fantascop

Я вернусь, когда погаснет Солнце

в выпуске 2017/09/18
article11476.jpg

– Когда ты вернешься, меня уже не станет. 
– Я знаю. 
– Но, почему это необходимо делать тебе? 
– Кто, если не мы, Танюш, кто? 
Евгений, улыбаясь, посмотрел в глаза любимой, какая же она красивая. Он мог бы отказаться от полета на далекую планету, но сейчас, когда вопрос жизни и смерти Человечества стал превыше собственных желаний, им необходимо было расстаться. Проститься навсегда. 
– Может, создадут похожую на гибернацию технологию, и я дождусь тебя, Жень? – спросила Таня. Она все еще надеялась, что можно найти выход. Как это было наивно, но разве любовь не закрывает глаза на очевидное, на все плохое, что может произойти. Влюбленные верят, даже если веры нет уже давно, они надеются, что встретятся. Обязательно. Чтобы больше не расставаться никогда. 
– На Земле это слишком затратный процесс, милая, нам остается только смириться с неизбежностью. 
– Я все понимаю, но не перестаю надеяться, что пусть пройдет тысяча лет, но мы увидимся снова. Только ты будешь еще молодым, а я… Что станет со мной, не знаю,- Таня опустила глаза. 
Евгений коснулся губами ее лба, обнимая, прижимая к груди, пытаясь не выдать нахлынувших чувств. Он знал, что больше никогда не увидит жену, да и она понимала, но не могла согласиться в душе с тем, что выбор пал на ее мужа. Отказ был бы равносилен «кресту», поставленному на жизни, они знали это. Все знали. 
Солнце медленно готовилось к смерти. Прошло много тысячелетий, ученые уже могли сказать точную дату начала отсчета гибели солнца и человечества. Но не потому необходимо найти новый дом. Ближайшие планеты, на которых можно размесить колонию, давно заселены, которые находились немного дальше, так же обитаемы. Оставалось вторжение, захват территории, война и терраформирование. Однако земляне давно перестали быть воинствующей формой жизни. Войны и агрессия ушли в прошлое. Остались жажда к знаниям и любовь к живому на планете, над которой не в первый раз нависала опасность уничтожения. 
После глобального затопления минуло около миллиона лет. Люди стали другими, эволюция сделала свое дело. Вода ушла, и прежде затопленные города вышли на поверхность, давая Человечеству новый шанс на возрождение. Урок был давно осознан, и люди стали иными. 
Они совершенствовались во всем – науках, искусстве, занимались строительством красивых, необычных, по меркам прошлого, зданий. Перенаселение встретили спокойно, так как Солнечная система изучена и созданные колонии на Марсе, Венере и Луне первыми начали принимать новых жителей. После открытия близлежащих планет, на которых не было разумной жизни, а лишь животный и растительный мир, люди начали свое восхождение по Галактике. Цивилизации «Млечного Пути» приняли землян, как равных, ведь только спустя тысячи лет решением Галактического Совета по вне Территориальным Культурам Иных Миров было принято решение на сближение с землянами, обмену опытом и заключен дружественный договор о сотрудничестве. Это был настоящий рассвет Человечества, однако мир и спокойствие не продлились долго. Как говорится, не бывает всё вечным. Сначала остывающее Солнце, которому готовили альтернативу – искусственную звезду. Это был уже наработанный процесс. Земляне зажигали звезды в других системах, где угасало светило. А потом появилась новая угроза. 
Самую главную опасность для всей Галактики представляла огромная черная дыра, в центре звездного скопления, которая росла, захватывая территории, но за миллионы лет она приблизилась к населенным районам не так близко. Что-то дало некий толчок, и Черная Смерть с жадностью пожирала систему за системой, грозя полному уничтожению «Млечного Пути». 
В Галактическом Совете был предложен вариант Великого Переселения в «Магелланово Облако», однако путь в неизученную область составлял многие световые годы, несмотря на то, что скорость света стала повсеместным способом передвижения по «Млечному Пути». 
На последний момент цивилизация Сириуса оказалась самой технически развитой. Ученые умы предложили отправиться на ближайшую звездную систему голубой звезды CNB-4710 для установки оборудования, которое создает «кротовые норы», именно так сквозь портал цивилизации могли попадать на ближайшую планету, а потом колонизировать соседние системы. Для исследования собирались группы от каждой планеты: ученые, десант для освоения местности и техники для процесса терраформирования, если условия позволят произвести это. 
Десятки космических кораблей вылетели по направлению к CNB-4710, которая имела девятнадцать необитаемых планет. Некоторые оказались полностью покрыты водой или льдом, на окраине системы. Каждая цивилизация выбирала необходимый для выживания климат. На пятой планете голубой звезды, которую назвали Гея, по имени богини Земли, люди, вместе с техниками из системы Сириуса установили аппарат для создания «кротовых нор». 
Для исследователей дальнего космоса прошло немного времени, большую его часть они провели в гибернации, так как путешествие заняло почти что двести лет. Многие звездные системы попали под влияние Черной дыры, и катаклизмы уничтожали население одним апокалипсисом за другим. Астронавты торопились, боялись не увидеть остатки того, что пытались спасти – любимых, близких, потомков, которые могли еще ждать спасения. Минуло около ста лет, и многие не дождались спасительного полета в Новый Мир, где всех ждала Жизнь, а не агония в Черной пасти неизвестности. Черные дыры вели себя непредсказуемо – сначала ученые считали, что знают, что ожидать от них, даже надеялись превратить их в бесконечный источник энергии, но эти останки мертвых звезд, точно живые существа, думали иначе. Именно думали, к такому выводу пришли ученые Галактического Совета после последнего исследования, когда непредсказуемость Черных дыр возрастала рядом с объектами, где могла быть разумная жизнь. 
– Возможно, они охотятся не только за массой, энергией, но и разумом, который является своеобразным аккумулятором, жизненной силой, - высказал гипотезу астрофизик из созвездия Орион. С ним, конечно, спорили, а истина рождается в споре, но только окончательного понимания, что же такое эти смертоносные объекты Вселенной выяснить не удалось. 
Древняя, как сама Галактика Млечный Путь, цивилизация Шинок, что обитала вблизи черного монстра и переселилась в более отдаленные районы, считала Черную Дыру живой материей, обладающей разумом, способную изменять, а не уничтожать поглощаемые объекты. 
Евгений Крылов знал, что Таня осталась там, в далеком прошлом, хотя почему-то надеялся, все возможно и за долгие годы может, и на Землю придут технологии способные останавливать процесс старения или замораживать жизнь в человеческом теле. 
Шиноки могли управлять временем, живя почти вечно. Они помнили, как зарождались звездные системы на окраинах Млечного Пути, они еще не забыли Звездные войны и колонизации планет, вторжения и путь к миру к которому принудили непокорных жителей системы Орион. Шиноки считали, что обо всем можно договориться и как древние были отличными дипломатами. Евгений ни разу не видел, ни одного из них, лишь слыша рассказы похожие на легенды. 
Время на Гее шло в два раза медленнее, так как оборот вокруг голубой звезды CNB-4710 составлял 742 земных дня. Евгению должно было уже исполниться сорок три, а он все еще тот же молодой человек. «Почти тот», - вздыхал он, считая, сколько же лет прошло и на какой возраст он чувствует себя. Улетел в двадцать три, теперь ему исполнилось бы пятьдесят три, если бы он остался на земле, а здесь прошло всего чуть меньше пятнадцати лет. Так много и так мало. Слишком долго они добирались сюда и многие больше никогда не увидят близких. 
Евгений так и не встретил новую любовь, были отношения, но все не то. Новый мир без Татьяны казался безвкусным и лишенным красок. Он хотел вернуться, чтобы увидеть, что стало с планетой воочию и возможно найти ту, с которой расстался, познав радость счастья. 
– Это глупо и дело очень затратное,- покачал синей головой Чурнох. В последние годы они очень сдружились. Альфиец и землянин увлекались механикой и работали на станции слежения за движением Черных дыр. 
– Для меня этот путь может стать последним. Но… Я не хочу больше находиться здесь. Рутина и тягость пришли на смену желанию спасти миры, которым угрожала опасность. Но то было тогда… 
– Млечный Путь почти что разрушен, уничтожен, и найти Землю в таком огромном скоплении звезд весьма сложное занятие. 
– Но если мы сможем отыскать ее, высчитать координаты, для открытия «кротовой норы» – я смогу там оказать сегодня же. 
– Это да, Женя,- кивнул Чурнох,- но представляешь, что будет, если кто-то узнает об этом? И вдруг по какому-то чуду ты вернешься? – он растянулся в зубастой улыбке. Альфийцы по земным меркам очень уродливы, но теперь, на Гее, Евгений привык к причудливым формам жизни, и его не пугал внешний вид некоторых представителей цивилизаций Млечного Пути. 
Евгений понимал, что подобный полет возможен и для этого не нужен огромный корабль, достаточно управляемая капсула. 
– На капсуле лететь?- рассмеялся Чурнох,- да, ты спятил! Вернуться обратно будет очень сложно. И я не могу позволить, чтобы мой друг покончил с собой… И если все получится, ты отправишься на маленьком космолете, на нем удобнее маневрировать… 
– Да, понял я,- оборвал его Евгений и махнул рукой, выходя из мастерской. 
Чурнох загорелся желанием отыскать планету, к которой так стремился его странный друг. «И зачем ему это нужно»? – никак не мог понять альфиец. Он стал плохо спать, не ел почти, а Евгений винил себя во всех бедах товарища, и если быть честными, следил за его питанием, точно став сиделкой. 
Однако если будешь стучаться в каждую дверь, все же откроют ту или иную. Чурнох понимал это и раньше на Земле такого мозговитого умельца назвали – ученый от Бога. Сейчас же религии умерли, и существа верили во что-то иное не подходящее под описание могущественного существа. Евгений ждал, поддерживал Чурноха, не мог, не имел права сдаваться. И их усилия все-таки увенчались успехом. 
– Я нашел ее, твою планету, Землю,- как-то сообщил другу Чурнох,- так что можно исследовать обломки и делать выбор лететь или нет. 
– Ты прав, я хотел бы увидеть останки планеты. И что там вообще могло остаться? 
– Взгляни,- Чурнох показал на монитор,- я сделал несколько снимков с телескопа. 
Евгений коснулся рукой экрана, увеличивая изображение, видя, что Земля пострадала, но не превратилась в пыль. Добрая ее часть уже лишенная атмосферы, обреченно двигалась в черноте космоса. Пыталась ли планета убежать от нависшей смерти. Черная дыра близко и скоро очень скоро планета исчезнет в ее чреве сингулярности. 
– Ты понимаешь, что если будешь медлить, черная дыра проглотит и тебя, так и эту измученную планету. 
Евгений был уверен, что не вернется, если сказать, что этот полет стал побегом от реальности, то значит, ничего не сказать. Его космолет был готов к гипер-прыжку. «Кротовая нора» нацелена на координаты Земли, на страну, и город которые каким-то чудом еще не превратились в пепел после массированных планетарных катаклизмов и стихий. 
Чурнох знал, их базу никогда не проверяют, и Евгений вернется в то же самое время, когда нажал на кнопку запуск двигателей. Установка была устроена таким образом, что тот, кто пользовался ей, возвращался в исходную точку не только расположения заданного координатами объекта или местности, но и в пункт координат временного пространства. 
Евгений открыл глаза, ощутив, что полет окончился. Все произошло настолько быстро, что в это трудно поверить. «Магелланово Облако» и планету Земля разделяет огромное, не мыслимое для большинства существ расстояние и оно оказалось пройденным за несколько часов. 
Земля представляла жалкое зрелище – атмосферы больше не существовало и половина планеты как будто отхвачена огромным ртом. Теперь можно изучать воочию ее строение изнутри. Евгений смотрел на внутренности Земли, и сердце дрожало от ощущения того, что старый дом мертв. 
На уцелевшей стороне еще сохранились останки цивилизации, но это были мертвые разрушенные города, в красном зареве Солнца, которое стало больше, источая смертоносные лучи в незащищенную магнитным полем и атмосферой Землю. Посадить здесь маленький космолет было бы большим риском, Евгений понимал это и осознание, что смерть поджидает, где-то рядом не покидало, оно прилепилось к обшивке космолета, наблюдало и ждало своего часа. 
Он внес координаты в компьютер, уверенный, что может ошибаться, но надо было с чего-то начать. Единственное место, которое он мог проверить это Институт Гибернации и Исследования Заморозки Сознания. Там в глубинах подземных этажей существовали хранилища, где проводились опыты над добровольцами, решившими похоронить себя заживо, став ледяными глыбами. Гибернация применялась только для космических полетов, так как жидкость и ее формула являлась запатентованным веществом цивилизации Веги. Однако Татьяна, как в то же время, и Евгений, надеялись, что анабиоз поможет выжить тем, кто отправил близких в далекий Космос на поиск нового места для жизни. 
На панели управления появилась старая карта города, которая стыковывалась с новой реальностью. Институт все еще находился на ней, только под поверхностью на глубине в несколько этажей. Как жаль, Евгений не мог провезти анализ расположения Черной дыры и времени, когда она снова вернется, чтобы полностью втянуть в свое чрево планету. Этого допустить никак нельзя. В тот момент, когда он увидел Землю, находившуюся в предсмертных муках, ему очень захотелось жить, но прежде необходимо найти доказательства того, что Таня не ждет его, подвергнувшись крионизации или в анабиозной камере. 
Планетолет застыл над поверхностью, выбрасывая маленький трапик, по которому спустился Евгений, облаченный в скафандр. Никогда он не представлял, как вернется в место, что называл своим домом. Теперь он и не узнал его, сейчас это была периферия Ада. Датчики указывали на повышенную температуру, радиацию и опасность, если не вернуться на корабль через двадцать минут, когда могут начаться необратимые последствия в оболочке скафандра. 
Он с трудом попал внутрь, где стояли мрак и, наверняка, холод, так казалось, потому что тепловые датчики скафандра поддерживали надлежащую терморегуляцию. Евгений зажег фонарь, от которого исходил широкий пучок света, видимость стала отличной, но то, что оказалось перед глазами все больше и больше давало пищи для тоски, которая разрасталась в душе бывшего жителя Земли. 
Пустынные залы с колбами и саркофагами, где застыли с гримасами ужаса и боли люди – никто не выжил, все они, лишившись поддержки аккумуляторной системы, начали разогреваться, разлагаться. Температура в криогенных камерах началась повышаться и каким-то чудом, кто-то еще смог прийти в себя, но умер в ужасных мучениях, захлебнувшись в жидкости хранившей тело десятки лет. Тоже случилось и в капсулах гибернации. « Они-все-таки сделали это»! – улыбнулся Евгений, понимая, что вечный двигатель создать так и не удалось, а без энергии все рано или поздно отключается, умирает. 
Он хотел отыскать Татьяну, он верил, что она где-то здесь, но лица искаженные смертью перестали походить на человеческие. Растворяясь в веществе, которое поддерживало жизнь, они являли собой маску смерти, и она смеялась ему в лицо... 
Внезапно под ногами пробежала рябь, Евгений посмотрел вниз, увидев, что бетонный пол превратился в водную гладь, рябь и гул заставляли потерять ориентацию в пространстве. Все перед глазами стало мутным, несмотря на яркий свет фонаря – таяло, деформировалось, превращаясь в кошмар. Он увидел, как руки стали вытягиваться, становясь аморфными, понимая, как будто опоздал и что-то начинается невообразимое, не подвластное пониманию. Потом он увидел себя стоящим рядом, как будто разделился надвое, смотрел на себя со стороны, а потом заметил еще и еще версии себя самого, как будто оказался в зеркальном лабиринте. 
Ни боли, ни холода или жара, только страх медленно растекающийся по коже. Через мгновение, Евгений осознал, что на нем нет скафандра, и он удивился, как еще способен дышать. А потом тело стало мягким, он мог приобретать разную форму, не теряя собственного сознания, понимая, что еще немного и только это и останется чем-то вещественным, если можно так выразиться, в мире в котором отсутствуют законы физики, и лишь неизвестная природа управляет ходом времени. 
Евгений проснулся от толчка, поднявшись с кровати, понимая, что совершенно промок от пота. 
– Что случилось? – спросила Таня. 
– Не знаю, как будто странный сон,- он вытер мокрые волосы.- Так все непонятно, точно я только что был в другом месте. 
– Так бывает, Женя,- Таня ласково обняла его.- Ложись… 
– Нет. Я пойду в душ, потом вернусь и… Попытаюсь заснуть. 
– Хорошо, буду ждать,- улыбнулась она в темноте. Евгений знал, чувствовал по интонации, что она улыбается, поцеловал ее и, направившись в душ, вдруг осознал, что-то здесь не так. Вспоминая странный сон, его не покидало ощущение, как он попал в чужой мир, где не должен был находиться. Параллельная реальность, или планета, пройдя сквозь черную дыру не способна так видоизмениться? 
Он включил воду, понимая, что то, что должно быть холодным ощущается, как тепло и наоборот. Ванная комната с пятью углами, зеркала на потолке. Он помотал головой и открыл душевую кабинку. А когда посмотрел зеркало, увидел странное лицо, смотревшее оттуда. Нет, это не мог быть он – на лбу располагался третий глаз, а вместо двух рук их оказалось восемь. Евгений с ужасом отпрянул, но желание посмотреть в зеркало, детально изучить себя стало сильнее. « Кто я»? – задавался он вопросом. И это ведь только начало. Что будет завтра, что произойдет, когда рассветное солнце осветит город, жителей, окружающую действительность. « Таня, судя по голосу, она все та же, и я отыскал ее и одновременно потерял все, что знал. Однако память, она играет со мной в жестокие игры. Лучше бы я забыл все, кем был и в каком мире жил». 
Евгений включил воду подставляя струям лицо, ощущая, как становится легче, как время перестает быть властно над ним и, привыкая к новой реальности, где не нужно чего-то бояться и бежать в бесконечность оставляя позади себя все то, что любил и жить ради спасения других, он почувствовал облегчение… Затем выключил воду, задумался, понимая, что этот жизненный бег и есть настоящая жизнь, и эта спираль не прервется, она поднимается все выше, к звездам, где такие же, как мы люди. Любые живые существа, для которых борьба, бег и боль, рождение и угасание, радость и любовь, счастье не вторично, а самое главное ради чего мы все живем и когда-нибудь, если за это нужно будет отдать свою жизнь, мы снова сделаем это.
 

Похожие статьи:

РассказыДоктор Пауз

РассказыПо ту сторону двери

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыПограничник

Рейтинг: +3 Голосов: 5 227 просмотров
Нравится
Комментарии (8)
DaraFromChaos # 26 июля 2017 в 01:20 +2
Танюш, ой, хорошо!
Но... знаки препинаааательные ыыыыыы
* привычно бьется головой о планшет* laugh
Eva1205(Татьяна Осипова) # 26 июля 2017 в 01:38 +2
Я не исправима)). Но " ой хорошо" так греет)). Спасибо, Дара!
Анна Гале # 26 июля 2017 в 08:23 +3
Урраа! Люблю такие финалы! dance
Eva1205(Татьяна Осипова) # 26 июля 2017 в 12:31 +1
Спасибо, Ань, рада, что понравилось!
Дмитрий Липатов # 26 июля 2017 в 10:11 +1
«Влюбленные верят, даже если веры нет уже давно, они надеются, что встретятся».
(Не понял фразу. Веры через край. Влюбленные живут надеждой, даже если веры нет уже давно – они встретятся)

«…какая она красивая…» а в чём её красота? Мож я хочу прочувствовать её, а ты не показываешь. Может у неё родинка под левой грудью, а он её любил рассматривать и целовать или она напоминала ему одну из звёзд в Кассиопее.

Зачем пафос? «Кто если не мы, Танющ, кто? …когда вопрос жизни и смерти Человечества стал превыше собственных желаний»
(Показать расставание любимых сложно. От живого отрывают живое. Ты прижимаешь к себе любимого человека. На подбородке кусочек приклеенной газеты или туалетной бумаги, с кровяной точкой посередине. Растворяешься в его мягких податливых и в тоже время властных губах. От страстного желания поцеловать стучишься зубами о зубы. Вдыхаешь неповторимый аромат до головокружения… а человечество, хрен с ним. Оно большое его не обнимешь.

Смотрел как-то давно Жириновского. Баклан, бакланом, но одна фраза меня зацепила. Из всего словесного поноса, что он нёс, вдруг вылетело несколько душевный предложений. Имеджмейкеры молодцы! Он вдруг остановился и говорит: «Я вот когда суп готовлю, всегда убираю пенку ложкой». Поймешь ли ты эту фразу не знаю, разжёвывать не хочется.
Хотел увидеть твою Танюшу, а не могу. Сплошное человечество.

«Евгений коснулся губами ее лба, обнимая, прижимая к груди, пытаясь не выдать нахлынувших чувств. Он знал, что больше никогда не увидит жену, да и она понимала, но не могла согласиться в душе с тем, что выбор пал на ее мужа».
(вместо этих объяснений надо показать это, штобы мне стало понятно о нахлынувших на них чувств. А так пустые картонные фразы. Представил почему-то комсомольца Павку Корчагина. Он тоже ждал вторую смену)

«Ближайшие планеты, на которых можно размесить колонию, давно заселены, которые находились немного дальше, так же обитаемы».
(еще ниже тоже «которые». Слова «очень, которые, достаточно…» для телевизора. Сколько это очень много или достаточно никто не знает. И когда говорят построено достаточное кол жилья, значить не постр ни хрена)

Дальше пошел текст больше похожий на статью. Я называю это википедией.
Eva1205(Татьяна Осипова) # 26 июля 2017 в 12:35 +2
Ну, что поделать, кому и википедия, невозможно нравиться всем. А что-то улучшить всегда есть возможность. Может и вернусь, когда-нибудь к этому рассказу. Получился сюжет зажатый в маленький рассказ, хотелось что-то объяснить читателям, возможно много этих самых объяснений, но на вкус и цвет... сами понимаете)). Спасибо за конструктивный разбор.
Станислав Янчишин # 28 июля 2017 в 13:12 +2
Надо же, целая галактическая эпопея, а уместилась в небольшой рассказ! Мне понравилось...
Eva1205(Татьяна Осипова) # 28 июля 2017 в 16:45 +1
Спасибо, можно целый роман написать)) потом.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев