1W

Юнга с "Белого карлика" - 29

на личной

13 апреля 2015 - Виктор Хорошулин
article4317.jpg

~~Глава 29. «Экзорцизм» доктора Уилсона

         - Можно поворачивать домой, - заявил капитан Блекбирд. – Наше путешествие подошло к концу. Эх, соскучился я по родным земным красотам, клянусь космическим сиянием! Вилли, разработай маршрут возвращения на Землю, только такой, чтобы нам не встречались на пути корабли Межгалактической стражи, а также пираты, чьи принципы отличается от наших, общепринятых в пиратском Братстве!
          - Охотно, сэр, - ответил штурман. – Признаюсь, и я соскучился по нашей земной суете,… хотя, в большей степени меня интересует то, как мы распорядимся нашей добычей, знаменитыми камнями Робсона.
          - Я думаю, что никто не будет возражать, если мы высадимся на какой-нибудь безлюдный уголок Земли, желательно, в рассветный час. И, выйдя к поднимающемуся над горизонтом светилу, произнесём свои самые заветные желания!  По поводу последних,… мы ещё обсудим их с экипажем… Профессор!
          - Слушаю вас, капитан.
          - На тридцать камней необходимо тридцать человек, не правда ли?
          - Это оптимальное число, клянусь теоремой Ферма, доказанной мною на спор!
          - Как, вы доказали теорему Ферма? – удивился Вилли Вонс. – Как интересно! И на что спорили?
          - На бутылку водки и баночку тушёных кабачков, - смутился профессор. – Времена тогда были тяжёлые, стипендия была маленькой, а кушать очень хотелось.
          - Знаменитый у нас научный консультант, - усмехнулся Зелёная борода. – Пожалуй, за него не грех и выпить…
         - Да, тяга к наукам, конечно, сыграла решающую роль в избрании моего жизненного пути. Хотя, пиратство было моей заветной мечтой ещё с детства.
          - И вот, теперь вы – пират и находитесь в самой замечательной команде, - провозгласил отец Серж. – Вознесём же хвалу Господу! Пусть и впредь сбываются наши заветные желания!
          - К таким замечательным словам нельзя не присоединиться, - заметил штурман. – Я так понял, что это – тост, клянусь свежими булочками с мясом полорогих драконов и сернистой ванилью!
          - Юнга, присоединяйся!
          Я послушно заказал себе кассиопейский кофе. Как ни радует ром настоящего космического пирата, но я решил отказаться от спиртного вообще.
          - Что там пишут в новостях о пиратских подвигах? – поинтересовался капитан, закуривая сигару. – Что вообще нового произошло в Космосе, пока мы гонялись за беднягой Мэтом? – Он нажал кнопку на пульте и всмотрелся в появившийся фрагмент текста на экране панели.
          - «Ввиду похищения камней Робсона введён чрезвычайный режим… Усилены меры… Сужается круг подозреваемых лиц… Ведутся поиски…», - читал Блекбирд. –  Что скажете, профессор?
          - Давайте выпьем за то, чтобы похититель камней никогда не был найден!
          - Хорошие слова, клянусь Великой стеной Геркулес – Северная Корона!
          Мне не хотелось наблюдать, как руководящий состав экспедиции ищет новые поводы для тостов и выразил желание сходить в лазарет, посмотреть на Мэта Понга и, по возможности, помочь доктору.
          - Сходи, юнга, - произнёс Блекбирд. – разузнай, когда наш старпом сможет присоединиться к нам! А точнее, приступить к выполнению своих обязанностей! – Он совершил «затяжной» глоток. – Ведь старпом – первое лицо на корабле… после капитана. И если капитан руководит, так сказать, основной политикой на корабле, то старший помощник – заставляет крутиться каждый винтик этого мощного механизма… Хороший ром… Впрочем, он плохим не бывает… Я слышал, что доктор хочет применить к Мэту какую-то новую методику? Похоже, гипноз?
          - Да, сэр. Это я посоветовал доктору такой способ лечения, - соврал я. – Гипноз поможет старшему помощнику вернуться в ту реальность, из которой он вышел.
          - Ты что же, юнга, гипнотизёр? – поинтересовался Репельмах.
          - Нет, сэр, - продолжал врать я. – Просто я – знаток психологии, психомоторики и психометрии… Самостоятельно изучал. Дополнительно к школьной нагрузке…
         - Однако, - почесал профессор редкие волосы на теменной части черепа. – Скоро для того, чтобы стать обычным космическим пиратом, потребуется академическое образование.
          Отец Серж делал вид, что усердно читает Библию. Но я заметил, что там, в книге, между пожелтевших страниц он старательно прячет фотографию некоей молодой особы. Да, «земное притяжение» ощущается всё явственнее, подумал я.
          Затем я спустился в лазарет. Из всех бывших пациентов Уилсона, там находился только Мэтью Понг. Остальных мой опекун успешно излечил до той степени, когда их постоянное присутствие в медицинском центре (так доктор Уилсон называл своё рабочее место) было излишним.
          С Мэтом же было всё по-другому. Неизвестное заболевание (или что там ещё?) могло озадачить кого угодно. Внешне старпом выглядел усталым и каким-то удручённым, однако, никак не скажешь, чтобы он нуждался в постоянном уходе. А вот его внезапное «языкосмешение» и «неузнавание» своих товарищей не увязывалось ни с чем. Доктор, внимательно осмотрев Мэта после того, как того привезли с Шошоны, сделал следующий вывод: «Подмена сущности».
          - Уважаемый доктор, - обратился я к опекуну. – Капитан интересуется, когда старший помощник сможет приступить к выполнению своих обязанностей…
         - Роберт, - взгляд Уилсона был каким-то виноватым. – Я бы хотел попросить тебя, чтобы ты молчал об этом, - кивок в сторону молодой медсестры, готовящей инъекцию для очередного пациента, - если мисс Уилсон будет интересоваться подробностями нашего … путешествия.
          Я заверил его, что… как следует подумаю над этим вопросом.
          - Что же касается нашего больного, - произнёс после некоторой паузы врач, - то тут случай особый. Но мы постараемся справиться и с этим.
          Мы подошли к койке, на которой сидел Мэтью Понг.
          - Здравствуйте, сэр, - поздоровался я с ним.
          Тот взглянул на меня тёмным, непонимающим взглядом и что-то произнёс. Речь его была странной, язык – непонятным, но создавалось впечатление, что он говорил нормально и членораздельно. Разве что, на чужом языке.
          - А он не опасен? – с сомнением спросил я.
          - Нет, - ответил Уилсон. – Он накачан транквилизаторами. К тому же, у меня имеется электронная «смирительная рубашка». Пока она бездействует, но, как только он попытается сотворить что-то резкое и опасное, она сработает.
          - А что вы понимаете под «подменой сущности»? В него вселился дьявол? Так, по крайней мере, в прошлые времена говорили об одержимых…
         - Да, по этому поводу ходило множество слухов, писались романы, снимались фильмы… Одержимость – это факт, но дьявол тут не причём. Поэтому мы не будем беспокоить нашего святого отца с его молитвами, а попытаемся сами изгнать эту «сущность»…
         Взгляд Мэта «перебегал» то к доктору от меня, то вновь возвращался ко мне. Было ли его глазах любопытство? Настороженность? Обеспокоенность? Интерес? Думаю, что да. Это не был потусторонний взгляд сумасшедшего человека. На койке сидел обычный, нормальный мужчина, которому и до старости ещё далеко, хотя в голове местами серебрилась седина.
          - Каким же образом вы собираетесь её изгонять?
          - Тут надо подумать. Ведь одержимость – это когда «чуждая сущность» проявляется «местами», «на время». Так-то человек, вроде, нормальный, но в определённые моменты времени он изменяется… Роберт,…
         - Что?
          - Пообещай мне, что ты ни слова не скажешь мисс Уилсон,… - прошептал мне мой опекун.
          - Ну, конечно, - ответил я. – Можете не беспокоиться. 
          Да, вновь подумал я, скоро домой…
         - Вот и хорошо, - наконец, успокоился врач. – Так вот, а тут – другое дело. «Чужая сущность» полностью «поглотила» его. Вошла и сидит в нём. А его собственная «сущность»,… как бы,…  «сидит» под ней.
          - А не может такого быть, что он «обменялся» сущностями с каким-нибудь существом?
          - Всё может быть, Роберт… Хоть я и сомневаюсь в этом.
          - Что же вы собираетесь предпринять?
          - Хочу применить электронный гипноз. Я введу больного в гипнотический транс и постараюсь «переместить» его в ту точку пространства и в то время, когда в него вселилось его второе «я».
          - Вроде межгалактического перехода?
          - Да, похоже… И надеюсь, что его вторая сущность покинет его.
          - А если нет?
          - Тогда попытаемся выгнать!
          - В сказках про экзорцистов важно было узнать подлинное имя вселившегося в человека беса…
         - Да, тогда ты над ним, вроде, имеешь власть.
          - А давайте узнаем, как зовут этого…
         - Каким образом?
          - Очень просто! Познакомимся! – Я подошёл к Мэтью, ткнул пальцем в себя и произнёс – Роберт! – Затем переместил палец в направлении врача. – Доктор Уилсон! – затем ткнул в грудь Мэта и сделал паузу. – Ну, а ты кто?
          - Грохх…
         - Очень приятно! – я увидел, как глаза доктора Уилсона поползли вверх и продолжал: - Значит вы – господин… Грохх?
          Во взгляде Мэта что-то изменилось. Казалось, он ответил утвердительно!
          - Ты понимаешь нас, Грохх?
          Тот не понимал. Старался, но не понимал. Он ответил что-то продолжительной скороговоркой, в которой слышались длинные, тягучие слова, наряду с короткими, как щелчок или выстрел, менялась интонация, ощущались эмоции… Но смысл от нас ускользал. Хотя, догадаться можно было бы.
          - Он говорит, что волею случая оказался в такой… щекотливой ситуации, - стал я «переводить» ошарашенному доктору. – Ему очень жаль. Он обещает покинуть чужое тело и надеется, что ему не причинят вреда…
         - А… откуда он? – бедный доктор «попался на удочку».
          - Он с далёкой экзопланеты. Они тоже прослышали про камешки Робсона и решили завладеть ими. Но, не всем повезло. Попали под действие гравитационной волны…
         - Так он что, тоже пират? – Уилсон подскочил к загадочному пациенту.
          Тот что-то произнёс в ответ.
          - Да, - подтвердил я. – Грохх настоящий космический пират!
          Доктор с подозрением взглянул на меня.
          - Ты всё врёшь, мерзкий мальчишка! Провёл меня, как школьника! – Он сел на место. – Кривляка!... Впрочем, всё это… очень возможно, - он стал отходить.
          - Доктор…
         - Что, Роберт?
          - Налейте мне стакан рому…
         - Что??
          - Ну, полстакана…
         Тот, вроде, заинтересовался. Он подошёл к шкафчику, достал оттуда початую бутылку и, наполнив стакан наполовину, протянул мне.
          - Закусить дать?
          - Нет, не надо.
          Я подошёл к нашему загадочному пациенту и снова начал «распальцовку»:
          - Роберт… Доктор Уилсон… Грохх… А это – ром!
          - Р-р-ром, - отчётливо произнёсла «сущность».
          - Гениально! – прошептал Уилсон. – Клянусь Гиппократом!
          Когда «нечто» в лице Мэтью Понга осушило предложенное угощение, его сразу развезло. Минутой позже «оно» уже спокойно спало, так и оставшись сидеть на краю койки. Это ещё раз убедило нас, что «сущность» не облает стойкостью к спиртному. Не то, что сам старпом. Тот с полстакана только раскраснелся бы. И то – слегка.
          - А теперь – самое время отправить его туда, откуда он появился, – заметил я. – Спьяну любой может вывалиться… из вагона. Глядишь, он и освободит «сущность» Мэта.
          - Да, - засуетился доктор. – Давай, Роберт, его положим на кровать. А затем я его подвергну «гипнотическому» воздействию! Мэри, - обратился он к медсестре, - готовь аппаратуру!... Да не это, - видя, что она начала расстёгивать халатик, засуетился он. – А «электрогипноз»!
          Они смочили виски Мэта каким-то раствором, подсоединили к ним датчики, затем доктор сел за компьютер. Мэри осталась возле больного, а я подошёл к Уилсону и взглянул на экран…
         Некоторое время там мелькали кадры, словно, обрывки какого-то чёрно-белого фильма. Затем неожиданно возникли цветные изображения.
          - Вот он, момент «вселения», - вдруг воскликнул доктор. – Никакой ошибки быть не может! Теперь фиксируем и,… - тут он нажал какие-то клавиши. – Я дал команду покинуть чужое тело, - Уилсон вытер пот. – Роби, плесни и мне рому, пожалуйста. – Он вперил взгляд в экран компьютера, ожидая чего-то.
          Я исполнил просьбу доктора, наполнив гранёную ёмкость на три четверти, зная, что сам эскулап тоже достаточно чувствителен к алкоголю.
          - Ну, с богом, - в три глотка Уилсон осушил стакан и поставил возле клавиатуры. Медсестра услужливо поднесла ему дольку лимона. – Как он?
          - Скоро проснётся.
          - Мы оказались точно в той точке, - сообщил доктор, - когда он «залетел» ему в голову, - это я передаю дословно, надеюсь, кто «он» и кому «ему», понятно без дополнений. – Сейчас важно… спровоцировать выход этого…
         Я подошёл к лежащему старпому.
          - Мэт! К капитану! – заорал я что было мочи. – Боевая тревога! Всем занять свои места!... Р-р-рому-у-у-у-у!!!
          Мэтью Понг зашевелился, поднял голову.
          - Юнга? А где наш кот?
          - Ура! – вновь заорал я. – Свершилось!!!
          - Браво! – захлопала в ладоши Мэри.
          - Отлично, - воскликнул доктор. – Ещё рому!
          Пока старпом приходил в себя и пытался вспомнить, что с ним произошло, а доктор с медсестрой раскупоривали следующую бутылку рома, я доложил по громкой связи на Центральный пост о том, что «эксперимент удался».
          - Молодчина, юнга!  - обрадовался Блекбирд. – И старый эскулап – тоже! Славно потрудились! Теперь можно думать и о возвращении домой, клянусь реликтовым излучением Вселенной!

Рейтинг: 0 Голосов: 0 455 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий