1W

Чудеса горизонта

в выпуске 2014/08/25
12 апреля 2014 -
article1716.jpg

1. Тилу.


Понятно, что если долго сидеть в кафе и выпить много пива, то произойдет сильное искривление пространства, и кратчайший путь домой со стороны будет выглядеть запутанной траекторией. Но этот вечер закончился по-другому…
У каждого человека в жизни бывают проблемы, неудачи, и все по-разному с ними справляются. Вернее справляются с плохим настроением, которое постоянно возникает и окрашивает все окружающее в темные тона. Мне в тот вечер просто захотелось выпить бокал пива, притом одному без собеседников.
Летняя кафешка располагалась на берегу Волги, от столиков был потрясающий вид. На другой стороне виднелся зеленый лес с полоской желтых песчаных пляжей, тонущих в просторе темно-синей воды. После жаркого дня вечерняя прохлада жадно впитывалась всем телом, а свежий воздух с каждым вдохом давал порцию жизни. Душа постепенно оживала.
Передумав обо всем, что наболело, я стал разглядывать посетителей. Мне интересно наблюдать за людьми, пытаться понять их характер, настроение, то о чем говорят, и что собой представляют. Внешний вид человека, его глаза, манера поведения могут о многом рассказать. А если к наблюдательности еще привлечь фантазию, то может показаться, что знаешь почти все. Но никогда подобным образом не пытайтесь изучать красивых девушек, потому что обязательно влюбитесь.
За одним из столиков сидели три девушки, и пили шампанское. Взгляд на одну из них мне трудно было оторвать. Одетая в легкую кофточку и симпатичные шорты она выглядела очень эффектно. Стройные приятные ножки, соблазнительная фигура, потрясающе красивые карие глаза. Весь ее образ излучал столько женственности, что не влюбиться было невозможно. Это был идеал женской красоты. Конечно, можно во всем обвинить алкоголь, но даже через много лет мое мнение не изменилось. В тот момент захотелось всегда быть рядом с ней, просто видеть это создание, как она смотрит, как говорит. Когда человек влюблен, даже малейшие прикосновения рукой доставляют мгновение счастья, которое через кончики пальцев входит, доплывает до сердца, заставляя его приятно сжаться, и растворяется во всем твоем теле.
Я так размечтался, что не заметил, как напротив меня подсел человек. Вернее даже не обратил бы никакого внимания на него, но человек меня разглядывал. Это был высокий мужчина лет тридцати пяти с необычно большими голубыми глазами, одет он был в светлую футболку и темные стильные брюки.
-Надо подойти к ней и все сказать, — произнес незнакомец с небольшим акцентом. Мне бы определенно не понравилось, что со мной пытаются таким образом завести беседу, но не сегодня. И к тому же незнакомец производил впечатление хорошего человека. Его проницательный и добрый взгляд вызывал симпатию. Понятно, что он заметил мои желания, и не было смысла скрывать их.
-Сейчас смелости наберусь, — я показал на бокал с пивом, — и пойду знакомиться.
Мужчина посмотрел на девушку:
— Если будет больше смелости, то будет меньше шансов.
Трудно было с этим не согласиться. Нетрезвый человек, да еще бесцеремонно навязывающийся не может понравиться.
-Меня зовут Джош, — незнакомец слегка наклонился вперед, как знак почтения.
-Алексей, — мой ответ был с тем же поклоном.
Некоторое время мы сидели молча, любуясь пейзажами вечерней Волги, наедине со своими мыслями.
Вскоре официант принес бокал пива и креветки для моего собеседника, и тот принялся их поедать. Делал это необычно, не жевал, а с большим удовольствием высасывал. Процесс употребления пива напоминал дегустацию. « Что его пробовать, вливай большими глотками», — подумал я и потянулся к прохладному напитку. Пиво было хорошим. Каждый новый глоток облегчал понимание и расслаблял.
Мои наблюдения за соседом по столику определили его, как человека немного необыкновенного. Очевидно было, что он иностранец. Может быть молодой ученый, философски настроенный на восприятие окружающего. Или политик, приехавший по делам и решивший увидеть местную жизнь. Судя по глазам, однозначно это очень умный и добрый человек. Его тело было тренированным, гибким, но непонятно каким спортом он мог заниматься.
-Откуда, Вы родом, Джош? — поинтересовался я.
-Очень далеко, — он улыбнулся, — с другой планеты.
-Понятно, — меня нисколько не удивило, наша страна, точно другая планета. — А чем занимаетесь? — приходилось говорить громче, в кафе заиграла музыка.
-Исследователь. Изучаю людей, — Джош с удовольствием отвечал на мои вопросы и наблюдал за всем окружающим.
Мы разговорились. Иногда встречаются такие люди, с которыми очень легко и приятно общаться и за несколько часов обретаешь друга. Ощущение такое, что уже знакомы целую вечность и можно раскрывать свою душу.
О чем можно разговаривать, сидя вечером в кафешке? Да обо всем. Например, о любви.
Оказывается в краях Джоша не принято жениться. Когда возникает это светлое чувство, люди сходятся, живут вместе, рожают детей. Но если любовь исчезает, что бывает весьма редко, расстаются. Никто ни на кого не обижается, зла не держит. Любовь это святое чувство, оно дает жизнь. Если в какой то момент, ты его теряешь, то начинаешь сохнуть как растение без воды. Когда в твоей жизни есть любовь, живешь долго и счастливо, болезни обходят стороной, все вокруг имеет совершенно другой смысл, все твои творения, работа, общение — все наполнено любовью.
-Ну а как же секс? — спрашиваю у Джоша, хотя абсолютно был с ним согласен.
-Секс без любви это искажение реальности, путь к болезням и всему нехорошему. Ты же сам знаешь, что когда человека любишь, то даже прикосновение к его ладони способно вызвать такие сильные чувства, что никакой секс без любви не сравнится с этим.
Да, верно так считал всегда. Джош будто читал мои мысли.
Я рассказал другу про свою первую девушку. О том, какие сильные чувства у меня были и как закончились переживаниями из-за ее измены.
— Многие люди, к сожалению, утратили веру…., — Джош задумчиво смотрел в одну точку перед собой — Почему у людей нет танца любви?
Вопрос мне был непонятен.
-Как это нет, вот смотри.
На площадке молодой парень в темных модных очках, разгоряченный алкоголем, выдавал в такт музыки выразительные движения своей пятой точкой. Молодые девушки красиво танцевали. Их тела эротично изгибались, имея продолжения в движениях рук и красоте стройных ног.
-Нет, не так, — Джош улыбнулся, — видел ли ты брачный танец лебедей? Эти движения, их не заучивают. Это проявление любви, выражение чувств. А то, что ты видишь сейчас, это по-своему красиво. Но это выход сексуальной энергии, раскрепощение.
-Понимаешь, — продолжил он, — важно в момент зачатия новой жизни родителям испытывать сильные чувства друг к другу. Ребенок, рожденный в любви и постоянно ее получающий, становится хорошим человеком.…
Стемнело, народу в кафе заметно прибавилось. Люди за другими столиками тоже о чем-то оживленно беседовали. Красивая девушка, образ которой вызывал во мне трепетные чувства, все еще сидела на своем месте. Как мне показалось пила чай, а значит, могла скоро уйти. При этой мысли мое сердце сжалось и заныло, как бы давая понять, что больше не увидимся. И сохнуть мне как тому растению без воды и обвинять себя в трусости и никчемности.
Джош как будто читал мои мысли:
-Подойди и расскажи, что ты чувствуешь к ней? — он еще раз повторил ту фразу, с которой начал со мной знакомство.
— Не знаю…, как это будет выглядеть? — чаши весов принятия решения никак не могли склониться в какую-нибудь сторону.
-Не надо знать. Всегда если есть желание что-то сказать, надо это делать.
Ладно, наверно он прав, этот умный иностранец. Что он потом интересно скажет, когда ничего не получится.
Я решительно встал и направился к столику незнакомки, но ее там уже не оказалось. Разочарование постигло меня. Но нет, надо идти до конца и я побежал…
Витрины магазинов, прохожие, деревья мелькали передо мной. Я бежал по проспекту. Она стояла с подругами на другой стороне улицы. «Ничего, так даже проще познакомиться», — подумал я и полетел через проспект.
Вероятно, что напившись пива и влюбившись в девушку, можно ничего кроме нее вокруг не замечать. Мой стремительный полет прервал поцелуй автобуса. Внутри все оборвалось, в один миг остановилось, и выключился свет…


Все, что происходило со мной дальше, можно было считать сном. Ведь в нем мы тоже чувствуем, ощущаем, испытываем и проживаем маленькую жизнь. А где гарантия, что наша реальная жизнь не есть очень долгий и странный сон, и мы однажды не проснемся в другой реальности?
Первое, что помню это светлая комната, лежу на столе и не могу пошевелиться. Надо мной какие-то аппараты. Все как в больнице, только необычной. В комнате нет углов, есть какие-то непонятные выпуклости на стенах. Внутри ощущение комфорта и удовлетворения. Быть живым после столкновения с автобусом вроде неплохо. Сам виноват, куда теперь деваться. Что с моим телом? Ноги, руки целы? Пытаюсь посмотреть на себя. Ни гипса, ни ремней, которые мешали бы двигаться, не было видно. Ничего себе, сходил за хлебушком! — вспомнился Булгаков. И танцевать мне лебедю с белой уткой, которую будут за мной выносить.
Помню, как вошла медсестра, она была во всем белом, но не в привычном халате, а в каком-то облегающем, эластичном. Это была высокая симпатичная женщина с темными волосами и необычной прической. Глаза у нее были добрые, большие и выразительные.
Что-то здесь не так! Этот иностранец Джош, уговоривший меня к знакомству с девушкой, он тоже странный и с такими же большими глазами. А как он разговаривал, пил пиво и ел креветки? Ведь сразу сказал, что с другой планеты. Значит, я нахожусь у них в гостях…  Мной завладела паника, осознать такое было непросто. Но вскоре мой разум погрузился в сон.
Мне снилось что-то кошмарное: Джош достал из светлых брюк большой хвост и начал дико ржать. В комнату вошла та же медсестра, но она уже не была такой симпатичной, у нее были уродливые уши и заостренный нос. Она взяла лазерный нож и принялась резать меня, зло улыбаясь. Боль была настоящая, невыносимая, и не было сил пошевелиться. Медсестра достала из меня мои внутренности и стала их поедать… Потом появились гигантские лебеди и тоже стали меня клевать…… Жуткий сон!
Я проснулся в холодном поту. Сердце бешено билось и хотелось домой. Джош сидел рядом на кресле, в ярком белом костюме. Мне стало очень страшно, но, увидев его добрые, большие глаза, я немного успокоился.
— Что, дурной сон приснился? — Джош улыбался, — Нет у меня хвоста, и есть тебя, никто не собирается.
-Это радует, — улыбнулся я в ответ, пытаясь пошевелить конечностями — Сильно меня покалечило?
— Через пару дней поправишься, — Джош задумался. — Мне жаль, что так получилось… Полежи пока так неподвижно, а потом мы вернем тебя на Землю.
В комнату вошла медсестра, вернее врач. Если присмотреться, то она не просто была симпатичная, а очень даже красивая женщина. Ее плавные, гибкие движения напоминали балерину. Милое и выразительное лицо привлекало взгляд.
-Послушай, — прервал мои мысли Джош, — ты слишком впечатлительный и очень влюбчивый юноша. Ее зовут Лана, она наш врач и ее сердце занято. Старайся не думать о ней.
Лана дружелюбно улыбнулась. — Алексей, мы хотим провести с Вами несколько психологических тестов. Вы согласитесь? — у нее был удивительный мягкий и очень приятный голос, но говорила она также с небольшим акцентом.
-Что для этого требуется? — поинтересовался я, но заранее согласился.
-Просто посмотришь наш телевизор, вернее побываешь в нем. Твоя реакция на тесты поможет нам в исследованиях. Нам нужно время, чтобы подготовиться, — пояснил Джош, и они собралис уходить.
-Хорошо, — он прочитал мои мысли. — Давай задавай свои вопросы.
Если бы заранее знать о такой встрече, можно было подготовиться. Узнать столько много информации и при этом никакой пользы для человечества. Будь на моем месте какой-нибудь ученый, наверно он разобрался путем вопросов и ответов хотя бы в одной важной теме. Но мне многое не дано, к тому же, ошарашенный событиями и автобусом, плохо соображал. Еще кажется, что в похожие ситуации могли попадать и великие умы, открывая миру свои теории.

Планета Джоша находится в нашей галактике, в созвездии Стрельца. Расстояние от нее до Земли составляет более 54000 лет по прямым света, около 600 лет по линиям пространства и 7 лет по кривым пути. Джош объяснял все очень доступно, используя знакомые мне слова и термины. Все планеты, звезды, галактики, скопления галактик во вселенной, также как и сама вселенная имеют форму шара или сферы. Наши ученые ошибаются, считая иначе, подобно тому, как древние люди ошибались, думая, что Земля плоская. Небесные тела представляют собой скопление частиц, которые под действием некоторой силы соединились в одно целое, и все они имеют форму шара. И действительно невозможно даже представить себе планету или звезду другой формы, их не существует. Луна вокруг Земли, Земля вокруг Солнца, Солнце вокруг ядра галактики — все вращается по траектории, близкой к окружности благодаря тем же силам взаимодействия. Если представить нашу галактику как некое скопление больших частиц в форме планет и звезд, то они должны находиться в пространстве только шарообразной формы. Диаметр нашей галактики около 1000 световых лет.(По мнению ученых Земли, наша галактика имеет плоскую форму  размерами около 100000 и толщиной около  1000 световых лет.  Млечный путь на ночном небе в виде светящейся желтой полоски — это свет от множества звезд, который мы наблюдаем, находясь внутри плоскости галактики. По сведениям Джоша галактика имела шарообразную форму с диаметром в 1000 световых лет).  Большое скопление в центре старых звезд, имеющих громадные силы действия, вызывает искривление пространства, которое увеличивает прямые света в сотню и более раз. По этому если лететь до нашей планеты по линиям света, то есть прямо на нее, то общий путь полета составит более 54000 световых лет, а если добираться «в обход» по реальному пространству общее время сократится до 600 лет.
-Но 600 лет это тоже очень долго, — заметил я.
-Верно, долго, — согласился Джош. — Если трудно понять что-то, лучше считай фактом. Мы сами так делаем.
Дальнейшее изучение сил действия громадных небесных тел позволило сделать открытия. Космическое пространство можно искривлять самостоятельно и более того не только в сторону увеличения пути света, но и в сторону уменьшения. Это означает, что, имея путь в 600 лет по линиям реального пространства, его можно сократить еще почти в сотню раз, реально до 7 световых лет.
-Но как можно изменять такие громадные пространства между планетами, — с моей стороны, наверное, вопрос был глупым.
Джош улыбнулся: — Мы изменяем малые объемы пространства, но делаем это очень быстро. Ты же тоже не можешь шагнуть одним шагом на 100 метров, но способен добежать. Так и мы мелкими и быстрыми шажками летаем на другие планеты.
Искривление пространства в сторону увеличения пути света позволило добиться эффекта невидимости. Световой поток, огибая предмет, передает видимую картину всего, что находится за этим предметом.
Как все это интересно было слушать и понимать. Но почему я не спросил, как можно реально создать, хотя бы невидимость? Что нужно для этого сделать, как сконструировать? Лежал и слушал сказки……..
-Значит, это Ваши тарелки летают на Земле? — вспомнились факты встречи людей с НЛО. — Искривляете наше пространство?
— На нашем корабле таких челноков восемь, столько же, сколько членов экипажа. Вы наблюдаете тарелки при отсутствии эффекта невидимости.
— А члены экипажа, кто они?
— Мы летаем парами, по-вашему, со своими женами. Помнишь, в кафе я тебе рассказывал про любовь? Так вот, мужчина и женщина всегда должны быть вместе. Тем более, когда путешествие занимает несколько лет. У каждого члена экипажа нашего корабля свои обязанности, но при необходимости мы можем заменять друг друга. Исследователь людей только я, остальные специалисты разных направлений. Лана наш врач, контролирует процессы внутри человека. Полет корабля, устройства, используемые в нем очень сложны. Конечно, всем управляет автоматика, искусственный интеллект, но участие людей все же необходимы. — Джош изъяснялся на языке моего понимания, он также считал, себя человеком.
-А какая она Ваша планета, расскажи, пожалуйста. — Внутри меня возникло огромное желание узнать обо всем подробнее.
-Хорошо, — Джош улыбнулся, — давай посмотрим телевизор. Так будет гораздо понятнее и интереснее. Ты же не боишься смотреть кино?
— Да нет, конечно, — я принялся ждать, когда появится инопланетный чудо-экран. Но Джош попросил закрыть глаза.

Даже заранее настроившись на что-то особенное и необыкновенное, можно быть сильно ошарашенным происходящим.
В один миг я очутился в межгалактическом пространстве. Под ногами и вокруг ничего не было, только вдалеке мерцали звезды. Можно было пошевелить руками, ногами, управлять своим телом. Но чувство невесомости, отсутствие точки опоры повергли меня в ужас. Голова закружилась, сердце заколотилось, подавшись панике. Показалось, что жизнь закончилась и в этом страшном состоянии придется прибывать целую вечность.
-Спокойно, — голос Джоша заставил вздрогнуть, но в итоге успокоил. — Нормально будет. Садись и наблюдай.
Подо мной возникло удобное кресло и появилась привычная сила притяжения. Из космоса подул свежий воздух и, дышать стало легче.
-Вот, видишь наша галактика Млечный путь. Так Вы ее представляете, — начал свое повествование Джош, голос у него был спокойный, мягкий и с тем же привычным акцентом.
Скопление звезд имело форму большого диска, толщина в разрезе представлялась вытянутым овалом. Из более плотного свечения в центре выходили утолщенные линии, которые по спирали как бы раскручивались к краям окружности. Внешне это напоминало водоворот, когда вода крутится по причине вращения Земли.
-А что это за линии раскручиваются из центра? — спросил я у Джоша.
-Это тоже искривление пространства из-за вращения галактик, — ответил он и продолжил. — Вот Ваша планета, вот наша, — на фоне скопления звезд появились два маленьких красных шарика.
-Расстояние между планетами составляет более 54000 световых лет по прямой света. Смотри, через ядро, — помеченные шарики соединились толстой красной линией, — в созвездие Стрельца. Теперь медленно восстановим истинную форму галактики, сохраняя положение наших планет и отмеченный путь.
Картина увиденного завораживала. Диск со звездами раскручивался, постепенно сжимаясь в шар. Красная линия наоборот несколько раз замысловато перекрутилась. В итоге получилась совершенно другая картина. Прямой путь, отмеченный толстой синей линией, был очевидно во много раз короче.
-Наши планеты находятся на одинаковом расстоянии от центра галактики и существуют в равных космических условиях. Эта определенная зона жизни настолько уникальна, что известны всего лишь две развитые цивилизации. Нам повезло, что за миллиарды лет губительные для всего живого космические катаклизмы не уничтожили нас. Есть много других планет, на которых возникает жизнь, но их возраст очень мал и разумные существа на них вряд ли успеют появиться.
Планета Джоша внешне очень напоминала Землю. Большой бело-голубой шар с желтыми очертаниями материков навис прямо передо мной всем своим громадным размером. Потрясающий вид из космоса представлялся глазами наших космонавтов с околоземной орбиты.
-Здесь нет луны, — снова возник голос моего друга, — есть такое же солнце как у Вас. И все физические параметры, условия жизни удивительно похожи. Возраст нашей Земли старше
всего на двести тысяч лет.
-Значит, мы нескоро достигнем такого уровня цивилизации? — жалко было осознавать свою древность.
-Такого уровня, — улыбнулся Джош, — по прогнозам через 12000лет. Но, что интересно, Вы развиваетесь быстрее, а это означает, что приблизительно через 20000 лет мы будем с вами на одном уровне. Невозможно представить какие познания обретет со временем человечество и какие горизонты понимания всего окружающего откроются перед нами….Но давай поговорим об этом позже.
Джош собирался уходить, оставляя меня одного для просмотра. Он объяснил:
Все, что я увижу дальше, реально существует на его планете, в том числе и люди. Находясь в телевизоре, передается вся полнота ощущений, и даже если упасть, то почувствуешь боль. Но все процессы под контролем программы компьютера. Можно также летать с большой скоростью, управляя своим телом, прыгать со скалы, нырять в глубину океана, играть с крокодилом. В кино реальной опасности не существует. Управление режимами просмотра доступно мыслями или словами.
-Посмотришь мой родной город Караш, поможет тебе девушка по имени Тилу, — из космоса, как большое привидение возникло улыбающееся лицо Джоша, — но, не приставай к нашим женщинам, даже в телевизоре…
В один миг подо мной появилась земля, а вокруг множество необычных сооружений. Постройки были самых разнообразных форм, большими и маленькими. Все они располагались на приличном расстоянии друг от друга на сильно холмистой зеленой местности. Территория между идеально правильными дорожками была усеяна цветущими кустарниками и деревьями. Высоко в небе иногда пролетали необычные аппараты. Вся картина представлялась неким совершенством природы и архитектурных решений.
Первое, что меня сильно удивило, была дорожка, ведущая на холм. Поднимаясь по ней вверх, по ощущениям я как бы шел по ровной местности или даже спускался вниз. Было очень необычно, даже голова немного закружилась. Поднявшись на возвышенность, передо мной открылся потрясающий вид на город. Вдалеке среди обилия зелени виднелась голубая река, она извивалась среди холмов и построек. Здания имели формы пирамид, цилиндров и шаров и что интересно, некоторые из них медленно вращались. При том вращения были в самых разных направлениях, как будто здание висело над землей. Цвета построек были неяркими, и мне показалось, что оттенки красок как бы специально подбирались под меня.
Налюбовавшись видом на город, я принялся рассматривать растительность возле дорожек. Надо отметить, что и сами дорожки были очень необычными и из непонятного материала. Они чем-то были похожи на наши спортивные, но все повороты были плавными и идеально ровными. Ходить по ним было одно удовольствие, словно они сами отталкивали ступни моих ног. Я впервые обратил внимание на свою одежду, на мне был спортивный костюм светло-зеленого цвета и желтые кроссовки. Итак, растительность, ничего необычного, такая же трава, листья, кора на стволах деревьев. Может где-то и у нас такая же есть. На что похожа, трудно определить, но в пойме Волги и на Кавказе я таких вроде не встречал.
Тропинка по вершине холма привела меня к белому мостику через небольшой овражек, на дне которого росли зеленые лопухи. Произошедшее далее, повергло мой разум в некий стопор. Понятно, что надо давно перестать удивляться и привыкнуть к чудесам, но все же …
Я дошел до середины и увидел спереди в конце мостика свою сутулую спину, вернее всего себя. Повернувшись в сторону можно было наблюдать, что меня трое. Один по середине, второй спереди и третий сзади. Оборачиваясь, я видел в начале мостика себя, оборачивающегося назад. Сомнений не было, все трое были мной и повторяли мои движения. Никаких зеркал, ничего кроме самого мостика по близости не было. Мне вспомнился рассказ Джоша про искривление пространства, наверное, это оно и было.
Двигаясь дальше по дорожке, надо отметить, что свернуть с нее с некоторого момента не представлялось возможным, так как не было разветвления пути, передо мной возникло несколько очень больших деревьев с тенистыми ветвями и слышно было пение птиц. От листьев исходил настолько приятный запах, что уходить от них не хотелось. Дышалось легко и было очень комфортно.
Впереди показался причудливый мост светло-желтого цвета. И опять нельзя было не удивиться. Путь по нему уходил по окружности вверх, делал петлю и заканчивался на другой стороне овражка. Можно было догадаться, что идти по нему в некотором месте придется вниз головой. Но деваться было некуда, другой дороги вперед не наблюдалось, значит, все должно получится.
В начале я медленно, короткими шажками шел, держась за поручни. Но на любом участке сила притяжения была направлена в сторону моста. Непередаваемые ощущения, когда стоишь или идешь, а вся земля, деревья висят у тебя над головой, и ты не падаешь и не скатываешься по мосту. Мне так понравилось, что я прошелся по этому чуду взад вперед несколько раз.
На другой стороне овражка среди кустарников было очень много красивых цветов. Потрясающе вкусный медовый запах разных ароматов распространялся по всей поляне. Некоторые цветы напоминали наши розы и тюльпаны. Над ними летали бабочки, пчелы и другие насекомые. Несколько маленьких птичек кружили над поляной, они забавно чирикали и были похожи на воробьев.
Впервые за все время моей экскурсии мне повстречались люди. Это была пожилая пара, они неспеша шли мне навстречу, нежно держась за руки. Их добрые глаза были полны любви ко всему окружающему. Поравнявшись со мной, они вежливо слегка поклонились. Я ответил тем же. Как просто все в жизни, если ты относишься с добром и любовью к людям, так и они отвечают тебе тем же.
Дальше на моем пути возникло голубое чудо-озеро с белыми лебедями. Они плавали среди больших желтых цветов, напоминающих наши кувшинки. Тропинка уходила в воду, и я смело пошел по ней. К моему удивлению мои ноги не утонули, а слегка касались поверхности озера. Я как бы шагал по воде. Но самое интересное, что, остановившись можно было ладонью руки зачерпнуть ее и даже погрузить по самый локоть в глубину. Нырнуть я не решился, но все же абсолютно не понятно, какая сила удерживала мои ноги от погружения.
На другой стороне озера, пройдя еще немного через красивые причудливые деревья, я очутился на небольшой площади. Посреди нее был интересный фонтан. Обыкновенная вода распылялась снизу, вверху имела объемный образ по качеству не уступающий объемной цветной фотографии. Получались картины людей, животных, деревьев. По краям площади стояло несколько мягких скамеек. Людей было немного. На одной скамейке сидела пожилая пара, они также мило держались за руки, как и те, что встретились мне в парке. Маленький мальчик лет пяти, бегал за каким-то летающим голубем, понятно было, что за игрушкой. Его мама сидела на скамейке неподалеку. В один момент мальчик добежал до определенного места перед фонтаном и исчез вместе с голубем. Он появился спустя секунду поблизости. И так было несколько раз, пробегая в одном месте, он становился невидимым. Я подошел и несколько раз прошелся там же и ничего необычного не обнаружил.


-Балуешься с невидимостью? — услышал я чей-то голос. Передо мной стояла бойкая красивая девушка лет двадцати. Одета она была, в похожий на мой, костюм желтого цвета и белые кроссовки.
— Джош просил так одеться, чтобы ты на меня меньше «пялился», — сказала девушка и мило улыбнулась. Ее глазки сверкали, она забавно приподнялась на носочки, слегка, как бы смущаясь, опустила взгляд. — Но ты ведь хочешь так…
В один миг девушка сменила наряд. На ней появилось бледно-розовое облегающее платье, которое заканчивалось чуть выше колен и открывало вид на красивые стройные ножки. Девушка томно смотрела в глубину моих глаз, пробуждая желание. Ее рука изящно каснулась щеки. — Ах, или так..., — сказала она.
Облик девушки снова изменился и воссоздался образ красавицы из кафе. Легкая светлая майка казалась мокрой и едва скрывала приятные очертания красивой фигуры. Вся душа моя сжалась, оцепенев от неожиданности…. так просто было утонуть в красоте ее глаз. Девушка медленно подошла ко мне, всего лишь нежно провела ладонью по моей щеке и дотронулась пальчиками до моих губ. Через это легкое касание невероятное блаженство проникло в меня и согрело теплом. Сердце бешено заколотилось, дыхание перехватило. Возбужденный я опустился на корточки.
— Спасибо, — откуда-то появился голос Джоша, — Алексей, извини, это был эксперимент. Ты же согласился. Путешествуй дальше, мы уходим ….
Я совсем забыл, что немного ранее дал согласие на какие-то эксперименты, да и то, что все кругом кино тоже забыл, настолько все реалистично.
— Меня зовут Тилу, — девушка в желтом костюме и белых кроссовках мило улыбалась, — будем считать, что между нами ничего не было, — она ласково добила мою нелепую ситуацию.
Мне некоторое время, чтобы прийти в себя, пришлось сидеть на корточках, снизу вверх смотря на бойкую девушку, которая рядом игриво прохаживалась.

Если бы меня спросили о выборе между красавицей из кафе и Тилу, будь она реальной девушкой, я бы уже тогда выбрал Тилу. Настолько интересной было это чудо.
— Ал-лек-сей, — растянуто произнесла она мое имя, устремив свой взгляд высоко в небо, — а как тебя еще можно назвать, чтобы ласково? — она уже поедала меня своими карими глазами.
-Леша, Леха, — ответил я, вспомнив, как называют меня друзья.
-Леша …., Тилу мило улыбалась.- Куда полетим?
Первое, что пришло мне в голову это красивые здания, которые завораживали своим вращением. Хотелось увидеть их поближе и побывать внутри.
— А можно посмотреть ваши дома, как живете, работаете? — наконец-то я определился с мыслями.
Тилу любезно согласилась показать свое жилище и объяснила, как управлять телом в режиме полета. Она то и дело подшучивала, когда у меня что-то не получалось. — Так, Леша ручки вперед, ножки вместе и полетели. А то переоденусь, и будешь бегать везде гусиным шагом, — Тилу весело смеялась.
Направление полета определялось положением вытянутых рук. Если хочешь лететь вверх или вперед, то вытягиваешь руки вверх над головой, если надо приземлится или снизить скорость, то положение рук вниз вдоль туловища. У меня сначала не получалось и я несколько раз свалился на землю, но потом приспособился.
Полет был не очень быстрый и на небольшой высоте. Теплый воздух дул в лицо и немного затруднял дыхание. Но ощущения были фантастичные.
-Тилу, — громко крикнул я, опасаясь, что она меня не услышит. Девушка летела немного впереди, но быстро очутилась рядом. Она вопросительно качнула головой. — А на самом деле, реально Вы как летаете?
-Точно также, только в специальном аппарате. В нем есть несколько режимов управления. Один из них по ощущениям точно такой же, как и сейчас.
-То есть стенок аппарата абсолютно не видно и ветер дует в лицо?
Тилу кивнула.
Потрясающее чувство полета, словно птицей паришь над землей. Внизу проплывают деревья, причудливые здания. Ни одной дороги с привычными для нас автомобилями в городе не было, похоже, этот транспорт давно ушел в прошлое. Весь вид настолько был гармоничен, что им можно было любоваться вечно. Никаких заборов, столбов, рекламных щитов, ненужных построек — ничего лишнего. Все чисто и аккуратно, мусора абсолютно нет. Город состоял только из одиночных, красивых зданий и зеленых парков.
Неожиданно поблизости пролетел большой темно-синий дракон. От изумления я завис на месте. Внизу в парке ярко-желтый полосатый тигр гнался за белым оленем, большая коричневая обезьяна прыгала между деревьев, хватаясь руками за ветки. Это еще что такое?
— Это детская площадка, — пояснила Тилу, — дети играют в животных.
-Ну, а сами то они где?
— Как где, внутри, — девушка уже давно поняла, что ей придется все объяснять, — Такие же летательные аппараты с особым режимом управления. Внешний облик создается объемным видеоизображением. Хочешь попробовать?
Конечно, мне было интересно испытать все возможное.
Ощущения тоже очень необычные. Сначала поверх моих ног выросли громадные желтые лапы, а поверх рук гигантские красные крылья. Шея стала удлиняться, покрываясь крупными чешуйками, голова имела продолжение в форме большой пасти. Я целиком превратился в огнедышащего дракона. Своего родного тела мне видно не было. Возможность шевелить лапами и вращать головой забавляла. Разинув рот, я сильно дунул, и из моей пасти вырвалась струя огня. Начав сильно махать руками, видно было как мои крылья, создавая мощные потоки воздуха, поднимают меня вверх. Освоив полет, я стал гоняться за синим драконом и так увлекся, что даже забыл, что являюсь человеком. Изрядно покусавши полосатого тигра и получив несколько увесистых оплеух по своей голове от коричневой обезьяны, довольный и сильно вспотевший я обрел облик человека.
Тилу весело смеялась, мотая головой. Ее выразительные глаза давали понять, что такого большого ребенка она еще не встречала.
— Твоим друзьям всего по пять-шесть лет, но смотрю, вы хорошо поладили, — сказала она, -…дальше не пойдем, здесь поиграем, — звонкий смех Тилу рассмешил и меня, — Целоваться тебе точно рано еще……
Вдоволь нахохотавшись, я поинтересовался безопасностью подобных полетов, ведь высота все-таки приличная. А тут еще и маленькие дети, как-то беспечно со стороны родителей допускать такие аттракционы. Но Тилу пояснила, что за всю историю не было никаких травм, так как имеется несколько ступеней защитных полей. Кроме того, сама поверхность игровой площадки сделана из специального материала, и на нее можно без вреда падать с очень большой высоты.
Мы подлетели к большому голубому шару, который медленно вращался, зависая над землей на пару метров. Здание было размером по высоте с семиэтажный дом.
-Как Вы это делаете? — в недоумении спросил я и заглянул еще раз под строение. Под шаром точно ничего не было.
-Какой же ты несмышленый, — Тилу начала объяснять, энергично жестикулируя руками, — Есть поле притяжения, а есть обратное антиполе, которое направлено в другую сторону. Мой папа хорошо разбирается в этом, он физик материй. Кстати голубой цвет можно поменять на любой другой и даже сделать дом невидимым. Смотри…..
Шар мог приобретать любые оттенки и рисунки. В один миг он ненадолго исчез, показав, что за ним тоже находится зеленый парк, и появился вновь, как ни в чем не бывало.
Девушка пригласила меня в дом, и мы поднялись по невидимым ступенькам. Интересно наступать на воздух, и каждый раз как бы широко ты не поставил свою ногу, ощущать под ступнями невидимую опору. Шар не имел ни окон, ни дверей, мы легко прошли сквозь стену и очутились внутри.
Под ногами была привычная сила притяжения и ничего не вращалось. Прихожая имела полукруглые пути перемещения, и чем-то походила на нору сказочного кролика. Нет, все выглядело очень красиво, дизайнерские решения радовали глаз и не могли не вызывать восхищение. Идеально правильно подобранные плавные линии рисунка из фантастического материала также можно было сравнить с убранством наших дворцов, только ничего пестрого, ни золота, ни хрусталя, ни картин здесь не было.
— Опять остолбенел, — Тилу укорительно смотрела на меня, упершись руками в бока, — пойдем в комнату, — и она шустрыми шажками пошла вверх по дорожке. Положение ее тела начало забавно меняться по отношению к моему от вертикального до почти горизонтального. Тот же самый эффект, что на мосту в парке. Я последовал за ней, любуясь превращением стены в потолок и наоборот.
Спальня представляла собой просторную светло-зеленую комнату овальной формы, посреди нее стояла симпатичная розовая кровать. И больше ничего. Меня это немного удивило, никаких тумбочек, зеркал с косметикой, шкафов-купе там не было. Тилу с разбегу плюхнулась в нее, не снимая кроссовок, и несколько раз перевернулась, игриво наслаждаясь ее мягкостью. Потом она села на край кровати, слегка отклонившись назад и уперевшись в нее руками. Взгляд ее снова принял томное выражение, красивые и выразительные глаза стали завораживающе манить к себе. Мое лицо, наверное, покраснело от смущения.
— Ладно, расслабься, шучу я так, — Тилу смеялась. Ее манера общения забавляла, и сама она была пределом мечтаний. Если влюбиться в такую девушку, быть всегда рядом с ней, ее неутомимая энергия, постоянные эмоции, высшая степень театрального флирта сделает жизнь счастливой и интересной….
— Как-то здесь чего-то не хватает,- я показал рукой на однотонные стены.
-А, фотообои, сейчас включим, — ответила Тилу с неохотой, как будто они ей надоели.
Вокруг вместо стен появились красивые скалистые горы и громадный водопад. Кровать стояла рядом с пропастью. Шум падающей воды впечатлял своей мощью, воздух был влажным и насыщенным, а на меня упали капли. Если посмотреть наверх, то можно было увидеть голубое небо с ярким солнцем и белыми причудливыми облаками. Мое сознание совсем запуталась в реальностях, где я нахожусь? Смотрю телевизор в телевизоре? А сам неподвижно лежу в кровати….
Через некоторое время возникла другая картина. В темно-зеленом заросшим лесу бродили медвежата, они ломали ветки деревьев, искали чем полакомиться. Запах свежей зелени и приятная прохлада не могли оставить меня равнодушным.
Потом появлялись другие виды. То бесконечное звездное пространство, то барханы песков с не спеша идущими верблюдами, то подводный мир океана с красивыми разноцветными рыбками и зелеными водорослями.
— Какие обои для тебя оставить? — поинтересовалась Тилу.
— Давай обратно зеленые стены, — я был в восторге от увиденного, но фотообои меня отвлекали, а хотелось узнать что-то еще интересное. Стены приняли светлый голубой оттенок.
— Садись на кровать. Не бойся, приставать не буду, — Тилу как маленький милый тигренок щелкнула зубками.
— Ну а где твои вещи, одежда? — присаживаясь, поинтересовался я.
— Ты хочешь увидеть мои наряды? — она кокетливо смотрела мне в глаза.
Абсолютно неоткуда стали появляться и медленно проплывать вдоль стены разные платья, костюмчики, кофточки. Многие вещи имели оригинальный, непривычный вид.
— Все предметы, вещи, все находится в невидимых шкафах за стенами. При необходимости их оттуда берешь. В комнатах не должно быть ничего лишнего, что отвлекало бы тебя от отдыха или конкретного дела, — облик девушки принял серьезный вид.
— А пойдем кухню посмотрим, — мне интересно было что там.
Мы встали и пошли. Надо отметить, что в комнатах не было окон и дверей, но можно пройти сквозь стену. Никаких трудностей при этом не возникало.
Кухня представляла собой такую же просторную комнату с фотообоями. Вокруг нас была красивая поляна с высокой травой и дикорастущими цветами. Над растениями летали бабочки, стрекозы и прыгали кузнечики. Рядом виднелась небольшая голубая речка.
Посреди кухни стоял красивый деревянный стол и несколько стульев. Ну, наконец-то встретил что-то привычно знакомое. Настроение заметно поднялось, и мое поведение приняло слегка игривый характер. Тем более с Тилу именно в такой манере и надо общаться, иначе чувствуешь, что над тобой просто мило издеваются.
Я бесцеремонно сел на стул, скорчил задачливую гримасу и спросил:
— Ну, и откуда берется еда, где любимый холодильник, плита для готовки. Где все?
— Там же за стенами, — спокойно ответила девушка, — если есть необходимость все может появиться.
— Может, покормишь гостя? — я совсем забыл, что давно не ел, и самое интересное, что не испытывал голода.
— Легко, — в глазах хозяйки был веселый блеск.
Над столом из воздуха стали появляться и медленно опускаться блюда с яствами и напитками. Тилу села напротив меня, и мы принялись трапезничать. Все было очень вкусным. Среди напитков было терпкое виноградное вино и клюквенный сок. Еда представляла собой несколько видов салата из овощей, морепродуктов и еще чего-то необычного. Я не стал расспрашивать, мне на тот момент это было неинтересным. Мы с Тилу строили друг другу глазки, шутили, рассказывали всякую чушь и смеялись. Потрясающая девушка, с ней так легко и приятно общаться, у нее милое выразительное лицо и красивые карие глаза. Похоже, что я опять влюбился. Может натура у меня такая влюбчивая. Джош, только не вздумай выключить телевизор! Мне хотелось оставаться здесь как можно дольше.
Мы славно покушали, на десерт был обыкновенный чай с лимоном и яблочный пирог. Я стал наблюдать, как остатки еды и посуда, медленно поднимаясь вверх, исчезают в воздухе.
— Потрясающе, — вырвалось у меня, — и куда потом все это девается?
— Мусор перерабатывается в энергию или на материал, посуда моется, — казалось, что Тилу трудно сидеть на месте и скучно говорить о чем-то обыденном, ее энергия требовала действий и эмоций.
— А в магазин за продуктами кто у Вас ходит? Мусор как вывозится, как вода в дом попадает? — у меня было очень много вопросов.
— Многие процессы и предметы скрыты от глаз, чтобы не портить красоту видов и обстановки, чтобы человек не отвлекался на всякие мелочи.
— А как ты этим всем управляешь, — допытывался я
— В основном мыслями, — Тилу улыбнулась. — Всю работу делает искусственный интеллект, он управляет специальными устройствами.
— А большие заводы, которые производят все? Фермы, огороды …Что все скрыто от глаз?
— Все заводы и фабрики за исключением малых уже очень давно перенесены на другие планеты и искусственные спутники. А фермы, огороды, они находятся в специальной сельскохозяйственной зоне. Все процессы на них полностью автоматизированы, то есть происходят без участия людей, — у Тилу были немного скучные глаза, ей похоже надоело сидеть без действий. — Слушай, может, слетаем куда-нибудь? Есть интересные места……

Все, что происходило со мной далее, иначе как сон или бред не назовешь. Но мне какая разница, что это. Сон, бред, галлюцинации…… если я вижу, ощущаю, чувствую — значит для меня это жизнь…..
Не смотря на мои желания увидеть что-то технически непостижимое: фантастические заводы, летательные аппараты, Тилу потянула меня на природу. Она сказала, что самое интересное и удивительное именно там.
Мы прилетели на какие-то очень красивые и высоченные горы. Причудливые очертания грозных скал на фоне проплывающих внизу белых облаков, живописные ущелья с бесконечной глубиной — все это с высоты полета было верхом впечатлений. Летать как птица, бросаться камнем в бездну, когда внутри тебя все сжимается и перехватывает дыхание, когда твоя душа уходит в пятки от страха и притяжения, непередаваемые ощущения чувства жизни.
Когда мы стояли на вершине высокой горы, Тилу рассказывала мне разные истории и легенды. Я не очень внимательно ее слушал, то разглядывал пейзажи, то любовался самой рассказчицей, ее выразительными движениями рук и красотой ее прекрасных глаз. В одной легенде Тилу поведала о редком высокогорном цветке, который дарят влюбленные юноши своим девушкам. Конечно я нашел, облетел все расщелины, лужайки и подарил его ей. Невероятно теплый взгляд согрел меня в ответ.
Неподалеку находилось бесконечно синее море. Прыгать в него с большой высоты, уходя при этом глубоко под воду было очень забавным занятием. Теплый ветер сменялся приятной прохладой, а тело словно ловили нежные и мягкие руки. Нам было очень хорошо и весело.
Потом мы стали плавать под водой, прямо в одежде, без всяких приспособлений и аквалангов. Любовались красотой морского дна, причудливыми камнями, дивными ракушками и зелеными водорослями. Множество разноцветных рыбок и других подводных обитателей встречались нам на пути. Затем мы с Тилу превратились в дельфинов и начали гоняться друг за другом. Ощущения чем-то похожи на те, когда становишься драконом. Только рук как бы нет, ноги срослись вместе и чтобы плыть, надо шустро вилять всем телом. Сколько счастья в том, чтобы догнать своим носом хвост любимой …..
Вдоволь наигравшись, мы абсолютно сухими вышли из воды. Сколько продолжался этот райский сон трудно сказать, так как все время был день, и солнце нисколько не склонилось к закату. Мы шли по песчаному пляжу, держась за руки. Никакой другой жизни не хотелось. Джош только не выключай……
Впереди возле скалы появилось симпатичное белое кафе. Открытая летняя веранда со столиками имела вид на море. Мы зашли в нее. За одним из столиков сидел Джош. Он также был в светлой футболке и бежевых брюках.
— Решил прийти к тебе сам, так будет проще, — мой друг смотрел на меня с сочувствующим видом, — трудно предположить, чем могло бы все это закончится.
Я медленно присел за стол напротив Джоша, мысли путались в голове. Тилу понятливо пошла прогуливаться неподалеку.
— У нас, к сожалению мало времени. Тебя надо возвращать в больницу.
— В какую больницу?- мне трудно было осознать действительность всего происходящего.
— В вашу городскую, — ответил Джош. — Иначе ваши врачи сделают с тобой что-то нехорошее….Да и твой просмотр тоже затянулся.
— Ну да….,- мысли никак не могли прийти в порядок, ком досады подступил к моему горлу.
— Спрашивай что желаешь…… И к сожалению надо прощаться, — Джош не оставлял никаких шансов продлить мгновенья счастья.
— Скажи, а Тилу… она же живая? — в сердцах спросил я.
— Тилу реальная девушка, она живет на нашей планете, учится на психолога, любит путешествовать. Ее образ сканирован компьютером и в точности воспроизведен в этой программе, — Джош с пониманием смотрел на мой растерянный и поникший вид, — Но, если ты с ней подружился здесь, то без всяких сомнений там было бы тоже самое…..
— Я понимаю, да…… А все, что я видел, это тоже спецэффекты программы? — мне стало как- то грустно.
— Нет, абсолютно все реальное, — ответ друга снял камень с сердца.
— А как Вы все это делаете? Этот телевизор, его невозможно понять…., — впечатления переполняли меня.
— Со временем научитесь…. Ваши компьютеры уже сейчас способны считывать и обрабатывать самую разную информацию, они управляют многими процессами. Наши компьютеры более совершенны, в частности они могут считывать мысли, контролировать и воздействовать на все процессы, происходящие внутри человека, в том числе и на восприятие всего окружающего……
Я был поражен всем произошедшим и услышанным. Но чтобы еще спросить такого важного?
-Джош, скажи, пожалуйста что такое жизнь? Куда человек уходит после нее? Вы в Бога верите?
Джош улыбнулся:
-Да, верим. Немного по-другому, чем Вы. Но это всего лишь разные формы понимания. А жизнь это то — что вокруг тебя, то, что ты чувствуешь и ощущаешь. Все это вечно и непостижимо.
Джош протянул ладонь, и мы крепко пожали друг другу руки. Я смело подошел к Тилу и нежно поцеловал ее………

Я очнулся в реанимации городской больницы, весь в гипсе и бинтах. Вокруг суетливо бегали врачи и медсестры…..





2. Путь познания.



Эквим поднялся на высоту облаков и неподвижно завис в воздухе, давая понять, что прибыл в назначенное место. Я огляделся, пытаясь найти загадочное здание, именуемое академией космических исследований, куда был приглашен на важную беседу. Определенно важную, так как обычно используют лишь виртуальное общение, и современные достижения позволяют это делать на очень высоком уровне. А здесь реальная встреча, зрительный и эмоциональный контакт, взгляд в глаза, ощущение мысли…
Я высунул ногу из аппарата, наклонился и со страхом посмотрел вниз, едва уловимые очертания крошечных деревьев и зданий виднелись с громадной высоты. По сторонам медленно плыли белые облака, которые вблизи не отличались от простого тумана. Прыгать в бездну неизвестности не входило в мои планы, к тому же появившейся страх, сковывал движения и заставлял вжиматься в эквим подобно коту, который, задрав хвост и подняв шерсть, вбирается на дерево, убегая от злой и страшной собаки. Примерно с теми же ощущениями я влез обратно. Одно дело летать внутри аппарата, пусть даже в режиме невидимости, другое дело спрыгнуть с него, с большой высоты. Спустя минуту мое недоумение сменилось уверенностью, так как ближайшее облако распалось на мелкие части, которые приняли форму букв и сложились в приветствие: Добро пожаловать!
Я повернулся спиной к пропасти и осторожно нащупал твердую невидимую поверхность, после чего смело ступил на нее. Ходить в облаках впечатляло…. Далеко внизу виднелась серо-зеленая поверхность земли с голубыми ниточками рек, пятнышками озер и крошечными постройками разных цветов. Совсем незаметно из проплывающей мимо дымки появился большой представительский стол с лакированным покрытием, он весь переливался от яркого дневного света. Несмелыми шагами я дошел до него и плюхнулся в мягкое воздушное кресло, стоявшее рядом. Дымка рассеялась, и показался человек. Он сидел напротив, с другой стороны стола, глаза его приветливо улыбались на большом широком лице, а весь вид напомнил дружелюбного японского борца сумо: широченные плечи, толстые сильные руки с огромными кулаками. Человека звали Тауд, он занимал должность по управлению космических исследований.
-Добро пожаловать, — произнес академик, сверкая белоснежными зубами.
-Здравствуйте, — ответил я, улыбаясь в ответ.
— Мне понравился отчет о вашем прибытии…. Вы как представитель планеты Земля очень симпатичны…. Ваш союз с Тилу — это громадный шаг в развитии межпланетных отношений…. Когда у Вас появятся дети — это будет историческим событием, — речь руководителя была неторопливой, он дружелюбно вглядывался в меня, изучая мои мысли.
В моем представлении Тауд своим внешним видом никак не был похож на руководителя, но это был заслуженный человек, о чем я узнал заранее. Из 230 лет своей жизни 125 лет он провел в космических перелетах. Множество научных открытий и трудов возвели его в ранг академика. Двое сыновей Тауда пошли по стопам своего отца и большую часть своей жизни также были далеко от земли.
Я немного боялся этой встречи, опасаясь, что меня попросят покинуть эту планету, усадив в трюм какого-нибудь грузового корабля, и до настоящего времени я не имел никаких официальных бесед ни с чиновниками, ни с представителями власти. Их просто не было на этой планете!
— Предлагаю Вам принять участие в межгалактической космической экспедиции, ориентировочный срок полета которой должен составить 20 лет…., — слова руководителя развеяли мои опасения, и я был очень рад сделанному предложению. Высшие по развитию люди ставили меня на одном уровне.
Но прежде чем рассказать об этой экспедиции, мне хотелось поделиться некоторыми открытиями, которые я сделал во время своего первого полета…

Несколько месяцев с момента старта космолета мы с Тилу не расставались ни на минуту, общались и путешествовали в виртуальном пространстве. Наше с ней знакомство произошло в видеофильме, который чудесным образом 14 годами ранее перенес меня в необыкновенный город Караш. Роль экскурсовода в этом городе почти случайным образом досталась Тилу, вернее ее сканированной копии. Компьютер проанализировал мой внутренний мир и с невероятной точностью моих желаний выбрал именно ее.
Когда корабль Джоша, оставив меня в больнице, добрался до своей планеты, мой друг показал запись видеофильма, всей романтической истории самой героине Тилу. Ее душу тронули чувства, и она решила познакомиться поближе, прилетев ко мне на Землю. Такая возможность была. Дело в том, что предстояла срочная экспедиция, связанная с установкой некоторых систем, позволяющих обезопасить нашу планету от разрушительного столкновения с кометами и метеоритами. Все время, когда велась эта работа, в меру своих сил и возможностей, я показывал наиболее интересные места своей родины, находясь уже сам в роли экскурсовода. Но настал момент расставания, и экспедиции пора было улетать. На Земле меня ничто не держало. Влюбленный в девушку, мечтающий о приключениях и жаждущий познаний, я улетел с ними……

Сколько это 7 лет пути, много или мало?
Если представить, что все время без остановки едешь в поезде или автобусе, то это, безусловно, кошмар. Но если летишь в современном космолете, где есть все условия для того, чтобы не чувствовать отличия от нормальной привычной жизни, когда твоя любимая девушка всегда рядом, это одно удовольствие, это восторг и интерес ко всему происходящему. Возможности виртуального пространства, реализованные в современных технологиях соизмеримы лишь с фантазией человека. Весь полет можно ощущать себя дома на Земле, гулять и общаться с друзьями или родственниками, путешествовать, ходить на работу, развлекаться, как в обычной жизни. Нет трудностей с приемом пищи, работают все органы чувств и группы мышц, и, включив специальную программу, абсолютно забываешь существующую реальность …. При желании можно пребывать и в придуманном мире со своими нелепыми законами и сказочным сюжетом.
Но, важно отметить, что виртуальный мир не представляет физической опасности для человека попавшего в него, кроме одного — можно совсем забыть о существующей реальности и обрести полную зависимость. Ведь в придуманном мире сбываются мечты, фантазии и жизнь обретает невероятный вкус — это что-то вроде наркомании. Но естественно здесь такое не допускается, и все находится под постоянным контролем. Можно почувствовать себя ребенком перед большой горой шоколадных конфет, но после того как скушаешь парочку, появляются строгие родители и говорят: хватит!
Надо сказать, что я устоял от многих соблазнов. Во-первых, у меня была любимая девушка, с которой хотелось проводить как можно больше времени. Во-вторых, огромный интерес представляло все окружающее меня в реальности, все достижения людей, воплощения их разума. И я принялся изучать все новое и ранее мне неизвестное, разумеется, на том уровне, который был доступен. Я просто замучил вопросами своего бедного друга Джоша до такой степени, что с определенного времени он стал меня избегать. Некоторым вещам помогли научиться различные обучающие программы и фильмы. Попытаюсь рассказать некоторые технические подробности того, что удалось выяснить, в чем поверхностно, но удалось разобраться.
Например, я овладел навыками управления челноком (летающей тарелки) и сдал выходной тест для самостоятельного полета. В этот тест входили правила использования аппарата и действия в нештатных ситуациях. Само управление челноком легкое, во многом схожее с эквимом — более простым летательным аппаратом, предназначенным для перемещения по воздуху и под водой. Эквимы очень распространены на планете Джоша, они могут немного отличаться друг от друга в зависимости от своего назначения. Но надо отметить, что другие средства передвижения на этой планете давно ушли в прошлое.
Что представляет собой эквим. Это обычно шар диаметром около трех метров, внутреннее пространство которого близко к внешнему объему, то есть толщина стенок представляется очень тонкой. Материал, из которого изготовлен аппарат, способен изменять свою структуру под действием управляющих сигналов. Внешне это проявляется, как способность изменять шарообразную форму в овальную, в зависимости от режимов полета. Очень интересен процесс входа в эквим, также как и вход в здания, присутствует полное ощущение прохождения сквозь стены. Это стало возможным благодаря еще одному достижению — высокореалистичному объемному изображению. Оно представляет собой видимость излучения в определенной зоне влияния изменяющихся полей, своего рода объемный телевизор. И мы, проходя сквозь стену, на самом деле преодолеваем видеокартинку. которая определяет ее облик или внешний вид. Перемещаясь, мы не замечаем автоматически открывающуюся перед нами дверь, которая не распахивается в привычном для землян понимании. Дверь представляет собой проход, который образуется благодаря той же способности материалов изменять свою структуру. Эффект невидимости изнутри объекта достигается тем же видеоизображением, которое в данном случае передает круговую картинку всего, что находится снаружи. Скорость и высота полета эквима определяется работой генератора планетарного поля, а изменяющаяся форма, сторона более острых углов задает общее направление движения и также влияет на скорость. Применение сразу нескольких генераторов, реализованных в отдельных контурах, позволяет существенно увеличить маневренность и эффективность перемещения, также позволяет зданиям неподвижно висеть или вращаться в различных направлениях.
Если рассказывать о челноке, то, по сути, это тот же эквим, только более совершенный и соответственно имеющий большие возможности. Челнок состоит из шара и диска диаметром в 10-20 метров. Такая конструкция позволяет развивать большую скорость, и аппарат предназначен также для выхода в открытый космос и полета в нем на малые расстояния. Челнок имеет повышенные степени защиты, лазерные и энергетические излучатели, способен передвигаться под землей, разрушать мелкие космические объекты. Расположение на диске аппарата мощных высокотехнологичных реактивных двигателей с изменяемыми векторами тяги на 360 градусов (достигается также изменением положения диска по отношению к шару), позволяет летать с очень высокой маневренностью в космическом пространстве. Надо заметить, что из сопла реактивного двигателя вырывается не привычное пламя, а слабое голубоватое свечение, совсем не похожее на огонь, это энергия некого излучения, обеспечивающее кораблю невероятную скорость и мощность. Челнок обладает устройством объемного изображения и способен искривлять пространство в сторону увеличения пути света, что делает его абсолютно невидимым. Единственный недостаток челнока, это то, что он не приспособлен для перелета на большие расстояния и не может искривлять пространство в сторону уменьшения пути света, для этой цели предназначен другой аппарат.
Размеры космолета, его оснащенность, возможности и масштабность не просто впечатляют, а шокируют. Длина межпланетного корабля достигает 15 километров, ширина или высота порядка 2 км. Внешняя форма аппарата представляется вытянутой и скрученной восьмеркой (знаком бесконечности). Большую часть объема корабля занимают специальные технологические устройства, двигатели, генераторы полей, а также ангары с мини-заводами, необходимым рабочим сырьем, водой и продовольствием. Не смотря на возможность клонирования, применения синтетических белков и энергетических таблеток, в качестве пищи используются только натуральные продукты. Современные технологии позволяют, всегда включать в рацион свежую зелень, овощи и фрукты на протяжении многих лет полета. Если говорить о комнатах отдыха членов экипажа, то их насчитывается ровно по количеству людей на борту корабля. Возможности планировки этих помещений безграничны и определяются фантазией ее обладателя. Я, например, воссоздал внешний облик своей квартиры на Земле, что-то улучшил, конечно, для удобства. Надо сказать, что не представляло какого-либо труда переделать мое жилище в царские хоромы всего за пару минут. Среди общих комнат был огромный зал длиной до 200 метров, предназначенный для отдыха, он также мог легко превратится в футбольный стадион, теннисный корд, бассейн и вообще во все что угодно. Вечером в этом зале вся команда собиралась на ужин, который заканчивался общением и отдыхом. Рабочее помещение определялось громадным многофункциональным пространством. Сразу поясняю, что название и определения многим вещам присваивал сам для удобства своего понимания. Итак, сфера представляла собой центр управления космолетом, куда стекалась вся возможная информация. В нормальном ждущем режиме это громадное помещение, имеющее форму полусферы, представлялось картиной звездного пространства, того, где в данный момент находился корабль. Здесь также были отдельные кабинеты членов экипажа. В нужный момент стенки комнат могли исчезать, и рабочие места тогда находились в визуальной близости друг к другу. Панорамная картина звездного неба могла сменяться на многофункциональный экран с необходимой информацией и элементами управления. Всеми процессами на космолете управляет искусственный интеллект, на нашем корабле он был представлен образом девушки по имени Клае. С объемной картинкой программы можно общаться как с живым человеком, девушка появлялась мгновенно после того, как произносилось ее имя, и могла находиться в нескольких местах одновременно.  
Итак, сам космолет имел форму восьмерки или знака бесконечности. Именно такое строение обеспечивает перекрестное взаимодействие элементарных частиц, именуемых частицами Бога (будем называть частицами Мира). В результате процесса на очень малое время образуются поля, влияющие на структуру элементарных частиц вакуума. Вследствие чего эти частицы в небольшом объеме пространства по курсу корабля притягиваются к источнику, плотность их скопления уменьшается с увеличением расстояния от космолета. Корабль, имея изначально определенную скорость перемещения, за ничтожно малый промежуток времени преодолевает большее количество элементарных частиц вакуума. После прекращения действия полей, структура вакуума мгновенно восстанавливается, и корабль перемещается вместе с частицами. Такой способ перелета «на гребне волны» позволил увеличить скорость полета почти в сотню раз, само физическое явление получило определение как искривление пространства в сторону уменьшения пути света.

Что же это за частицы Мира и почему так часто встречается число 8 или знак  ?
Много веков назад инопланетяне подсказали людям Земли двухмерное представление бесконечности в виде знака , они также дали понять, что внешнее схожесть числа 8 позволяет объяснить необъятное восьмимерностью его понимания. Но начнем, пожалуй, с частицы Мира. Как сказал Джош, многие физики Земли обретут веру в Создателя, открыв и поняв сущность этой частицы.
Весь мир от элементарной частицы до всей Вселенной, включая все живое и неживое, все возможные поля, энергии и состояния, состоит только из частиц Мира. Размерность их невероятно мала, понимание одновременно сверхсложное и сверхлегкое, а величие и возможности не имеют границ. Это своего рода детальки глобального по своей сути и масштабу конструктора. Но работать этим конструктором может лишь сам Создатель.
Кто сможет с легкостью представить, что вакуум со своей пустотой, солнце с громадной энергией, монитор компьютера и Вы сами в целом — все состоит из одинаковых элементарных частиц Мира? Сверхсложное понимание! Но с другой стороны, представьте себя всемогущим; перед вами лежит множество одинаковых «шариков». Соединяя два, вы видите, что получается вакуум, соединяя три — вода, четыре — земля и так далее. На самом деле комбинация строительства куда сложнее, из частиц Мира строятся сначала элементарные и составные частицы, энергии и силы взаимодействия.
Инопланетяне сделали несколько общих выводов.
Первый: Возможно любое превращение чего-либо во все, что угодно.
Второй: В создании мира задействована ничтожно малая комбинация возможных вариантов, что означает, что могут существовать или появится совершенно другие реальности со своими материями, взаимодействиями и законами.
Теперь о восьмимерности, опять же сугубо в инопланетном понимании.
Надо сказать, что и на Земле вокруг числа 8 люди давно строят свои определения. Например, определяют 8 форм галактик,8 спектров излучения звезд и многое другое. Но, зачастую используется лишь двухмерность представления, как бы в одной плоскости или на листе бумаги. Мы строим графики, работаем с картами, изучаем спектры излучения, пользуемся таблицей Менделеева, объясняем взаимодействия. И все представляем на листе бумаги, нам так проще. Трехмерность пространства тоже давно не секрет. Но не будем углубляться в теории земного происхождения.

Итак, восьмимерность.
1.Визуализация (нахождение или представление объекта). Может быть точкой, линией, двухмерным, трехмерным. Любой объект размером от частицы Мира и до Вселенной может представляться точкой или бесконечной сферой. В обычном понимании это привычное для людей Земли положение физического тела в трехмерном пространстве.
2.Искривление пространства (знакомое понятие по теории Эйнштейна).
3.Время. Изменения во времени очевидны.
4. Состояние. Так как все создано из частиц Мира, инопланетяне определяют способность материи иметь любое известное состояние, включая различные энергии и поля. Это изменение может быть в прямом и обратном направлении, а также многократным и многообразным. В обычном понимании людей сюда относятся все известные физические процессы, явления, химические и другие реакции, ведущие к превращению.
5.Виртуальность. То есть при реальном отсутствии чего любо имеются характерные признаки его присутствия. На уровне элементарных частиц физикам Земли это понятие знакомо. Но эта мерность определяется инопланетянами для всего существующего.
6.Активность. Любой объект размером от элементарной частицы до вселенной может иметь разную степень проявления. Масса, энергия, поле и все возможные характеристики — величины непостоянные. Можно представить себе, например кирпич, масса которого без видимых причин меняется от ноля до бесконечности. Генераторы планетарного поля также являются доказательством изменения активности. В обычном понимании людей Земли сюда можно отнести все известные текущие показатели объекта, такие как объем, плотность, температура, масса и так далее.
7.Частица жизни. Все без исключения объекты во вселенной, включая все живое и неживое, созданы и состоят из частиц Мира. Определенные комбинации определяют жизнь в той или иной форме. Любой абсолютно неодушевленный предмет от элементарной частицы до всей Вселенной может рассматриваться как живой организм, также как и сам человек может считаться неодушевленным в определенных измерениях. В обычном понимании люди довольно часто определяют Землю, вулканы, многие предметы как живые существа. Инопланетяне данную мерность используют для всего.
8.Степень и форма понимания. В эту мерность входят все имеющиеся знания, теории и законы. Понятно, что любое событие может иметь разную степень или глубину понимания, также может существовать несколько теорий или взглядов с разных позиций.
Итак, всякое физическое тело от элементарной частицы до бесконечной Вселенной, все возможные взаимодействия, любые виды энергий, полей, процессов — все без исключения должно рассматриваться в восьмимерном представлении.
Понимая всю трудность или даже невозможность восприятия всего услышанного, я подумал, что людям Земли хотя бы в простых взаимоотношениях неплохо научиться мыслить не только в одной плоскости своих желаний и убеждений.

Джош вероятно улыбался, наблюдая как «закипает» мой мозг, пытаясь осмыслить полученную информацию. В действительности не могу ручаться за достоверность всего изложенного, так как что-либо доказать не имею возможности. Единственное, что могу добавить так это теорию ученых Земли. Согласно которой наша планета образовалась из космической пыли, появившейся вследствие некого взрыва. Ну, пусть все состоит из пыли, спорить не буду.
— Скажи, Джош, почему Вы не поделитесь своими достижениями с жителями Земли? Почему не объявите о своем существовании? Ваша помощь может стать величайшим событием в нашей истории, изменить нашу жизнь и понимание.
— Во-первых, помогаем. Ты же знаешь об этом. Мы следим, чтобы ваша планета не погибла от космических угроз разного происхождения. Подсказываем, предостерегаем, как правило, на подсознательном уровне. Во-вторых, ваше сознание должно развиваться с достижениями на одном уровне, иначе произойдет катастрофа.
— Да-а, — задумался я и почему-то представил большую лохматую обезьяну с гранатой в руке. Наверно Джош мысленно передал мне наглядные аргументы ко всему сказанному.
-А знаешь, Алексей, 11500 лет тому назад, когда мы только начали осваивать космическое пространство, случайным, невероятным образом была открыта ваша планета. Мы были безгранично счастливы этому событию. Наш экипаж открыто вступил в контакт с людьми. Наблюдая слабое развитие цивилизации жителей того времени, мы сразу принялись делиться своими достижениями и знаниями. Результат оказался отрицательным и поучительным. Если хочешь, можешь посмотреть в видеотеке. История о Лане и Тиде. Эти люди для современных жителей моей планеты являются легендой.

Имея достаточное количество времени, я, разумеется, воспользовался советом своего друга. Не знаю, насколько подробно стоит об этом рассказывать, но вся эта история поразила меня не меньше чем все остальное. Вообще, все подобные просмотры представляют собой перемещение в виртуальное пространство с определенным сюжетом и непосредственным участием. Я об этом уже не раз рассказывал. Напомню, что первый подобный опыт для меня состоялся во время путешествия по городу Караш, когда я впервые встретился со своей девушкой Тилу. Просмотр истории о Лане и Тиде по форме ничем не отличался от первого фильма. Я также реалистично находился вместе с членами экипажа того полета, мог общаться как с ними, так и с людьми того времени, имел возможность чувствовать и наслаждаться жизнью во всех ее проявлениях. Единственно, сколько бы я не старался, уговорами или своими действиями, я никак не мог повлиять на случившиеся события. А они поражали на всю глубину реальности происходящего.
Я вышел из своей комнаты и сразу понял, что нахожусь уже не на своем корабле, а в другом далеком прошлом. Космолет того времени по своей планировке и внешнему виду имел значительные отличия, что не удивительно, ведь прошло 11,5 тысяч лет. Сравнительно узкие пути перемещения, видимость переходов из одного отсека в другой, громадное количество технических блоков и коммуникаций. В самой сфере великое множество разных кнопочек, экранов и табло для отображения информации. Объемная видеокартинка отсутствовала, а я по привычке проходить сквозь стены сильно отбил свое плечо, наткнувшись на твердое препятствие. Имеющиеся двери открывались автоматически и только в определенных местах, они как бы раскручивались, увеличивая отверстие от центра до полного размера. Совсем не так, как на современном космолете, где можно пройти сквозь стену в любом месте.
Члены экипажа все как один знали меня по имени и при встрече приветливо здоровались. Они также были не против поболтать на разные темы и поделиться своими мыслями. На этом корабле, как и на реальном, мне была отведена роль туриста.
Лана и Тид очень красивые молодые люди, влюбленные друг в друга, они являлись исследователями в этой экспедиции. У девушки были необыкновенно добрые глаза, и смотрела она с каким то излишним состраданием. Ее внешний вид напоминал ангела, спустившегося с небес. Тид также был очень славным парнем, его ответственность и огромное желание помогать всем людям, очень располагало к себе.

Облетев Землю и изучив народности и племена того времени, экипаж принял решение высадиться на большом острове немного западней северной Африки. Люди, населявшие эту землю, выглядели более развитыми по сравнению с остальными народами.
Когда челнок опустился на центральную площадь в самый разгар дня, люди, увидев богов, вели себя по-разному. Некоторые падали на живот, вытягивая руки вперед, другие в страхе поспешно убегали. Лана и Тид, поняли свою ошибку. Они принялись поднимать людей, объяснять свое появление, но те лишь несвязанно бормотали и продолжали падать на землю. Экипажу пришлось признать попытку вступить в контакт неудачной, и было принято другое решение. Тид под видом божественного существа познакомился с молодым царем по имени Осейдон. Тот сначала трясся от страха, но когда успокоился, с удовольствием принял дружбу богов. Другое объяснение, тем более инопланетное появление, не представлялось возможным. У царя Осейдона и царицы Лемены была два маленьких сына, близнеца. Звали их Алас и Адир.
Слабое развитие цивилизации проявлялось во всем, в том числе и медицине. Лана принялась лечить людей, используя самые современные средства. Благодаря ее стараниям некоторые неизлечимые болезни того времени успешно побеждались. Тид научил людей добывать и обрабатывать металл, разработал и помог осуществить инженерные сооружения, используя оборудование, находившееся на космолете. Осейдон очень сдружился с богами, а народ вознес своего царя до их величия. Цивилизация за несколько десятков лет достигла высокого уровня, опередив свое время в некоторых аспектах на несколько тысячелетий. Болезни отступили, качество жизни людей многократно возросло и высшие сословия общества «купались» в роскоши и изобилии. В общении людей, особенно в понимании некоторых новых вещей, прижилось определение «от Ланы и Тида». Кто бы мог подумать, что название всего государства, так бесследно и загадочно исчезнувшего, войдет в историю под именем Атлантида от простого определения « от Ланы и Тида».
Царь Осейдон был умным и дальновидным правителем, он понимал ценность дружбы с богами и всячески ей способствовал. Степень почитания Ланы, Тида и его самого была одинаковой. Никто не мог иметь малейшего неуважения к ним. Надо сказать, что и Тид был очень верным и искренним другом. Однажды он показал царю космический челнок и даже научил его управлять им. Несовершенство данного аппарата у меня вызвало улыбку, управление полетом в нем осуществлялось, не положением руки в пространстве, как в современных моделях, а ручкой, как в боевом самолете и двумя педалями: газа и тормоза. Осейдон будучи лихим наездником и очень азартным человеком, с «выпученными» глазами и боевым кличем довольно ловко управлял челноком. Летающая тарелка несколько раз проносилась над городами Атлантиды и поселениями Эллинов вдоль Средиземного моря.
— Вот это колесница! — восклицал он, — Никто не сравнится с нашим величием, Тид!
Тид был очень счастлив, он искренне радовался за царя. А вся многолетняя работа казалась исполнением своего долга, и можно было гордиться результатами тяжелого труда на благо другой цивилизации.
— А что это за красная штука? — спросил Осейдон, показывая на большую яркую кнопку.
— Не трогать никогда, это очень опасное оружие, — ответил Тид.
— А какими стрелами оно стреляет? Размером с дерево? — восхищенно допытывался царь.
— Нет, это средство борьбы не с людьми, а с очень большими камнями….
Шло время, члены экипажа неоднократно ставили вопрос о необходимости отлета на свою родину. Но каждый раз Лана просто умоляла остаться еще на некоторое время, объясняя необходимостью принести людям как можно больше пользы.
Дети Осейдона росли и взрослели, их уже насчитывалось десять человек. Наследником престола был объявлен Алас, один из двух близнецов. Если Адир занимался управлением внутренними делами государства, то Алас руководил армией и участвовал в военных походах. Несмотря на неодобрение Ланы и Тида, велась война с империей Эллинов на побережье Средиземного моря. Осейдон не разделял мнения друзей, объясняя войну смыслом существования воинов и неотъемлемой частью всей жизни. «Невозможно не иметь армию, потеряешь не только силу и влияние, но и лишишься своей земли и всего в целом», — говорил он.
Неудачная война с Эллинами с одной стороны и слишком распущенная, ожиревшая от всяких изобилий жизнь с другой, привели к недовольству некоторых слоев общества, в частности воинов. К тому же боги отказались совершенствовать оружие и как-либо помогать в борьбе с врагами. В результате сформировалась группа мятежников во главе с Титанами, так звали двух крупных военных начальников, по воле случая, имеющих одинаковые имена. Они силой убедили Аласа восстать против богов и отца.
Охрана города не смогла оказать сопротивление армии подготовленных воинов. Адира и других чиновников взяли под стражу. Обвинив богов в растлении общества и военных неудачах, был исполнен смертный приговор двум ангелам. Лана и Тид вошли в историю как герои, отдавшие жизни на благо других людей. Произошедшие события послужили уроком для будущих поколений. Что же касается причины гибели всей Атлантиды. Разгневанный Осейдон, забравшись в летающую тарелку, решил наказать мятежников, он выпустил очень большую стрелу, точно нацелившись на одного из титанов и нажав запретную, красную кнопку. Мощный энергетический удар, предназначенный для разрушения крупных метеоритов, стер с лица Земли таинственный остров. Образовавшееся цунами смыло прибрежные районы Атлантического океана и Средиземного моря.







3. Пыльный дракон.


Темно-серые стены напоминали холмы и овраги. Невероятными изгибами  они тянулись по всем сторонам далеко к горизонту. Казалось, что это был не космический корабль, а большая планета. Планета  из непонятного фантастического материала, четко отлитого в какое-то непостижимо великое сооружение,  Мы висели в виртуальном пространстве без всяких скафандров и приспособлений. Громадный космолет по форме восьмерки (знака бесконечности) простирался под нами.  Бесчисленные технические устройства корабля пестрили повсюду. Это были непонятные углубления,  причудливо изогнутые плоскости и другие необычные  формы.
Механик Флед летел впереди. Он тщательно вглядывался в обшивку корабля, обследуя ее метр за метром. Он искал повреждения, послужившие причиной нашей остановки во время пути. Я же больше наслаждался полетом и любовался видом на звезды. Они ярко светились на темном небосклоне. Также завораживающе красиво, как и в нашей родной галактике.
Перемещаясь от одного сектора к другому, Флед периодически нажимал большую красную кнопку на своем животе. Она служила подтверждением  мысленно выбранного действия. Как он сам объяснял, сигналы мысли могут  бесконтрольно меняться, что усложняет работу, а с кнопкой  было удобнее. 
  — Мелкие точки по углам корабля, — заметил Флед. Он нагнулся в сторону обшивки и уже висел вниз головой, указывая мне рукой на место повреждения, — там смотри,- его ноги, казалось, стояли на бесконечном полотне звездного неба.
Я подлетел поближе и тоже завис вниз головой и стал разглядывать желтые точки. Они слабо мерцали. Словно в этом месте корпус корабля становился прозрачным и показывал звезды с другой его стороны. Я задумался, пытаясь оценить повреждения. Перед моими глазами возникли цветные диаграммы и набор инструментов, позволяющих оценить информацию и выполнить действия. Очень удобная технология виртуального пространства позволяла  комфортно работать с невероятно высокой производительностью. В это время специальные роботы исполняли команды в реальном пространстве, они вместо людей выходили в открытый космос и работали со сложным оборудованием. Я попытался активировать несколько исследовательских функций, но толком в них не разбирался. По этому просто принялся ждать, пока Флед не закончит работу.
— Все понятно, — произнес механик. Он показал жестом выходить из пространства.
Мы оказались в сфере управления. Большая полусферическая комната была центральным местом всего корабля..Именно отсюда происходили все самые важные действия. 
Командир Тидо молча оглядывал каждого члена экипажа в порядке появления его в рабочей комнате. 
Последней вбежала Тилу, она виновато улыбалась, извиняясь за свое опоздание. 
— Клае, покажи отчет, — попросил командир, обращаясь к программе Клае, искусственному интеллекту корабля.
На информационной сфере появились изображения космолета в различных разрезах с  поясняющими цифрами и рисунками. Посреди комнаты возникла голограмма красивой девушки с  темными, длинными волосами. 
— Ранее на 12 часов, приемники уловили присутствие частиц высоких энергий, -сказала она, — было принято решение выйти из скоростного пути. Обследования подтвердили результаты сканирования. Корпус имеет нехарактерные точки проникновения по острым углам в следующих зонах.
На изображениях космолета появились маленькие желтые участки, указывающие на наличие повреждений. Всевозможная информация позволяла оценить степень их проявления. 
— Возможный источник излучения определен? — спросил командир. — Может близость звезды?
— Путь корабля не выходит за нормы допустимых приближений. Проверено еще раз. К тому же на момент проникновения мы находимся на очень большом расстоянии, — решила пояснить Пали, — ближайшая звезда Крох маячит по курсу в 2 месяцах пути.
— Источник не определен, возможные пути не имеют локального проявления, — добавила Клае.
— Обратите внимание на необычность проникновения частиц, — Тидо указал на вид корпуса корабля в разрезе, — по всем правилам должны быть линии, идущие от внешней поверхности обшивки к центру. Здесь же характерны разрушения только на определенной глубине, то есть внутри корпуса. База данных не располагает случаями подобных проявлений.
Командир корабля окинул взглядом всех членов экипажа. — Какие будут мнения?
 Тилу «витала в облаках», она прижалась щекой к моему плечу. Сам я не располагал знаниями и опытом своих товарищей, Оставалось только наблюдать за остальными. Долговязый программист Брен улыбался, подперев подбородок своей ладонью. Тучный механик Флед натирал пальцами  лоб, пытаясь найти решение сложной задачи. На его творческий ум и смекалку, я больше всех наделся. Штурман Пали смешно надув щеки, что-то искала, листая странички на экране информации. В ее голубых глазах отражались картинки. Очень красивая девушка, светлые волосы, круглые щеки с румянцем, когда она улыбалась, на них появлялись симпатичные ямочки. Они с Тидо были парой и очень эффектно вместе смотрелись. Он громадный с широченными плечами, смуглой кожей и черными кудрявыми волосами. Она вся светлая мягкая нежная. Еще две девушки, программист Дели  и механик Кети, скромно стояли в стороне. 
— Ну, так что? — прервал общее молчание командир корабля. Тидо не спеша прохаживался посредине зала. Он остановился возле Брена. — Ну, вот что ты улыбаешься? Говори свое мнение.
— А что говорить, — Брен убрал руку с подбородка и придал лицу серьезный вид. — Есть инструкции, а любой анализ лучше Клае никто сделать не сможет. Что положено делать в такой ситуации? — он обратился к изображению девушки.
— Согласно инструкции, — ответила та, — необходимо заменить поврежденные участки и сменить траекторию движения корабля. Но в особо дальних перелетах подобные решения принимает экипаж.
— Что нам мешает следовать установленным правилам. Давайте сменим шкуру и полетим дальше, — предложил Брен, жестикулирую длинными костлявыми руками.
— Дело в том, что сменить обшивку мы сможем только раз, — щеки Пали горели румянцем. — Это займет по времени месяц. Восстановить аварийный запас деталей корпуса получится еще через месяц. А если повреждения повторятся, то мы встанем на целых два месяца. Проникновения частиц может иметь постоянный характер, тогда мы вообще не сможем лететь и израсходуем весь запас необходимого сырья. Необходимо также учитывать, что до звездной системы Крох осталось немного пути.
— Как они вообще, эти частицы проникают сквозь защитное поле, — как-то неожиданно для меня в разговор вступила Тилу, — почему в середине корпуса, может они, и внутрь корабля проникли, летают здесь повсюду, а мы их не видим…
— Да, Тилу, — Брен с широкой улыбкой нашел, что сказать, — это инопланетный красавец-мужчина по частям в корабль проникает. Скоро начнет собираться в одно целое, готовься…..
Все засмеялись.
— Так, команда, серьезная ситуация, — командир решил вернуть экипаж в рабочее русло, — Всем известно, что есть нейтральные частицы, которые пронизывают абсолютно все и никак не проявляются. Возможно, по какой-то внешней причине в нашем случае, они входят в зону виртуальности в местах чрезмерного изменения вектора полей, то есть на участках острых углов корабля. Их проявление имеет единичный, временной интервал, и ограничивается воздействием на одну элементарную частицу. Отсюда мы имеем точечные повреждения.
После некоторой сложившейся паузы тучный Флед, так долго чесавший свой лоб, произнес:
— Я считаю, правильно лететь на планету Красен как и было намечено. Данные разрушения не являются критичными для корпуса корабля, необходимо будет постоянно фиксировать возможные атаки частиц, и анализировать их проявление. В системе Крох параллельно с ремонтом займемся исследованиями. Но, думаю, что в такой ситуации разумно посоветоваться с учителями.
— С кем конкретно? — поинтересовался командир.
— С Таудом, твоим отцом, Тидо, — ответил Флед.
— Согласен, его бесконечный опыт и знания бесценны. Клае, пригласи отца.
Спустя секунду рядом со светящейся картинкой девушки появилось объемное изображение легендарного академика. Его могучая фигура и большой рост превосходили совсем не мелкого сына. Тауд подошел и нежно обнял Тидо. — Как дела? — спросил он у него и после нескольких фраз подошел и поздоровался с каждым членом экипажа.
— Аа, Алексей, — при виде меня академик расплылся в широкой улыбке, — как проходит полет? Не жалеете с Тилу, что согласились? — поинтересовался он. Мы, разумеется, ни о чем не жалели. Когда Тауд подошел к Брену, он сначала похлопал его по плечам, потом руками поднял на полметра над полом.
  — А, шутник, все шутишь? — немного повертев программиста,  он поставил его на место.
Интересный эффект проявления силового поля создавал полную уверенность присутствия академика. Точно сканированная копия на момент отлета корабля стояла перед нами. Весь багаж бесценных знаний, приобретенного опыта и несравненного мышления легендарного путешественника был в нашем распоряжении.
-Я изучил суть вашей проблемы, — произнес он, — и считаю предложение Фледа очень разумным в сложившейся ситуации. — Тауд с одобрением смотрел на механика, — Единственное, советую уменьшить скорость корабля и немедленно начать производство деталей обшивки в промышленной зоне. Как раз на Красене поменяете ее, сохранив резервный запас….
Решение было найдено, и командир объявил об окончании совещания. Экипаж стал расходиться по своим делам. Брен посмотрел мне вслед, как будто хотел что-то сказать.
Почувствовав тепло друг друга мы с Тилу решили уединиться, ноги сами несли нас в комнату отдыха. Усевшись на большую мягкую кровать, мы стали строить глазки друг другу. Тилу вся светилась, ее прекрасные глаза наполнялись желанием, а женственность притягивала как самый мощный магнит. Устоять было невозможно, я сдался сразу и прильнул к любимой, нежно обняв ее вокруг талии. Она ласково поглаживала мои волосы…… Страсть пробудились в нас с невероятной силой…
Скоро мы услышали стук в дверь. Взбудораженный Брен не был похож сам на себя, он суетливой походкой прошел в комнату и плюхнулся в мягкое кресло. Пальцы рук программиста нервно сжимались. Брен заметил большие удивленные глаза Тилу.
— Извиняюсь, конечно, — сказал он, чуть улыбнувшись, — но надо поговорить.
Тилу незаметно ушла.
— Что у тебя стряслось? Чего ты такой дерганный? — поинтересовался я.
— Слышал, как Дели смеялась? — Брен говорил очень серьезно. Его вид не был похож на привычного шутника.
— Ну и что здесь такого?
— А то, Алексей, с ней творится что-то неладное, — программист поднялся с кресла и несколько раз прошелся по комнате. Он пытался собраться мыслями,  — Понимаешь, в распоряжении Дели находится Клае. Искусственный интеллект может многое. 
Я сидел на кровати и никак не мог понять, что так сильно беспокоило моего товарища. Брен плюхнулся в кресло, закинул ногу на ногу. Его глаза меня изучали, требуя понимания.
— Все мои программы подчиняются единой программе Клае, она контролирует все процессы на корабле. Даже то, что ты видишь и чувствуешь…. Я знаю Тауда давно, еще с детства. Он никогда бы себя так не повел. Это Дели сделала так, чтобы поднять меня на смех перед всей командой.
— С чего это ты взял? — поинтересовался я,  беспокоясь за здоровье своего товарища.
— А с того….Я как-то недавно неудачно пошутил …и мы поссорились  — ответил Брен.
— Ну и что? Всяко бывает. — я не находил причин для волнения.
— Ты не понимаешь. По-моему и с кораблем ничего не случалось, и никаких  атак частиц вовсе не было. Все анализаторы, виртуальное пространство, все, что вы со Фледом подтвердили, обследуя обшивку корабля, это иллюзия. Все это сделала Дели, управляя программой Клае.
Все сказанное Бреном, выглядело даже смешно. Я знал Дели, как хорошего человека и нисколько в ней не сомневался. Маленькая худенькая девушка постоянно всех защищала. Брен был ее парнем, и они часто спорили между собой. А в дальних полетах могло случиться все что угодно.
— Давай на Красене, я выйду сам в открытое пространство и своими глазами все проверю, — предложил я.

Через намеченное время, как и рассчитывалось, мы долетели до планеты Красен и стали на ее орбиту. Шесть планет вращались вокруг большой звезды под названием Крох. Четвертой от центра был Красен. Данное направление в этой галактике было указано еще много веков назад легендарным исследователем как представляющим повышенный научный интерес. Звезда получила свое имя в честь этого путешественника придумавшего также названия планет этой системы. Вообще надо отметить о ничтожно малой изученности громадной галактики, не смотря на великое множество и беспилотных кораблей, постоянно курсирующих по ее необъятным просторам. Система Крох в первый раз была удостоена посещения исследователями.
Вспомнив наш разговор с Бреном, я предложил командиру выйти в открытый космос для визуального обследования обшивки корабля. Но он не одобрил мою идею.
— Ты все равно ничего не увидишь, — сказал он, — разрушения проявляются внутри корпуса и на мироскопическом уровне в виде точечных нарушений связей между частицами. И по какой причине, ты хочешь провести дополнительное обследование?
Я не знал что ответить. С момента нашей последней остановки, когда проводилось совещание экипажа, повторных атак частиц зафиксировано не было. А опасения Брена выглядели немного бредовыми.
— Все займутся техобслуживанием систем корабля. Флед и Кети сменят обшивку. А ты выходи в виртуальное пространство и высаживайся на планету. Соберешь образцы, проведешь исследования по перечню стандартных работ, — сказал командир.
Мне уже до чертиков надоело это виртуальное пространство. Все работы в нем были чрезмерно легки и лишены чувства действительности. Хотелось же абсолютной реальности и адреналина. Ведь всю работу выполнял робот-двойник, он с точностью повторял мои движения. Я собрался смелостью и предложил провести реальную высадку без всякого виртуального пространства и привлечения роботов. Тидо внимательно посмотрел на меня, изучая мои мысли. После некоторых раздумий он согласился. По предварительному сканированию поверхность планеты опасности не представляла.
— Только не выходи из аппарата, — дал наставление командир. И я, окрыленный возможностью проявить полученные ранее навыки, помчался бегом в ангар.
Знакомое кресло пилота привычно комфортно удерживала мое тело в пространстве. Я подключил свои мысли к анализатору управления и провел начальное тестирование. Изменяя положение руки в воздухе, и давая мысленные команды, можно было наблюдать, как меняется форма и режимы работы челнока. Подобно тому, как слушаются штурвала элероны на крыле самолета, или газовые рули сопла, меняющие вектор тяги его двигателей. Можно представить себя сидящим за рулем мощного гоночного автомобиля, давить на газ и слышать рев мотора. Чувства, которые испытывал я, по силе ощущения превосходили все возможные аналоги на родной Земле. Сердце радостно колотилось в предвкушении предстоящего полета. Я дал старт и «отшвартовался» от корабля.
Если в целом рассказывать о всех планетах большой галактики, необходимо отметить их общее отличие от планет, входящих в Млечный путь. Дело в том, что все элементы таблицы Менделеева, имеют здесь отличный индекс. Он имеет цифровое обозначение, по мере открытия его исследователями. Разные галактики состоят из элементов со своим определенным индексом. Это проявляется в некотором различии физических процессов и химических реакций, происходящих на них. На планетах других галактик встречаются необычные явления и вещества с непонятными свойствами и неповторимыми химическими формулами.
Внешне Красен представлял собой сочетание оттенков всего лишь трех цветов: красного, желтого и коричневого. Планета была сравнительно небольшого размера и имела свою атмосферу и примитивные формы жизни. Надо сказать, для людей ни вода, ни воздух, ни все остальное для их жизни на этой планете были непригодны. Большую часть всей поверхности занимала бледная красно-желтая жидкость. Суша, состоящая из причудливых холмов, имела ржаво-коричневый цвет.

Я разогнал челнок до очень большой скорости и несколько раз облетел вокруг планеты, наслаждаясь, прежде всего, невероятно захватывающим чувством полета. Как не наигравшийся ребенок, я сделал несколько фигур высшего пилотажа, испытав сравнительно небольшие дозы перегрузки. Внешний облик и цвета планеты мне были явно не по душе. Отсутствие привычных голубоватых и зеленых оттенков вызывало некое отвращение. Я вспомнил красоту пейзажей на родной Земле, ни в какое сравнение их не поставишь. Погрузив челнок под мутную воду, я включил необходимую программу его работы. Стандартный набор тестов и исследований проходил полностью в автоматическом режиме, не было никакой необходимости вникать в суть процессов. Взяв пробу жидкости на борт челнока, компьютер сообщил о возможности дальнейшего передвижения. Я резко развернул аппарат вверх и очутился летящим вниз головой, абсолютно не чувствуя силы притяжения планеты. Бледная красно-желтая вода с бешенной скоростью проносилась мимо над моей головой, далеко впереди показалась суша. Пролетев несколько километров по ней, я резко остановил челнок возле оранжевой реки, сразу не поняв необычность увиденного. Присмотревшись, было очевидно, что гладкая поверхность воды не находилась в горизонтальной плоскости, она как бы наползала на берега, повторяя их форму. Пролетев дальше к истоку течения реки, я обнаружил некоторое сужение ее русла. Поверхность воды имела явную дугообразную форму, повторяющую рельеф прилегающей местности. Картина была необычной. Привычный закон растекания жидкости не выполнялся. Через некоторое время начался дождь, который поразил меня своей нелепостью в еще большей, громадной степени. Оранжевые капли начали медленно отделяться от поверхности воды и лететь вверх, нарушая всемирный закон тяготения. Я развернул челнок за ними и поднялся на высоту желтоватых облаков. Здесь к моему удивлению капли воды постепенно, но довольно быстро испарялись на протяжении нескольких сотен метров своего полета. Дальнейшее исследования показало, что данные испарения в виде желтоватых облаков перемещались в сторону просторов суши и там, опускаясь вниз до поверхности «ржавой» земли, превращались в воду. Таким необычным был круговорот воды в природе этой планеты. Если говорить о растениях, то их было немного. Они, как правило, имели форму тонких желтых блинов и плотно стелились по поверхности земли. Действительно, зачем им расти вверх, ведь достаточно иметь лишь большую площадь, чтобы получать необходимую энергию света звезды под именем Крох. Очень слабая корневая система растений также располагалась на поверхности, она не врастала в грунт в поисках воды и питательных веществ. Вода же попадая на сушу, абсолютно не впитывалась в нее, она лишь стекалась едва заметными ручейками в оранжевые реки. Примитивные организмы, обнаруженные мной, имели желеобразную форму тех же стандартных оттенков. Желтовато-красноватая слизь была повсюду, даже в воде.
Вернувшись на корабль, я зашел в сферу управления с отчетом о проделанной работе. Тидо на месте не оказалось, он трудился в продовольственных отсеках и работал наравне с остальными членами команды. В комнате находилась лишь Пали, она изучала расчеты на информационном экране. Большая объемная картинка звездного неба пестрила разными линиями, изгибами, сеткой реального пространства и набором разнообразных формул и цифр. Девушка надувала щеки, хмурилась, ее голубые глаза «расширялись», она как будто чему-то удивлялась.
Я принялся рассказывать о своем приключении во время высадки на поверхность, о необычных явлениях, обнаруженных мной. Пали слушала невнимательно, ее мысли занимались другим.
— Ты, знаешь, — сказала она, — Клае зафиксировала непонятное облако в соседней звездной системе. Два часа назад оно начало движение в нашу сторону с невероятно высокой скоростью. Сканирование объекта не позволило определить его структуру. Это звездная пыль неизвестного энергетического состояния. — Пали ненадолго задумалась, пристально вглядываясь в сферу. — Нет, надо объявлять тревогу! — сказала она.
В ту же секунду вся комната наполнилась слабым красным светом. Раздался вежливый голос Клае: — Внимание! Просьба экипажу собраться в сфере управления!.. Внимание! Просьба экипажу собраться в сфере управления!....
Первыми появились Брен и Дели. Взволнованные, они подбежали ко мне с вопросами, они посчитали, что именно я в своей реальной высадке попал в опасную ситуацию. Но, обнаружив меня живым и здоровым, успокоились. Спустя несколько секунд, появился командир и все остальные. Тилу чуть ли не со слезами бросилась ко мне в объятия. Абсолютно все, кроме Пали, в момент тревоги подумали обо мне. Но я пребывал в здравии и хорошем настроении.
Немного успокоившись, экипаж принялся разглядывать непонятный объект. Скорость движения облака была очень высокой, и превосходило в несколько раз возможности нашего корабля. Оно двигалось в нашем направлении, и по расчетам была возможность встречи уже через 9 часов 23 минуты.
— По траектории перемещения это похоже на космический корабль. Учитывая ничтожно малую вероятность совпадения направления полета с нашим местонахождением, можно сделать вывод, что объект разумно идет к нам на встречу, — Пали, немного волнуясь, выдала для всех неожиданную информацию.
— Маловероятно, что корабль способен находиться в таком энергетическом состоянии. Тогда можно рассматривать появление сверхразвитой цивилизации, 
— Да, я тоже не верю во встречу со сверхцивилизацией, — сказал командир, — это скорее подтверждение легенды Кроха. Он в свое время утверждал о существовании хищных космических существ, способных «поедать» целые планеты и даже звезды.
— Смотрите, — сказала Кети, девушка Фледа показывала рукой на информационную сферу, — это дракон! Смотрите, это голова, крылья, а там хвост!
Увеличенное изображение облака при детальном увеличении приобретало форму громадного дракона, летевшего к нам на встречу с невероятно большой скоростью.


— И что теперь делать? — спросил я, чувствуя страх .
— Улетать надо, — ответил командир, — что у нас с обшивкой, лететь сможем? — спросил он у Фледа.
— Поменяли всего на 5%, необходимо только немного дождаться завершения процесса монтажа и через 2 часа уже можно будет стартовать, — ответил механик.
— Хорошо. Пали выберите маршрут по курсу на 90 градусов от линии встречи, — Тидо решительным голосом давал задание штурману и потом всем остальным. Нам с Бреном было поручено, навести порядок в продовольственном отсеке, ту начатую часть работы, которую не закончил командир.
Процесс распределения продуктов во время приема пищи, а также утилизация отходов происходила в полностью автоматическом режиме. Часть мусора перерабатывалась в энергию, другая непригодная часть прессовалась в большие брикеты и выбрасывалась в открытый космос. Мы шли с Бреном по узкому длинному коридору, с двух противоположных сторон которого находилось множество различных хранилищ. Ячейки со временем опустошались и согласно правилам один раз в год необходимо производить внешний осмотр и осуществлять перепланировку.
— Ну и что ты обо всем этом думаешь? — спросил Брен. Он постоянно вертел своей головой из одной стороны в другую, оглядывая то ячейки хранилищ, то, наблюдая за моей четкой работой. 
— Ты о чем? О драконе? — переспросил я. — Честно говоря, становится страшно.
— Да, нет. Ты еще сомневаешься в проделках Клае? — Брен остановился и посмотрел в мою сторону, похоже, содержимое хранилищ его волновало меньше всего.
Я движением руки по воздуху наводил порядок в очередном отсеке, наблюдая, как трудятся послушные невидимые аппараты.
— Думаю, ты ошибаешься, — довольно громко крикнул я, так как мы находились в разных комнатах. Но ответа не прозвучало. — А как вы познакомились ?
— Мы с Дели учились в одной школе и жили по соседству, — лицо программиста приняло умиленное выражение, поддавшись приятным воспоминаниям. – Наши родители дружили, и мы проводили вместе очень много времени. Играли в одни игры. Потом я специально пошел учиться на программиста, чтобы быть  рядом, — Брен разочаровано вздохнул. — Но теперь все по-другому… 
— Да ладно, не грусти, — ответил я, — это просто дальние перелеты, ты вспомни теорию волн, как они меняют свой знак. Ваши отношения находятся в крайней отрицательной точке. Но со временем они опять поменяют свое направление и поднимутся  вновь до пика любви и понимания…
— Спасибо, старик — Брен улыбнулся, и мы продолжили свою работу.
Намеченный старт космолета произошел в запланированное время, все системы корабля работали нормально. Хотя большая часть обшивки корпуса не была заменена, это абсолютно не мешало условиям полета. Подобно локомотиву железнодорожного состава мощные реактивные турбины не спеша, стали разгонять громадный аппарат, а я с небольшим сожалением посмотрел на медленно уплывающую желто-красную планету. Единственное, что меня слегка огорчало, так это незавершенность исследования, ведь необычность процессов на ней представляло большой интерес. Постепенно скорость корабля увеличивалась, и Красен стремительно превращался в маленькую красную точку и скоро совсем пропал с поля зрения. Космолет перешел в режим искривления пространства, и мы помчались на предельно возможных скоростях.
Полет длился около часа, но никто из членов экипажа не покидал сферу управления полета. Все стояли молча и ждали результата маневра нашего корабля. Тидо специально выжидал время, чтобы получить более точную информацию о направлении движения непонятного облака. Наконец, почувствовав на себе долгие вопросительные взгляды, он дал команду Клае оценить углы сближения.
— Объект меняет курс по нашему направлению, — неутешительно сообщила она.
Тидо тяжело вздохнул. Стало очевидным, что облако преследовало нас и необходимо было принимать другие решения. Командир в еще оставшейся надежде дал команду повторно поменять курс на 90 градусов. Но спустя несколько минут ожидания, Клае объявила:
— Внимание, атака частиц высокой энергии. Источник излучения определен. Объект преследует нас. Вероятная встреча через 6 часов 16 минут.
— Этого и следовало ожидать, — лицо Тидо приняло расстроенный вид. Я видел, как на его скулах нервно заиграли желваки. Очень непросто быть командиром в такой ситуации.
  — Какая степень проявления атаки частиц? — спросил он.
— Пораженные области постоянно увеличиваются. Зона воздействия ограничивается корпусом обшивки корабля, — сообщала девушка с невероятным спокойствием.
  Обидно было терять жизнь в тот момент, когда открылись невероятные возможности. Я машинально прижался к Тилу, пытаясь ощутить ее тепло. Она нежно смотрела на меня снизу вверх. Даже если произойдет что-то страшное, мы будем вместе, до последнего вдоха…
— Командир, — громко произнес Флед, — давай попробуем уйти виртуально, — механик, этот талантливый человек всегда находил что-то дельное, даже в самой сложной ситуации.
— Сколько копий можно создать? Рассчитать, — дал задание Тидо. Он уже пришел в себя от минутной слабости и как горный сокол сверкал уверенностью.
— Оптимально четыре, — сообщила Пали спустя пару минут, она проанализировала отчет компьютера на экране информации, — более, нецелесообразно и энергозатратно, — пояснила она.
— Исполнять, — сказал командир, — четыре копии с углом на 60 градусов, курс корабля по ходу залпа изменить адекватно.
— Принято, — ответила Пали и быстро начала водить пальцем по воздуху, задавая режимы управления на экране информации, — пуск!
В тот же момент, четыре виртуальных копии нашего корабля полетели под разными углами в бесконечное пространство. Космолет тем временем также поменял курс своего движения. Со стороны это вполне могло выглядеть подобно фейерверку, когда от вспышки одновременно отделились и исчезли в разных направлениях пять лучей света. Мы, таким образом, пытались запутать коварное облако.
Здесь, наверно уместно сделать маленькое пояснение по поводу определения видимости объектов, перемещающихся со скоростями во много раз превосходящими скорости света. Действительно, как видеть их, если они летят, опережая свое изображение? Вселенная — это бесконечно большое физическое тело, состоящее из бесчисленного множества линий (или струн в понимании ученых Земли). С помощью этих линий некоторые процессы могут происходить с невероятно большой скоростью, и современные люди научились по ним передавать и получать всевозможную информацию.
Присутствия нашего корабля по разным направлениям, к большому сожалению экипажа, результата не дало. Наверно, виртуальность, нами созданная, проявлялась только для нас самих. А пыльное облако, двигаясь по вышеупомянутым линиям вселенной, могло совсем не замечать наши старания. Но предложение Фледа, даже в этом случае не теряло своей правильности, оно было логичным и понятным. Он также предложил:
— Давайте, пригласим Кроха, ведь по его легенде существуют космические монстры и именно в честь него названо это созвездие. Наверняка он обладает важной информацией.
— Дело говоришь, Флед! — Брен на радостях чуть не подпрыгнул. 
Спустя минуту посредине комнаты появилось изображение маленького седого старика. У него была большая белая борода, которая свисала до уровня живота. Сутулая спина и странное подобие клюки в руке, определяли его как человека очень древнего. Старичок прокашлялся в свой кулачок, лукаво улыбнулся, оглядывая всех присутствующих, и произнес:
— А-а, путешественники. Наши далекие потомки, — он, хромая прошелся, не спеша по кругу, пытаясь рассмотреть и даже немного потрогать каждого.
— Уважаемый учитель, — голос Тидо прервал исследования старого путешественника, — нам нужна ваша помощь.
Старик долго вглядывался в изображения на информационном экране сферы. Он немного причмокивал губами, клюка в его руке монотонно покачивалась.
— Плохо дело, ребятки, — сказал он, — плохо дело.
— Что это за облако? — торопливо спросил Брен.
Старик еще раз прокашлялся и немного поморщился, прежде чем начать свой рассказ. Он один не понимал драгоценность уходящего времени.
— Больше пяти с половиной тысяч лет тому назад, мы имели путь в соседних звездных системах. Это были первые полеты с участием людей в эту галактику. Наши приемники зафиксировали воздействие частиц. Через некоторое время мы обнаружили большое облако, летящее за нами. Пыльный дракон — так мы его прозвали, мчался с невероятно большой скоростью, широко открыв свою пасть и махая длинным хвостом. Он пожирал нас изнутри, съедая сначала обшивку нашего корабля, а потом и нас самих.
— Как это, съедая? — раздраженно спросил Брен.
Старик посмотрел на программиста и продолжил:
— Частицы наносили точечные разрушения по всему, что встречалось на их пути. В том числе и на клетки людей, которые, пытаясь восстановиться, начинали беспорядочно делиться, образуя страшную болезнь. Дело было дрянь, ребятки, — старик прокашлялся.
— Так как Вы спаслись? — спросил командир. Вся команда в мучительных ожиданиях ждала ответа.
— Чудом наверно. На нашем пути была большая звезда. Мы спрятались за нее. Как маленькие дети играют в догонялки вокруг дома, так и мы хотели бегать от злого дракона. Но на наших глазах произошло невероятное. Пыльное облако окутало большую звезду и перестало нас преследовать. В течение нескольких дней мы наблюдали, как быстро гаснет ее свет. Естественно, мы мчались скорее, прочь, — старик улыбнулся, — к родным просторам. Вместо звезды появилась большая черная дыра… Я рассказывал в отчетах о всем случившемся, но академия не приняла всерьез наши сведения.
— Ну а люди все выжили? — спросила Дели.
— Да все, нам повезло, что дракон вовремя выбрал другую жертву…, — ответил старый учитель.
— Так, времени нет, — произнес командир, — расстояние в часах до ближайшей звезды или планеты? — спросил он у Клае.
— Единственная, подходящая по времени встречи с облаком планета Красен, находится в трех с половиной часах, — программа выдала требуемую информацию.
— Так, что же получается, мы зря оттуда летим? — возмутился Брен, — надо срочно разворачиваться!
— Не успеем, — разочаровала всех Пали, — во-первых, облако пыли будет там немного раньше, во-вторых, сравнительно малый размер планеты не дает никаких гарантий.
— Так что же нам делать? — невесело произнесла Тилу. Мне стало ее жалко, и я нежно взял ее за руку.
— Я знаю, что делать! — громко произнес Флед. Вся команда с надеждой смотрела на механика. — Нам всем необходимо покинуть корабль и сделать это как можно быстрее.
Глаза всех членов экипажа «полезли» вверх от удивления, такого развития событий никто не предполагал. Больше всех возмутился Брен.
— Что за бред ты говоришь, — сказал он, — это самоубийство, Флед, мы даже не в нашей галактике!
— Я поясню, — механик немного раскраснелся от волнения. — Облако не оставит преследование корабля, это стало понятно. Согласно информации, полученной от Кроха, мы не имеем защиты от воздействия губительных частиц, также нет надежды на уничтожение облака излучателями. К тому же при сближении на расстояние выстрела, в случае его неэффективности, в чем я нисколько не сомневаюсь, у нас вообще не останется никаких шансов. А если сейчас воспользоваться челноками — это единственный выход.
Все замолкли, обдумывая предложение Фледа. Согласиться на него было непросто. Скорость челнока никак не могла приблизиться к скорости света. А это означало, что если нас не подберет другой космический корабль, мы обречены на гибель в космическом пространстве или на какой-нибудь непригодной для жизни планете. Ведь челнок способен добраться до дома только через несколько тысячелетий, если вообще способен. Уровень защит летающей тарелки сильно уступал громадному космолету, а запасы ресурса рассчитывались всего на несколько лет. Надеяться же на встречу с беспилотным кораблем приходилось с большим опасением. Сигналы бедствия по линиям связи с указанием наших координат имели малые шансы и ограничивались, к тому же, определенным расстоянием.
— А с чего ты решил, что дракон не погонится за челноками? Тогда нам точно конец! — Брен никак не мог объективно оценить ситуацию.
— Я думаю, они слишком малы по размеру, чтобы заинтересовать его. Ведь кругом полно крупных метеоритов, — ответил Флед.
— Почему же он не полетел на Красен или другую планету, они ведь больше нашего корабля?
— Вероятно у космолета большая плотность редких металлов. Мы для него как лакомый кусочек среди обилия другой не очень вкусной еды, — Флед улыбнулся, округлив румяные щеки.
— У кого есть другие мнения? — спросил командир, оглядев команду.
Брен явно нервничал. Он, немного мешкая, подошел к Дели.
— Может, ты нам хочешь, что-то прояснить? — спросил он.
— Ты о чем? — удивилась девушка.
— Это твои проделки, — Брен был явно не в себе.
Я решил взять ситуацию под свой контроль.
  — Спокойно, — сказал я другу и отвел Дели в сторонку. Вся команда в недоумении смотрела на нас. Я очень мягко и кратко рассказал Дели о подозрениях Брена.
— Придурок, — сказала она, обращаясь к нему, — даже файлы конфигурации не смог посмотреть, там же есть коды влияния.
— Ладно, хватит! Нет времени выяснять отношения, — решительно сказал командир. — Срочный аварийный запас по челнокам, Пали сообщи в эфир сигнал бедствия и наши координаты. Экипажу покинуть корабль!
Через двадцать минут все восемь челноков до предела были загружены всем необходимым. Аварийная автоматика сработала в кратчайший срок. Команда одним за другим покидала обреченный космолет, вылетая в открытое пространство.
Жуткие чувства овладели мной. Корабль в одно мгновение исчез из вида. Этот большой дом, в котором мы прожили не один год, это уникальное творение разума человека, дающее комфорт и защищенность, покинуло нас, и улетело навсегда. Правильно ли мы поступили, послушав Фледа? Может он, как и любой другой человек ошибался в этот важный момент? Но теперь невозможно было что-то исправить и невыносимое чувство тревоги «ело» меня изнутри. Словно мелкие мошки посреди океана. Вокруг холод, пустота, необъятные просторы космического пространства. Где-то очень далеко, со всех сторон желтыми точками мерцали далекие звезды, будто светящийся мелкий песок разбросали повсюду…
Наверное, подобные чувства испытывал каждый из нас. Но спустя пару минут появилось изображение умного командира и уверенный голос произнес:
— Команде не терять настроение! Приключение начинается! 
Сказанные во время слова имеют громадную силу. Мне стало легче. Ощущение того, что я не один предавало силы и уверенность. Со мной были мои друзья и любимая девушка. Изображение Тилу появилось, сразу после командира.
— Леша, мне страшно, — сказала она, — я хочу к тебе.
Глаза девушки печально смотрели, необычно сверкая своей красотой. Я не удержался и обнял картинку руками.
Мы все летели в разных челноках. Мелкими горошинами, строго друг за другом. Информационная сфера как очень тонкое прозрачное стекло отображала все окружающее со всех сторон. Казалось, мы не мчимся, а висим. Просто неподвижно висим на одном месте в бескрайней вселенной…
Аппараты находились в автоматическом режиме управления, а экипаж имел возможность «ходить друг к другу в гости» и общаться с помощью видеоизображения.
Насладившись присутствием Тилу, я поспешил отправиться в гости к Брену. Его обстановка ничем не отличалась от моей, все челноки были абсолютно одинаковы. Программист сидел с печальным видом и смотрел в пустоту.
— Ну и что ты мрачный такой? — спросил я.
Брен отрешенным взглядом посмотрел на меня. 
— Мне стыдно, — в сердцах сказал он, — Дели права… Я виноват. Я перестал уделять ей внимание. Мои шутки…
— Да брось, ты. Мне всегда нравились твои шутки. Они как лучик света в серой жизни! Залог хорошего настроения команды.  Иди к Дели, ей сейчас очень тяжело без тебя, скажи, что любишь ее….
Я похлопал рукой по плечу Брена и решил оставить его, чтобы он поскорее отправился к своей девушке.
Через час нашего автономного полета компьютер сообщил нам о ситуации на космолете. Облако стремительно приближалось к нему и до встречи оставалось еще пятьдесят минут. Степень поражения корпуса корабля стремительно возрастала. Коварные частицы уже проникали внутрь и начинали делать свое страшное дело. Но системы космолета неоднократно дублировались и могли восстанавливаться. Поэтому корабль долго сохранял свою жизнеспособность. В эти последние минуты его существования, экипаж перестал общаться и все молча, в ожидании финала наблюдали за сообщениями Клае. Вскоре облако полностью захватило свою добычу. Разрушения частиц проявлялись во всем, многократные сбои в работе всех программ подтверждала Клае, неисправность контуров, отказы двигателей и всех систем. Очень страшное зрелище представлялась нам. Как большой живой друг медленно погибал наш корабль. У меня на глазах, невольно появились слезы. А что говорить о девушках, им было совсем тяжело в этот момент. Также страшно было подумать, что было бы с нами, не послушав мы умного Фледа. Космолет полностью погиб спустя час, после захвата его облаком. — Разгерметизация, — успела сообщить Клае и умолкла навсегда.
Спустя некоторое время экипаж успокоился, и люди стали привычно общаться. Наши челноки летели один за другим на видимых расстояниях. Вечером как обычно командир проводил общее совещание. Курс наших аппаратов лежал в соседнюю звездную систему, где по некоторым сведениям была вероятность встречи с беспилотным кораблем. Его путь проходил где-то по близости. Расстояние до ближайшей планеты, которое нам предстояло преодолеть, составляло по времени около 8 месяцев. Скорость передвижения челнока явно уступала современному космолету. Запасов же энергии, воды и кислорода хватало на 14 лет, таков был ресурс челнока в аварийной ситуации. Никто не задавал глупых вопросов по поводу возможной обреченности нашего положения, все прекрасно понимали сложившуюся ситуацию и постоянно поддерживали друг друга. Даже Брен был в обычном хорошем настроении, он к тому же, помирился со своей девушкой Дели. Программист постоянно шутил и рассказывал всякие смешные истории. В прочем, вся команда держалась очень достойно. Чтобы как-то коротать бесконечное время мы постоянно общались, рассказывали истории своей жизни, играли в различные, занимательные игры. Редким праздным событием была встреча с крупными метеоритами, которые забавно разлетались вокруг нас мелкими кусочками. Сверкали и вспыхивали далеко впереди. Ярким огненным дождем, как быстрые молнии проносились мимо. Как фейерверки или северное сияние на далекой Земле. Умная система защиты челнока включала мощные излучатели, которые делали свое дело.
Спустя несколько месяцев полета появился свет далекой звезды. Она медленно приближалась, едва заметно увеличиваясь в своих размерах. Хотя ее появление не повышало наших шансов на спасение, настроение экипажа заметно поднималось. Малейший результат наших скитаний вселял надежду. К тому же бесконечное пространство, которое нас окружало все это время, порядком поднадоело. Хотелось рядом привычного присутствия большой планеты. Пусть даже чужой и не пригодной для жизни, но все же с ней было спокойней. Планета появилась вскоре на нашем горизонте, и мы довольные зависли на ее орбите. Что делать дальше никто толком не понимал, оставалось только ждать появление беспилотника, вероятность которого была невелика и никем не обсуждалась.

Приевшееся однообразие томило меня изнутри, словно стая кошек скреблась, выбираясь наружу. Многие месяцы замкнутого пространства, однообразие пейзажа на экране информационной сферы требовало действий и смены обстановки. Я попросил разрешения у командира провести обследование необычной планеты. Ее темно-синий цвет и заметная пористость привлекали мое внимание. К тому же недавнее посещение Красена оставило массу впечатлений и эмоций. Со своими непонятными законами, с необычными формами жизни и красными оттенками. А здесь по-другому, все синее…
— Я полечу с тобой, — сказал Брен, узнав мои намерения.
— Только осторожно, без лишней смелости, — разрешил Тидо. И мы с другом рванули вниз на поверхность.
Присутствие атмосферы уже представляло немалый интерес. Подтверждалось также наличие воды, а значит и жизни. Невероятно, это всего лишь вторая на нашем пути планета этой галактики из бесконечного множества. И на ней также есть живые организмы.
Пролетев через дымку облаков, перед нами открылись необычные виды. То ли плотное скопление узких высоченных гор, то ли громадное обилие глубоких нор, где-то похожее на большие сосульки сталагмитов, растущих в пещерах на далекой, родной Земле. Их фиолетовый цвет сверкал и переливался от света далекой звезды. Местами рельеф казался старым разрушенным сказочным городом. Будто страшные землетрясения погубили его, сбросив все живое в бездонные темные ущелья.
— Догоняй, — сказал Брен. Его челнок смело нырнул в глубокую  пещеру.
 Я полетел вслед за ним. Невероятно захватывающее чувство полета, будто проваливаешься в бесконечно длинный тоннель. Подземный путь многократно менял свое направление, то поднимаясь вверх, то опускаясь вниз, он также имел несколько разветвлений. Совсем необдуманным было наше ребячество. Страшным было не найти выхода, хоть челнок и обладал защитой и мог даже двигаться сквозь плотный грунт. Но неизученная планета в далекой галактике могла преподнести любой сюрприз.
Я выскочил на поверхность и не обнаружил Брена. Он явно испарился, возможно, полетев по другому пути. Меня начали мучить тревожные мысли, его компьютер не давал себя знать. Черно-синие пещеры пугали всем своим видом. Но вскоре я увидел челнок, прыгающий из одного хода в другой.
В одной из глубоких нор мой компьютер определил необычное движение и я «пулей» вылетел из лабиринта. Не сразу сообразив, мне все же хватило ума послать тревожное сообщение товарищу. Спустя еще пару минут сканер определил движение тела очень большого размера. Громадный толстый червяк, черный как уголь, будто гигантский поезд, выползал наружу. Через время раздались странные неприятные звуки, и стало заметно, как тоннели, по которым мы только катались, начали медленно сжиматься и разжиматься. Словно меха в темно-синей гармошке, будто жадные рты шептали губами бесконечные гроты. Вся планета приходила в непонятные движения, активируя свои процессы жизнедеятельности. Я в тревоге искал Брена, он к радости «зависал» поблизости, тоже наблюдая за всем происходящим. «Ничего себе покатались», — подумал я. Довольное изображение программиста появилось у меня в челноке.
— Ну, ты видел, — оживленно сказал он, — похоже, в кого-то залетели!
Мне почему-то было не до смеха, и я предложил лететь к остальным.
Поднявшись на орбиту к друзьям, командир устроил нам маленькую взбучку.
— Два ребенка никак не наиграются, — сказал он.
Спустя пару часов волнения поверхности прекратились. А черные громадные черви, которых насчиталось чуть больше десятка, уползли в свои синие норы. Этот процесс циклично повторялся каждые местные сутки.
Привычные будни шли своим чередом, Пали предвещала появление корабля спустя месяц.
— Должен 45-ый идти по маршруту, — говорила она, если нет, то 204-ый перехватит сигнал. Все равно нас кто-нибудь заметит.
Да и что нам оставалось, только надеяться и ждать. Других развитий событий быть не должно. Но они все-таки случились. Очень часто происходит что-то важное, хорошее или плохое, как повезет, когда этого совсем не ждешь. «Появление облака на 60 градусов в третьем квадранте», — сообщил компьютер, нагоняя дикий ужас на всю команду. Мое сердце сжалось от страха.
— Расстояние, курс? — быстро спросил командир на общей волне.
— Объект приближается, 20 минут, — подтвердила Пали, — летим за планету!
— Исполнять, — крикнул Тидо и первым пошел по орбите на другую сторону.
Мы быстро долетели до нужной точки и замерли в ожидании. Было слышно, как часто синхронно бьются наши сердца. Опасность была рядом. Мы как зайцы затаились от страшного хищника.
Облако мгновенно облетело планету и мы, не успев осознать, очутились сразу внутри него. Оно будто резко проглотило нас и потащило внутри себя с невероятной скоростью в неизвестном направлении. Скорость была настолько высока, что далекие звезды заметно перемещались, и картина пространства постоянно менялась. Оценить же направление и местоположение было невозможно. Но, наверно, в этот момент никто и не думал об этом. Все мысленно стали прощаться. Потом мы собрались в аппарате командира и пожимая руки, обнимали друг друга. У всех на глазах были слезы. Бесконечные объяснения в любви и дружбе следовали одно за другим.
Возможно, наши прощания могли длиться вечно, но голос Фледа перебил церемонии:
— Атаки частиц не происходит, — сказал он, и мы замерли в ожидании…
Спустя час молчание нарушил голос Пали:
— С такой скоростью мы будем скоро в другой галактике, — сказала она, — невероятно, мы разворачиваемся и идем почти обратным курсом! Что за чудеса!
Звезды при сближении проносились мимо, будто деревья из окна автомобиля. Спустя время впереди появилось другое большое облако. Было видно, что мы преследовали его, пытаясь догнать. А оно, виляя длинным хвостом, удирало от нас. Облако пряталось за большие звезды, резко меняя свой курс.
— Смотрите, — заметила Кети, — это дракон! Мы гонимся за ним.
— Точно, Дракон, — согласился Тидо, — значит мы в другом облаке, только в каком?
— Видимо, в хорошем, — ответил Флед, — раз мы целы и невредимы.
Дальнейшая картина завораживала своим масштабом. Громадный пыльный луч появился впереди нас. Словно, копье пыталось проткнуть злого дракона. И скоро стало заметно, как он, корчась от боли, стал уменьшаться и разинув, широко свою пасть исчез насовсем…
Через некоторое время наше облако остановилось. Было видно как «замерли» звезды на своем месте. Мы готовые к дальнейшему развитию непонятных событий напряженно ждали, вглядываясь по сторонам. Наши челноки находились в привычной близости, вокруг была плотная пыль частиц высоких энергий. Я неоднократно пытался улететь, включая различные режимы полета, просчитывая на компьютере возможные варианты. Но мы словно маленькие мухи прилипли к большой клейкой бумаге. Челноки неподвижно висели на назначенном месте. Воспользоваться же пушками излучателей, выглядело попыткой укусить за палец большого хозяина, находясь в прочной металлической клетке. Можно было нарваться на неприятности. Об этом сразу сказал командир.
— Только по моей команде и только в случае угрозы для жизни, — пояснил он.
Размеры нашего облака были гигантскими, но все же уступали уничтоженному дракону. Форма его поначалу была расплывчатой и непонятной. Но на наших глазах она стала меняться и скоро превратилась в очертания нашего корабля, изогнутой восьмерки.
Я так увлекся всем происходящим по сторонам, что не сразу заметил странное появление внутри челнока. Боковым зрением я увидел, что-то происходит и замер в ужасе, боясь повернуться. Из точки на полу вытекала и поднималась вверх непонятная форма. Будто джин из бутылки возникало существо с человеческим обликом. Я нервно сглотнул и, не спеша повернулся, опасаясь резких движений. Каплеобразное тело пришельца сужалось внизу вместо ног. У него были толстые руки и широкие плечи. Весь вид казался сказочной игрушкой, которую очень быстро на моих глазах надувал воздухом невидимый ребенок. Лицо незнакомца приветливо улыбалось, на его голове, как косичка из волос, забавно торчал хохолок.
— Меня зовут Солихар, — представился он, — надеюсь, мое появление не ввело вас в сильное беспокойство?
Мой язык онемел от страха, и я еле нашел силы для ответа.
— Нет.
Пришелец сильней улыбнулся. Его большие синие глаза дружелюбно сияли.
— Я получил ваши сигналы бедствия и координаты нахождения. Я счел своим долгом помочь вам, — изображение джина медленно покачивалось, — Дифлок, бестолковый дракон покинул параллель наших галактик, и мне трудно было найти его. Мне жаль, что вы пострадали от него…
— А кто вы? — я успокоился и собрался с мыслями.
— Я житель восьмой параллели галактик, представитель древней цивилизации атилов, — Солихар принял задумчивый вид. У него было красивое лицо с правильными человеческими чертами.
— Восьмой параллели? А мы сейчас в какой? — удивился я.
— В шестой, — ответил он…
Мы разговорились. Со слов джина всего было двенадцать параллелей галактик, они были замкнуты по кругу между собой. Оказывается, наша вселенная бесконечна не только в одном пространственном измерении. Она также имеет свои параллельности, о которых даже развитые люди имеют весьма скромные представления. Возраст цивилизации атилов насчитывался в несколько миллиардов лет в нашем исчислении. Они научились летать на очень громадные расстояния, а также путешествовать по разным параллелям. Форма их жизни со временем приняло энергетические состояния, позволяющая осуществлять невероятные возможности и достижения. Аттилы не воспроизводят потомство и живут вечно. Мы очень долго беседовали. Он также поведал, что знаком со многими цивилизациями, в том числе и с Земной.
— Был я у вас на Земле, очень давно, меня там джином прозвали, — сказал он. А я вспомнил детские сказки про старика Хоттабыча и лампу Алладина. Какие чудеса преподносит жизнь!
— А вы, самая развитая цивилизация во вселенной? — спросил я.
— Нет, что ты, есть гораздо умнее и могущественней…….
Очень интересно осознавать бесконечность существующей действительности….




4.   Частицы Мира

— Скажи, Солихар, что такое вселенная? Как понять бесконечность? Что такое параллельности, о которых ты говоришь? – я задавал много вопросов.
 Солихар улыбнулся. Он медленно доплыл до второго кресла пилота и присел рядом со мной. 
– Познание мира бесконечно, — ответил он, — сколько бы лет ты не жил. Это жизнь, она так устроена. Вселенная  бесконечна, но, если двигаться очень долго в одном направлении, всегда можешь оказаться в исходной точке.
— Это как понять? – удивился я.
— Вспомни свою Землю, — ответил джин, — в какую сторону ты бы не пошел, обогнешь шар и вернешься назад.
— Земля круглая, это не секрет. Что и вселенная тоже шар? Или сфера? Ну а за шаром то что, где край вселенной?
— А где край у Земли? – Солихар сиял всеми цветами.
— Ну, как где, — я задумался, — наверно там, где находишься. Везде край. Это же шар.
— Правильно! Вот и у вселенной край там, где ты находишься в данное время, — лицо джина светилось.
— Ну, хорошо. Я на краю. Предположим. Но за ним, за краем то что?
— Другие вселенные.
— Как это? Другие вселенные? – я немного раздражался, понять некоторые вещи было непросто. 
— Вот так. Другие вселенные, — подтвердил Солихар, — двенадцать параллелей вселенных.
— То есть, ты хочешь сказать, что одно и тоже пространство занимают сразу несколько миров? Так?
— Нет. Каждая вселенная занимает свое определенное пространство. Ты просто привык перемещаться только в видимых для тебя направлениях. По сторонам, вверх или вниз, в любую сторону сферы вокруг тебя. Но есть и другие направления.
— Какие? Вглубь себя? Наружу? Не понимаю.
— Нет. Не вглубь и не наружу. Если, ты чего-то не видишь, это не значит, что этого нет.
-Ладно, я понял. Все равно ничего не покажешь, — я с сожалением махнул рукой и отвернулся в сторону информационного экрана сферы. Мне интересно было узнать, что происходит у моих друзей в их челноках. К моему удивлению Солихар беседовал со всеми одновременно. «Галлюцинации какие-то», — подумал я.
— Ну, почему же? – джин сверкнул белоснежными зубами, — можно и показать. Я могу перевести Вас в энергетические состояния на уровне мирочастиц и показать другую параллель вселенной. Согласны?
Все достижения высокоразвитых людей, увиденные мною ранее, казались неким совершенством, великим чудом. Космолеты, сверхсветовые скорости, эффекты невидимости, виртуальные пространства – все это поражало мой разум до невиданной степени. А здесь совершенно другой уровень, еще многократно более высокий и масштабный. И все это происходило сейчас и именно со мной.
— Скажите, уважаемый, Солихар, — Тидо разговаривал с джином, заметно низко кланяясь. Да и как тут не раскланяться перед таким могуществом, — а насколько безопасным будет подобное превращение и путешествие в другую вселенную? Вернемся ли мы назад невредимыми? Возможны ли плохие последствия для нашего организма?
Солихар немного комично почесал свой затылок.
— Кто знает? Но попробовать стоит, — вероятно, шутил он.
— А сколько это займет времени? И как мы вернемся назад? – спросила Пали, играя румянцем на белых щеках.
— Как только захотите, сразу вернетесь, — ответил Солихар, — время же течет везде одинаково.
— А как это будет выглядеть? Можно ли записать полученную информацию на устройства для последующего анализа? – Флед как всегда задавал деловые вопросы.
— Вы сами скоро все поймете. При желании, потом, отсканируете свою память. Вы же умеете, это делать, — ответил джин, — хотя, скорее всего Вам это не понадобится…
— Это почему, интересно? – спросила Тилу. Но Солихар ничего не ответил.
— Доверяйте своим чувствам! – произнес он и испарился.
Мы некоторое время неподвижно сидели в своих челноках. Вглядывались по сторонам экрана информационной сферы в надежде увидеть там что-то необычное. Быть может, нам все померещилось, и не было джина Солихара? Галлюцинации нашего разума под действием загадочного облака частиц высоких энергий? Кто знает. Ожидать можно было всего что угодно. Я уже устал ждать и хотел, было говорить с друзьями, когда началось нечто странное, совсем необыкновенное и непостижимое.
 У меня закружилась голова, и стало немного страшно, ведь что-то начинало происходить. А может, все-таки коварные частицы решили погубить нас и начали свое пагубное дело? Через некоторое время картинка перед глазами уже стала кривляться. Экран управления потерял привычные формы и распадался на мелкие части, которые кружились и вращались между собой. Вся информационная сфера, по всем сторонам выгибалась в причудливые дуги, которые превращались в различные синусоиды. Голова заболела. Весь челнок стал ходить ходуном, издавая неприятный монотонный писк. Меня трясло. Все! Похоже это конец! Все кончено, подумал я. Обшивка с ужасом уплывала по сторонам на пиках играющих волн. Я стал задыхаться.Разгерметизация, открытый космос, гибель. Мое тело распадалось на мелкие кусочки. В мельчайшие блестящие песчинки рассыпались мои руки, а затем и весь я сам…
Все закружилось, завертелось с бешеной скоростью. Никакой боли! Только яркий переливающийся свет по сторонам. Странно! Я сам свет! Ощущения очень необычные! Это что-то абсолютно сумасшедшее с одной стороны и фантастическая эйфория с другой. Отсутствует тело, нет глаз. Ничего нет! А я есть. Невидимые мироскопические частички, их много. Я чувствую одновременно каждую из них. Они – это я. Потрясающе! Я стал играться собой как малолетний ребенок. Мы частички, летали, как хотели и превращались в любую форму. Я думал и чувствовал одновременно каждой из них. Мы превратились в огненный шарик, и стали крутиться. Потом стали громадным парусником и стали раздувать свои паруса. Не знаю, почему парусником. Просто захотелось и все. Чувство блаженства переполняло каждую частичку моего необыкновенного существования. Затем, мы разбежались по сторонам и превратились в вакуум, в пространство. Смешались где-то по краям с другими такими же частичками. Их было бесконечное множество повсюду. Так забавно! Я космическое пространство. А там, вдалеке огромные скопления таких же энергетических форм. Как и все остальное. Повсюду. Огромные плотности образуют звезды и планеты. От каждой звезды шло излучение в виде потока радостных частиц. Словно звезда – это их большой город, а они довольные покупатели возвращаются по домам со своими покупками. Интересно! С ними можно было пообщаться, растворившись и перемешавшись в одно целое. Они веселые, рассказывали нам, как там хорошо и забавно. Огромные скопления энергий, вместе, сообща творили уникальные миры. Слушая их, мы неслись общим потоком куда-то далеко вдаль.
— Куда мы летим? – спросили мы, кружась вместе с ними. Мы проносились сквозь другие частички пространства.
— На одну планету, — ответили они, — там тоже красиво и интересно. Мы превратимся в другие формы жизни. Хотите с нами?
— Конечно, — обрадовались мы, — только……
Вдруг, вспомнили. Мы жили когда-то на далекой Земле. Прилетели с друзьями на космолете в другую галактику. Солихар привел нас сюда! Тилу! Где мои друзья? Как узнать и найти их в этом громадном необычном мире?
— Очень просто, — улыбнулись в ответ. Мы чувствовали, как улыбаются нам наши новые знакомые, — Думайте и неситесь к ним всем своим существованием….
Интересно. Мы задумались каждой частичкой. Тилу где ты? Мы понеслись сквозь пространство других частиц. Они проносились мимо с невероятной скоростью. Как найти тебя? Этот мир, он огромен и бесконечен! Отчаяние томило нас изнутри. Но вера во встречу несла сквозь пространство!
— Стой! – неожиданно возникло со стороны. Мы плотно смешались с другими частицами. Они кружились вокруг нас, — вы нас не узнаете? Алексей, мы Флед!
Мы узнали их! Радости не было предела. Мы видели Фледа, чувствовали их. Вращались в общем потоке. Наши сознания слились воедино и стали одним целым.
  — Алексей, учись думать индивидуально. Это возможно! Поверь! – сказали мы сами себе разумом Фледа.
— Но, мы не можем! Нас много! Сейчас мы с вами одно целое! И как мы можем думать без вас? – ответили мы сами себе разумом Алексея.
— Спокойно! – частички Фледа отделились. Они скопились некоторой формой поблизости.
— Учись думать как одно целое! Ты Алексей! Ты один! Просто мы в другом мире. Помнишь, что рассказывал Солихар? – объяснял Флед.
— Помним, — ответили мы, — будем стараться. А где остальные?
— А ты оглянись, — частички Фледа светились и улыбались, — Вон Брен в стороне смеется! Видишь? Хохочет своими костями!
Точно! Это были Брен! Мы подлетели к ним. К нему. Это программист Брен. Он даже в энергетическом состоянии был худым, долговязым. И также постоянно шутил как всегда!
— Не знаешь, что за травку курил с Солихаром? Похоже «плющит» всех по полной программе.
— Мы так рады, Брен, видеть Вас в таком обличии…..
— О-о, да тебя еще сильней накрыло, — смеялись частички программиста, сверкая разными цветами.
— А где все остальные? – мы оглядывались по сторонам. Среди общего потока частиц можно было увидеть моих друзей. Они были поблизости. Угадывались и также были рады нашей встрече. Мы подлетели по очереди к каждому из них. Смешивались, кружились, общались. Они чувствовались всем своим существованием. У Пали как и прежде, были белые румяные щеки, она также по деловому вела разговор. Тидо, похоже, хлопал меня своими сильными руками. Все как прежде! Это были они — мои друзья. Но где же Тилу? Неужели, только она затерялась в этом огромном большом мире?
— Может, она себе другого нашла? Получше тебя? – смеялся программист.
— Да обязательно, найдется! Не переживай, Алексей! – поддержал меня Флед.
— Конечно, найдется, — подтвердил командир.
— Очень необычное состояние, — продолжил он, — Мы находимся с вами в некой другой реальности на уровне энергетических состояний частиц Мира. То есть тех волшебных частиц, из которых чудесным образом строится все мироздание. Похоже, что здесь, в этой вселенной мы способны оценить и понять все их могущество и величие, являясь сами скоплением этих самих частиц.
— Потрясающе интересный мир! У нас есть возможность превращаться во все что угодно и ощутить жизнь совершенно с другой стороны, — заметила Пали.
— Ощутить и понять! – добавила Дели. Она кружилась частями вокруг программиста.
— Вот понять, это вряд ли, — возразил Флед, — узнать, да. Помните, что говорил Солихар? Он говорил, что процесс познания жизни бесконечен. И что даже через миллиарды лет своего существования, он не может ответить на некоторые вопросы…
— Да, и еще есть более могущественные создания, чем он. Помните? – подтвердила Кети.
— Да, помним, — согласился командир, — хотя куда уж могущественней, непонятно.
— Наверно, кто-то может управлять жизнью на еще более высоком уровне, — произнес механик Флед.
— Да, наверно, — сказал Тидо. — Давайте же, пока будем меньше рассуждать, Просто окунемся в здешний мир. Познаем его, насколько будет возможным. Ощутим красоту жизни и радость превращений. 
— Конечно, попробуем,- ответил Флед, — есть только одно обстоятельство, которое не дает мне покоя.
— Говори, — сказал командир.
— Захотим ли мы отсюда возвращаться в свою реальность? Ведь жизнь здесь настолько удивительна! К тому  же, похоже, и вечна! 
— Да, — Тидо задумался, — но давайте поговорим об этом позже. 
— С чего начнем? – спросила Пали. Она светилась немного белее всех остальных. Она и в нашей реальности была белокожей и светлее других. Ее большие голубые глаза также угадывались в каждой частичке.
— Можно полететь к большим скоплениям, к звездам. Там говорят очень интересно. А можно с другими на любую планету. Мне предлагали, — сказал я.
— Давайте лучше на планету. Посмотрим на жизнь! – штурман Пали светилась от счастья.
На том и решили. Все согласились. Мы смешались друг с другом в единый световой поток и понеслись с остальными частицами к далеким планетам. В моем сознании опять все перемешалось с еще большей, невиданной силой. Меня было не просто много. Я был одновременно каждым членом нашей команды. Знал все о всех и думал всеми сразу одновременно. Очень необычное, непонятное состояние. Это высшая грань сумасшествия и какого-то непонятного блаженства. Мы постоянно общались между собой или сами с собой. Но со временем все же приспособились и стали думать по очереди одним субъектом. Получалось неплохо. Если бы еще не Брен со своими шуточками в нашем сознании! Вводил дурацкими мыслями в стопор, его забавляло общее помешательство. Но потом программист сам себя отругал образом командира и все ж успокоился. Мы летели без приключений. И сравнительно скоро перед нами появилось плотное скопление частиц в форме большой  голубой планеты.
Удивительно. Но все мы сразу представили родную Землю. До чего похожа! Океаны, горы. Стало всем тепло и трепетно. Мы отделились от общего потока. Прошли атмосферу и достигли поверхности. Здесь произошло что-то непредвиденное. Едва мы коснулись земли, как обрели свои прежние тела. Да, мы стали прежними людьми. И были одеты в ту же одежду. Очень непривычные ощущения снова быть человеком. Это скучно, неинтересно и даже гадко. Да, именно гадко. Голова, руки, ноги, задница. Никакой романтики, никакой эйфории жизни. Не зря говорят «спустись с небес на землю». Мы некоторое время осваивались со своими прежними телами, учились снова ходить. Но, правда, быстро все вспомнили. Огляделись по сторонам. Вокруг привычные холмы. Правда, нет растительности. Дышится легко, свежо. На небе белые облака и знакомое солнце. Ну, или другая похожая звезда, какая разница. Тепло, комфортно. Только совсем непонятно, что делать? Мы стали друг друга разглядывать и обниматься. Слишком давно не виделись. С тех самых пор, как несколько месяцев назад покинули космолет, пересев в челноки. Мы стали вспоминать и на перебой рассказывать друг другу обо всем происшедшем. Так увлеклись, что не сразу заметили двоих людей, шедших к нам из-за холма. Я оцепенел от счастья. Это был Солихар и моя Тилу!
Мы бежали с ней навстречу, спотыкаясь и разбрасывая все перед собой. Все возможное пространство, отделяющее нас на несколько метров. Достигнув друг друга, мы слились воедино и растворились всеми своими частичками. Всем своим разумом и сердцем. Провалились в самую глубокую бездну счастья и радости. Моя Тилу!
Солихар, не спеша, подошел к экипажу. Он был высоким красавцем, мускулистым. С черными густыми волосами на голове и с тем же смешным хохолком. Но это была уже не картинка, а реальный живой человек. Как все мы. Точно такой, только большой и красивый. Он улыбался, как прежде. Смотрел добрыми волшебными глазами.
— Привет! – сказал он. – Рад всех вас видеть во здравии и хорошем расположении духа!
Солихар слегка кланялся и пожимал плечи каждого в знак приветствия. Мы отвечали ему тем же. Все были счастливы.
— Я знал, что все вы окажетесь здесь. Но за исключением одного человечка, — он с улыбкой посмотрел на Тилу. Девушка, смущаясь, опустила глаза и как провинившийся ребенок водила носком по земле. – Этот человечек так заигралась, что помчалась совсем не в ту сторону, – Солихар засмеялся. — Еле догнал!
— Так вот, — продолжил он, — на этой планете можете находиться сколько угодно. Здесь есть все возможности для вашего ознакомления. Только в космос не летайте! Это не ваш мир. Не ваша вселенная. Здесь свои очень сложные законы. Очень легко потеряться, смешаться в общем потоке и раствориться. Тогда не возможно совсем найти. Останетесь здесь на вечность! Живите на этой планете! Превращайтесь, наслаждайтесь! Изучайте, если хотите. Когда решите, сможете без труда вернуться в свою вселенную. Каждый в отдельности. Для этого оставляю вам большую красную кнопку. Кнопку подтверждения. Так Флед? Будет проще же? – Солихар обратился к механику. Именно он часто пользовался ею в работе. – Когда придет время, просто нажмите на нее и сразу очутитесь в родном челноке в своей параллели. Понятно? Если желаете, можете жить здесь вечно. Это ваш выбор. Мне, к сожалению надо улетать. Но мы с вами еще обязательно встретимся.
Солихар пробыл с нами еще некоторое время. Мы очень мило общались. Очень хороший человек и славный джин! Он улетел, помахав на прощание своей большой и сильной рукой. Мы долго смотрели ему вслед. Приходили в себя, своими мыслями и чувствами.
— Вроде все понятно, да? – Тидо проводил совещание. – Каждые местные сутки в одно и то же время будем собираться здесь в форме людей. Планету не покидать! Всем понятно?
— Да! – хором ответили.
— А как мы ее назовем? – спросила Кети.
— Кого? – поинтересовался Тидо.
— Эту планету. У нее должно же быть свое имя.
Все ненадолго замолчали и посмотрели друг на друга.
— Давайте назовем ее Джина, — предложил я. — В честь Солихара. Он же джин. Все согласились.
Планета Джина была немногим меньше Земли. Мы облетели ее довольно быстро, находясь в форме людей. Она состояла из огромного голубого океана и двух материков. Рельеф местности был разным. Здесь были привычные горы, холмы и равнины. Также встречались пустыни и несколько небольших рек с пресной водой. Единственное отличие. Совсем не было никакой растительности и животных. Мы немного расстроились, не увидев ничего живого. Но это было только на первый взгляд. Стоило нам превратится в частички Мира, картина выглядела совсем по-другому. Да, мы по-прежнему могли менять свою форму. И делали это довольно легко. Стоило только подумать об этом и сильно захотеть.
Я опять превратился в частички. Меня снова стало много. Чувства радости переполняли каждое мое отдельное существование. Но я научился мыслить и помнить как одно целое. Это важно. Самыми же сильными ощущениями, абсолютно непередаваемыми, верхом всевозможного блаженства была любовь с частичками Тилу. Мы слились и растаяли друг в друге. Растворились всем своим сознанием. Стали нечто большим, чем одно любящее целое. Райское состояние! В нем можно находится целую вечность, абсолютно не ища смысла в чем-то другом. И наверно бы, так и было. Если бы не наши друзья. Они будили нас, возвращали в реальность.
 Чем же была, по сути, вся эта планета?
 Глазами частичек она была живым существом.
 Это громадное скопление таких же частичек, как и мы. Они слились в одно целое. С одним общим разумом. Разумеется, эти частички время от времени отделялись от общей массы и тогда они становились нечто обособленным, отдельным. Живущими своей жизнью. Они могли улетать в космос на поиски приключений. Могли становиться, например камнем или ручейком. Вроде рядом с общей массой своих собратьев, но с другой стороны отделялись сознанием от всех. Возможно ненадолго. Потом снова соединялись со всеми. Превращались в одно большое целое с общей жизнью и общим сознанием. Это было весьма интересно и непостижимо. Мы также последовали их примеру. Рискнули соединиться  со всеми, со всей планетой Джина. И тогда мы много поняли и много узнали. Мы все — часть одного большого целого, одного живого и единого. И не поверите. Каким примитивным и жалким выглядит жизнь на далекой Земле, на сколько люди погрязли на ней в своих глупых стремлениях. 
Мы вышли из общего скопления Джины вместе с другими частичками и превратились в ручейки. Потекли вместе со всеми, журча и переливаясь. Между камнями. Обнимали их всем своим телом, мягким, жидким, воздушным. Камни были такими  же частичками, как и мы. Они общались с нами, рассказывали свои истории, делились увиденным, жизнью. Мы ручейками стекались в большие реки, где нас было еще больше. То становились одним целым, то отделялись от всех. Забавно играясь с Тилу в громадном потоке. Мы очень легко находили друг друга. Любовь нежным светом светилась в нас и говорила дорогу. Мы плюхнулись бурной рекой в бескрайний соленый океан. Он бесконечно громаден. В нем столько живого. Мы кружились со всеми частичками, бурлили и растекались в необъятных просторах…
Вечером в назначенное время, как было договорено, все собрались у холма возле красной кнопки. Мы были в форме людей. Эмоции переполняли нас через край. Мы делились друг с другом всем пережитым. Всем необъяснимо понятным и бескрайне красивым. Поражающим до всех глубин возможного сознания.
— Я была облачком, — смеялась Дели, прикрывая ротик худенькой ладошкой, — мы играли с ветром, а потом пролились капельками на землю…. Такое блаженство!
— А я говорил с горами, — рассказывал Флед, — я столько узнал! Я понял структуру всех грунтов, в чем смысл вулканов и землетрясений, в чем суть ядра планеты и многое другое. Мы творили разные формы материй! Это потрясающе!
— А я, — говорила Пали, — слилась с Джиной на все время. Я просто никак не могла оторваться от нее. Насколько много необъятно интересного в ней. Я видела, как устроена вся эта вселенная. Планета рассказала мне про все. Про галактики, пути жизни в ней и многие процессы. Но здесь столько много информации, что наверно и за миллиард  лет не успеешь познать. А жаль! 
— А я, представьте, — рассказывал командир, — общаясь со всеми, так увлекся, что сам не заметил, как стал творцом. Почему, спрашиваю у всех, у Джины. Почему у вас на планете нет растений и животных? Ведь это тоже великое многообразие жизни, это страсти и чувства в другой форме. Покажи по подробней, предложили мне. И стали превращаться у меня на глазах в дремучие леса со всей флорой и фауной. Они воссоздали все по моим воспоминаниям. Даже людей. Там, за тем холмом, — Тидо показал рукой.  – Пойдем, посмотрите, это весьма интересно.
Мы последовали за командиром, он шел впереди. Явно волнуясь, постоянно оглядывался на нас. Не отстали ли мы. Чувствовать себя Создателем, это большая ответственность. Даже страшно представить себе такую роль. Чем это может закончиться?
— Ничего себе! – воскликнули мы. 
Перед нами открылась неожиданная картина. Внизу возле холма был огромный лес с множеством различных деревьев и кустарников. Правда, деревья были как-то вперемешку. Совсем рядом росли голубые ели и зеленые пальмы. Где-то пестрили желтые грозди бананов среди причудливых нитей лиан. А где-то высокие сосны с множеством шишек были покрыты белым сверкающим снегом. Все это смотрелось немного нелепо. Но все же радовало глаз. Но особо широкую улыбку вызвало появление из леса нескольких человек, крокодила, обезьяны, лошади и еще других животных. Они стояли рядом друг с другом и смотрели на нас одинаковыми, добрыми глазами. Такими преданными, детскими, что стало смешно.
— Творец, блин, — нашел, что сказать Брен, и я невольно засмеялся со всеми.
— Ну, как сумел, — Тидо развел руками.
Но, в общем, картина увиденного не могла оставить никого равнодушным. Она наводила на разные серьезные мысли.
— И что Вы обо всем этом думаете? – спросил Тидо. — Какие громадные возможности здесь открываются! Какие ощущения своего существования! Представьте только. Вечная жизнь! В этом раю.
— Ты, что предлагаешь? – серьезно спросил Брен. – Остаться здесь навсегда?
— Не знаю, — ответил командир, — что скажите?
— Ну, во-первых, нас никто не торопит, — ответил Флед, — давайте поживем здесь некоторое время. Может решение, потом само придет к нам в голову.
— А сколько долго? Год? Два? И что может измениться со временем? Мы можем привыкнуть ко всему этому и совсем забыть свою прошлую жизнь. Кто мы на самом деле и откуда. Понимаете? – в сердцах говорил командир.
— Так, что же ты хочешь? Не пойму. Сейчас нажать эту красную кнопку? – спросил программист.
— Не знаю, друзья. Не знаю, — ответил Тидо.
Красная звезда Джина медленно опускалась за горизонт, освещая нас своими яркими лучами. Планета постепенно погружалась в привычную для нас темноту. Вверху появилась до сердца знакомая картина звездного неба. Она по-прежнему манила нас своей неизвестностью. Поражала всех красотой, величием своей бесконечности. Стало холодать. Мы наломали сухих веток с деревьев и разожгли огонь. Языки пламени завораживающе  раскачивались по сторонам, бросая на лица оранжевые блики. Палено в костре мирно потрескивало, согревая теплом наши мысли. Чуть в стороне светилась большая красная кнопка. От нас самих далеко по сторонам на земле лежали длинные тени. Мы стояли по кругу и как-то печально смотрели костер. Восемь членов экипажа, трое местных людей, крокодил, обезьяна и лошадь…..


            

Мы проводили множество экспериментов…
Я превратился в сухое палено причудливой формы. Скрючился сучками в разные стороны и покрылся трухлявой коричневой корой. Она как старая кожа, немного рифленая и шершавая, местами сильно  отслаивалась от моего нового тела. Чувствовать себя паленом – это совсем по-другому, чем быть человеком. Все ощущения и даже мысли принимают определенную характерную форму. Думать в этой форме почти невозможно.
Брен ухмыльнулся и разжег огонь. 
— Выходи, если что, — сказал он.
Я начал медленно разгораться. Огонь, вошедший со стороны, постепенно разрастался, вызывая в теле палена известные превращения. Глазами частичек часть меня через пламя соединялась с воздухом  и уплывала в разные стороны. Как будто мои руки сильно вытягивались и тонкими бесконечными нитями из копоти, воды и тепла удалялись от моего тела. Другая же часть превращалась в золу и оседала на землю. Вроде как ноги рассыпались мельчайшим порошком серого, черного цвета. Третья часть догорала в форме красных углей палена. 
Если же попытаться определить нахождение моего сознания в такой необычной форме, то это весьма  трудно представить. В данный момент времени меня было много, и я был одновременно в разных местах. 
Так что же  дальше было со всеми моими частями? Куда все улетает и во что превращается? Наверно, ответить на этот вопрос может каждый. Но насколько бы не был длинен путь, какие бы превращения не случались, в итоге все частички обязательно станут частью одного целого — в данном случае планеты Джина. Они обязательно соединяться со всеми.
Изучая процессы на планете Джина, мы сделали множество выводов. Частицы Мира чудесным образом превращаются и определяют все многообразие материи и жизни.
Человек не исключение. Но, что интересно. Состав частичек, определяющих его форму, непрерывно меняется. Процесс жизнедеятельности не останавливается ни на мгновение, и часть частичек постоянно приходит извне, как и другая наоборот уходит. Например, с пищей, теплом и многим другим. Мы непрерывно меняемся. Это также происходят и  с нашим сознанием. Изменения настроения, состояния здоровья человека, его старение происходит по причине смешивания частиц. Мысли человека – это тоже поток частиц Мира. Он исходит от нас, когда мы думаем и приходит извне от мыслей других людей. Этот поток частиц сильно влияет на нашу жизнь. Этим можно объяснить такие вещи как телепатия, сглаз, порча, любовь, исцеление верой и многое другое. Поток невидимых частиц, приходящих из космоса или идущий от поля планеты способен наносить вред человеку. Глазами частичек его легко определить в конкретных местах. Могут быть нехорошими определенные территории планеты, способные наносить зло. Пагубным также может быть постоянное воздействие одинаковых форм соединений частиц. Вред от пристрастия к определенной пище, однообразных мыслей, постоянных доз излучений и так далее. Глазами частичек это можно понять, как постоянное смешивание с определенными формами, которое в итоге приводит к изменению первоначальной формы человека. Очень интересно было наблюдать за ядерной или термоядерной реакцией. Когда в процессе деления тяжелых соединений появляются более легкие соединения или наоборот после слияние легких  образуются тяжелые и выделяется при этом огромное количество энергии. Часть частиц Мира при этом «остается не у дел», она не знает куда деться и даже обижается. Не видя другого решения, частицы Мира превращаются в энергию и улетают в поисках новых соединений. Вот такая, простая природа многих очень сложных вещей.
Мы пробыли на планете Джина всего несколько дней. Что же было еще интересного за это время кроме забавных превращений и экспериментов. Надо отметить, что лично я постоянно находился на грани абсолютного безумия, и только общение с товарищами и постоянное внутреннее усилие помогало мне, не потерять рассудок. Чего стояли только одни игры с сознанием, когда сначала становишься частью одного целого, потом делишься на мелкие составные части. Это очень трудно. Еще, однажды утром проснулся в своем родном городе, в своей кровати в однокомнатной квартире. Кругом знакомая утварь, мебель, посуда, одежда. За окном привычные люди и автомобили. Правда, давно уже забытые, в свете последних событий. Я же все помнил. И планету Джина, и все превращения. Не может быть сном ни то, ни другое. И самое интересное, что вернуться в частички Мира в этот момент, совсем не получалось. Первое, что пришло в голову, так это потеря рассудка. Значит, подумал я, доигрался в своих превращениях до полного безумства. Я вышел на улицу и побрел по знакомым местам. Навстречу мне улыбались прохожие. Возле газетного киоска толпились люди. Автомобили гудели и создавали пробки на дорогах, пахло выхлопными газами. Все, как и прежде, в далекие времена. Мне стало не по себе, совсем потерялся в возможных реалиях. В полной растерянности я медленно побрел к берегу Волги. Течение великой русской реки всегда успокаивало меня, отвлекало от всяких проблем. Вода, журча, утекала, забирая с собой все плохие мысли. Я любовался красотой пейзажа. Но в один прекрасный миг все начало распадаться на части. Город, улицы, прохожие и великая русская река Волга на моих глазах рушились и превращались в привычные частицы Мира на далекой планете Джина. И это был совсем не сон, а существующая реальность. Игры общего сознания и возможность творить чудеса в этом уникальном мире. Вот это Солярис! (Я вспомнил писателя Лема). И это событие меня сильно настораживало по причине его бесконтрольности. И надо сказать, что-то подобное случилось со всеми членами команды и стало также одной из причин нашего скорейшего возвращения в родные просторы.
Еще один факт. Я наблюдал, как Брен со своим нелепым упорством пытался заставить крокодила съесть живую курицу.
— Ешь, — говорил он, — ты же хищник, должен охотиться.
Программист попытался запихнуть бедное животное в закрытую пасть. У курицы были испуганные большие глаза. Она нервно кудахтала. Крокодил молча смотрел добрыми глазами, улыбался стройными рядами острых зубов и напрочь отказывался причинять кому-нибудь вред.
— Да, отстань ты от них, — в сердцах возмутился я.
— Нет, ты не понимаешь, дело принципа, — сказал программист и превратился в частички Мира. Он на свою голову что-то пытался внушить Джине в общем сознании. Понятно что. Законы жизни и теорию эволюции.
Спустя некоторое время, когда Брен обрел форму человека, стало происходить совсем непредвиденное. Со всех сторон, в дремучих лесах, в горах и океане стали появляться различные динозавры времен Юрского периода Земли. В большей массе хищные. Они стали охотиться друг на друга, поедая более слабых и мелких. Зрелище было жуткое и весьма неприятное.
Командир отчитал программиста.
— Ну, что ты вечно лезешь, куда не просят, — говорил он.
— А что я? – оправдывался Брен, — хотел как правильно….
Нам ничего не оставалось, как войти в общее сознание и попытаться уговорить планету прекратить это безобразие. И вообще лучше забыть всю информацию, которая пришла вместе с нами из другого мира. 
Джина услышала нас, и все  вернула на прежнее место. Правда, возникали опасения, что ненадолго.
Тидо проводил общее совещание членов команды.
— Наверно, теперь все понимают, что нам пора убираться отсюда, — сказал он.
— Это, уж точно, — согласился Флед, — никаких сомнений.
— По своему незнанию или беспечности можем натворить плохих дел, — продолжил командир, — и это совсем не наш мир, чтобы бездумно влиять на него. И мы не Боги. Я уже опасаюсь, что мы оставим часть себя и своих знаний здесь. И это как-то отразиться на жизни этой планеты.
— Да, все понятно, — Брен прервал командира, — давай убираться отсюда.
— Да, мы все соскучились и хотим домой, в родной мир, — сказала Дели.
Мы все вошли в общее сознание и попрощались с планетой Джина. Мы также сказали, чтобы она забыла все сведения о нашем мире. Что в нем очень много плохого. И в любом развитии должна быть своя уникальность и неповторимость. Пусть на планете Джина все останется так, как было до нас.
Мы с нескрываемой радостью нажимали красную кнопку.

Стремительный яркий полет обрывался частями. Их словно пихали   в тесную оболочку, неподвижную сжатую форму. Болезненность ощущений определяло различие двух вселенных. Наш мир ограниченных возможностей, все ж более чувствителен и реалистичен. Нельзя сказать, чтобы на Джине не было боли или других ощущений. Наоборот их было гораздо больше, а радость вообще не имела границ. Но все эти ощущения, необычные и яркие во всем своем многообразии и непередаваемой эйфории имели некий контраст. Если больно, то больно, если тепло значит тепло. В теле же человека больно или тепло может быть очень по-разному. Все многообразие самой боли или любых других ощущений определяет отличие нашей вселенной.
  Мы очутились в своих челноках в родной параллели. 
Каким же удивлением было увидеть ангар космолета. Привычные серые стены парковочных мест. Мы были внутри корабля! Спустившись по невидимой лестнице по светящимся ступенькам, проходя сквозь знакомые стены, мы бежали в центральный отсек.
— 204-й беспилотник это! — громко шумела Пали, раскрасневшись от счастья.
— С чего ты решила? – спросил командир.
— По лайтику системы стыковки, не видел? – ответила штурман.
Тидо прекрасно все видел. Он просто решил подыграть своей девушке, смакую событие.
Мы вбежали в сферу и увидели Клае. Она светилась привычной картинкой в центре зала. Роскошные светлые волосы, со знакомой улыбкой и умными глазами. Как мы скучали по ней! Шестнадцать рук обнимали программу.
Все наши корабли, курсирующие просторы вселенной были очень похожи. Они имели одинаковые системы, программные образы и все необходимые запасы.


5. Недра.

Большая планета была в неделе пути.  Наш космолет скоро завис на ее дальней орбите, и мы принялись ее изучать.
 Ночью планета напоминала ледяную пустыню, в ней все замирало в черной пыли. Днем же поверхность ее раскалялась и казалась расплавленным сыром с множеством маленьких дырочек. Многочисленные метеориты летели на землю, разлетаясь на мелкие части, они оставляли причудливые ямы и длинные рвы. Издалека эти ямы и рвы создавали некую пористость, очень похожую на сыр. На планете не было атмосферы, но часто встречались ураганы коварных ветров. Они кружились и выли как голодные волки.  Казалось, что кто-то невиданной силой орудует огромным космическим веником, сметая оставшийся  сор большим и дырявым совком. Лучи и частицы неслись на поверхность, они жгли и мешали, словно готовили звездный омлет из слабых погибших планет.
— Жуткое зрелище, — Флед наблюдал через сферу экрана. 
— Это точно, — улыбнулась Пали. Она что-то искала в пределах рабочего места, то и дело, вращаясь на воздушном кресле. Перед ней светились карты звездного неба и чуть в стороне цветное изображение планеты в разрезе.
-  На  зиму похоже…., — продолжил Флед, — сидишь в теплом доме, а за окном вьюга, метель. Трюфеля уплетаешь с виртуальных заказов.
— А мне больше шоколадушки нравились, — ответила штурман и засмеялась, — ты к чему это, — девушка обернулась, — по дому скучаешь?
— Нет, — ответил механик,   - вернее скучаю, конечно….  Просто вспомнил, что спрятаться можно.
Пали нежно смотрела на Фледа красивыми голубыми глазами.  
— Куда спрятаться? – спросила она.
  — Внутрь планеты. – Флед улыбнулся, — Ты же сама говоришь, что внутри есть пространство.
— Не пугай меня, — девушка отвернулась к экрану.
— О чем речь? — Тидо зашел в рабочую зону.
— Да, вот, — ответила штурман, — некоторых все к ядрам  так тянет.
Командир посмотрел на механика.
— Там же высокая температура. Что там искать? 
— Жизнь, — ответил Флед и подошел к экрану информации, — смотри.
Планета смотрелась в разрезе. Различные светящиеся линии и цветные диаграммы менялись в картинках. 
— Видишь громадные пустые области, — показывал Флед, — а здесь температура ядра не настолько высока и сильно зажата. Также спектральный анализ фиксирует движение малых объектов.
-  Ведь не раз уже к этим ядрам и зонды пускали. Нет ничего там,  кроме лавы тяжелых металлов! – ответил Тидо.

Уже спустя час мы спускались к планете. Флед сидел на втором кресле пилота. А я как опытный летчик легко управлял челноком. 
Положение ладони в пространстве очень просто меняло движение. Анализатор считывал мысли, а сложная программа не допускала ошибок в пути. Аппарат всегда шел по нужному курсу. От моей руки в сторону экрана были тонкие голубые нити, едва заметное изображение активности управления. Они давали понять о включенном режиме. Наклоняя ладонь к горизонту, аппарат послушно повторял движения. Он также вертикально взлетал положением руки, ускорялся или тормозил. Информационная сфера достоверно отображала пространство вокруг челнока. Казалось, что летишь сквозь него, просто сидя на кресле. И только рифленый пол под ногами и желтая сетка экрана внушала некую уверенность и защищенность.
Я медленно наклонял ладонь к горизонту. Челнок ускорялся и начал пикировать вниз. Нас сильно прижало к креслам пилотов. Поверхность планеты очень быстро неслась к нам навстречу. Мы летели вниз головами, чувствуя прилив крови возле висков, сердце сильно сжималось в груди. Сетка желтых линий постоянно менялась, то и дело, возвращаясь к привычным квадратам. 
Механик сразу отменил перегрузку и с укором смотрел на меня. Я же с неким восторгом пикировал вниз. 
— Зря с тобой полетел, — пошутил Флед. Я улыбнулся.
Поверхность планеты нарастала большим черным горизонтом. Сильный метеоритный дождь летел вместе с нами. Множество различных камней причудливой формы хаотично вращалось и падало вниз. При столкновении они разлетались на мелкие части по всем сторонам, образуя причудливые ямы на теле планеты. Вся ее поверхность была покрыта пылью от постоянных атак метеоритов и напоминала последствия страшной войны. 
Мы подлетели к огромному кратеру. Звезда спряталась за сферу планеты. Но, несмотря на полную темноту, экран хорошо различал  всю поверхность. Медленным движением руки я приземлил наш челнок. Плотная мелкая пыль  закрыла все  виды. Даже звездное небо скрылось от глаз.
— И что дальше? – спросил я у Фледа.
 Он  изучал диаграммы. Тонкие красные линии на экране прокладывали путь к центру планеты. Цифры говорили о затратах энергии и возможных перегрузках.
— А дальше вниз, — улыбнулся Флед. 
Он нажал рукой на некую область экрана, отчего по всему периметру сферы возникло слабое красное свечение. Голубые тонкие линии от моих рук сразу исчезли. Стало понятно, что включился особый режим. Заработали излучатели по курсу движения, яркие белые лучи исходили от периметра диска и соединялись в одной точке. Эта точка и была направлением нашего погружения. В челноке включилась искусственная гравитация, и мы спокойно висели вниз головой. Вернее привычно сидели в своих креслах, не чувствуя силы притяжения планеты. Перемещение под землю выглядело плавным движением вверх. Яркие лучи над нами грели плотный грунт, отчего он превращался в полужидкую, красную форму. Мощные поля впереди челнока раздвигали пространство и невидимыми веслами двигали аппарат к центру планеты.  Не было привычного реактивного движения. Челнок передвигался сквозь грунт по другому закону. Мы наблюдали, как красная масса плотным потоком обтекает корпус и сползает за нами. Весь экран информации светился желтыми цифрами. Они сообщали обо всех показателях нашего погружения.
Общее время перемещения к центру планеты должно было составить 18 часов, Расстояние до пустого пространства 2700 километров.
Мы, молча долго сидели на креслах, наблюдая, как трудятся белые лучи. Экран сильно уменьшил их яркость. Все системы работали  в полностью автоматическом режиме. И скорость челнока была высока.  А все перемещение напоминало быстрое движение корабля через темно-красную воду. Она бурлила плотным потоком позади него, оставляя на время воздушную пробку. Меня, также забавляли различные графики и цветные диаграммы, постоянно менявшиеся во время движения. Своим дрожащим мерцанием они, как языки пламени, привлекали мой взгляд. И я бездумно долго смотрел лишь на них. 
Мы решили попить чай, обедать совсем не хотелось. Большие кружки с напитком возникли с системы подачи. И терпкий вкус аромата согревал наши души.
 Механик начал рассказывать истории из своей жизни. Он уже третий раз спускался к центру планеты.
— Раз сто только зонды пускали, — говорил он, — брали образцы.
— Ну и что там было? – спросил я.
— Как обычно громадные плотности и температуры. Стандартный набор элементов ядра.  Потом прекратили. Одно и тоже.
— А когда сам погружался? – интересовался я.
— Тогда тоже были пустоты, но гораздо меньших размеров и температура была выше немного…. Что внутри? – механик задумался, — да такие же ядерные процессы. Чем-то похожи на термоядерные, на звездах. Только гораздо более мелкие, и слабые, как догорающий костер…. Мы тогда с Бреном спускались…. Выходим из грунта. Там лава тяжелых металлов, — Флед засмеялся, покачивая головой, — резко бьет в нас. Экран весь красный. Я сам испугался. А Брен, тот под кресло свалился. Кричит. Ругается. До сих пор меня вспоминает за эти ядра планет.
— Поэтому, ты и взял меня…, что больше никто лететь не хотел?
— Ну, почему? – Флед округлил румяные щеки, — ты самый лучший десантник.
Механик рассказывал еще много историй. Я молча слушал и размышлял о том, что в центре планеты. Может там все-таки ад с расплавленной лавой?

Внешнее поле и сила гравитации планеты заметно уменьшались. Двигаясь к центру, мы наблюдали, как падают их величины. Где-то на 1300 километрах от поверхности эти цифры достигли ноля.
— И что это значит? — спросил я.
— Сила притяжения планеты развернулась на 180 градусов. Теперь она направлена не к центру, а в сторону поверхности. 
Флед также рассказывал про  изменения состава и плотности грунта. Все это было весьма интересно. 
Прошло много времени с момента нашего погружения. Глаза стали «слипаться» от усталости, хотелось поспать. Кресло пилота вытянулось под удобное положение моего тела. Оно каждый раз меняло форму, когда я ворочался в нем. Анализатор комфорта постоянно подстраивался под мои ощущения. Получалась кровать с интеллектом. Спать было в ней одно удовольствие. Но, мне снились жуткие черти в горящем аду. С котлами, печами и с кучей золы.…
Спустя время, механик  меня разбудил.
— Просыпайся, Алексей, — он тряс меня за руку, — скоро выйдем из грунта в центральную область.
Я потянулся и потер глаза. Сколько же спал? Почти шесть часов. Кресло пилота приобретало привычную форму. Спал ли друг Флед? Похоже, что нет. Не заспанный вид, и с блеском в глазах, словно принял несколько порций кофеина. Я посмотрел на экран информации. До выхода в светлую область оставалось 10 минут. Об этом говорила диаграмма с планетой в разрезе. Белые лучи впереди челнока продолжали трудиться, оставалось чуть-чуть подождать. Они как неутомимые труженики, не знающие покоя и отдыха, упрямо рыли вперед.
 Флед протянул энергетическую таблетку на завтрак и немного воды.
— Подкрепись, — сказал он.
 Ощущалось волнение. Что же там впереди?
Я проглотил таблетку, запив ее водой. И мы принялись ждать.
За двадцать секунд до выхода из плотных слоев Флед уменьшил скорость движения, и мы стали медленно плыть. Система автоматики отключила лучи в последний момент, перед поверхностью. Мы пробкой выскочили из грунта. Челнок вошел в обычный режим, и я сразу взял управление в свои руки. Компьютер мгновенно сканировал местность. Явной опасности не было. 
Мы огляделись. Перед нами открылась картина внутренней жизни планеты.

Вверху, в самом центре было что-то, очень похожее на солнце. Оно также ярко светило. Большие белые лучи искривленными нитями исходили от него. Это был природный ядерный реактор. С течением времени он выжег определенную область внутри планеты,  сильно уплотнив грунт и превратив одни элементы в другие. Образовалось пространство, которое представляло собою смесь газов со сложным химическим составом  и высокой плотностью. Слабая прозрачность и преломление света были в них очевидны. Наблюдалось искажение от разных углов зрения, и очертания рельефа сильно менялись. 
Температура поверхности 96 градусов. Она красно-синего цвета с глянцевым блеском. Сила притяжения во внутреннем пространстве направлена в сторону грунта и уменьшается к центру планеты. Возле светила была невесомость.
 
Удивительно спокойный и совсем неизменчивый мир. Здесь светило всегда находится вертикально над головой и день не меняется ночью. Уникальная стабильность давлений и температур. Никаких времен года и прогнозов погод. И с чего решили, что ад под Землей? Стоит лишь вспомнить, что творится снаружи планеты: атаки метеоритов, излучения, громадные перепады температур. Внутри же полная защита от всяких угроз. 
Надев специальный костюм можно ходить по внутренней поверхности планеты. Абсолютно не чувствуешь себя внутри сферы. И если смотреть в сторону горизонта, здесь также не видно краев и земля под ногами кажется плоской. 

Челнок пролетел несколько сотен километров, и сканер определил изменения рельефа. Мы остановились, изучая информацию на экране. Желтые линии квадратов продолжали сжиматься, приближая объект. Перед нами возникало скопление необычных возвышенностей, высотой до 100 метров.
— Я знал, — громко сказал Флед, — это точно цивилизация! Ты представляешь, что это значит?
Мы включили режим невидимости. Специальные поля «обводили» путь света вокруг аппарата, делая его совсем незаметным. Это придавало нам дополнительную уверенность и защищенность. Таковы были правила безопасности в таких ситуациях. Я отодвинул ладонь от себя и челнок послушно ускорился. Мы полетели к скопленью объектов. Флед постоянно следил за информацией на экране. Всевозможные сканирования и тесты программ проводили исследования новых участков. 
 Движением руки на себя я остановил челнок возле непонятной возвышенности, похожей на большой каменистый муравейник серо-желтого цвета, где-то темно-синих и красных тонов. Сканер экрана увеличил картинку до мелких размеров, выделяя определенные зоны. Он показал и объекты, имеющие жизнь. Различные графики цифр говорили о многом.
— Это недра! – сказал Флед, — цивилизация, живущая внутри планет. Я знал, что рано или поздно найду их. 
Полупрозрачные камни бледно-красного цвета медленно перемещались по поверхности. Они были разных размеров, но одинаковых форм. Мы подлетели поближе, пытаясь их рассмотреть. Овальные тела не имели углов, а отсутствие конечностей, и каких либо органов вызывало сомнение. Компьютер определил абсолютно однородную структуру. Неизвестное химическое соединение в виде формул и цифр появилось на экране. Сложная программа проводила подробный анализ. У объектов было необычное строение внутренних связей, их кристаллическая решетка могла сильно меняться. Флед долго изучал трехмерное изображение, пытаясь понять. Одно было очевидным – это были живые существа. Овальные формы перемещались очень медленно. Механизм  движения был непонятен. Они не шагали, не ползли, не катались. Они как бы плавно скользили по поверхности. Редко встречаясь, друг с другом, они явно сливались телами на время. Потом возвращались в привычные формы и продолжали движение. Сканер определил непонятное энергетическое излучение, которое постоянно исходило от них. Программа подтвердила изменчивость поля, как возможный язык информации и принялась его изучать. Ранее известные способы считывать мысли не имели эффекта. 
Мы облетели также строения. Город был довольно большим, в нескольких сот километров. Серо-желтые постройки имели причудливые формы. Понять их  назначение было непросто. У строений не было острых углов. Очень похоже на пчелиные соты или большой муравейник. Ни труб, ни мостов, ни квадратных домов. Также отсутствовала привычная растительность, и соединения воды, характерные для жизни. Единственное, что вырисовывалось на экране, это разные уровни полей. Они представлялись в виде карты, наложенной на изображения объектов. Определенные постройки имели свои величины. Отсканировав их, мы могли по полям определять все объекты. Компьютер выдал карту движения существ, их маршруты также уходили под землю. 
— Ну, вот и все, — сказал Флед, — вроде расшифровали.
— Что именно? – я смотрел на изображение экрана. Многое для меня было неясно. Система табло выдавала много картинок. Чтобы ориентироваться в них, нужен был опыт, а его не имел.
— Язык недра, — ответил механик и нажал виртуальную кнопку, — можно наладить контакт.
— Что за язык? Как они общаются? – спросил я
— Изменением энергий, полями. Система их просчитала.
— Поразительно
— Они безопасны и дружелюбны. Надо начать диалог, — Флед нажимал виртуальные кнопки, задавая режим.
— Здравствуйте, — сказал он, обратившись к одному из существ.
Диаграмма уровней полей на экране выдала изменения. Компьютер перевел слово в энергетические импульсы и послал их объекту.
— Здравствуйте, — прозвучало в ответ, — кто вы?
Флед заулыбался и потер ладони.
— Кто мы? Пришельцы? – спросил у меня.
— Гости с другого мира, — предложил я.
— Мы с другого мира. Желаем добра, — произнес Флед.
 Низкочастотная модуляция голоса дрожала в картинке. Смысловые графики бегали по средней строке. Программа переводила слова в изменения полей и выдавала сигналы.
— Откуда Вы? – спросили в ответ.
— Из космоса.
Компьютер перевел информацию в виде данных о строении планеты и пространства вокруг нее.
— Ваша цель?
— Изучаем мир, — ответил Флед и посмотрел на меня.
— Изучайте.
Мы стали задавать очень много вопросов. Диалог занимал большое количество времени. Существа или недра, как назвал их механик, были очень медлительны. Но все, что узнали от них, представляло большой интерес. Особенно для меня. Я не имел большого опыта подобных исследований и находился под впечатлением. Еще постоянно проводил аналогии с нашей Землей. То, что узнал я внутри планеты, наводило меня на очень серьезные мысли.
У собеседника было сложное имя, занимавшее множество строк. Поэтому мы с Фледом сами назвали его. Кулон предложил я, как ювелирное украшение с красивым бриллиантом. Овальная форма бледно-красного камня подсказало название, имя. Размеры же недра были большими, почти до трех метров. Общаясь с нами, он неподвижно стоял лишь на месте.
Недра Кулон рассказал нам массу историй.
Его древнейшая цивилизация зародилась несколько миллиардов лет тому назад (в нашем исчислении). В то время ядерный реактор внутри планеты стал «остывать». Первая разумная жизнь представлялась расплавленной лавой. Недра развивались, изучая планету. Они много раз выходили на ее поверхность с извержением вулканов. Это был единственный путь покинуть ядро. Множество трудностей испытали они в своих переходах. Нормальной для их жизни была температура несколько тысяч градусов. Покидая горячее ядро, они остывали, превращаясь в неподвижные формы. Попытки выйти в космос были совсем неуспешны. Очень трудно придумать устройства, позволяющие сохранять такое тепло. И со временем горячая лава неизбежно превращалась в застывшие камни. Эти камни до сих пор живут на разных участках планеты, от ее центра до поверхности. Их неподвижность – это всего лишь очень малая скорость процессов. Словно время почти замерло или крайне медленно движется. Изменения можно заметить, наблюдая за ними лишь тысячу лет.

Кулон рассказал и о другой жизни, бывшей на этой планете.
 Когда-то на ее поверхности была атмосфера, она защищала от атак метеоритов и страшных частиц, поддерживала температуру. Было много воды и разных животных. Со временем появились разумные существа, (мы их назвали мудоны). Они быстро развивались, осваивая планету. Их внешность была похожа на наших людей, чуть выше ростом, с большими ушами, с глазами рептилий и вытянутым ртом. Трехпалые руки и ноги с перепонками между пальцев позволяли им находиться также в воде. Мудоны очень любили воду и большую часть жизни проводили именно в ней. Их необычные города были усеяны множеством разных каналов и искусственных рек. Всевозможные водопады и фонтаны украшали постройки. Замки, где жили мудоны, представляли собой многоуровневые бассейны с обилием труб и переходов. Они перемещались по ним между комнатами и этажами. По просторам суши мудоны путешествовали на специальных кораблях, в которых были емкости с водой. Они сидели в своих ванных и управляли устройством. Корабль имел большие колеса, высотою в пять метров и легко проходил все препятствия. Водородный двигатель использовал пресную воду, из которой получал водород. Управляющими сигналами служили волокна растений, они соединяли все элементы корабля и передавали импульсы в нужный момент. Паутина водорослей и всевозможных растений также  покрывала планету и служила источником связи. По ней общались на всех расстояниях. Другие растения, даже животные приспосабливали под разные нужды. На их основе создавались различные устройства, дающие холод, тепло или звук и много другого. Даже телевизоры представляли собой симбиоз из различных существ.
— Мы наблюдали за ними, всегда пытаясь помочь, — рассказывал недра.
— Каким образом? – спрашивал Флед.
— Мы давали им ценные камни. Они находили их в глубине, как полезные ископаемые. Эти камни позволяли создавать уникальные материалы с особой прочностью и другими необходимыми характеристиками. Наша раса верила, что мудоны добьются всего, имея большие возможности. Они опередят нас в своем развитии и улетят в космос к далеким звездам. Мы давали им все и даже лечили….
— Каким способом вы их лечили? — спрашивал Флед.
— Мы имеем поля и способны общаться потоком энергий, а также лечить. Они добывали полезные камни и исцелялись от многих болезней. Даже не знали, что мы существа.
Кулон рассказывал, что мудоны были жадны, ненасытны и очень жестоко эксплуатировали мир, приспосабливая его под свои нужды, и нисколько не думая о бедах других.  Недра верила, что они поумнеют со временем, и поэтому им помогала. Но, все развивалось совсем по-другому пути. Набравшись силы прогресса, они стали бездумно истреблять всю планету. Они ставили свое превосходство превыше всего, в своих технологиях, загрязняя поверхность, перерыли всю землю, истребляли животных. От их деятельности атмосфера планеты начала разрушаться, появились болезни. Но их стремление быть лучше других и погоня за властью не могли прекратиться. И поверхность планеты  погибла через тысячу лет. Мудоны погубили ее.
— Да, печально, — подумал я и вспомнил Землю.

Но жизнь на планете сохранилась в ее глубине. Спустя время светило ядра начало остывать и появились пустоты. Недра при такой температуре теряли подвижность. Их жизнь превратилась в существующий вид. Все многообразие форм разноцветных камней, кроме глянца красно-синей поверхности – это все существа древнейшей цивилизации. Они также есть в грунте планеты. Большинство неподвижны, и чтобы увидеть их жизнь, их надо сильно нагреть. 
Недра очень добрые, они всегда помогают друг другу и всем остальным. Такова их природа. Есть миры, в которых существа пытаются отнимать у более слабых, также у других форм жизни и видов. Они все имеют, сполна забирая, А есть недра, которые все отдают, помогая другим. Они также имеют сполна, получая все от своих собратьев. Опять отдают и всегда получают. Вот такое отличие жизни. Но, как показывает история данной планеты, недра живут, а все погибают.
На первый взгляд также может казаться, что жизнь здесь скучна, примитивна. Но это абсолютно не так. Она сложна, уникальна. 
Слияние красных камней – это форма любви. И если проводить аналогии с нашей Землей, они любят друг друга и чаще и лучше. Общение имеет постоянный характер, и нет расстояний и всяких преград. Их мир чувств, ощущений вероятно огромен. И что интересно, у них есть и театры, музеи, картины и есть развлеченья. И много другого, что нам не понять. Только происходит все в форме полей и потока энергий.
Строение желто-серых камней специально для нас показало спектакль. Программа переводила поля в изображение на нашем экране. Информация преподносилась в виде кино. Перед нами красивые камни превращались в разноцветные фигурки разных животных, вероятно живших когда-то на этой планете. Они забавно двигались на фоне природы и даже танцевали. 
Мы получили очень много полезной и ценной информации. Компьютер отсканировал все доступные образцы. Мы изучали светило, пространство и грунт. Сама цивилизация недра, она уникальна. Нам есть чему поучиться у них. И еще одно обстоятельство сильно порадовало нас.
— Возьмите Кулону с собой, — Кулон указал на небольшой синий камень. Полупрозрачный он приятно светился, привлекая своей красотой, — она миллионы лет мечтает о звездах сильней остальных. Обладает целебными силами и многим другим. Она будет талисманом удачи в вашем пути.
Мы взяли Кулону с собой и попрощались со всеми. Я движением руки повел наш челнок в обратный путь.


    6. Процессы.

Мы были готовы к повороту событий, любым приключениям и испытаниям, Такова плата человека за желание изведать что-то новое и  необъятное. Область, отмеченная Солихаром на наших картах, просто манила к себе своей неизвестностью. Но предположить ближайшее будущее, каким оно может оказаться для нас, было невозможно. 
— Скорость движения космолета снижается, — сообщила Клае. 
— В чем причина? – Тидо переключил режим сферы, и с экрана исчезла картина звездного неба. В просторной комнате стало светлей.
— Структура пространства, — ответила девушка.
— Весьма интересно, — удивился командир. 
График изменения скорости напоминал параболу, словно корабль упирался в невидимую пружину, которая постепенно сжималась и тормозила движение.
— Варианты возможных событий? 
— Полная остановка корабля через тридцать минут.
  — В космическое болото попали или паутину, — ухмыльнулся командир. Он вопросительно посмотрел на Пали. Штурман сидела на кресле в другой стороне. 
— Может, лучше обойдем стороной? – предложила она.
Ситуация была нестандартной. Ничего подобного еще не случалось.
— Нет, — ответил командир, — так ничего не узнаем. Эта область указана на карте. Дай оценку ближайших объектов.
— Восемь блуждающих планет (эти планеты не вращаются по орбите вокруг звезд). 
— Понятно.  
Клае дала информацию. Очевидно, что вероятной причиной аномалии была большая черная дыра, которая появилась на месте гибели громадной звезды с необычными свойствами. Когда звезда существовала, она обладала гравитационным полем и притягивала объекты и планеты подобно другим звездам. После исчезновения на ее месте осталась воронка, которая тормозила движение, изменяя структуру пространства. Но, не только….
Я отдыхал в своей комнате. На одной из стен висели часы, старинные с расписными узорами. Такие были в моем детстве, и я специально их сотворил здесь в космолете. Тоска по дому дело обычное. Тик — тик — тик, ритмичные звуки и стрелка по кругу делает шаг. Отмеренные мелкие движения в большом течении времени. В какой-то момент мне показалось, что стрелка начала замирать. Я сначала посчитал это действием крепкого чая, выпитого мною минуту назад. Попытался отвлечься. Но вскоре опять обратил внимание на большие часы. Стрелка двигалась медленно. Может, сломались?- подумал я, они же механические. Но, здесь ничего не ломается.  Я  попросил у Клае сигналы точного времени. Главные часы корабля были очень точны.  Светящиеся цифры считали мгновения. Я присмотрелся, сравнивая показания. Очень странно. Я стал наблюдать, отмеряя привычную меру секунд. Время двигалось дольше обычного. Без всяких сомнений со мной что-то происходило. Я встал с кресла и пошел в сферу управления, очень медленно, крайне необычно медленно. Мои движения напоминали подводное перемещение, очень плавное, словно шел я по дну океана. Как не старался, привычное состояние было недоступно. Что же случилось? Даже сердце стучало пугающе редко. Легкое кружение головы вызывало страх, можно ведь не дойти.
— Клае, аварийное перемещение в сферу управления, — произнес я, не надеясь на другие варианты.
Стены привычно распахнулись, и я очутился в указанном месте. В сфере присутствовал весь экипаж. Я успокоился. Стало понятным, что необычность процессов затронула всех. Тилу плавным  движением, похожим на медленный танец, доплыла до меня. Она улыбалась, нисколько не обращая  внимания на всех остальных. Я был искренне рад.
В комнате обсуждали путь космолета. Пали настойчиво предлагала изменить маршрут, опасаясь дальнейших последствий. Времени, по ее мнению оставалось немного и чуть позднее сделать маневр будет нельзя. На ее стороне был и Брен, он последнее время чего-то боялся. Другого мнения придерживались командир и механик.
— Эта область отмечена Солихаром, значит, она безопасна, — спокойно говорил Флед, — мы доверяли ему тогда, надо верить сейчас.
— Но, Флед, — Пали раскраснелась от волнения, — анализ показывает опасность и необратимость процессов. Их вектор стремительно падает и скоро вероятно пойдет в обратном направлении. Ты понимаешь, что это значит? Мы погибнем вместе с кораблем! Мы не сможем контролировать ни один процесс.
— Но почему, — возразил Флед, — можно настроить программы на зеркальность работы.
— Не получится Флед! – настаивала Пали, — обратимость процессов бесконтрольна.
 Мне трудно было понять, о чем спорят мои товарищи, но я целиком полагался на их опыт и знания. Изображения людей и предметов становились расплывчатыми, почему-то системы контроля не справлялись с задачей.
— Да, что происходит? – как-то вяло воскликнул я, еле сдерживая навязчивую улыбку.
— Через несколько минут все известные процессы развернутся в обратную сторону и мы, Алексей, если сейчас не повернем обратно, скорее всего, погибнем, — ответила Пали.
— А как же защиты, поля и программы? Не помогут? – спросил я.
— Все заряды поменяют свою полярность, в программах единички станут нолями, для всех нас и наших машин жизнь потечет в обратном направлении.
— Это как? – удивился я.
— Вот так, задом наперед, — подтвердил программист Брен, — давайте, скорее голосовать, времени нет.
Экипаж делал свой выбор. Голоса разделились. Против движения вперед были Пали, Брен, Кети и Дели. Мы с Тилу, сильно не думая, поддержали командира и Фледа. Механик не мог ошибаться, как показывала практика,  если бы не он, мы не раз бы погибли. По этому, я был очень уверен в нем, также хотелось еще приключений. 
— Вот зря ты Алексей не подумал, — с укором смотрела Пали.
— Ты хоть представляешь, балбес, — возмутился программист, — что значит процессы жизни в обратном направлении? Может, задницей есть будешь. Наоборот, понимаешь?
— А что я? Я как Флед и командир, — ответил я.
Голоса распределились поровну, и решили в этом случае обратится к Кулоне.
— Я с Алексеем, — ответила девушка и прижалась к  моему плечу. 
— Так и знал, — возмутился Брен, — сдохнем, все скоро, — он, приговаривая, поплыл в другой конец комнаты.
— Дели, задай зеркальность программ и все возможные точки возврата, — сказал командир, — готовимся. Со… ли…хар ….
Тидо не закончил свои мысли или я не успел их понять. В какой-то момент все замерло. Абсолютно все, как стоп-кадр, как застывшая фотография. Сколько продолжалось это состояние, трудно сказать. Все события восстанавливались позже.
Стало понятно, что процессы развернулись в обратную сторону. Нет, время, как и прежде, текло в одном направлении, если мерить его вне аномальной зоны. Мы, молодея, все равно прибавляли дни к своему возрасту. Просто для нас для всех, для всего корабля и программ все выглядело так, будто время пошло вспять. Это как кинолента, которую крутят, с конца в начало, в обратном направлении. Но все же были отличия.…
Надо сразу сказать, что любое движение в прошлое, каким бы точным оно не было это всегда движение в будущее. Идея машины времени абсолютно абсурдна. Другое дело процессы, из которых состоит  наша жизнь. Они могут менять свою скорость и также иметь обратимость. Те же продукты, что хранят в холодильнике лишь для того, чтоб замедлить процесс или  круговорот воды  подтверждает их обратимость. И много примеров легко привести. Если же взять за основу, что все в этом мире состоит из частиц, одинаковых по своей сути, то очень легко понять, что реально любое превращение чего-либо во все что угодно. Это также объясняет обратимость абсолютно всех процессов. 
Все, с чем мы столкнулись, очень трудно представить и невозможно понять. 
Как это все происходит.
Все, что мы видим в обычной жизни это всего лишь свет, который попадает на сетчатку глаза и преобразуется в сигналы. Эти сигналы идут в кору головного мозга и рисуют картины в нашем сознании. В обратном процессе все происходит наоборот. Сигналы идут из сознания, и картина увиденного возвращает нас в прошлое. Те же мысли логичны в другом направлении, они также понятны и даже привычны. Все движения идут с подсознания, шевеление руки воздействует на нервные клетки, которые выдают сигналы в наш мозг, и мы наоборот понимаем, что свершаем движение. Ходить в таком состоянии удобней спиной вперед, это логично. Если хотелось что-то сказать, то звук из воздуха стекается в рот и воздействует на голосовые связки, в горле щекотно и все дребезжит. Легкие, выдыхая, дают кислород, который берут из крови организма. Не хотелось бы никого доводить до безумства. Но интересен вопрос принятия пищи. Очень все просто и даже изящно. Что-то в кишечнике само возникает и движется вверх. Это легко представить, понимая, что та же еда может возникнуть из воздуха или из всего что угодно. Это все частицы Мира.  Изо рта, появляется все, что хотелось бы есть. После этого пропадает чувство голода. Здесь сначала спишь, а потом понимаешь, что не хочется спать. Все наоборот. Наш организм, как показали анализаторы, молодел. Вероятно, со временем мы все превратились бы в младенцев и также исчезли, растворившись в воздухе. Да, и какая разница, в какую сторону уйти с этого мира. Наверно, лучше туда, где путь подлинней. В общем, этот мир вполне логичен. В нем также можно жить, возвращая события, влиять на них в рамках законов текущих процессов. Если говорить о программах и механизмах. Ничего не зависало, все прекрасно работало, только в другом направлении. Что-либо менять в их работе нам было самим нелогично. Единственное существо, которое никак не ощущало таких изменений, была Кулона. Ее строение было симметрично, и она легко общалась с нами в любом направлении. Именно она задала работу программ и отладила переводчики и системы контроля. Очень нам помогла, сохранив информацию. По-другому она не могла. Ведь она талисман.
— Вот так, Пали, надо верить,- Флед улыбался, торжествуя победу.
— Но, согласись это страшно, как можно было раньше уничтожать пищу ртом, это так противно, — штурман изящно выплюнула целое пирожное и положила его в тарелку.
— Но ты же понимаешь, что тогда было нормой, а сейчас аномально? – спросил на всякий случай механик.
— Ну, конечно! – засмеялась Пали.
Я тоже изо рта выливал в чашку ароматный чай. Делать это было обычно. 
— Молодеем! – шутил Брен, — я недавно волосы бритвой наращивал. Так они уменьшались и через день все усохли.
— Растения тоже растут в другом направлении и потом исчезают, — сказала Дели, — очень необычно. Они появляются из воздуха, там, где должны были быть. Сначала сухие и вялые. 
— Да что растения, — добавил Флед, — предметы излучают свет. Он идет к лампам, превращаясь в сигналы. А что творится внутри организма, противоречит не только законам, это невозможно понять. То, что можем общаться уже достижение наших программ.
— Спасибо Кулоне, — сказал командир, — надеюсь, что каждый выразил ей благодарность.
 Прошло несколько дней. Мы ходили задом наперед, спали, ели и думали наоборот. Процессы нас удивляли, мы изучали их. И все бы было не плохо.
  — Внимание! Впереди нестабильность процессов. Подтверждаю опасность! -выдала Клае.
— Ну вот, опять начинается неладное, — расстроился Брен.
— Непредсказуемость всех известных процессов, — подытожила Пали, — что делать будем?
— Сворачивать, хватит с нас информации, — здраво рассуждал командир.
— Поддерживаю, — согласился и Флед. Надо знать меру во всем.
— Клае выбрать курс, изменить направление движения, — указал командир.
— Внимание, — ответила девушка, — системы руля не способны изменить направление.
— Это еще, что за сюрпризы. Стоп двигатели. Обратный курс, — приказал Тидо, заметно волнуясь.
— Внимание, работа двигателей не влияет на скорость движения.
Звучало, как приговор.
— Включить точки возврата, проверить работу программ!
Все бесполезно. Космолет словно муха попал в космическую паутину. И теперь злой и большой паук тянул его к себе, чтобы съесть. И как мы не махали крыльями в разные стороны, все было бесполезно. Мы мчались в какую-то пропасть к центру воронки. Уйти виртуально, использовать реактивную тягу или создать мощный взрыв. Помочь ничего не могло. Мы начали метаться задом наперед по всему кораблю, пытаясь найти или придумать решение. Но из нашей памяти ничего невозможно достать. Так что же дальше? Гибель? Если программа Клае подтверждает опасность, значит все абсолютно серьезно.
— Экипажу занять места по тревоге! – прозвучала команда.
Мы все уселись в воздушные кресла, они сгруппировались по кругу в центре сферы. Все были рядом. Восемь человек экипажа и камень Кулона, которая расположилась между нами по центру. Помимо защитных полей, нас пристегнуло ремнями. Были включены дополнительные защитные устройства и необходимые системы.
— Клае, защитный режим. Работа под изменение процессов, — Тидо отдавал команды.
— Принято, — ответила программа корабля.
 Некоторое время мы сидели молча, ожидая беду, испытаний. Но все же надеялись на удачное их завершение.
Что же так пугало современный корабль, способный на сверхсветовые скорости, имеющий сверхмощные защитные поля,  фантастических достижений системы и умнейшие  программы? Космолет действительно был рассчитан на многое и имел опыт в десятки тысячелетий полетов. Он также способен летать и сквозь звезды, такие как солнце над планетой Земля и оставаться живым и невредимым. Дело в том, что все рассчитано под действие определенных законов, которые характеризуют процессы, происходящие вокруг. Если законы начинают меняться, может произойти все, что угодно и никакие достижения цивилизаций здесь не помогут. Металл может стать мягким как пластилин или растечься в форме воды, взаимодействия, силы иметь другую природу. Тогда ничего не будет работать, сама жизнь прекратится мгновенно. Но, нас мало того ожидали другие законы процессов, их можно было рассчитать и суметь приспособиться к ним, не во всех случаях, но люди научились и этому. Допустим, металл начал таять у всех на глазах, в этом случае другие материалы заменяли его. Таким образом, все системы, поля и устройства многократно дублировались. К тому же на некоторые процессы возможно влиять. Космолет действительно был совершенен и очень живуч. Но, нас ожидали процессы с непрерывно и хаотично изменяющимися законами. Вектор их изменений отследить невозможно, это аномалия критического масштаба.
— Вода в главном отсеке, — голос программы нарушил молчание.
— Откуда, с хранилищ? – спросил командир, подозревая утечку из емкостей.
— Нет. Процессы внутри корабля, — ответила Клае.
— Локализуй воду полями, трансформируй пути в резервные емкости.
— Исполняю, — девушка-программа выполняла приказы.
— Дай оценку систем корабля, — попросил Тидо.
— Спрогнозированные изменения дают сбои во всех системах, функциональность не теряет способность.
— Пока справляемся, — заметил Флед.
— Надолго ли? – спросила Пали.
— Солихар ведь должен был предупредить об опасности.
— Должен…. Отметил зону на карте и успокоился, — ответила Дели.
— Не будем терять надежду. Не в таких переделках бывали, — сказал командир.
— Да, бывали, — шумела Тилу, — сейчас бы в частицы Мира превратится! Было бы не плохо!
— Давайте надеяться, -  громко сказал Флед.
— Внимание! Резервуары переполнены. Вода пребывает. Задействую свободные области, — доложила программа.
— Может за борт ее, командир? – предложил Брен, — зачем она нам?  
— Это измененный материал корабля. В таких случаях ничего нельзя выкидывать в космос без крайней необходимости, — разъяснил командир.
— Смотрите, — закричала Дели, — с экрана вода вытекает!
На наших глазах со всех сторон огромной сферы по стенкам стекала желтая вода. Ощущение было такое, словно мы находились в подводной лодке на дне океана, и эта лодка тонула. Мощными полями вода перемещалась в другие области внутри корабля. Струйки обтекали поля вокруг нас. Мутные ручьи  бежали по воздуху, как по невидимому желобу. В один момент вода превратилась в белый пар и если бы не системы защиты, нас сварило бы заживо. Пар клубами, с диким свистом проносился мимо. Как в аду. Все испугались.
Через время вместо воды появился сухой порошок, чем-то похожий на белую соль. Она стала гореть и соединяться с материалами корабля. Нам стало жарко внутри защитных полей, похоже, они тоже приходили в негодность. Стены стали оползать и обваливаться. Напоминало белую лавину, только на  немыслимо огненных скалах. Природа процессов была необычной.
— Клае, дай оценку систем корабля, — попросил Тидо.
Ее ответ  был очень печален. Вода превращалась из всех сплавов металлов, задействованных в конструкциях и системах корабля. Сначала она собиралась во всех свободных местах и  удерживалась полем. Потом воды стало больше, она концентрировалась и перерабатывалась. Но и это помочь не смогло. Весь космолет превратился в большой водяной шар, зажатый полями и несущийся в какой-то водоворот вселенной в виде огромной воронки. Некоторые материалы корабля не вступали в реакции и сохраняли свою работоспособность. Другие явления неизвестных процессов создавали пожар, и следующая часть материалов приходила в негодность. Появилась угроза потери полей и работы программ. Экипаж предчувствовал гибель.
Наш организм также претерпевал изменения. Обратный или прямой путь жизни уже никто не замечал. Самочувствие было ужасным. В один момент мои руки и ноги улетели по всем сторонам, и я утратил все функции чувств. 

Я ощутил себя  странно. У меня не было тела. Ни света, ни звуков, ничего другого из обычного состояния. Только мысли. И полная уверенность в своем существовании в другой реальности. Из всего мне знакомого подходило лишь слово душа. Именно такая мысль возникла сразу, в первый момент. Спустя некоторое время появилась уверенность, что уже чувствую жизнь. Она отчетливо рисовала в моем сознании четкие образы и картины. Послышался голос.
— Не волнуйся, — кто-то сказал.
Я испугался
— Кто ты?  Бог? Что со мной? 
— Не волнуйся. Я человек, — ответил кто-то.
— Что происходит? Где я? – спрашивал я.
— Ты на третьей планете. Меня зовут Марк.
— Почему тебя не видно, Марк?
— Твое сознание перестраивается. Скоро оно будет в состоянии представлять информацию.
Прошло некоторое время, и я действительно увидел человека. Марка. Это был рыжий парень лед двадцати, среднего роста с голубыми глазами. Одетый в непонятное трико белого цвета, он вполне мог сойти за небесного ангела.
— Твое сознание, — сказал он, — сейчас учится жить по-другому, не используя зрение, слух и другие органы чувств. Оно перестраивается.
— Что будет дальше? Что с моими друзьями?
— Не волнуйся, все живы. Они поблизости на других планетах. Чтобы не потерять контроль мы Вас разделили.
Под Марком появилась  синего цвета тахта. И я тоже постепенно обретал очертания тела. Сначала увидел кончики рук потом и все остальное. Тело только было почему-то другим. Абсолютно непохожим на мое, Алексея.
— Может, объяснишь Марк, что происходит? Кто Вы? – спросил я.
— Только не бойся, — ответил он, — Мы жители соседней галактики. Несколько тысячелетий назад мы вошли в аномальную зону. И застряли здесь навсегда. Необычность процессов мешает нам покинуть пространство. За это время более сотни кораблей прилетели на помощь, каждый раз принося с собой экипаж и новейшие технологии. Теперь все остались здесь. Мы живем на восьми планетах, очень похожих и разных. Эти планеты блуждают внутри аномального пространства. Мы изучили много процессов и научились влиять и использовать их в своих целях. Но нам не дано понять, как покинуть это проклятое место. Мы смотрим на небо, на звезды, мы хотим улететь. Наша жизнь – это скорее тюрьма. Это расплата за желание познать совершенство. Это наказание, которое мы получили взамен вечной жизни и волшебства текущих процессов.
— Как выглядит жизнь. В чем волшебство? – спросил я.
— Судя по вашему кораблю, Вы немного моложе. Здесь же мы познали все грани ?
— Поясни.
— Суть в том, что все процессы вращаются. Законы не имеют границ. Их никто не устанавливал в этом пространстве. Время постоянно бежит то вперед, то назад и меняет скорость по своей амплитуде. Здесь невозможно стареть, молодеть, родиться или умереть. Все достижения науки и техники, как громадны, так и ничтожно малы. Потому, что нет возможности постоянно гоняться за изменениями в законах процессов. Они хаотично вращаются и смешиваются, ставя все достижения человека на абсолютную бесполезность.
— Ничего не понимаю. В чем же тогда совершенство? Как Вы живете? В чем волшебство? – спросил я.
— Силой мысли и упорством стремлений. Мне трудно объяснить. Здесь скорость процессов несоизмерима громадна.
Марк встал с синей тахты.
— Ты спортом занимался?
— Немного, — ответил я, не понимая сущность вопроса.
— Мускулатуру развивал? Возьми тахту и представь ее штангой. Поднимай, приседай, выжимай – тренируй свои мышцы.
— Ну, хорошо, раз ты просишь.
Я принялся упражняться со штангой. Не прошло и пары минут, как я обнаружил изменения. Мое тело стало натренированным как у спортсмена культуриста. И всего-то за пару минут. Я удивился.
— В чем причина?
— Говорю, же скорость процессов.
— Совсем непонятно, — ответил я.
— Давай посложней, — улыбнулся Марк, — вот на твоей планете была эволюция, которая длилась много веков. Существа выползали из океана на сушу, у них появлялись лапы и ноги, вырастали крылья и рога, появлялись ядовитые железы и многое другое. То есть они за многие годы обретали и развивали в себе то, что было действительно нужно, чтобы приспособиться и выжить. Так вот, представь, что у тебя в руке, всего в паре минут зажато несколько тысячелетий времени. И ты такое же существо по сути, как и все остальные. Попробуй развить что-нибудь у себя для примера. Научись, скажем, летать. 
Я сначала удивился, но все же решил пробовать. Разбежавшись по белому матовому полу, такая картина была по всем сторонам, я несколько раз попытался взлететь, но каждый раз падал.
— Пробуй еще, не сдавайся, — мне казалось, рыжий парень надо мной издевался.
Но, что удивительно, я чувствовал, как с новой попыткой мои руки крепли и удлинялись. Я несколько раз упал от изнеможения, меня покидали силы. Через несколько минут мое тело стало жилистым и очень худым. Мышцы на спине ощущались заметным бугром вдоль позвоночника, они также появились в форме крыла от моих боков до самих локтей рук. Появлялась парусность и подъемная сила. Я разбежался, и сильно махая руками, взлетел. Сверху вниз я видел рыжего парня. Он удалялся и приближался, летал я сначала неважно, готовясь к взмаху, мое тело снижалось, а после него дергалось вверх. Это было до тех пор, пока не выросли перья. Но, в общем, то, сам я был еще похож на человека. Когда опустился на землю, мои крылья постепенно исчезли, и тело обрело привычную форму.
— Так может вырасти хвост и все, что угодно, — рассказывал Марк, — что-то подобное происходит во всем.
— Почему лицо и тело совсем не мое? — спросил я.
— Внешний вид – это отражение жизни, — ответил Марк, — если будешь злиться, черты лица будут страшны. Здесь все происходит очень мгновенно. Будешь думать — вырастит лоб. Станешь смеяться – вытянется рот, и лицо будет смешным. Ты постоянно меняешься — это процессы.
— Но, ты не меняешься? – спросил я. Рыжий парень все время был похож на себя, с веснушками на щеках и голубыми глазами.
— Могу измениться. Это неважно. Просто я обрел постоянную форму в данный момент. Если хочешь быть прежним, проявляй свой характер. Какой ты был, добрый, веселый? Также думай о своем отражении.
 Я стал пробовать. У меня получалось не сразу. Какой же я в жизни? В разные моменты, я абсолютно другой. Сосредоточился, мысли. Моя внешность менялась и превращалась в разных людей. Это были другие лица. Вовсе  не я. Я злился и чувствовал, что удлиняется нос, тоньше становятся губы, на щеках ходят скулы и  подбородок подается вперед. Ухмылка на хмуром лице. Я вспоминал ситуации, в которых бывал. Много лиц поменял, добрых, смешных, бестолковых и злых. Все они маски, как в театре. Но, нет лишь родного лица.
— Ладно, потом обретется. Не думай о нем, — успокаивал Марк. Он предложил выйти в город.
Я был удивлен. Вне белого облака открывалась безумная жизнь. Много разных построек. Высокие башни, глубокие черные рвы, пирамиды. Вода разлетается снизу по кругу, вверху закипает зеленым огнем. Все кружилось, бурлило, летало, росло, исчезало. Постройки ломались и снова росли. Они менялись, становились другими. Само пространство порой искажалось по всем сторонам и разным углам, абсолютно все удлинялось, сжималось, даже и тело мое вместе со всем остальным. Потом кружилось и извивалось. Перед глазами появлялся затылок с моими ушами, ногами и ртом. До чего непонятно и страшно. Все загорелось и стерлось. И снова мы с Марком вдвоем. Под ногами желтые угли, то взлетают, то стынут. И опять выходим мы в город… 
Подлетела большая ракета, взорвалась и сгорела. Из огня вышла девушка. Она сбросила  пламя с плеч и подошла к нам.
— Привет, Марк.
— Привет, Сара. Как жизнь?
— Это есть твой пришелец?
— Его зовут Алексей.
— Меня Сара, — девушка протянула ладонь. Ее рука была нежной и теплой. Одета была в темно-синий костюм. Фигура была стройной, красивой.
— Что, не привык?- спросила она, — пойдем, погуляем. Дай его Марк мне на время.
— Объясни ему, что здесь и как, — сказал парень.
Мы полетели. Девушка смотрела моими глазами. Мы соединились телами, она как-то влезла в пространство меня.
— Ладно, не бойся ты так, — сказала она. 
Я потрогал себя. Но это был вовсе не я. Я скорее был в ее теле. Вместе с ней мы летели по ветру. Внизу у меня, красивые женские ноги. Да, что происходит!
— Спокойно мужчина, не пяльтесь, так сильно, — сказала она.
Я глядел по сторонам. Здесь были и горы и реки, и даже растения. И кто-то собирал урожай. Но, все виды имелись местами, они накладывались друг на друга. Словно художник порвал и перемешал воедино множество разных картин. Какие-то непонятные механизмы очень быстро создавали другие,  потом исчезали, появлялись новые. Что-то сгорало и улетало в порядке вещей. Красная пыль. Вода стекленеет пластами. Какие то камни падают вверх.
— Мы с Вами похожи, — сказала Сара, — вероятно общие корни. Только Вы послабей.
— Как Вы здесь живете?- спросил я.
— Приспособились за долгое время, — ответила девушка, — здесь быстро все познается. Устройства воспроизводят друг друга. Специальные системы осуществляют контроль, и какая-то часть подстраивается под текущие законы процессов. 
— Но, как-то мрачно все выглядит, — заметил я. 
— Это только сначала. Все процессы здесь обратимы. И самое главное, нельзя умереть.
— Целую вечность в этом кошмаре?
— Так выбора нет, — ответила Сара.
Мы подлетели на какой-то пустырь. Необычно вокруг было тихо. Буйство процессов было в стороне. Девушка выпустила меня, и я опять обрел свое тело. Стал мужчиной с каким-то лицом.
— Здесь спокойно. Это стабильная зона.
— И что здесь такого? – спросил я.
Непонятный пустырь, вдалеке серые скалы. Над ними сверкают процессы.
— Ты должен попробовать жизнь
— Что именно?
— Бери землю, и строй, что захочешь, — сказала Сара.
— Как это? – не понял я.
— Здесь все необычно, ты должен привыкнуть. 
— И что мне построить?
— Все, что ты хочешь.
— Ну, замок допустим. 
Не имея специальной техники и навыков, да еще в одиночку. Выглядело верхом безумства. Но, я стал все же  пытаться. Взял руками кусочек грунта и стал лепить с него камень. Очень сильно сжимал, обламывал его края, создавая кирпич. Это была странная серая глина.
— Быстрее, — сказала Сара.
Я старался. Сгребал землю в большие бугры и пытался создать материалы.
— Еще быстрее, — твердила девушка.
Я сам не могу осознать, но всего лишь за пару минут я построил дворец. Высотой с небоскреб, с множеством красивых башен и куполов. Внутри дома были залы с роскошным убранством. 
Как такое могло произойти? Это сказка? Бред? Волшебство?
Конечно, здесь не обошлось и без механизмов, и это достижения людей, живущих в здешних краях. Но, главное это скорость процессов и их обратимость. Процесс восприятия жизни, как и любой другой процесс способен изменять свою скорость, а также менять направление бесчисленное множество раз. Наше сознание замечает минуты, которые длятся в этой реальности тысячи лет. 
На какое-то мгновение вдруг все замерло и остановилось.Время побежало назад.Построенный замок разваливался и превращался в обычную серую глину.Передо мной мелькали картинки.Запомнить их и тем более  осмыслить было невозможно. Вот вижу маленькую девочку перед собою, с зелеными хитрыми глазками и черной косичкой. Это Сара. Она стала ребенком. Гляжу на себя, сам я такой же, лет пять мне не больше.  Я все понимаю, все помню, но рассуждаю по-детски.
— Как так, ты со мною играешь? – спрашиваю ее.
— Ничего, не играю. Здесь всегда так бывает.
— Мы были дядей и тетей.
— Ну и что, посиди, подождем.
Мы сели на корточки и принялись, то рисовать на песке, то щипать друг друга. Сара отвесила мне оплеухи.
— Осторожней, — сказала она.
— Почему?
— Потому что процессы.
Она подошла ко мне и потянула за ухо.
— Смотри, что будет, — сказала она.
Мое ухо выросло и стало большим, как у зайца. Я испугался.
— Что ты наделала?
— Ничего не волнуйся! Скоро пройдет.
Она взяла меня за второе ухо и вытянула его до тех же размеров.
— Будешь зайчиком, — сказала она.
Я наблюдал на макушке два длинных отростка.
— А хочешь стать черепашкой. Это такая игра.
— Это как? – я засмеялся.
— Ложись на спину и трись ей о землю.
Я лег на спину и стал чесать себе спину. Моя кожа быстро грубела и скоро стала твердой. Через некоторое время на спине появился панцирь как у черепахи. Он был жесткий и сковывал мои движения. Обнаружилось, что под него можно втягивать руки и ноги и прятаться целиком для надежной защиты. Я был смешной черепашкой с большими ушами и бегал за Сарой, пытаясь догнать. Она смеялась и тоже превращалась в разных животных. Здесь любые движения меняют весь облик, если на них делать «акцент». Например, если долго сжимать сильно зубы, то вырастит челюсть и большие клыки. Если стучать по лбу, то вырастит рог или сам лоб может стать как у барана. Все тело можно лепить подобно пластилину. Наверно, такое возможно и на Земле, только на ней процессы растянуты на многие миллионы лет. Но при постоянном, непрерывном воздействии из поколения в поколение эффект будет тем же.
Если рассказывать о внешнем облике этой планеты.
Здесь нет светила подобному солнцу. Но из-за необычных процессов поверхность планеты как бы сияет. Здесь всегда полумрак или раннее утро. В некоторых областях временами ослепительно ярко. Но это происходит определенное время и быстро проходит. Абсолютной темноты здесь не встретишь и что интересно, совсем нет теней. Определенно, что свет здесь распределен равномерно и также плавно огибает предметы. Растительность есть, но растет слишком быстро и ее трудно заметить. Она используется в личных целях людей, ее употребляют в пищу. Если говорить о воде, океане. Это трудно опять объяснить. Ее нет и она здесь повсюду. Это значит, что все здесь рано или поздно превращается в воду. Ненадолго, потом опять исчезает во все остальное. Можно сделать безошибочно вывод, что вода есть святой эликсир для всей жизни. Все реакции и взаимодействия происходят на более мелком уровне, чем привыкли ученые люди на нашей Земле. Отсюда необычность и непонятность многих процессов…

Рейтинг: +2 Голосов: 2 864 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий