fantascop

Юнга с "Белого карлика" - 21

на личной

8 апреля 2015 - Виктор Хорошулин
article4263.jpg

~~Глава 21. Старые, добрые знакомые

         Шёл четвёртый день нашего пребывания на загадочной Плизе. За это время не произошло ничего существенного. Мастера тщательно обрабатывали вмятины и царапины на борту корабля удивительными растворами и говорили, что мы ещё легко отделались. Ещё немного, и была бы дыра. А это – в космическом пространстве – верная смерть. Но теперь, уверяли они, будет всё в порядке. Раствор всё исправит. Это было мне в диковинку, и я частенько крутился возле места восстановительных работ. Мне было интересно, как это раствор при высыхании может «вытянуть» смятые поверхности корабля, то есть, практически вернуть им первоначальный вид. И к тому же – придать дополнительные защитные свойства.  Капитан Блекбирд спросил меня, знаю ли что-нибудь о действии этих замечательных растворов. Разумеется, я соврал, ответив, что уже работал с ними. А теперь мне не терпелось на самом деле выведать про них как можно больше полезной информации. Вдруг капитан переспросит меня, должен же я ответить так, чтобы он не сомневался в моей компетентности. Мастера мне рассказали, что эти растворы – новейшая разработка. Без них в дальний поход теперь не отправляется ни один корабль. В особенности – пиратский. Конечно, он страшно дорогущий, но, как видно, и чрезвычайно полезный при ремонте повреждённых поверхностей.
          Наблюдение за окрестностями при помощи вездесущих «пчёлок» ничего не дало. Всё было тихо и спокойно. Разведывательный модуль «осматривал» гораздо большие территории, но ничего особого мы пока не заметили.  Кстати, было у него и своё название –  «гриф». Если наблюдать за «пчёлкой» было довольно скучновато – ничего интересного в окрестностях не было, всё уже рассмотрено, то «гриф» нам «выдавал» такие картинки, что закачаешься! Обычно он начинал своё движение вблизи нашего корабля и шёл по спирали, делая расширяющиеся круги. Иногда операторы пускали его в определённом направлении на достаточно большую глубину. Пейзажи, открывающиеся нам, были просто восхитительны! Сверху Плиза была неотличима от Земли. Бескрайние леса, степи, горы, россыпи озёр, быстрые и широкие реки – всё тут было. Когда «гриф» снижал высоту и скорость полёта, мы видели и заросшие растительностью низины, и болота, кое-где взрывались гейзеры, реки текли меж скалистых берегов, на отдельных скалах росли удивительные деревья, ровные, как мачты и высотой больше ста метров!
          Но никаких следов разумной жизни по-прежнему видно не было. Наконец, Блекбирд почти уверился, что найденные нами останки кораблей и экипажей – дело рук космических пиратов, которые нет-нет, да наведываются на Плизу.
          Я частенько заглядывал к Олли. Когда я ей рассказал о том, что видел корабль отца, который нас закрыл от атаки сил Стражи и, по сути, спас, она своеобразно восприняла эту информацию.
          - Блекбирд и Вилли Вонс были уверены, что это был корабль-призрак! А я думаю, что это был настоящий корабль, – доказывал я ей. – Неужели ты мне не веришь?
          - Я тебе верю, Роберт, - ответила она. – Я верю, что тебе показалось, что это был настоящий корабль… Только, прав капитан, - такие корабли неизвестно откуда не появляются и такую силу воздействия на вооружённые силы Стражи не оказывают...
          - Ты тоже думаешь, что это был призрак?
          -  Я пока не знаю… Я думаю, что Джордж Коллинз жив, но где-то очень далеко… Не знаю, Роберт… Подождём. Твой отец ведает о нас, видимо, Скиталец ему каким-то образом сумел передать… А что до корабля,… ничего не могу сказать…
         Сегодня я пришёл к ней и сразу начал сыпать комплименты в её адрес. Сам-то я не видел в ней ничего особенного, но знал, что любой женщине будет приятно услышать о себе что-то замечательное. Я заранее придумал несколько более-менее приемлемых фраз, достаточно красивых с моей точки зрения. Но ими я вызвал у Босоножки только бурное веселье.
          - Ты ещё совсем малыш, Роберт, - сквозь смех заявила она, и я сразу понял, что в чём-то «прокололся». – Тебе ещё учиться и учиться произносить комплименты! Но ничего, научишься! Что там нового у вас, наблюдателей?
          - Пока ничего. Похоже, мы на Плизе всё-таки одни. А у тебя что нового? Нет ли сообщений о том, что разыскивается корабль «Белый карлик» и капитан с зелёной бородой?
          Олли сняла наушники. Из-под её бровей мне приветливо мигнули два зелёных огонька.
          - Так скоро таких сообщений не дождёшься, - ответила она. – Это тебе не Солнечная система… Пока почтальоны разнесут сообщения…
         - Какие почтальоны? – не понял я.
          - Знаешь ли ты, как устроена связь на дальних расстояниях?
          - Да, - соврал я. – Представляю… Примерно.
          - Так вот, если речь идёт о небольших расстояниях, например, в пределах Солнечной системы, то тут «работают» электромагнитные волны, которые распространяются со скоростью света…
         - Ну и что?
          - А если мы отдалимся от источника сообщения на всего-навсего один световой год, то электронную посылку от него мы будем ждать в течение целого года. Ведь световой год, это расстояние, которое пролетает свет за триста шестьдесят пять дней, да ещё с четвертью! А если мы удалимся на сотню световых лет? Тысячу? Десятки тысяч?...
          - Я как-то об этом не думал, – пробормотал я.
          - С тех пор, как были открыты межпространственные переходы, мы странствуем в далёкие галактики на сотни тысяч световых лет. Или парсеков. Но как нам тогда общаться, если с тех пор скорость распространения электромагнитной волны осталась без изменения и сообщение из одной галактики в другую можно ожидать тысячелетия?
          - Да, незадача…
         - Вот люди и придумали такой вид связи. Вблизи входа и выхода каждого МПП (а их открыто более тысячи) находится мощный источник информации, так называемый «информационный квазар». Те, кто расположен рядом с ним, могут черпать из него нужные данные обычным способом. Но эти «квазары» должны постоянно обновляться, и пополняться свежими данными. Это и есть работа специальных людей, которых мы зовём по-старинному, почтальонами. Они летают через МПП и следят, чтобы базы данных информационных квазаров постоянно обновлялись. В зависимости от расположения межпространственных коридоров, время «доставки» новостей может колебаться от часов до недель… А в наиболее отдалённые районы Вселенной доставка может затянуться на месяцы…
         - Но в нескольких днях пути от нас есть МПП!
          - Да, и я подаю на него запросы и «взламываю» конфиденциальные сообщения обычным способом,  посылая электромагнитные сигналы.
          - А сами волны могут проникать через межпространственный переход?
          - Нет. МПП гасит их энергию.
          - Эх, как всё запутано в Космосе!
          - Это верно. Кстати, ты зря думаешь, что Стража будет искать именно «Белый карлик»…
         - Это почему же?
          - А я взломала их базу данных. И заменила «Белый карлик» на «Зелёный банан»! – она рассмеялась, обнажив два ряда белых зубов. – И запустила туда кучу новых вирусов! Это им от меня лично!
          Я захохотал вместе с ней.
          Настало  время моего дежурства. Или, так называемая, «вахта». Теперь я должен в течение двух часов наблюдать за полётом «грифа» и «пчёлками». Время хорошее, не ночное.
          Первым делом я доложил капитану о своём разговоре с Олли Босоножкой.
          - Что? – захохотал и он, –  «Зелёный банан»?! Олли у нас умница! И насчёт вирусов это тоже очень кстати! – Зелёная борода незамедлительно потянулся к пульту, который услужливо подал ему стакан рому. -  Вот, смышлёная девка, клянусь вислоухими древесными черепашками с Альдебарана!
          - Да, повезло нам с экипажем, – усмехнулся Вилли Вонс. Шрам на его щеке, казалось, хотел запрыгнуть за ухо. – Таких специалистов во всей Вселенной не сыщешь!
          Капитан со штурманом уже находились в привычном состоянии «после полутора стаканов».
          - Да-а,  - продолжил Вилли Вонс, набивая табаком трубку. – Учись, юнга!... Клянусь сушёными грибами с силинойских болот!
          Я занял место перед экраном. Два нижних сектора были «отданы» под «пчёлку». Поначалу я очень внимательно наблюдал за подступами к кораблю, потом внимание моё ослабло – всё было привычно спокойно. Зато наблюдать за картиной, снятой «грифом» было одно удовольствие!
          - Пусто, как после потопа! – воскликнул Блекбирд и хлопнул рукой по столу.
          Вилли Вонс делал расчёты. Он прокладывал путь. Куда, пока нам было не известно.
          - Вот и хорошо! – ответил штурман. – Вы, капитан, как будто раздражены тем, что мы на планете одни. Между тем, нам бы радоваться…
         - Да, раздражён! – в сердцах отозвался капитан. – Раздражён тем, что здесь кто-то прячется, разрази меня гром, а мы до сих пор его не обнаружили!
          Он достал сигару и вызвал боцмана.
          Леон Верд, по прозвищу Удав, прибыл через полминуты.
          - Ну, что там? – спросил капитан. – Есть ещё запасы растворов? Ремонт идёт? Чем занят экипаж?
          - Повседневные работы, сэр, - ответил тот. – Ремонт идёт полным ходом. Раны зарубцовываются… Компьютерщики «шарят» по электронным базам, Хью Скотт поправляется, вовсю заигрывает с медсестрой, старый кобель… Доктор Уилсон грозится дать ему снотворное…
         - Не скучно тебе с нами, Удав? На Земле гораздо веселее было…
         - Нет, что вы, капитан! Как вспомню последние драки!... Красота, да и только! – он улыбнулся так, словно увидел, как сбывается его заветная мечта. –  А что это там, на экране?... – Выражение его лица изменилось, и мы мигом переключили своё внимание на экран.
          - Что там, юнга?
          Я поначалу ничего не заметил. Только спустя несколько мгновений на картинке, предоставленной нам «грифом», вдруг заметил постепенно вырастающие очертания какого-то огромного объекта…
         - Похоже на корабль, - пробормотал я.
          - Точно, корабль, - подтвердил мою догадку Удав.
          - Погибший? – спросил Вилли Вонс.
          «Гриф» постепенно приближался к неизвестному объекту. И вдруг на экране «пробилась» идентификационная метка.
          - Это «Красная фурия»! – чуть не закричал капитан Блекбирд. – Корабль Карлика Шнобеля, клянусь внутренностям Харибды!
          - Жив, чёртов старик! – воскликнул Вилли Вонс. – Или уже нет, клянусь супом из шелковистого глинорыба?
          Издалека «Красная фурия» напоминала гигантского майского жука, изготовившегося к взлёту.
          - Скорость «грифа» - минимальна! – дал приказ Блекбирд операторам, «конструирующим» полёт разведывательного модуля. – Пусть покружит над кораблём!
          И вот мы рассматриваем корабль, который долгое время преследовал нас, вблизи. Точно, жук! Выдающаяся вперёд голова-грудь с «мохнатыми усами» - оконечными устройствами прицельно-навигационного комплекса, массивное тело, лапы-опоры… Только жив ли он? Особых повреждений на нём заметно не было, по крайней мере, сверху. Но это ещё ни о чём не говорило. Хотя, раз он совершил посадку на Плизу, то кто-то из экипажа наверняка уцелел… И, очень возможно, нуждался в помощи…
         - Попался, старый прохиндей, – злорадно произнёс Блекбирд. – Теперь лежишь, боишься подать сигнал о помощи…Твоё счастье, что Зелёная борода не злопамятен, да и помог ты нам… Хоть и не по своей воле!
          Словно услышав нашего капитана, «жук» замотал головой…
         - Ого, да ты, никак, готовишься к полёту, клянусь панцирем бронтомуха!
          - Расстояние до корабля 270 километров, - объявил Вилли Вонс. – Если будет взлетать, может обнаружить и нас…
         - Вот оно, дурное предчувствие, - пробормотал капитан. – Сигнал нашего маячка они, точно, уловили…
         - Посмотрим, в каком они состоянии, - прошептал Вилли Вонс. – Способны ли нанести удар, или вообще, готовы ли воевать с нами, клянусь ромштексом из попугайчикова крокодила с Пальмиры…
         - Карлик Шнобель – из тех людей, которые и на последнем издыхании могут вцепиться тебе в глотку, - ответил Блекбирд. – Ну что ж, посмотрим…
         Лапы «жука» зашевелились. Слегка раздвинулись «подкрылки», под которыми замигали разноцветные огоньки. Вокруг корпуса корабля образовалась облако пыли и песка, затем оно резко было сметено напором воздуха. «Красная фурия» медленно начала подниматься над поверхностью…
         - Поехали, - произнёс Вилли Вонс.
          - Экипаж, боевая тревога! - провозгласил капитан. – Всем занять свои места!
          Я представил, как Хью Скотт со сломанной ногой старается пробраться в канонирский отсек, на своё боевое место…
         - Хью, старина, не торопись, - видимо, капитан подумал о том же. – Мы сейчас, всё равно, безоружны… Лежи в лазарете и дуй ром. Ничего, прорвёмся! Клянусь скунсообразным аллигатором в созвездии Тельца!
          «Гриф» наблюдал за взлётом «Красной фурии» с расстояния двух километров.  Корабль Карлика Шнобеля поднялся на высоту пятисот метров и замер. Затем начал движение. Расстояние между ним и «Белым карликом» уменьшалось. Становилось ясно: он намеренно шёл на сближение. Весьма вероятно, что Шнобель знал, в каком бедственном положении мы оказались. И решил воспользоваться нашей уязвимостью.
          Через минуту на нашем экране появилась новая картинка: ухмыляющаяся рожа Карлика и ещё одного типа, которого я прежде не видел.
          - Приветствую тебя, Блекбирд, - неправдоподобно весело заявил Шнобель. – Вот и пришла пора посчитаться, друже!
          - Здравствуй, Зелёная борода! – язвительно произнёс второй (уж не Бормотуха ли?). – Эка вас покорёжило… У нас всего одна ракета осталась. Но вам её вполне хватит! Ха-ха-ха!!!
          - Привет и вам, достопочтенные Карлик Шнобель и Пол Бормотуха! – Рад видеть вас в целости и сохранности! – ответил Блекбирд. – Не ожидал вас здесь встретить. Как лихо вы расправились с силами Стражи! Искренне рад, что вы уцелели и не потеряли чувства юмора!
          - Ты нам зубы не заговаривай! – тон Шнобеля тут же стал зловещим. – Отвечай, это была твоя работа? То, что нас занесло на позиции Стражи?... Твоя, больше некому такое предпринять…
         - Готовься к смерти, Блекбирд. Но для начала скажи, во имя чего ты затеял всё это?

Похожие статьи:

РассказыЮнга с "Белого карлика" - 9

Рейтинг: 0 Голосов: 0 459 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий