fantascop

Ю Ту

в выпуске 2017/09/25
24 июля 2017 - Фомальгаут Мария
article11469.jpg

На одной стороне жаба.

А на другой заяц.

А третьей стороны нет.

Совсем.

Да вы сами подумайте, откуда у луны третья сторона?

 

Тух-тух-тух, тух-тух-тух…

Нефритовая ступка.

Агатовый пестик в мягких лапках.

 

Тух-тух-тух – снег падает с неба, укрывает Синь.

Земля такая – Синь.

Была Хань.

Была Цинь.

Была Чу.

А вот – Синь.

Еще будет Вэй.

И Шу будет.

И У.

Воет ветер, завывает за зябкими стенами фанзы, - Вэ-э-э-эй, Шу-у-у-уу-у, У-у-у-у-у-уу!

Пророчествует ветер.

Где-то в императорском дворце старый прорицатель прислушивается к завыванию ветра, запоминает жуткие слова из далекого будущего.

Одинокая птица причитает в заснеженных зарослях – Хань! Цинь! Синь!

Тух-тух-тух – падает снег.

Тух-тух-тух – толчет старый знахарь целебные травы.

Нет, ступка не нефритовая.

И пестик не агатовый.

У знахаря по простому всё.

Это для Ю снадобье.

Хворает Ю, кровью кашляет.

У Ю ресницы длинные, как тени по вечерам в месяц ю, и чёрные, как ночи в месяц ю.

Ю – это месяц такой, второй по осени.

В этот месяц и родилась Ю семнадцать зим тому назад.

Знахарь поит Ю снадобьем, кланяется Ту, разводит руками, чем мог, тем помог.

Тревожно у Ту на душе, дрожит у Ту рука, когда бросает Ту в ладонь знахаря мелкие монеты. Вроде и на тигра хаживал Ту, и в реке тонул, повздорил с духом реки – и то не было так страшно, как сейчас.

Завывает ветер за тонкими стенами, зовет Ю – Ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю!

Ю вздрагивает, мечется в бреду.

Ки берет лук со стрелами.

Прикасается губами к разгоряченной щеке Ю.

- Ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю!

Это ветер за окнами.

Ки выходит в снег, в метель, в холод, куда пошел, ну куда пошел, как будто можно найти в холодном лесу в месяц цзы.

Только невидимая птица причитает в зарослях – Хань! Цинь! Синь!

 

Тух-тух-тух.

Это стучит агатовый пестик в нефритовой ступке.

Гуй-хуа, гуй-хуа, гуй-хуа.

Так шелестит кричное дерево.

Это оно может.

Шелестеть.

Тух-тух-тух.

Шелестит подол платья, Нюйва шагает мимо по редким облакам.

Ю Ту кланяется Нюйве, едва не роняет пестик, смущенно поводит длинными ушами.

Нюйва смеется.

Так его зовут – Ю Ту.

Лунный заяц.

 

Лунный заяц.

Ту поднимает голову, отворачивается от бушующего ветра, смотрит на диск луны.

Складываются пятна в причудливый рисунок.

- Па, а там чи-во?

Маленький Ту дергает отца за полу, тычет пальцем в небо:

- А там чи-во?

- А заяц. Лунный.

И правда, вот он, сидит на луне, стучит пестиком в ступке, готовит снадобье бессмертия.

- У-у-у-у-у-у-у-у-у!

Ветер пророчит об империи У, которая будет когда-то.

Ветер, он много что знает, много что напророчит.

 

Тух-тух-тух.

Стучит агатовый пестик в нефритовой ступке.

Шелест платья.

Сивамну, госпожа моя.

Холеные руки берут драгоценное снадобье в ступке.

Шелест платья.

 

- Ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю!

Ветер зовет Ю, Ю мечется в бреду, протягивает руки к тусклому очагу, отгоняет смутные видения.

 

Ю Ту отрывается от снадобий, прислушивается.

- Ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю!

Ветер поет.

Ю Ту не понимает, что за Ю, откуда Ю, почему Ю.

Ветер летит к маленькой хижине, обвивает её со всех сторон, завывает – Ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю!

Теперь Ю Ту и сам видит.

Ю.

У Ю ресницы длинные, как тени по вечерам в месяц ю, и чёрные, как ночи в месяц ю.

Ю – это месяц такой, второй по осени.

В этот месяц и родилась Ю семнадцать зим тому назад.

 

- Хань! Цинь! Синь!

Одинокая птица пророчит в зарослях.

Ту натягивает тетиву, тут же опускает, - не разглядеть мелкой птахи в снегу, да и толку с неё, с мелкой-то птахи…

- Цзинь!

Только непонятно, какая Цзинь, западная или восточная.

Пока ни той, ни другой нет.

Ту сжимает зубы, будь он проклят, если вернется с пустыми руками, будь он проклят…

Ту поднимает голову, смотрит на диск луны, овеваемый ветром.

Вздрагивает.

Чистая луна, будто вылизанная до блеска.

А заяц где?

А зайца нет.

 

- Сбежал Ю Ту.

Нюйва говорит.

- Найти Ю Ту.

Сювамну говорит.

Непорядок это, что сбежал Ю Ту, негоже сбегать Ю Ту, не должно смертным вкушать зелье бессмертия…

Волнуется трехлапая  жаба, не уследила за Ю Ту.

 

- Ю-ю-ю-ю-ю-ю!

Ветер зовет.

- У-у-у-у-у-у-уу!

Пророчествует ветер об империи У.

 

Отсюда кажется, что земля подернута пеной, будто морская волна.

Скачет Ю Ту огромными прыжками.

Благоухают в нефритовой ступке лавр и османтус.

Скачет трехлапая жаба на поиски Ю Ту, одергивают жабу Нюйва и Сивамну, да куда ж в такую непогоду, в такую-то непогоду и себя в метели потеряешь.

 

Спешит Ю Ту через заросли, через холод, через снег, через метель, земля падает Ю Ту под ноги, катится Ю Ту с горы, кувырком, кувырком, кувырком – только бы добраться до одинокой хижины, где гаснет пламя в очаге, протянуть драгоценную ступку Ю.

Ю.

У Ю ресницы длинные, как тени по вечерам в месяц ю, и чёрные, как ночи в месяц ю.

Ю – это месяц такой, второй по осени.

В этот месяц и родилась Ю семнадцать зим тому назад.

 

- Цин. Цин. Цин.

Невидимая птица в зарослях пророчествует о грядущих империях.

- Чу! Чу! Чу!

Филин в зарослях вспоминает империи минувшие.

- Цинь. Цинь. Цинь.

Теперь малая птаха в кустах о прошлом вспоминает.

- Шу! Шу! Шу!

А филин о грядущем пророчествует.

Хочет филин рассказать об эпохе осеней и весен, вот такая эпоха чудная была, одни осени и весны были, а лет и зим не было – но не находит слов.

И малая птаха в кустах:

- Цзин!

Тут бы не запутаться малой птахе, где Цин, где Цзин, где Цинь – вроде всё одно, а разница где в сотни лет, а где и в тысячи.

- Цин!

- Чу!

- Цинь!

- Шу!

Спорит мелкая птаха с филином.

- Шу!

Взмахивает крыльями филин, выпускает когти.

Была птаха – и нет.

 

Спешит Ю Ту.

 

Ту сжимает зубы, слышит в памяти голос свёкра – да какой из тебя охотник, в большую стену с двух шагов попасть и то не сможешь. Не бывать моей Ю замужем за тобой, помяни моё слово!

Ох и прогневается новоявленный свекор, если найдет хижину, где укрылись Ю и Ту…

 

- У-у-у-у-у-у-у-у! – пророчествует ветер.

Тень в зарослях.

Ту натягивает тетиву.

Летит стрела.

 

Ю Ту вспоминает что-то, что было – или не было? – века и века назад, в династию Ся, или того раньше, когда бегал он по этим лесам, грыз кору, прятался от…

От…

От кого?

Давний страх перед чем-то большим, сильным, неведомым, что приминает снег – шаг, шаг, шаг.

- Ю-ю-ю-ю-ю!

Летит стрела, зовет Ю.

 

- Ю!

Это Ту зовет Ю.

Входит в фанзу, отряхивает шапку, снимает ханьфу.

- Ты смотри, Ю, зайца принес!

Тишина.

- Ю?

Гаснет огонь в очаге.

- Ю!

Ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю! – надрывается ветер над лесом.

Смотрит в окно полная луна единственным глазом, чистая луна, гладкая луна, не единого пятнышка.

Ту зовет:

- Ю!

Уже знает, что ответа не будет.

 

- У-у-у-у-у-у-у-у!

Ветер пророчествует об империи У.

- Ю-ю-ю-ю-ю-юю-ю!

Вьюга вспоминает об осенних вечерах в месяц Ю.

- Цинь! Цинь! Цинь!

Малая птаха вспоминает о прошлом, таком далеком, что уже никто и не помнит, как это было.

- Чу!

Филин вспоминает минувшее.

Смотрит с неба отмытая до блеска луна единственным глазом.

 

 

 

 

Рейтинг: +7 Голосов: 7 418 просмотров
Нравится
Комментарии (8)
Юлия J. Черкасова # 24 июля 2017 в 18:39 +5
Понравилось очень. Правда, пришлось закрыть глаза, чтобы стрела не попала в Лунного зайца...
Плюс!
Фомальгаут Мария # 24 июля 2017 в 18:49 +4
но всё-таки это случилось.. увы... cry
Игорь Колесников # 24 июля 2017 в 20:37 +3
Ваще классно!
И больше нечего добавить.
Станислав Янчишин # 25 июля 2017 в 16:40 +3
Как и всегда - прекрасно! Удивляться не устаю и, видимо, не устану... smile
Eva1205(Татьяна Осипова) # 26 июля 2017 в 12:39 +2
Красиво и фантастично, Маш, понравилось!
Finn T # 26 июля 2017 в 23:28 +2
В самом деле, откуда у Луны третья сторона? scratch Плюс! v
Фомальгаут Мария # 27 июля 2017 в 18:28 +1
Спёрли. Не иначе.
Ольга Маргаритовна # 27 июля 2017 в 09:27 +2
Плюс. Поохотился, что тут скажешь shock
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев