавно двигались на фоне природы и даже танцевали. 
Мы получили очень много полезной и ценной информации. Компьютер отсканировал все доступные образцы. Мы изучали светило, пространство и грунт. Сама цивилизация недра, она уникальна. Нам есть чему поучиться у них. И еще одно обстоятельство сильно порадовало нас.
— Возьмите Кулону с собой, — Кулон указал на небольшой синий камень. Полупрозрачный он приятно светился, привлекая своей красотой, — она миллионы лет мечтает о звездах сильней остальных. Обладает целебными силами и многим другим. Она будет талисманом удачи в вашем пути.
Мы взяли Кулону с собой и попрощались со всеми. Я движением руки повел наш челнок в обратный путь.


 

Похожие статьи:

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыДоктор Пауз

РассказыПограничник

РассказыПо ту сторону двери

Рейтинг: +1 Голосов: 1 455 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий