fantascop

Чудовище

в выпуске 2013/11/25
13 октября 2013 -
article1019.jpg

 

                                                   1

                                             Сообщение с Нила

— Первый раз его видели недалеко от города Идфу. Трое египтян на своей лодке были буквально подняты в небо на огромной гребенчатой спине, показавшейся из воды. Затем послышался дикий рев, говорят, он был слышен в самом Идфу, находящемуся в десяти милях севернее вверх по реке. Но, по- моему, все это вранье. Египтяне, наверняка, были пьяны и наплели  невесть  что.

Мистер  Уилдорф замолчал. Профессор Сидней о чем-то думал, он, словно, забыл о присутствии своего помощника. Взгляд  его устремился куда-то в одну точку, глаза были закрыты, казалось, он совсем отключился от внешнего мира, но, как и всегда, верзила Уилдорф ошибся и на этот  раз.

— Продолжайте, Уилдорф, дальше. Что же случилось дальше?

Профессор Сидней открыл глаза, повернулся в кожаном кресле на пол-оборота и устремил свой пронизывающий взгляд на Уилдорфа.

— Я думаю, — снова начал Уилдорф,  — что египтяне были просто пьяны и наплели невесть что. Может они видели просто старого крокодила.

Профессор окинул взглядом своего помощника. Это был крепкий, широкоплечий молодой человек, во всей его атлетически сложенной фигуре чувствовалась, геркулесова сила. Даже под пиджаком едва заметно просматривались бицепсы, и было видно, как глубоко вздымалась его мощная грудь. Сидней любил Уилдорфа за его силу, ум, ловкость и даже коварность. Уилдорф мог быть тигром и лисой. Не раз он одурачивал негров из многих племен и те ненавидели его, но даже, когда  им представился случай убить Уилдорфа, очутившегося одного в джунглях, они не решились напасть на него. Этот человек внушал им мистический страх.

 

— Уилдорф, а если все правда и чудовище существует, неужели вы откажитесь следовать за мной в Идфу?

— Вы верите в чудовище, профессор? Да, нет же! Все это вранье, но я, конечно, отправлюсь с вами, хотя это и не поиски сокровищ в Персидском заливе, как в прошлом году.

— Отлично, Уилдорф! Я заплачу вам, как и в прошлом году, ведь ты не в обиде на меня, приятель?

И Сидней дружески хлопнул верзилу своей крепкой рукой по его широкой спине.

— Что вы, Сидней, я знаю, что мы всегда с вами договоримся.

Уилдорф повернулся и быстро вышел из кабинета. Профессор, очутившись один в кабинете, быстро подошел к окну. В это время по стеклу забарабанили капли дождя, улицы Лондона были покрыты туманом, небо было серо от туч, а дождь все лил и лил на печальные улицы Лондона.

                                                                             2

                                                      Здесь нет крокодилов

Лагерь экспедиции профессора Сиднея расположился в двухстах метрах от берега Нила, находиться ближе мешали крокодилы, которые довольно часто появлялись на берегу.

В экспедиции было всего пять человек: сам Сидней, Уилдорф, мистер Гаррисон – коллега Сиднея и двое египтян проводников. Они понадобились Сиднею не только, как проводники и носильщики, но с ними профессор рассчитывал, будет намного легче договариваться с местными жителями, так как кроме него и этих двух египтян, арабским языком не владел никто.

— Мистер Сидней, я, кажется, нашел место, где почти нет крокодилов!

Голос  Уилдорфа, раздавшийся откуда-то издали, привлек всеобщее внимание. Сидней и Гаррисон, захватив тяжелые ружья, и поручив египтянам охранять стоянку, устремились на зов. Тщательно избегая встречи с крокодилами, увязая ногами в речном иле, они, наконец, добрались до Уилдорфа.

Уилдорф находился на потрескавшемся от зноя берегу.

— Здесь совсем нет крокодилов! Профессор, я начинаю верить в него.

— В кого  в него? – спросил ошеломленный Сидней.

— В чудовище! В кого же еще. Ведь крокодилов здесь нет потому, что они боятся этого чудовища.

— Да бросьте, Уилдорф. Это еще ни о чем не говорит.

— Что же вы встали, идите ко мне.

Но Гаррисон и Сидней топтались на месте.

— Сюда, сюда, джельтмены!

Уилдорф заманивающе  манил их к себе рукой. Первым пошел Сидней, за ним Гаррисон.

Трое стояли на потрескавшейся от зноя почве. Метрах в пятидесяти  нес свои мутные воды огромный Нил. Сидней посмотрел на Уилдорфа и спросил

— Вы, думаете, здесь нет крокодилов, потому что они боятся чудовища?

— Конечно, теперь я не сомневаюсь в  его существовании, профессор.

— Да, но это значит, что оно  может в любую минуту появиться здесь, — сказал Гаррисон, до этого молчавший.

По телам всех трех прошла нервная дрожь. Сидней внимательно осмотрел местность, на которой они находились. Здесь, действительно, не было крокодилов. Они виднелись лишь темными  шевелящимися комками со стороны лагеря, здесь же росли редкие низкие кустарники, посредине Нила виднелся остров покрытый растительностью.

— Пройдемте дальше вниз по реке, – предложил Уилдорф.

— Вы, прекрасно знаете, что мы не пойдем, — Сидней внимательно посмотрел на этого сильного молодого человека уверенного в себе.

— Да, конечно, — вмешался в разговор Гаррисон, — если оно вынырнет и направится в нашу сторону, наши ружья вряд ли нам помогут.

Все посмотрели в сторону течения Нила. Сидней поднес к глазам бинокль и еще раз внимательно осмотрел местность. Впереди, мили на три-четыре, ни одного маленького, зеленоватого пятна – крокодила, дальше же он не мог не заметить десятки этих пятен – крокодилы грелись на жгучем солнце.

— Интересно, есть ли крокодилы на острове, — сказал Уилдорф.

Но нервы всех трех были  и так напряжены, каждый словно чувствовал сопение четвертого неведомого существа. Мурашки пробирались по коже. Все трое не говоря ни слова друг другу, прибавляя шаг, быстро направились в сторону лагеря.

                                                                                    3

                                                                          Чудовище

Когда трое исследователей вернулись в свой лагерь, то сторожа- проводники спали под тенью вертолета.

— Приходи все и бери, — проворчал под нос Гаррисон.

— Не надо, Гаррисон. Они нам нужны.

Проводники продолжали спать. Уилдорф взглянул на солнце.

— Обеденное время, джельтмены. Не желаете поесть?

Уилдорф был веселым человеком, и сейчас ему удалось согнать с лиц Сиднея и Гаррисона мрачное настроение.

— Когда вы думаете, профессор, обследовать остров? – спросил Уилдорф.

— Нужно приготовить лодку. Придется грести, мотор лучше не использовать – лишний шум  ни к чему. Я думаю, завтра утром.

Все согласились. На лагерь быстро опустилась южная ночь. В небе зажглись ослепительные звезды. Стояла ночная тишина, лишь изредка со стороны реки слышался шум одиноких пароходов и барж, да иногда до лагеря долетали обрывки разговоров пассажиров и матросов. Но четверо ничего уже не слышали – сон окутал лагерь, лишь только Сидней продолжал не спать, добровольно вне очереди выполняя роль сторожа, но вскоре и он уснул.

Солнце разбудило всех пятерых. Все быстро поднялись.

— Двое останутся, как и вчера, охранять лагерь, — распорядился Сидней. – Мы втроем на вертолете отправимся на остров, так будет намного безопаснее, чем  отправляться через Нил на лодке. Что вы скажете, если чудовище вынырнет у вас перед носом?

Об этом никто не думал. А такая встреча в действительности могла произойти и сулила мало чего приятного.

— Итак, решено. Двое египтян остаются охранять лагерь.

Вертолет был пятиместным. Им умели управлять все, кроме египтян.

— Нам нужно захватить тяжелые ружья и патроны, — произнес Уилдорф.

Глядя себе под ноги он, казалось, о чем-то думал, но затем взгляд его устремился на остров.

Трое взяли пять ружей – два должны были остаться в вертолете, остальные же три, должны находиться при каждом из путешественников.

Двое египтян остались далеко внизу и на прощание махали руками, но вертолет уже взял курс вниз по течению Нила, туда, где виднелся остров.

— Вы думаете, что чудовище живет на острове? – спросил Гаррисон.

Уилдорф сидел молчаливый. Он, словно, не слышал вопроса Гаррисона, затем тяжело вздохнул.

— Что? Что вы сказали?

— Что с вами? Почему, вы бледны? – спросил обеспокоенный Гаррисон.

Бледное лицо Уилдорфа привело его в ужас. Казалось, что вот-вот этот громила рухнет без чувств. Но Уилдорф успокоил своего приятеля.

— Я просто плохо спал ночью. К тому же у меня плохое предчувствие, мне, кажется, что сегодня с нами, что-то произойдет.

— Вы боитесь?

— Что?!

Громила вскочил, перед  невзрачным ученым размахивая в воздухе огромными кулаками, но Гаррисон сидел, неподвижно прожигая своим взглядом этого взбесившегося верзилу.

— Немедленно сядьте, Уилдорф! И прекратите ваши дурацкие штучки, — закричал на своего помощника Сидней управляющий вертолетом.

Уилдорф вынужден был подчиниться. Между тем остров уже был метрах в двухстах, не больше.

— Сначала облетим остров по периметру, — стараясь пересилить шум моторов, крикнул Сидней.

— Внимательно смотрите вниз!

Внизу, под стеклянной кабиной, виднелась колыхающаяся непроходимая чаща острова и вдруг все трое  почти одновременно увидели  внизу широкий след, оставленный  в этой чаще. Сидней повернул вертолет. Уже и сейчас можно было заметить прокладывающее себе сквозь чащу дорогу огромное существо.

Впереди, несясь во весь опор, по- видимому, убегая от этой «стальной птицы» или преследуя невидимую с вертолета добычу, мчалось чудовище. Оно было около тридцати метров длиной, метров десяти высотой, с мощным длинным хвостом, огромной головой увенчанной колеблющимся гребнем и почти сливалось с окружающим его фоном. Вертолет почти настиг беглеца. Тогда оно развернулось навстречу невиданной птице и страшно заревело. Огромная красная пасть с коротким толстым языком, усаженная множеством острых, желтых зубов и брызжущая слюной, словно хотела проглотить стальную птицу.

— Давайте, Уилдорф! – закричал Сидней.

Уилдорф вскинул ружье и почти мгновенно разрядил всю обойму в эту пасть-пещеру. Пара злобных глаз огромной головы чудовища, которые за мгновение до этого светились невиданной злобой, начали угасать и вскоре померкли совсем. С высоты было видно, как из этой пасти хлестала кровь, заливая все вокруг. Пули, выпущенные Уилдорфом, разворотили чудовищу всю его тонкую шею, голова его оказалась, почти целиком оторванной.

— Может, спустимся? – предложил Гаррисон.

— Возможно, оно не одно. Запах крови может привлечь других чудовищ.

Вся эта сцена, погоня за чудовищем, длились не более нескольких минут. Разговор происходил при диком реве мотора вертолета. Трое почти кричали в уши друг другу, чтобы их услышали. Затем вертолет повернул обратно в лагерь.

— А вы, Уилдорф, говорили, что у вас дурное предчувствие. Смотрите, какая удача в первый же день.

Гаррисон был пьян победой. Он сновал взад и вперед по вертолету, пока, наконец,  в испуге не вытаращил глаза.

Лагерь, который путешественники оставили не более часа назад, был разорен, египтяне исчезли бесследно, рядом с колючим, редким кустарником, виднелась груда не то костей, не то окровавленного человеческого мяса. Вертолет опустился возле этого места.

Это была часть человеческой ноги. Еще и сейчас на ней можно было разобрать прилипшие и пропитанные насквозь кровью лохмотья белых, парусиновых брюк, которые носили египтяне. Рядом и повсюду виднелись гигантские следы. Они петляли среди маленьких, человеческих следов – по- видимому, жертвы пытались спастись бегством. Затем следы стали отчетливо видны. Можно было разобрать, что у чудовища четыре ноги – они вели в сторону Нила.

                                                                              4

                                                       Возвращение в Лондон

— Вот вам и предчувствие, Гаррисон.

Уилдорф посмотрел на то, что осталось от человеческой ноги одного из египтян, словно стараясь определить, кому же она принадлежала.

— Что же мы теперь будем делать?

— Нужно лететь в Идфу, оттуда в Каир и далее прямо в Лондон.

Сидней посмотрел на своих спутников. Он понял, что теперь они не останутся с ним.

— Нужно, по крайней мере, забрать того динозавра, что вы убили, Уилдорф.

— Забрать! – Уилдорф усмехнулся. – Как это вы  его собираетесь забрать, профессор? Нужно немедленно отправляться в Лондон. Чудовище, по- видимому, было не одно, может их было  несколько и где гарантия, что оно сейчас не выберется из Нила и не бросится на нас.

Все молчали. Сидней посмотрел на своих спутников и сказал.

— Ну, тогда хотя бы голову его…

— Разве, только голову, — мрачно ответил Уилдорф.

Трое снова забрались в вертолет и направились в сторону острова. Но когда трое снова очутились над местом, где было убито чудовище, то не увидели там ничего, лишь широкая полоса сломанных деревьев, кустарника и смятой травы говорили о том, что здесь тащили, что- то огромное. На месте, где лежало убитое чудовище, виднелась огромная лужа крови. Сидней, несмотря на протесты своих спутников, спустился вниз и набрал пробирку с кровью для анализа.

— Поверьте, профессор, это безумие. Они могут вернуться в любую минуту.

Но вертолет уже поднялся в воздух и направился в сторону Идфу. Все последний раз посмотрели на тропу, проложенную поперек острова. Еще ясно можно было разобрать вторую пару следов.

— Быть может это пара самец и самка? – спросил Гаррисон у Сиднея.

— Все может быть, друзья мои.

В его голосе чувствовались нотки сожаления. Можно было заметить, что он хочет остаться здесь и продолжить хотя бы наблюдение за островом и этим берегом  Нила. Вертолет пролетел над пустынным берегом Нила, которого опасались крокодилы.

— Что вы думаете обо всем этом, профессор?

— Может это  самец и самка. Кого-то из них мы убили. Или их целое стадо?

— Не думаю, профессор, —  ответил Уилдорф – ведь тогда они себя давно бы обнаружили. Я знаю только одно, что сюда, если и нужно вернуться, то не впятером, а с многочисленной и хорошо вооруженной экспедицией.

— А это, — Уилдорф кивком головы показал на пустынный берег Нила. – Наверняка, это их зона.

Вертолет опустился на базе палеонтологического университета. Гаррисон и Уильямс отправились к светящимся окнам дома, в котором расположилась экспедиция.

Сидней остался у вертолета. Свежий ночной воздух бодрил его. Голова кружилась от того, что он пережил и самое главное, он действительно видел его. Это чудовище. Значит, оно существует. Вдруг страшный вой, раздавшийся откуда-то издалека со стороны Нила, сотряс ночной  воздух.

— Это она зовет его, — тихо прошептал профессор.

— Или он ее.

Раздавшийся за спиной после этих слов смех мог принадлежать только Уилдорфу. Сидней резко обернулся. Добродушное лицо верзилы расплывалось в самодовольной улыбке.

— В конце концов, пора спать, профессор, — сказал Уилдорф.

— Да, да, — машинально ответил Сидней. – Вы понимаете, Уилдорф, что это чудовище воет об убитом. Это, наверняка, была пара.

Глаза Уилдорфа от ветра слегка слезились, он вслушивался в тишину ночи, но вой больше не повторялся.

Похожие статьи:

РассказыСон

РассказыЮнга с "Белого карлика" - 18

РассказыПроклятое дитя

РассказыЗасранозавр

РассказыВидли Вайун.

Рейтинг: +1 Голосов: 1 958 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий