fantascop

Чудеса горизонта. Пыльный дракон

в выпуске 2015/04/16
22 ноября 2014 -
article2886.jpg

Темно-серые стены напоминали холмы и овраги. Невероятными изгибами  они тянулись по всем сторонам далеко к горизонту. Казалось, что это был не космический корабль, а большая планета. Планета  из непонятного фантастического материала, четко отлитого в какое-то непостижимо великое сооружение,  Мы висели в виртуальном пространстве без всяких скафандров и приспособлений. Громадный космолет по форме восьмерки (знака бесконечности) простирался под нами.  Бесчисленные технические устройства корабля пестрили повсюду. Это были непонятные углубления,  причудливо изогнутые плоскости и другие необычные  формы.
Механик Флед летел впереди. Он тщательно вглядывался в обшивку корабля, обследуя ее метр за метром. Он искал повреждения, послужившие причиной нашей остановки во время пути. Я же больше наслаждался полетом и любовался видом на звезды. Они ярко светились на темном небосклоне. Также завораживающе красиво, как и в нашей родной галактике.

Перемещаясь от одного сектора к другому, Флед периодически нажимал большую красную кнопку на своем животе. Она служила подтверждением  мысленно выбранного действия. Как он сам объяснял, сигналы мысли могут  бесконтрольно меняться, что усложняет работу, а с кнопкой  было удобнее. 
  — Мелкие точки по углам корабля, — заметил Флед. Он нагнулся в сторону обшивки и уже висел вниз головой, указывая мне рукой на место повреждения, — там смотри,- его ноги, казалось, стояли на бесконечном полотне звездного неба.

Я подлетел поближе и тоже завис вниз головой. Стал разглядывать желтые точки. Они слабо мерцали. Словно в этом месте корпус корабля становился прозрачным и показывал звезды с другой его стороны. Я задумался, пытаясь оценить повреждения. Перед моими глазами возникли цветные диаграммы и набор инструментов, позволяющих оценить информацию и выполнить действия. Очень удобная технология виртуального пространства позволяла  комфортно работать с невероятно высокой производительностью. В это время специальные роботы исполняли команды в реальном пространстве, они вместо людей выходили в открытый космос и работали со сложным оборудованием. Я попытался активировать несколько исследовательских функций, но толком в них не разбирался. По этому просто принялся ждать, пока Флед не закончит работу.

— Все понятно, — произнес механик. Он показал жестом выходить из пространства.

Мы оказались в сфере управления. Большая полусферическая комната была центральным местом всего корабля..

 Командир Тидо молча оглядывал каждого члена экипажа в порядке появления его в рабочей комнате.

Последней вбежала Тилу, она виновато улыбалась, извиняясь за свое опоздание. 
— Клае, покажи отчет, — попросил командир, обращаясь к программе Клае, искусственному интеллекту корабля.
На информационной сфере появились изображения космолета в различных разрезах с различными поясняющими цифрами и рисунками. Посреди комнаты возникла голограмма красивой девушки с  темными, длинными волосами. 
— Ранее на 12 часов, приемники уловили присутствие частиц высоких энергий, -сказала она, — было принято решение выйти из скоростного пути. Обследования подтвердили результаты сканирования. Корпус имеет нехарактерные точки проникновения по острым углам в следующих зонах.
На изображениях космолета появились маленькие желтые участки, указывающие на наличие повреждений. Всевозможная информация позволяла оценить степень их проявления. 
— Возможный источник излучения определен? — спросил командир. — Может близость звезды?
— Путь корабля не выходит за нормы допустимых приближений. Проверено еще раз. К тому же на момент проникновения мы находимся на очень большом расстоянии, — решила пояснить Пали, — ближайшая звезда Крох маячит по курсу в 2 месяцах пути.
— Источник не определен, возможные пути не имеют локального проявления, — добавила Клае.
— Обратите внимание на необычность проникновения частиц, — Тидо указал на вид корпуса корабля в разрезе, — по всем правилам должны быть линии, идущие от внешней поверхности обшивки к центру. Здесь же характерны разрушения только на определенной глубине, то есть внутри корпуса. База данных не располагает случаями подобных проявлений.
Командир корабля окинул взглядом всех членов экипажа. — Какие будут мнения?
 Тилу «витала в облаках», она прижалась щекой к моему плечу. Сам я не располагал знаниями и опытом своих товарищей, Оставалось только наблюдать за остальными. Долговязый программист Брен улыбался, подперев подбородок своей ладонью. Тучный механик Флед натирал пальцами  лоб, пытаясь найти решение сложной задачи. На его творческий ум и смекалку, я больше всех наделся. Штурман Пали смешно надув щеки, что-то искала, листая странички на экране информации. В ее голубых глазах отражались картинки. Очень красивая девушка, светлые волосы, круглые щеки с румянцем, когда она улыбалась, на них появлялись симпатичные ямочки. Они с Тидо были парой и очень эффектно вместе смотрелись. Он громадный с широченными плечами, смуглой кожей и черными кудрявыми волосами. Она вся светлая мягкая нежная. Еще две девушки, программист Дели  и механик Кети, скромно стояли в стороне. 
— Ну, так что? — прервал общее молчание командир корабля. Тидо не спеша прохаживался посредине зала. Он остановился возле Брена. — Ну, вот что ты улыбаешься? Говори свое мнение.
— А что говорить, — Брен убрал руку с подбородка и придал лицу серьезный вид. — Есть инструкции, а любой анализ лучше Клае никто сделать не сможет. Что положено делать в такой ситуации? — он обратился к изображению девушки.
— Согласно инструкции, — ответила та, — необходимо заменить поврежденные участки и сменить траекторию движения корабля. Но в особо дальних перелетах подобные решения принимает экипаж.
— Что нам мешает следовать установленным правилам. Давайте сменим шкуру и полетим дальше, — предложил Брен, жестикулирую длинными костлявыми руками.
— Дело в том, что сменить обшивку мы сможем только раз, — щеки Пали горели румянцем. — Это займет по времени месяц. Восстановить аварийный запас деталей корпуса получится еще через месяц. А если повреждения повторятся, то мы встанем на целых два месяца. Проникновения частиц может иметь постоянный характер, тогда мы вообще не сможем лететь и израсходуем весь запас необходимого сырья. Необходимо также учитывать, что до звездной системы Крох осталось немного пути.
— Как они вообще, эти частицы проникают сквозь защитное поле, — как-то неожиданно для меня в разговор вступила Тилу, — почему в середине корпуса, может они, и внутрь корабля проникли, летают здесь повсюду, а мы их не видим…
— Да, Тилу, — Брен с широкой улыбкой нашел, что сказать, — это инопланетный красавец-мужчина по частям в корабль проникает. Скоро начнет собираться в одно целое, готовься…..
Все засмеялись.
— Так, команда, серьезная ситуация, — командир решил вернуть экипаж в рабочее русло, — Всем известно, что есть нейтральные частицы, которые пронизывают абсолютно все и никак не проявляются. Возможно, по какой-то внешней причине в нашем случае, они входят в зону виртуальности в местах чрезмерного изменения вектора полей, то есть на участках острых углов корабля. Их проявление имеет единичный, временной интервал, и ограничивается воздействием на одну элементарную частицу. Отсюда мы имеем точечные повреждения.
После некоторой сложившейся паузы тучный Флед, так долго чесавший свой лоб, произнес:
— Я считаю, правильно лететь на планету Красен как и было намечено. Данные разрушения не являются критичными для корпуса корабля, необходимо будет постоянно фиксировать возможные атаки частиц, и анализировать их проявление. В системе Крох параллельно с ремонтом займемся исследованиями. Но, думаю, что в такой ситуации разумно посоветоваться с учителями.
— С кем конкретно? — поинтересовался командир.
— С Таудом, твоим отцом, Тидо, — ответил Флед.
— Согласен, его бесконечный опыт и знания бесценны. Клае, пригласи отца.
Спустя секунду рядом со светящейся картинкой девушки появилось объемное изображение легендарного академика. Его могучая фигура и большой рост превосходили совсем не мелкого сына. Тауд подошел и нежно обнял Тидо. — Как дела? — спросил он у него и после нескольких фраз подошел и поздоровался с каждым членом экипажа.
— Аа, Алексей, — при виде меня академик расплылся в широкой улыбке, — как проходит полет? Не жалеете с Тилу, что согласились? — поинтересовался он. Мы, разумеется, ни о чем не жалели. Когда Тауд подошел к Брену, он сначала похлопал его по плечам, потом руками поднял на полметра над полом.
  — А, шутник, все шутишь? — немного повертев программиста,  он поставил его на место.
Интересный эффект проявления силового поля создавал полную уверенность присутствия академика. Точно сканированная копия на момент отлета корабля стояла перед нами. Весь багаж бесценных знаний, приобретенного опыта и несравненного мышления легендарного путешественника был в нашем распоряжении.
-Я изучил суть вашей проблемы, — произнес он, — и считаю предложение Фледа очень разумным в сложившейся ситуации. — Тауд с одобрением смотрел на механика, — Единственное, советую уменьшить скорость корабля и немедленно начать производство деталей обшивки в промышленной зоне. Как раз на Красене поменяете ее, сохранив резервный запас….
Решение было найдено, и командир объявил об окончании совещания. Экипаж стал расходиться по своим делам. Брен посмотрел мне вслед, как будто хотел что-то сказать.
Почувствовав тепло друг друга мы с Тилу решили уединиться, ноги сами несли нас в комнату отдыха. Усевшись на большую мягкую кровать, мы стали строить глазки друг другу. Тилу вся светилась, ее прекрасные глаза наполнялись желанием, а женственность притягивала как самый мощный магнит. Устоять было невозможно, я сдался сразу и прильнул к любимой, нежно обняв ее вокруг талии. Она ласково поглаживала мои волосы…… Страсть пробудились в нас с невероятной силой…
Скоро мы услышали стук в дверь. Взбудораженный Брен не был похож сам на себя, он суетливой походкой прошел в комнату и плюхнулся в мягкое кресло. Пальцы рук программиста нервно сжимались. Брен заметил большие удивленные глаза Тилу.
— Извиняюсь, конечно, — сказал он, чуть улыбнувшись, — но надо поговорить.
Тилу незаметно ушла.
— Что у тебя стряслось? Чего ты такой дерганный? — поинтересовался я.
— Слышал, как Дели смеялась? — Брен говорил очень серьезно. Его вид не был похож на привычного шутника.
— Ну и что здесь такого?
— А то, Алексей, с ней творится что-то неладное, — программист поднялся с кресла и несколько раз прошелся по комнате. Он пытался собраться мыслями,  — Понимаешь, в распоряжении Дели находится Клае. Искусственный интеллект может многое. 
Я сидел на кровати и никак не мог понять, что так сильно беспокоило моего товарища. Брен плюхнулся в кресло, закинул ногу на ногу. Его глаза меня изучали, требуя понимания.
— Все мои программы подчиняются единой программе Клае, она контролирует все процессы на корабле. Даже то, что ты видишь и чувствуешь…. Я знаю Тауда давно, еще с детства. Он никогда бы себя так не повел. Это Дели сделала так, чтобы поднять меня на смех перед всей командой.
— С чего это ты взял? — поинтересовался я,  беспокоясь за здоровье своего товарища.
— А с того….Я как-то недавно неудачно пошутил …и мы поссорились  — ответил Брен.
— Ну и что? Всяко бывает. — я не находил причин для волнения.
— Ты не понимаешь. По-моему и с кораблем ничего не случалось, и никаких  атак частиц вовсе не было. Все анализаторы, виртуальное пространство, все, что вы со Фледом подтвердили, обследуя обшивку корабля, это иллюзия. Все это сделала Дели, управляя программой Клае.
Все сказанное Бреном, выглядело даже смешно. Я знал Дели, как хорошего человека и нисколько в ней не сомневался. Маленькая худенькая девушка постоянно всех защищала. Брен был ее парнем, и они часто спорили между собой. А в дальних полетах могло случиться все что угодно.
— Давай на Красене, я выйду сам в открытое пространство и своими глазами все проверю, — предложил я.

Через намеченное время, как и рассчитывалось, мы долетели до планеты Красен и стали на ее орбиту. Шесть планет вращались вокруг большой звезды под названием Крох. Четвертой от центра был Красен. Данное направление в этой галактике было указано еще много веков назад легендарным исследователем как представляющим повышенный научный интерес. Звезда получила свое имя в честь этого путешественника придумавшего также названия планет этой системы. Вообще надо отметить о ничтожно малой изученности громадной галактики, не смотря на великое множество и беспилотных кораблей, постоянно курсирующих по ее необъятным просторам. Система Крох в первый раз была удостоена посещения исследователями.
Вспомнив наш разговор с Бреном, я предложил командиру выйти в открытый космос для визуального обследования обшивки корабля. Но он не одобрил мою идею.
— Ты все равно ничего не увидишь, — сказал он, — разрушения проявляются внутри корпуса и на мироскопическом уровне в виде точечных нарушений связей между частицами. И по какой причине, ты хочешь провести дополнительное обследование?
Я не знал что ответить. С момента нашей последней остановки, когда проводилось совещание экипажа, повторных атак частиц зафиксировано не было. А опасения Брена выглядели немного бредовыми.
— Все займутся техобслуживанием систем корабля. Флед и Кети сменят обшивку. А ты выходи в виртуальное пространство и высаживайся на планету. Соберешь образцы, проведешь исследования по перечню стандартных работ, — сказал командир.
Мне уже до чертиков надоело это виртуальное пространство. Все работы в нем были чрезмерно легки и лишены чувства действительности. Хотелось же абсолютной реальности и адреналина. Ведь всю работу выполнял робот-двойник, он с точностью повторял мои движения. Я собрался смелостью и предложил провести реальную высадку без всякого виртуального пространства и привлечения роботов. Тидо внимательно посмотрел на меня, изучая мои мысли. После некоторых раздумий он согласился. По предварительному сканированию поверхность планеты опасности не представляла.
— Только не выходи из аппарата, — дал наставление командир. И я, окрыленный возможностью проявить полученные ранее навыки, помчался бегом в ангар.
Знакомое кресло пилота привычно комфортно удерживала мое тело в пространстве. Я подключил свои мысли к анализатору управления и провел начальное тестирование. Изменяя положение руки в воздухе, и давая мысленные команды, можно было наблюдать, как меняется форма и режимы работы челнока. Подобно тому, как слушаются штурвала элероны на крыле самолета, или газовые рули сопла, меняющие вектор тяги его двигателей. Можно представить себя сидящим за рулем мощного гоночного автомобиля, давить на газ и слышать рев мотора. Чувства, которые испытывал я, по силе ощущения превосходили все возможные аналоги на родной Земле. Сердце радостно колотилось в предвкушении предстоящего полета. Я дал старт и «отшвартовался» от корабля.
Если в целом рассказывать о всех планетах большой галактики, необходимо отметить их общее отличие от планет, входящих в Млечный путь. Дело в том, что все элементы таблицы Менделеева, имеют здесь отличный индекс. Он имеет цифровое обозначение, по мере открытия его исследователями. Разные галактики состоят из элементов со своим определенным индексом. Это проявляется в некотором различии физических процессов и химических реакций, происходящих на них. На планетах других галактик встречаются необычные явления и вещества с непонятными свойствами и неповторимыми химическими формулами.
Внешне Красен представлял собой сочетание оттенков всего лишь трех цветов: красного, желтого и коричневого. Планета была сравнительно небольшого размера и имела свою атмосферу и примитивные формы жизни. Надо сказать, для людей ни вода, ни воздух, ни все остальное для их жизни на этой планете были непригодны. Большую часть всей поверхности занимала бледная красно-желтая жидкость. Суша, состоящая из причудливых холмов, имела ржаво-коричневый цвет.

Я разогнал челнок до очень большой скорости и несколько раз облетел вокруг планеты, наслаждаясь, прежде всего, невероятно захватывающим чувством полета. Как не наигравшийся ребенок, я сделал несколько фигур высшего пилотажа, испытав сравнительно небольшие дозы перегрузки. Внешний облик и цвета планеты мне были явно не по душе. Отсутствие привычных голубоватых и зеленых оттенков вызывало некое отвращение. Я вспомнил красоту пейзажей на родной Земле, ни в какое сравнение их не поставишь. Погрузив челнок под мутную воду, я включил необходимую программу его работы. Стандартный набор тестов и исследований проходил полностью в автоматическом режиме, не было никакой необходимости вникать в суть процессов. Взяв пробу жидкости на борт челнока, компьютер сообщил о возможности дальнейшего передвижения. Я резко развернул аппарат вверх и очутился летящим вниз головой, абсолютно не чувствуя силы притяжения планеты. Бледная красно-желтая вода с бешенной скоростью проносилась мимо над моей головой, далеко впереди показалась суша. Пролетев несколько километров по ней, я резко остановил челнок возле оранжевой реки, сразу не поняв необычность увиденного. Присмотревшись, было очевидно, что гладкая поверхность воды не находилась в горизонтальной плоскости, она как бы наползала на берега, повторяя их форму. Пролетев дальше к истоку течения реки, я обнаружил некоторое сужение ее русла. Поверхность воды имела явную дугообразную форму, повторяющую рельеф прилегающей местности. Картина была необычной. Привычный закон растекания жидкости не выполнялся. Через некоторое время начался дождь, который поразил меня своей нелепостью в еще большей, громадной степени. Оранжевые капли начали медленно отделяться от поверхности воды и лететь вверх, нарушая всемирный закон тяготения. Я развернул челнок за ними и поднялся на высоту желтоватых облаков. Здесь к моему удивлению капли воды постепенно, но довольно быстро испарялись на протяжении нескольких сотен метров своего полета. Дальнейшее исследования показало, что данные испарения в виде желтоватых облаков перемещались в сторону просторов суши и там, опускаясь вниз до поверхности «ржавой» земли, превращались в воду. Таким необычным был круговорот воды в природе этой планеты. Если говорить о растениях, то их было немного. Они, как правило, имели форму тонких желтых блинов и плотно стелились по поверхности земли. Действительно, зачем им расти вверх, ведь достаточно иметь лишь большую площадь, чтобы получать необходимую энергию света звезды под именем Крох. Очень слабая корневая система растений также располагалась на поверхности, она не врастала в грунт в поисках воды и питательных веществ. Вода же попадая на сушу, абсолютно не впитывалась в нее, она лишь стекалась едва заметными ручейками в оранжевые реки. Примитивные организмы, обнаруженные мной, имели желеобразную форму тех же стандартных оттенков. Желтовато-красноватая слизь была повсюду, даже в воде.
Вернувшись на корабль, я зашел в сферу управления с отчетом о проделанной работе. Тидо на месте не оказалось, он трудился в продовольственных отсеках и работал наравне с остальными членами команды. В комнате находилась лишь Пали, она изучала расчеты на информационном экране. Большая объемная картинка звездного неба пестрила разными линиями, изгибами, сеткой реального пространства и набором разнообразных формул и цифр. Девушка надувала щеки, хмурилась, ее голубые глаза «расширялись», она как будто чему-то удивлялась.
Я принялся рассказывать о своем приключении во время высадки на поверхность, о необычных явлениях, обнаруженных мной. Пали слушала невнимательно, ее мысли занимались другим.
— Ты, знаешь, — сказала она, — Клае зафиксировала непонятное облако в соседней звездной системе. Два часа назад оно начало движение в нашу сторону с невероятно высокой скоростью. Сканирование объекта не позволило определить его структуру. Это звездная пыль неизвестного энергетического состояния. — Пали ненадолго задумалась, пристально вглядываясь в сферу. — Нет, надо объявлять тревогу! — сказала она.
В ту же секунду вся комната наполнилась слабым красным светом. Раздался вежливый голос Клае: — Внимание! Просьба экипажу собраться в сфере управления!.. Внимание! Просьба экипажу собраться в сфере управления!....
Первыми появились Брен и Дели. Взволнованные, они подбежали ко мне с вопросами, они посчитали, что именно я в своей реальной высадке попал в опасную ситуацию. Но, обнаружив меня живым и здоровым, успокоились. Спустя несколько секунд, появился командир и все остальные. Тилу чуть ли не со слезами бросилась ко мне в объятия. Абсолютно все, кроме Пали, в момент тревоги подумали обо мне. Но я пребывал в здравии и хорошем настроении.
Немного успокоившись, экипаж принялся разглядывать непонятный объект. Скорость движения облака была очень высокой, и превосходило в несколько раз возможности нашего корабля. Оно двигалось в нашем направлении, и по расчетам была возможность встречи уже через 9 часов 23 минуты.
— По траектории перемещения это похоже на космический корабль. Учитывая ничтожно малую вероятность совпадения направления полета с нашим местонахождением, можно сделать вывод, что объект разумно идет к нам на встречу, — Пали, немного волнуясь, выдала для всех неожиданную информацию.
— Маловероятно, что корабль способен находиться в таком энергетическом состоянии. Тогда можно рассматривать появление сверхразвитой цивилизации, 
— Да, я тоже не верю во встречу со сверхцивилизацией, — сказал командир, — это скорее подтверждение легенды Кроха. Он в свое время утверждал о существовании хищных космических существ, способных «поедать» целые планеты и даже звезды.
— Смотрите, — сказала Кети, девушка Фледа показывала рукой на информационную сферу, — это дракон! Смотрите, это голова, крылья, а там хвост!
Увеличенное изображение облака при детальном увеличении приобретало форму громадного дракона, летевшего к нам на встречу с невероятно большой скоростью.


— И что теперь делать? — спросил я, чувствуя страх .
— Улетать надо, — ответил командир, — что у нас с обшивкой, лететь сможем? — спросил он у Фледа.
— Поменяли всего на 5%, необходимо только немного дождаться завершения процесса монтажа и через 2 часа уже можно будет стартовать, — ответил механик.
— Хорошо. Пали выберите маршрут по курсу на 90 градусов от линии встречи, — Тидо решительным голосом давал задание штурману и потом всем остальным. Нам с Бреном было поручено, навести порядок в продовольственном отсеке, ту начатую часть работы, которую не закончил командир.
Процесс распределения продуктов во время приема пищи, а также утилизация отходов происходила в полностью автоматическом режиме. Часть мусора перерабатывалась в энергию, другая непригодная часть прессовалась в большие брикеты и выбрасывалась в открытый космос. Мы шли с Бреном по узкому длинному коридору, с двух противоположных сторон которого находилось множество различных хранилищ. Ячейки со временем опустошались и согласно правилам один раз в год необходимо производить внешний осмотр и осуществлять перепланировку.
— Ну и что ты обо всем этом думаешь? — спросил Брен. Он постоянно вертел своей головой из одной стороны в другую, оглядывая то ячейки хранилищ, то, наблюдая за моей четкой работой. 
— Ты о чем? О драконе? — переспросил я. — Честно говоря, становится страшно.
— Да, нет. Ты еще сомневаешься в проделках Клае? — Брен остановился и посмотрел в мою сторону, похоже, содержимое хранилищ его волновало меньше всего.
Я движением руки по воздуху наводил порядок в очередном отсеке, наблюдая, как трудятся послушные невидимые аппараты.
— Думаю, ты ошибаешься, — довольно громко крикнул я, так как мы находились в разных комнатах. Но ответа не прозвучало. — А как вы познакомились ?
— Мы с Дели учились в одной школе и жили по соседству, — лицо программиста приняло умиленное выражение, поддавшись приятным воспоминаниям. – Наши родители дружили, и мы проводили вместе очень много времени. Играли в одни игры. Потом я специально пошел учиться на программиста, чтобы быть  рядом, — Брен разочаровано вздохнул. — Но теперь все по-другому… 
— Да ладно, не грусти, — ответил я, — это просто дальние перелеты, ты вспомни теорию волн, как они меняют свой знак. Ваши отношения находятся в крайней отрицательной точке. Но со временем они опять поменяют свое направление и поднимутся  вновь до пика любви и понимания…
— Спасибо, старик — Брен улыбнулся, и мы продолжили свою работу.
Намеченный старт космолета произошел в запланированное время, все системы корабля работали нормально. Хотя большая часть обшивки корпуса не была заменена, это абсолютно не мешало условиям полета. Подобно локомотиву железнодорожного состава мощные реактивные турбины не спеша, стали разгонять громадный аппарат, а я с небольшим сожалением посмотрел на медленно уплывающую желто-красную планету. Единственное, что меня слегка огорчало, так это незавершенность исследования, ведь необычность процессов на ней представляло большой интерес. Постепенно скорость корабля увеличивалась, и Красен стремительно превращался в маленькую красную точку и скоро совсем пропал с поля зрения. Космолет перешел в режим искривления пространства, и мы помчались на предельно возможных скоростях.
Полет длился около часа, но никто из членов экипажа не покидал сферу управления полета. Все стояли молча и ждали результата маневра нашего корабля. Тидо специально выжидал время, чтобы получить более точную информацию о направлении движения непонятного облака. Наконец, почувствовав на себе долгие вопросительные взгляды, он дал команду Клае оценить углы сближения.
— Объект меняет курс по нашему направлению, — неутешительно сообщила она.
Тидо тяжело вздохнул. Стало очевидным, что облако преследовало нас и необходимо было принимать другие решения. Командир в еще оставшейся надежде дал команду повторно поменять курс на 90 градусов. Но спустя несколько минут ожидания, Клае объявила:
— Внимание, атака частиц высокой энергии. Источник излучения определен. Объект преследует нас. Вероятная встреча через 6 часов 16 минут.
— Этого и следовало ожидать, — лицо Тидо приняло расстроенный вид. Я видел, как на его скулах нервно заиграли желваки. Очень непросто быть командиром в такой ситуации.
  — Какая степень проявления атаки частиц? — спросил он.
— Пораженные области постоянно увеличиваются. Зона воздействия ограничивается корпусом обшивки корабля, — сообщала девушка с невероятным спокойствием.
  Обидно было терять жизнь в тот момент, когда открылись невероятные возможности. Я машинально прижался к Тилу, пытаясь ощутить ее тепло. Она нежно смотрела на меня снизу вверх. Даже если произойдет что-то страшное, мы будем вместе, до последнего вдоха…
— Командир, — громко произнес Флед, — давай попробуем уйти виртуально, — механик, этот талантливый человек всегда находил что-то дельное, даже в самой сложной ситуации.
— Сколько копий можно создать? Рассчитать, — дал задание Тидо. Он уже пришел в себя от минутной слабости и как горный сокол сверкал уверенностью.
— Оптимально четыре, — сообщила Пали спустя пару минут, она проанализировала отчет компьютера на экране информации, — более, нецелесообразно и энергозатратно, — пояснила она.
— Исполнять, — сказал командир, — четыре копии с углом на 60 градусов, курс корабля по ходу залпа изменить адекватно.
— Принято, — ответила Пали и быстро начала водить пальцем по воздуху, задавая режимы управления на экране информации, — пуск!
В тот же момент, четыре виртуальных копии нашего корабля полетели под разными углами в бесконечное пространство. Космолет тем временем также поменял курс своего движения. Со стороны это вполне могло выглядеть подобно фейерверку, когда от вспышки одновременно отделились и исчезли в разных направлениях пять лучей света. Мы, таким образом, пытались запутать коварное облако.
Здесь, наверно уместно сделать маленькое пояснение по поводу определения видимости объектов, перемещающихся со скоростями во много раз превосходящими скорости света. Действительно, как видеть их, если они летят, опережая свое изображение? Вселенная — это бесконечно большое физическое тело, состоящее из бесчисленного множества линий (или струн в понимании ученых Земли). С помощью этих линий некоторые процессы могут происходить с невероятно большой скоростью, и современные люди научились по ним передавать и получать всевозможную информацию.
Присутствия нашего корабля по разным направлениям, к большому сожалению экипажа, результата не дало. Наверно, виртуальность, нами созданная, проявлялась только для нас самих. А пыльное облако, двигаясь по вышеупомянутым линиям вселенной, могло совсем не замечать наши старания. Но предложение Фледа, даже в этом случае не теряло своей правильности, оно было логичным и понятным. Он также предложил:
— Давайте, пригласим Кроха, ведь по его легенде существуют космические монстры и именно в честь него названо это созвездие. Наверняка он обладает важной информацией.
— Дело говоришь, Флед! — Брен на радостях чуть не подпрыгнул. 
Спустя минуту посредине комнаты появилось изображение маленького седого старика. У него была большая белая борода, которая свисала до уровня живота. Сутулая спина и странное подобие клюки в руке, определяли его как человека очень древнего. Старичок прокашлялся в свой кулачок, лукаво улыбнулся, оглядывая всех присутствующих, и произнес:
— А-а, путешественники. Наши далекие потомки, — он, хромая прошелся, не спеша по кругу, пытаясь рассмотреть и даже немного потрогать каждого.
— Уважаемый учитель, — голос Тидо прервал исследования старого путешественника, — нам нужна ваша помощь.
Старик долго вглядывался в изображения на информационном экране сферы. Он немного причмокивал губами, клюка в его руке монотонно покачивалась.
— Плохо дело, ребятки, — сказал он, — плохо дело.
— Что это за облако? — торопливо спросил Брен.
Старик еще раз прокашлялся и немного поморщился, прежде чем начать свой рассказ. Он один не понимал драгоценность уходящего времени.
— Больше пяти с половиной тысяч лет тому назад, мы имели путь в соседних звездных системах. Это были первые полеты с участием людей в эту галактику. Наши приемники зафиксировали воздействие частиц. Через некоторое время мы обнаружили большое облако, летящее за нами. Пыльный дракон — так мы его прозвали, мчался с невероятно большой скоростью, широко открыв свою пасть и махая длинным хвостом. Он пожирал нас изнутри, съедая сначала обшивку нашего корабля, а потом и нас самих.
— Как это, съедая? — раздраженно спросил Брен.
Старик посмотрел на программиста и продолжил:
— Частицы наносили точечные разрушения по всему, что встречалось на их пути. В том числе и на клетки людей, которые, пытаясь восстановиться, начинали беспорядочно делиться, образуя страшную болезнь. Дело было дрянь, ребятки, — старик прокашлялся.
— Так как Вы спаслись? — спросил командир. Вся команда в мучительных ожиданиях ждала ответа.
— Чудом наверно. На нашем пути была большая звезда. Мы спрятались за нее. Как маленькие дети играют в догонялки вокруг дома, так и мы хотели бегать от злого дракона. Но на наших глазах произошло невероятное. Пыльное облако окутало большую звезду и перестало нас преследовать. В течение нескольких дней мы наблюдали, как быстро гаснет ее свет. Естественно, мы мчались скорее, прочь, — старик улыбнулся, — к родным просторам. Вместо звезды появилась большая черная дыра… Я рассказывал в отчетах о всем случившемся, но академия не приняла всерьез наши сведения.
— Ну а люди все выжили? — спросила Дели.
— Да все, нам повезло, что дракон вовремя выбрал другую жертву…, — ответил старый учитель.
— Так, времени нет, — произнес командир, — расстояние в часах до ближайшей звезды или планеты? — спросил он у Клае.
— Единственная, подходящая по времени встречи с облаком планета Красен, находится в трех с половиной часах, — программа выдала требуемую информацию.
— Так, что же получается, мы зря оттуда летим? — возмутился Брен, — надо срочно разворачиваться!
— Не успеем, — разочаровала всех Пали, — во-первых, облако пыли будет там немного раньше, во-вторых, сравнительно малый размер планеты не дает никаких гарантий.
— Так что же нам делать? — невесело произнесла Тилу. Мне стало ее жалко, и я нежно взял ее за руку.
— Я знаю, что делать! — громко произнес Флед. Вся команда с надеждой смотрела на механика. — Нам всем необходимо покинуть корабль и сделать это как можно быстрее.
Глаза всех членов экипажа «полезли» вверх от удивления, такого развития событий никто не предполагал. Больше всех возмутился Брен.
— Что за бред ты говоришь, — сказал он, — это самоубийство, Флед, мы даже не в нашей галактике!
— Я поясню, — механик немного раскраснелся от волнения. — Облако не оставит преследование корабля, это стало понятно. Согласно информации, полученной от Кроха, мы не имеем защиты от воздействия губительных частиц, также нет надежды на уничтожение облака излучателями. К тому же при сближении на расстояние выстрела, в случае его неэффективности, в чем я нисколько не сомневаюсь, у нас вообще не останется никаких шансов. А если сейчас воспользоваться челноками — это единственный выход.
Все замолкли, обдумывая предложение Фледа. Согласиться на него было непросто. Скорость челнока никак не могла приблизиться к скорости света. А это означало, что если нас не подберет другой космический корабль, мы обречены на гибель в космическом пространстве или на какой-нибудь непригодной для жизни планете. Ведь челнок способен добраться до дома только через несколько тысячелетий, если вообще способен. Уровень защит летающей тарелки сильно уступал громадному космолету, а запасы ресурса рассчитывались всего на несколько лет. Надеяться же на встречу с беспилотным кораблем приходилось с большим опасением. Сигналы бедствия по линиям связи с указанием наших координат имели малые шансы и ограничивались, к тому же, определенным расстоянием.
— А с чего ты решил, что дракон не погонится за челноками? Тогда нам точно конец! — Брен никак не мог объективно оценить ситуацию.
— Я думаю, они слишком малы по размеру, чтобы заинтересовать его. Ведь кругом полно крупных метеоритов, — ответил Флед.
— Почему же он не полетел на Красен или другую планету, они ведь больше нашего корабля?
— Вероятно у космолета большая плотность редких металлов. Мы для него как лакомый кусочек среди обилия другой не очень вкусной еды, — Флед улыбнулся, округлив румяные щеки.
— У кого есть другие мнения? — спросил командир, оглядев команду.
Брен явно нервничал. Он, немного мешкая, подошел к Дели.
— Может, ты нам хочешь, что-то прояснить? — спросил он.
— Ты о чем? — удивилась девушка.
— Это твои проделки, — Брен был явно не в себе.
Я решил взять ситуацию под свой контроль.
  — Спокойно, — сказал я другу и отвел Дели в сторонку. Вся команда в недоумении смотрела на нас. Я очень мягко и кратко рассказал Дели о подозрениях Брена.
— Придурок, — сказала она, обращаясь к нему, — даже файлы конфигурации не смог посмотреть, там же есть коды влияния.
— Ладно, хватит! Нет времени выяснять отношения, — решительно сказал командир. — Срочный аварийный запас по челнокам, Пали сообщи в эфир сигнал бедствия и наши координаты. Экипажу покинуть корабль!
Через двадцать минут все восемь челноков до предела были загружены всем необходимым. Аварийная автоматика сработала в кратчайший срок. Команда одним за другим покидала обреченный космолет, вылетая в открытое пространство.
Жуткие чувства овладели мной. Корабль в одно мгновение исчез из вида. Этот большой дом, в котором мы прожили не один год, это уникальное творение разума человека, дающее комфорт и защищенность, покинуло нас, и улетело навсегда. Правильно ли мы поступили, послушав Фледа? Может он, как и любой другой человек ошибался в этот важный момент? Но теперь невозможно было что-то исправить и невыносимое чувство тревоги «ело» меня изнутри. Словно мелкие мошки посреди океана. Вокруг холод, пустота, необъятные просторы космического пространства. Где-то очень далеко, со всех сторон желтыми точками мерцали далекие звезды, будто светящийся мелкий песок разбросали повсюду…
Наверное, подобные чувства испытывал каждый из нас. Но спустя пару минут появилось изображение умного командира и уверенный голос произнес:
— Команде не терять настроение! Приключение начинается! 
Сказанные во время слова имеют громадную силу. Мне стало легче. Ощущение того, что я не один предавало силы и уверенность. Со мной были мои друзья и любимая девушка. Изображение Тилу появилось, сразу после командира.
— Леша, мне страшно, — сказала она, — я хочу к тебе.
Глаза девушки печально смотрели, необычно сверкая своей красотой. Я не удержался и обнял картинку руками.
Мы все летели в разных челноках. Мелкими горошинами, строго друг за другом. Информационная сфера как очень тонкое прозрачное стекло отображала все окружающее со всех сторон. Казалось, мы не мчимся, а висим. Просто неподвижно висим на одном месте в бескрайней вселенной…
Аппараты находились в автоматическом режиме управления, а экипаж имел возможность «ходить друг к другу в гости» и общаться с помощью видеоизображения.
Насладившись присутствием Тилу, я поспешил отправиться в гости к Брену. Его обстановка ничем не отличалась от моей, все челноки были абсолютно одинаковы. Программист сидел с печальным видом и смотрел в пустоту.
— Ну и что ты мрачный такой? — спросил я.
Брен отрешенным взглядом посмотрел на меня. 
— Мне стыдно, — в сердцах сказал он, — Дели права… Я виноват. Я перестал уделять ей внимание. Мои шутки…
— Да брось, ты. Мне всегда нравились твои шутки. Они как лучик света в серой жизни! Залог хорошего настроения команды.  Иди к Дели, ей сейчас очень тяжело без тебя, скажи, что любишь ее….
Я похлопал рукой по плечу Брена и решил оставить его, чтобы он поскорее отправился к своей девушке.
Через час нашего автономного полета компьютер сообщил нам о ситуации на космолете. Облако стремительно приближалось к нему и до встречи оставалось еще пятьдесят минут. Степень поражения корпуса корабля стремительно возрастала. Коварные частицы уже проникали внутрь и начинали делать свое страшное дело. Но системы космолета неоднократно дублировались и могли восстанавливаться. Поэтому корабль долго сохранял свою жизнеспособность. В эти последние минуты его существования, экипаж перестал общаться и все молча, в ожидании финала наблюдали за сообщениями Клае. Вскоре облако полностью захватило свою добычу. Разрушения частиц проявлялись во всем, многократные сбои в работе всех программ подтверждала Клае, неисправность контуров, отказы двигателей и всех систем. Очень страшное зрелище представлялась нам. Как большой живой друг медленно погибал наш корабль. У меня на глазах, невольно появились слезы. А что говорить о девушках, им было совсем тяжело в этот момент. Также страшно было подумать, что было бы с нами, не послушав мы умного Фледа. Космолет полностью погиб спустя час, после захвата его облаком. — Разгерметизация, — успела сообщить Клае и умолкла навсегда.
Спустя некоторое время экипаж успокоился, и люди стали привычно общаться. Наши челноки летели один за другим на видимых расстояниях. Вечером как обычно командир проводил общее совещание. Курс наших аппаратов лежал в соседнюю звездную систему, где по некоторым сведениям была вероятность встречи с беспилотным кораблем. Его путь проходил где-то по близости. Расстояние до ближайшей планеты, которое нам предстояло преодолеть, составляло по времени около 8 месяцев. Скорость передвижения челнока явно уступала современному космолету. Запасов же энергии, воды и кислорода хватало на 14 лет, таков был ресурс челнока в аварийной ситуации. Никто не задавал глупых вопросов по поводу возможной обреченности нашего положения, все прекрасно понимали сложившуюся ситуацию и постоянно поддерживали друг друга. Даже Брен был в обычном хорошем настроении, он к тому же, помирился со своей девушкой Дели. Программист постоянно шутил и рассказывал всякие смешные истории. В прочем, вся команда держалась очень достойно. Чтобы как-то коротать бесконечное время мы постоянно общались, рассказывали истории своей жизни, играли в различные, занимательные игры. Редким праздным событием была встреча с крупными метеоритами, которые забавно разлетались вокруг нас мелкими кусочками. Сверкали и вспыхивали далеко впереди. Ярким огненным дождем, как быстрые молнии проносились мимо. Как фейерверки или северное сияние на далекой Земле. Умная система защиты челнока включала мощные излучатели, которые делали свое дело.
Спустя несколько месяцев полета появился свет далекой звезды. Она медленно приближалась, едва заметно увеличиваясь в своих размерах. Хотя ее появление не повышало наших шансов на спасение, настроение экипажа заметно поднималось. Малейший результат наших скитаний вселял надежду. К тому же бесконечное пространство, которое нас окружало все это время, порядком поднадоело. Хотелось рядом привычного присутствия большой планеты. Пусть даже чужой и не пригодной для жизни, но все же с ней было спокойней. Планета появилась вскоре на нашем горизонте, и мы довольные зависли на ее орбите. Что делать дальше никто толком не понимал, оставалось только ждать появление беспилотника, вероятность которого была невелика и никем не обсуждалась.

Приевшееся однообразие томило меня изнутри, словно стая кошек скреблась, выбираясь наружу. Многие месяцы замкнутого пространства, однообразие пейзажа на экране информационной сферы требовало действий и смены обстановки. Я попросил разрешения у командира провести обследование необычной планеты. Ее темно-синий цвет и заметная пористость привлекали мое внимание. К тому же недавнее посещение Красена оставило массу впечатлений и эмоций. Со своими непонятными законами, с необычными формами жизни и красными оттенками. А здесь по-другому, все синее…
— Я полечу с тобой, — сказал Брен, узнав мои намерения.
— Только осторожно, без лишней смелости, — разрешил Тидо. И мы с другом рванули вниз на поверхность.
Присутствие атмосферы уже представляло немалый интерес. Подтверждалось также наличие воды, а значит и жизни. Невероятно, это всего лишь вторая на нашем пути планета этой галактики из бесконечного множества. И на ней также есть живые организмы.
Пролетев через дымку облаков, перед нами открылись необычные виды. То ли плотное скопление узких высоченных гор, то ли громадное обилие глубоких нор, где-то похожее на большие сосульки сталагмитов, растущих в пещерах на далекой, родной Земле. Их фиолетовый цвет сверкал и переливался от света далекой звезды. Местами рельеф казался старым разрушенным сказочным городом. Будто страшные землетрясения погубили его, сбросив все живое в бездонные темные ущелья.
— Догоняй, — сказал Брен. Его челнок смело нырнул в глубокую  пещеру.
 Я полетел вслед за ним. Невероятно захватывающее чувство полета, будто проваливаешься в бесконечно длинный тоннель. Подземный путь многократно менял свое направление, то поднимаясь вверх, то опускаясь вниз, он также имел несколько разветвлений. Совсем необдуманным было наше ребячество. Страшным было не найти выхода, хоть челнок и обладал защитой и мог даже двигаться сквозь плотный грунт. Но неизученная планета в далекой галактике могла преподнести любой сюрприз.
Я выскочил на поверхность и не обнаружил Брена. Он явно испарился, возможно, полетев по другому пути. Меня начали мучить тревожные мысли, его компьютер не давал себя знать. Черно-синие пещеры пугали всем своим видом. Но вскоре я увидел челнок, прыгающий из одного хода в другой.
В одной из глубоких нор мой компьютер определил необычное движение и я «пулей» вылетел из лабиринта. Не сразу сообразив, мне все же хватило ума послать тревожное сообщение товарищу. Спустя еще пару минут сканер определил движение тела очень большого размера. Громадный толстый червяк, черный как уголь, будто гигантский поезд, выползал наружу. Через время раздались странные неприятные звуки, и стало заметно, как тоннели, по которым мы только катались, начали медленно сжиматься и разжиматься. Словно меха в темно-синей гармошке, будто жадные рты шептали губами бесконечные гроты. Вся планета приходила в непонятные движения, активируя свои процессы жизнедеятельности. Я в тревоге искал Брена, он к радости «зависал» поблизости, тоже наблюдая за всем происходящим. «Ничего себе покатались», — подумал я. Довольное изображение программиста появилось у меня в челноке.
— Ну, ты видел, — оживленно сказал он, — похоже, в кого-то залетели!
Мне почему-то было не до смеха, и я предложил лететь к остальным.
Поднявшись на орбиту к друзьям, командир устроил нам маленькую взбучку.
— Два ребенка никак не наиграются, — сказал он.
Спустя пару часов волнения поверхности прекратились. А черные громадные черви, которых насчиталось чуть больше десятка, уползли в свои синие норы. Этот процесс циклично повторялся каждые местные сутки.
Привычные будни шли своим чередом, Пали предвещала появление корабля спустя месяц.
— Должен 45-ый идти по маршруту, — говорила она, если нет, то 204-ый перехватит сигнал. Все равно нас кто-нибудь заметит.
Да и что нам оставалось, только надеяться и ждать. Других развитий событий быть не должно. Но они все-таки случились. Очень часто происходит что-то важное, хорошее или плохое, как повезет, когда этого совсем не ждешь. «Появление облака на 60 градусов в третьем квадранте», — сообщил компьютер, нагоняя дикий ужас на всю команду. Мое сердце сжалось от страха.
— Расстояние, курс? — быстро спросил командир на общей волне.
— Объект приближается, 20 минут, — подтвердила Пали, — летим за планету!
— Исполнять, — крикнул Тидо и первым пошел по орбите на другую сторону.
Мы быстро долетели до нужной точки и замерли в ожидании. Было слышно, как часто синхронно бьются наши сердца. Опасность была рядом. Мы как зайцы затаились от страшного хищника.
Облако мгновенно облетело планету и мы, не успев осознать, очутились сразу внутри него. Оно будто резко проглотило нас и потащило внутри себя с невероятной скоростью в неизвестном направлении. Скорость была настолько высока, что далекие звезды заметно перемещались, и картина пространства постоянно менялась. Оценить же направление и местоположение было невозможно. Но, наверно, в этот момент никто и не думал об этом. Все мысленно стали прощаться. Потом мы собрались в аппарате командира и пожимая руки, обнимали друг друга. У всех на глазах были слезы. Бесконечные объяснения в любви и дружбе следовали одно за другим.
Возможно, наши прощания могли длиться вечно, но голос Фледа перебил церемонии:
— Атаки частиц не происходит, — сказал он, и мы замерли в ожидании…
Спустя час молчание нарушил голос Пали:
— С такой скоростью мы будем скоро в другой галактике, — сказала она, — невероятно, мы разворачиваемся и идем почти обратным курсом! Что за чудеса!
Звезды при сближении проносились мимо, будто деревья из окна автомобиля. Спустя время впереди появилось другое большое облако. Было видно, что мы преследовали его, пытаясь догнать. А оно, виляя длинным хвостом, удирало от нас. Облако пряталось за большие звезды, резко меняя свой курс.
— Смотрите, — заметила Кети, — это дракон! Мы гонимся за ним.
— Точно, Дракон, — согласился Тидо, — значит мы в другом облаке, только в каком?
— Видимо, в хорошем, — ответил Флед, — раз мы целы и невредимы.
Дальнейшая картина завораживала своим масштабом. Громадный пыльный луч появился впереди нас. Словно, копье пыталось проткнуть злого дракона. И скоро стало заметно, как он, корчась от боли, стал уменьшаться и разинув, широко свою пасть исчез насовсем…
Через некоторое время наше облако остановилось. Было видно как «замерли» звезды на своем месте. Мы готовые к дальнейшему развитию непонятных событий напряженно ждали, вглядываясь по сторонам. Наши челноки находились в привычной близости, вокруг была плотная пыль частиц высоких энергий. Я неоднократно пытался улететь, включая различные режимы полета, просчитывая на компьютере возможные варианты. Но мы словно маленькие мухи прилипли к большой клейкой бумаге. Челноки неподвижно висели на назначенном месте. Воспользоваться же пушками излучателей, выглядело попыткой укусить за палец большого хозяина, находясь в прочной металлической клетке. Можно было нарваться на неприятности. Об этом сразу сказал командир.
— Только по моей команде и только в случае угрозы для жизни, — пояснил он.
Размеры нашего облака были гигантскими, но все же уступали уничтоженному дракону. Форма его поначалу была расплывчатой и непонятной. Но на наших глазах она стала меняться и скоро превратилась в очертания нашего корабля, изогнутой восьмерки.
Я так увлекся всем происходящим по сторонам, что не сразу заметил странное появление внутри челнока. Боковым зрением я увидел, что-то происходит и замер в ужасе, боясь повернуться. Из точки на полу вытекала и поднималась вверх непонятная форма. Будто джин из бутылки возникало существо с человеческим обликом. Я нервно сглотнул и, не спеша повернулся, опасаясь резких движений. Каплеобразное тело пришельца сужалось внизу вместо ног. У него были толстые руки и широкие плечи. Весь вид казался сказочной игрушкой, которую очень быстро на моих глазах надувал воздухом невидимый ребенок. Лицо незнакомца приветливо улыбалось, на его голове, как косичка из волос, забавно торчал хохолок.
— Меня зовут Солихар, — представился он, — надеюсь, мое появление не ввело вас в сильное беспокойство?
Мой язык онемел от страха, и я еле нашел силы для ответа.
— Нет.
Пришелец сильней улыбнулся. Его большие синие глаза дружелюбно сияли.
— Я получил ваши сигналы бедствия и координаты нахождения. Я счел своим долгом помочь вам, — изображение джина медленно покачивалось, — Дифлок, бестолковый дракон покинул параллель наших галактик, и мне трудно было найти его. Мне жаль, что вы пострадали от него…
— А кто вы? — я успокоился и собрался с мыслями.
— Я житель восьмой параллели галактик, представитель древней цивилизации атилов, — Солихар принял задумчивый вид. У него было красивое лицо с правильными человеческими чертами.
— Восьмой параллели? А мы сейчас в какой? — удивился я.
— В шестой, — ответил он…
Мы разговорились. Со слов джина всего было двенадцать параллелей галактик, они были замкнуты по кругу между собой. Оказывается, наша вселенная бесконечна не только в одном пространственном измерении. Она также имеет свои параллельности, о которых даже развитые люди имеют весьма скромные представления. Возраст цивилизации атилов насчитывался в несколько миллиардов лет в нашем исчислении. Они научились летать на очень громадные расстояния, а также путешествовать по разным параллелям. Форма их жизни со временем приняло энергетические состояния, позволяющая осуществлять невероятные возможности и достижения. Аттилы не воспроизводят потомство и живут вечно. Мы очень долго беседовали. Он также поведал, что знаком со многими цивилизациями, в том числе и с Земной.
— Был я у вас на Земле, очень давно, меня там джином прозвали, — сказал он. А я вспомнил детские сказки про старика Хоттабыча и лампу Алладина. Какие чудеса преподносит жизнь!
— А вы, самая развитая цивилизация во вселенной? — спросил я.
— Нет, что ты, есть гораздо умнее и могущественней…….
Очень интересно осознавать бесконечность существующей действительности….
 

Похожие статьи:

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыДоктор Пауз

РассказыПограничник

РассказыПо ту сторону двери

РассказыВластитель Ночи [18+]

Рейтинг: +1 Голосов: 1 648 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий