fantascop

2077. 4

в выпуске 2018/08/16
26 июля 2018 - Юрий Симоненко
article13185.jpg

24 мая 2077 года. Юг бывшей России, пятнадцать километров северо-восточнее от дорожной развязки: М-4, А-147, Р-251 и ул. Бородинская. Особая маневренная группа в составе подразделения «Молния», НСР. Утро

 

С раннего утра дул слабенький ветерок, и «Сварог» полз как черепаха, едва не останавливаясь на подъемах. Капитан сидел на палубе возле металлического столика, на котором была развернута и прижата магнитами карта, На карте был Краснодар.

Где же его искать, этот проклятый дом? Поди найди сейчас его… А если прямо там шарахнуло?». Яросвет отогнал тут же эту мысль. Окажись на самом деле все так — считай зря ехали. «Ну, Андрей Владимирович, задал ты мне головоломку… Ну, хорошо, улицу я эту найду, — таблички какие-то ведь должны были остаться… Ветер, зараза… Как потом до Новороссийска добираться?

Так. Еще раз, по порядку:

Пункт первый: Краснодар. Сегодня, даже несмотря на слабый ветер, доползем.

Пункт второй: улица эта… Если верить карте, не так далеко от нее заходим. Вот здесь, — он ткнул в карту пальцем. — Потом сюда… Рядом с трамвайной остановкой… Только бы не ебнуло туда… Даже если и волна прошла, откопать можно. Несгораемый сейф должен был уцелеть. Откопаем. Правда, сколько это может занять времени — неизвестно. Будем осваивать археологию…

Пункт третий: Новороссийск. Как туда добираться? На чем тащить груз, оружие, боеприпасы, провизию? Как быть с кораблем? Корабль оставлять нельзя, — это ослабит отряд… Сколько народу оставлять в охранении?

Капитан сжал кулаки.

А ведь есть еще и пункты четвертый, и пятый…

Чем ближе парусник приближался к Краснодару, тем мрачнее становился Яросвет.

В отличие от своего командира, команда «Сварога» пребывала с утра в хорошем расположении духа, — общение с любвеобильными дикарками команде пошло на пользу. Девки «трудились» всю ночь, и утром, вознагражденные за свои труды кое-какими съестными припасами, были отправлены на все четыре стороны, — с этим на корабле строго — никаких баб! Вчерашняя смерть соплеменников дикарок уже не волновала. Они были сыты, их не били, и еще пожрать с собой дали…

Так, что тут у нас? Короче было бы через Уральскую. Вот так. — Он мысленно провел линию на карте. — Но там аэропорт. Мало ли, что там сейчас… Аэропорты бомбили в первую очередь. Если взрыв был наземным, то там должна быть такая воронка, к какой лучше не приближаться…

— Ведагор! — Обратился капитан к стоявшему недалеко штурману.

— Я, командир!

Штурман тут же подошел к столу.

— Что думаешь, стоит ли через аэропорт на Уральскую улицу выходить, или пойдем вдоль трассы? — Он ткнул тупой стороной карандаша в карту.

— Думаю, лучше по трассе, командир. В аэропорту могут возникнуть препятствия, там наверняка бомбили, — подтвердил штурман мысли капитана.

— Значит так и сделаем. Командуй. И смотри, чтобы на подходе к городу никого снова не подстрелили. Да, и Шульца ко мне позови…

Ни капитан, ни его подчиненные даже не подозревали о том, что все время их пути за ними наблюдали, и даже иногда подслушивали. То есть, никто, конечно, не исключал, что где-то кто-то прятался, стараясь не привлекать к себе внимания обитателей металлического чудовища, но что их именно преследуют целеустремленно, об этом никто из команды корабля точно не знал.

 

Человек в штанах и ботинках бойца НСР и куртке из волчьей шкуры неспешно крутил педали велосипеда, который, несмотря на свой шестидесятилетний возраст, выглядел почти как новый и служил своему наезднику верой и правдой уже третий месяц. Человек следовал все это время за кораблем потому, что на корабле находился его враг, а он старался не иметь врагов, — обычно, как только эти самые враги у него появлялись, он их убивал, но этот враг оказался большим исключением, этот был сильнее и опаснее любого из бывших его врагов.

Когда корабль останавливался на ночлег, человек в волчьей шкуре подходил ближе, наблюдал, слушал, собирал по крупицам информацию, и, надо заметить, насобирал он много интересного.

Жил он охотой. Имея при себе редкостное по настоящим временам оружие — довоенный лук для спортивной стрельбы, очень точный и мощный, благодаря которому с добычей пропитания у человека в волчьей шкуре не было проблем. Основной добычей были волки и дикие собаки, но бывало, что удавалось подстрелить и чего повкуснее… (Впрочем, иной раз приходилось питаться и менее аппетитной живностью). В самом начале своего пути человек в волчьей шкуре завалил Белку (килограмм так под шестьдесят весом)…

 

26 февраля 2077 года. Юг бывшей России, где-то в Ростовской области, узловая станция. Около четырех часов ночи...

 

Болело все. Каждый сантиметр израненного тела. Левая рука распухла в кисти и сильно ныла, правая просто занемела. Затекшие ноги тоже ничего не чувствовали. Хотелось пить. Правый глаз наполовину затек, и смотреть можно было лишь через узкую щелочку, левый вовсе не открывался. Хотелось сглотнуть, но слюны нет. Во рту засохшее, вперемешку с кровью костяное крошево от выбитых зубов, — не сплюнуть. Сколько зубов ему выбили эти лысые? — Два, Три? Волк не знал точно. Передние, вроде как, целы, — и то хорошо! Челюсть вроде бы тоже… Он пощупал языком левые верхние… «Точно, нету двух… Суки…»

Пить… Пить… Как же хочется пить… Суки, блядь…

Перед единственным рабочим глазом нависла пелена, — все расплывалось.

Где-то рядом эти лысые ублюдки. Жгут костер возле здания станции. «Не спят, суки…». Волк слышал как раз в полчаса мимо проходил патруль. Один раз он не вытерпел, и попросил пить… всего лишь глоток воды… Лучше бы не просил… Похоже, сломали еще одно ребро. Прикладом. Четвертое или пятое, — было трудно определить. Казалось, что целых ребер у него вообще больше не осталось.

Рядом хрустнула ветка.

— Волк, это я, Белка, — послышался рядом знакомый манерный голос.

Вот, блядь, тебя козла дырявого я только и ждал…

Белка был местным пидором, которого Волк сильно недолюбливал, и под настроение мог отвесить тому подзатыльник-другой. Волк вообще таких не любил. Но многие из дикарей племени, которое харизматичный Волк возглавил три года назад, Белку очень даже любили… Ну а Волк особо тому не препятствовал.

— А, Бельчонок… — осклабился, привязанный к столбу Волк, — давай, развяжи скорее дядю Волка, пока эти пидоры лысые сюда снова не подошли…

— Да, да, сейчас… Я тебя развяжу! — Белка кинулся помогать пострадавшему.

Все время, с того самого момента как на станции послышались первые выстрелы, и до глубокой ночи, Белка прятался на крыше той самой котельной, напротив которой висел Волк. Происходившее внизу ему было очень хорошо слышно, и, услышав, как по лестнице наверх кто-то поднимается, он забрался в рухнувшую когда-то давно на крышу котельной ржавую железную трубу. Он сидел там в мокрых, вонявших мочой штанах до тех пор пока все не закончилось. Уже глубокой ночью Белка таки вылез из своего холодного укрытия, и почти три часа боролся со страхом, пока, наконец, не решился. Может быть, он и бросил бы Волка висеть на столбе, да страшно было уходить одному. Белка был труслив настолько, что при малейшей опасности его ноги и руки начинали трястись. Он очень боялся боли.

— Ай, блядь… Аккуратнее! Р-рука…

— Ой, прости! Сейчас… Вот так… — Раскручивая проволоку, Белка пугливо озирался по сторонам.

Блядь, да скорее же ты, педрила ебаная!... Вот так свезло! Ну, ничего… Уйти бы, а там…  сорок килограмм свежего мяса всегда пригодятся...

Тощий и маленький как глист Белка провозился минут пять, раскручивая проволоку. Когда он все-таки справился, обессиливший Волк навалился на него, будучи не в силах держаться на ногах.

— Пить, пить дай!

— Да, конечно, конечно, Волчек. Вот… — Белка протянул вождю баклажку с водой, — из тех, что делали еще до Войны, и которые еще не одну сотню лет, при должном уходе, вполне можно использовать.

За «Волчка» Волку сильно захотелось пнуть Белку, но тело не слушалось. Он прополоскал рот, выплюнул зубное крошево, потом напился, кривясь от боли.

— Давай, пошли скорее. Пока эти… не вернулись. Здесь недалеко, километров семь…

— Кило… чего?

— Пошли, пошли, Бельчонок! К рассвету дойдем.

Утром они добрались до места, бывшего когда-то дачным поселком, где у Волка имелся схрон в подвале разрушенного временем и непогодой до основания дома. (Более всего логово Волка походило на…да на волчью нору и походило). Заросший бурьяном холмик, вокруг сплошной лес из одичавших садовых деревьев. На верху холмика старая бочка, под ней дымоход. Нора прикрыта куском железа, и присыпана землей, дальше — дверь в подвал. Подвал… Апартаменты! Белка такого обилия роскоши в жизни не видел.

В центре помещения — печь, вокруг мебель: кожаный диван, кресла, стол, шкаф, на стенах картины, множество книг…

Волк, был, конечно, ублюдком редкостным: убийцей, насильником и каннибалом, но, ублюдком он был грамотным и даже начитанный. Потому и дожил до сорока. Потому и стал главарем шайки выродков. Тогда их было пятнадцать чел… выродков тех. Год спустя их было уже тридцать, а через два — почти шестьдесят… а через три… А через три года пришли лысые вояки-солнцепоклонники, поломали Волку ребра, выбили зубы и примотали проволокой к бетонной опоре контактного провода, и если бы не Белка, подыхал бы Волк сейчас в беспамятстве на холодном февральском ветру.

Но теперь самое худшее было позади. Волк лежал на сыром диване. Белка суетился вокруг печки, разогревая в ведре воду, старательно выполняя все указания пострадавшего вождя.

В норе имелись кое-какие лекарства и припасы соленой человечины. Имелась сменная одежда и обувь. Кроме того, здесь хранился еще один старинный довоенный лук для спортивной стрельбы, — точная копия оставшегося у лысых, и еще кое-что… Но это все предметы физические. Главное, что имелось теперь у Волка, это — цель. Нет, не так! У Волка теперь была Цель, настоящая, такая, которая захватывает все мысли и чувства. А Волк был не из тех, кто отказывается от своих целей.

Похожие статьи:

РассказыМолчун и Океан

РассказыРжавые ленты (Ржавые ленты 1)

РассказыКолыбельная

РассказыСмертельное оружие

РассказыХанни

Рейтинг: +1 Голосов: 1 186 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий