1W

Экспертное мнение

в выпуске 2019/02/14
31 января 2019 - Бахарев
article13879.jpg

Двери лифта закрылись и кабина потащилась вверх. Времени у Картуза немного. Он одним движением приклеил кусок скотча на камеру в углу, миниатюрным винтовёртом быстро раскрутил шурупы в потолке и снял защитную пластину.

- Быстрее, Картуз, - бормочет он сам себе. Вот прыжок, усилие и он на крыше кабины. Рядом туго натянутый трос. Рюкзак с плеч, ящик рядом, высунуться обратно, сорвать скотч с камеры, поставить присоску с обратной стороны пластины. Её на место, зафиксировать растяжками и упорами. Всё.

О, чёрт, чуть не забыл! В отверстия от шурупов вставить блестящие заглушки, чтоб не было видно дырок. Сейчас никто не обратит внимания, даже ремонтники, если им вдруг вздумается прокатиться и посмотреть вверх. Стоят заклёпки вместо шурупов, ничего особенного.

Верх приближается. Так, здесь есть метровый запас высоты. Сделан на случай, если лифт сработает во время починки и на крыше кабины окажется человек. Его не прижмёт к потолку. Маленькая метровая полость наверху спасёт его. А сейчас она поможет Картузу.

Лифт поднялся к самому верху. Вот и дверца в стенке, толкает её Картуз плавным сильным движением руки. Она распахивается. В проём летит рюкзак, ящик быстро и аккуратно кладётся на пол с той стороны. И сам Картуз уже вываливается на чердачок. Оглядывается. Никого, только пыль всюду. В углу отверстие в полу, там лесенка, ведёт на последний этаж. А вот и ещё дверца. Через неё путь на крышу.

Картуз прикрывает дверцу и видит, как в шахте лифта бесшумно пошла вниз кабина. Время, время! Проверить лесенку, дверь на этаж, заперто. Сейчас выход на крышу, тут защёлка изнутри, и только. Откинуть её, быстро осмотреться. Пусто. Отлично!

Ящик открыт. Приклад, ствол, боевая пружина, патроны, вот бронебойный с чёрным носиком пули, вот зажигательные с красными. Совмещаем все риски и заметки. Так, всё готово. Пора на свежий воздух. До здания, где цель, метров четыреста – оптимальное расстояние.

В прицеле виднеется часть окна, где же Никифоре? Ага, вот он. Заходит в комнату, вытирая руки о штаны. Всегда был свиньёй. Садится за стол. Открывает большую толстую тетрадь. А черновики, наверное, в столе.

Никифоре закрутил головой, что-то ищет. Наклоняется, поднимает и ставит на стол сумку. Достаёт из неё телефон, экран светится. Нельзя давать ему говорить. Хотя нужные слова никто по телефону не говорит, но может проговориться. Никифоре, он такой. Был такой.

Бронебойная пуля прошивает два слоя стекла в окне. Никифоре, не успев ответить на вызов, падает на пол. Картуз бьёт зажигательными. Раз, другой, третий. Вставляет новую обойму, из неё торчат только пули с красными головками. Надо быть уверенным наверняка.

Комната пылает. Листы в тетради сворачиваются, чернеют, распадаются. Горят стены, пол, занимается потолок. Никифоре неподвижен. Вот его скрывает пламя. Картуз, пригибаясь, бежит обратно на чердачок. Дело сделано, сейчас надо вернуться.

Руки в перчатках, не скользят по тросу. И лифт поднимается. Быстро перебирает руками Картуз. Вот и крыша кабины. В ней люди. Вышли. Двери закрылись. До конца рабочего дня минут сорок, потом клерки повалят толпой. Быстро внутрь. Снять пластину, скотч на камеру, нырнуть в кабину, инструмент, шурупы. Всё.

Лифт едет вниз, остановка. Картуз срывает скотч, комкает его в руке. Заходят двое. Мельком глянули на ремонтника – серый комбинезон, бандана, за спиной рюкзак, в руках ящик, видимо, с инструментом. Двое выходят на пятнадцатом этаже. Картуз едет до десятого. Выходит.

Через полчаса, в толпе спешащих домой клерков шагает и Картуз. Сворачивает за угол, переходит улицу. Через соседний перекрёсток проносятся пожарные машины, скорая.

- Где-то пожар, - на миг останавливается идущий рядом мужчина. Но большинство прохожих не обращает внимания. В большом городе всегда что-то горит.

Вечером Картуз дома смотрит телевизор. В новостях пламя выбивается из окон высотного дома. Над ним кружит вертолёт. Спасатели выводят из подъезда испуганных людей. Диктор сообщает, что причина пожара устанавливается. Картуз плескает в широкий стакан виски, бросает в него пару кубиков льда и бездумно глядит в экран.

Иногда он посматривает на плотно зашторенное окно. Возможно, где-то на соседних крышах залёг снайпер и терпеливо ждёт возможности для выстрела. Надо продержаться ещё сутки. Потом, после слушаний в парламенте, соперничество потеряет смысл. Хотя, скорее всего, это паранойя. Никто никогда не трогал экспертов, только он был вынужден убить друга.

- Не обижайся, Никифоре, - бормочет Картуз. Он выдвигает ящик стола, достаёт старый, исцарапанный значок. Сверху, на белом фоне красными буквами «снайпер», внизу «ФЛК-31». Никифоре завидовал. А чему завидовать?

Картуз вытаскивает из стола большую тетрадь. Такая же, что была у Никифоре. Смотрит на часы. Через десять минут к нему приедет посыльный. Для него готов большой синий конверт с картинкой, где взмахивает крыльями журавль. Внутри лист, на нём пять слов.

Вот и звонок в дверь. На экране мониторчика трое. Они поднимают головы. Картуз знает их всех. Нажатием кнопки открывается электрозамок. Через пять минут у ног Картуза на полу пакет, в нём деньги. Хлопает дверь. Всё. И конверт, и тетрадь в надёжных руках. Ещё виски в стакан. Картуз вспоминает, как месяц назад бушевал и ярился босс.

- Конкуренты обратились к Никифоре! – кричал он. – А он продался им, негодяй, изменил нашей компании. Картуз, надо победить своего ученика! Ты же его воспитал!

Конечно, вариант со стрельбой даже не обсуждался. Он и в голову никому не приходил. Независимые эксперты пускали в ход только интеллект. Но Картуз знал, что ученик сильнее и победит. Непременно победит. Потому стрельба стала самым лучшим решением. Пока полиция найдёт следы пуль, пока увяжет гибель Никифоре с его занятием, пройдёт время. Главное, чтобы решение парламента вступило в законную силу. А это сутки. По делам о терроризме срок такой – сутки и ни часом больше.

Утром начинается заседание парламента. В зале лёгкий шум, депутаты болтают меж собой, тычут пальцами в телефоны, спикер листает бумаги. Наконец, ближе к полудню начинается обсуждение вопроса о терроризме.

- Компания «Добрый свет»! – провозглашает спикер. Чуть прищурясь, смотрит в документы: - Эксперт Никифоре Ульян. Обзор и резюме рекламы от «Доброго света». Прошу!

Все на миг затихают, ждут, когда на трибуну взойдёт эксперт. Никого. Из ложи приглашённых машет руками краснолицый мужчина. Картуз знает – это глава компании «Ласковый мишка». Они тоже делают детские игрушки, как и «Добрый свет».

Спикер вздёргивает голову, смотрит на него, помощница подносит ему листок и что-то говорит.

- Ага, ага, - бормочет спикер и включает микрофон. – В связи с тем, что эксперт Никифоре Ульян, к сожалению, погиб, обсуждение рекламы «Доброго света» откладывается.

Он откладывает листок в сторону, но к нему склоняется его заместитель и шепчет что-то на ухо.

- Прошу извинить меня, коллеги, - откашливается спикер. – Подобный инцидент произошёл впервые. Я запамятовал, что эксперты готовят полный обзор всех компаний. А у нас сегодня запланировано два выступления.

Наморщив лоб, он перебирает бумаги. Находит нужную.

- К выступлению приглашается эксперт Александр Картуз, - спикер пробегает глазами документ. – Он представит обзор и резюме рекламы компании «Ласковый мишка». И также выскажет своё мнение по «Доброму свету».

Выключив микрофон, он поворачивается к заместителю. Тот кивает головой и откидывается назад, на спинку кресла. Он свой гонорар уже отработал.

Картуз выходит на трибуну. Раскладывает документы. Сверху кладёт синий конверт с журавликом. Он уже посмотрел, что там. Из пяти слов вычеркнуто одно. Видимо, на него есть виды у босса.

- Реклама «Ласкового мишки» посвящена детским плавательным игрушкам, - Картуз начинает выступление. – В общем и целом её текст не подпадает под запреты. Однако, учитывая возможное восприятие рекламы в социальных сетях, она может быть истолкована неоднозначно.

Он тщательно и подробно объясняет свою позицию, почему именно сейчас, в контексте последних политических и экономических событий, а также возможных изменений в жизни страны, нельзя употреблять в рекламе детских игрушек такие слова, как «утёнок», «плеск», «упавший» и «водоворот».

Депутаты слушают его внимательно, даже оторвались от телефонов. При аргументации против «водоворота» некоторые из них возбуждаются и начинают что-то говорить соседям. Те кивают, нахмурясь.

Глава «Ласкового мишки» смотрит на эксперта не мигая, вдруг чуть прищуривается, и отвернувшись, начинает что-то шептать на ухо своему помощнику.

- Теперь я перехожу к рекламе компании «Добрый свет», - Картуз кладёт перед собой пару листков. – Но сначала я хочу выразить своё соболезнование по поводу гибели Никифоре Ульяна, моего самого талантливого ученика, ставшего лучшим моим другом.

Он молчит несколько секунд, потом начинает доклад.

В рекламе «Доброго света», тоже касающейся детских плавательных игрушек, Картуз не находит ничего предосудительного. Только слово «пенный» вызывает у него сомнения. Депутаты кивают. Действительно, в обществе ещё не утих скандал с «шампанской вечеринкой». Но тут в ложе приглашённых вскакивает мужчина в жёлтом пиджаке. Картуз спокойно смотрит на него. Это босс и вся ситуация отрепетирована заранее.

К спикеру подходит помощница и кладёт перед ним листок. Тот читает и кивает.

- Компания уже внесла изменения, - говорит спикер. – Вместо «пенный» они предлагают «воздушный».

Картуз секунду думает и решительно кивает головой. Депутаты тоже оживляются.

- Итак, если эксперт окончил, ставим вопросы на голосование, - говорит спикер. – Первый, разрешить рекламу «Ласкового мишки», да или нет?

Шуршат рукавами пиджаков депутаты на своих столиках, протягивая руки к кнопкам выбора. Секунда, две, три, … семь, … десять. На табло загорается надпись «Запрещено».

«Добрый свет» проходит без замечаний. Его реклама утверждена.

Вечером Картуз сидит в баре. Пиво, чипсы. На огромном экране телевизора футбольный матч. Перерыв и сразу же появляется логотип «Доброго света».

- Воздушный фонтан обрадует вашего ребёнка, - слышит Картуз и глубоко вздыхает. Сегодня ему в парламенте, совершенно неожиданно, вручили награду – медаль «За активное участие в борьбе с нетерпимыми в обществе словообразованиями». И премию к ней.

С учётом гонорара от «Доброго света» заработок получился отличный. Картуз про себя поминает Никифоре и пьёт за его упокой.

Вдруг к его столику подсаживается мужчина в джинсах и короткой кожаной куртке. Он не спрашивает разрешения, а подзывает официантку и заказывает себе пиво и креветок. Потом поворачивается к эксперту.

- Господин Картуз, - он улыбается. – Отличный обзор у вас получился. Очередной препон на пути терроризма и социальных беспорядков поставили, браво!

По телевизору вновь ролик от «Доброго света». Мужчина на миг замолкает, бросает взгляд на экран, потом смотрит на Картуза.

- У меня к вам предложение, - он достаёт ручку и пишет на бумажной салфетке цифры. Два миллиона. – Это ваш гонорар.

Картуз вопросительно смотрит на мужчину. Тому приносят пиво, он отхлёбывает, кивает и ставит кружку на стол.

- Через полгода начнётся новая рекламная компания детских плавающих игрушек, - говорит мужчина. – И снова «Ласковый мишка» и «Добрый свет». Конечно, если бы Никифоре был жив, мы бы обратились к нему. Но. Экспертов такого уровня больше нет, кроме вас. Если парламент запретит рекламу «Доброго света», то эти деньги ваши.

- Я согласен, - Картуз вздыхает. – Согласен.

Мужчина встаёт, потом нагибается к эксперту.

- Материалы рекламы вам доставят за неделю до начала слушаний, - говорит он и уходит, оставляя недопитым пиво. Под кружку мужчину сунул крупную купюру – это официантке.

Уже темно. Картуз идёт домой. В голове пусто. Ноги шлёпают по лужам, вечером прошёл дождь.

Сзади его догоняет мужчина в чёрном длинном плаще и бейсболке. Он с размаху втыкает эксперту нож под левую лопатку. Картуз дёргается и молча оседает. Убийца выдёргивает клинок, вытирает его об куртку эксперта, и ссутулившись, уходит.

В штаб-квартире «Доброго света» директор пьёт кофе со своим заместителем.

- Оказывается, Никифоре был застрелен, - говорит директор.

- Думаю, Картуз считал, что не одолеет его аргументацию, - заместитель отхлёбывает из чашечки. – И гибель Никифоре как-то связана с ним.

Оба молчат.

- Из-за отсутствия экспертов высшего уровня обсуждение новой рекламы плавающих игрушек и их выпуск отложат минимум на год, - возобновляет разговор директор. – И пока мы короли рынка.

Заместитель кивает. Детские игрушки – очень выгодный бизнес.

Похожие статьи:

РассказыДед Мороз из космоса

РассказыБагги "Для флеш-моба Леси Шишковой "Снежная сказка"

Теги: игрушки
Рейтинг: +1 Голосов: 1 103 просмотра
Нравится
Комментарии (2)
Евгений Вечканов # 2 февраля 2019 в 01:01 +1
миниатюрным винтовёртом быстро раскрутил шурупы
Я всегда думал, что шурупы крутят шуруповёртом... А про винтоверт что-то не слышал...
А рассказу плюс. Мне понравилось. Бизнес - штука суровая!
Игорь Колесников # 3 февраля 2019 в 11:25 +1
Сама ситуация в чём-о нелепа. Похоже на фарс. Написано хорошо. Даже почти без ошибок.
Но всё время не покидает ощущение, что цель не оправдывает средств. Что история не стоит таких жертв.
Похоже, автор никогда не был на крыше кабины лифта)))
Как эксперт по лифтам с десятилетним стажем, объясню, что у лифта не бывает менее двух тросов (которые называется канаты). У подобного описанному в рассказе не менее четырёх. Спуститься по канатам вполне возможно, но весь будешь с ног до головы перемазанный мазутом и на тебя обязательно обратят внимание чистые клерки.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев